Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава СЕДЬМАЯ

Джек стоял в дверях гостиной, скрытый сумерками, которые проникли в холл. До него донесся плач Лорел, и сострадание к ней пронзило его сердце. Он ничего не знал об этом доме, об этих людях, но он знал, что такое расти в ненормальной семье. Он слишком хорошо помнил брань, драки и скандалы, атмосферу постоянного напряжения, которая заставляла его и сестру передвигаться по дому на цыпочках из-за боязни вызвать взрыв гнева их отца. И тогда одному из них или им обоим крепко досталось бы от свирепого Блэкки Бодро.
—Он понимал, что лучше всего ему уйти отсюда сейчас же. Бовуар был змеиным гнездом. Только глупец мог сунуться сюда добровольно: А Джек не был глуп.
Тем не менее он не двинулся с места. Он продолжал стоять, наблюдая, как Лорел вытирала слезы с лица и старалась сдержать новый приступ рыданий. Она пыталась выровнять дыхание, сердито моргала, прогоняя слезы, и, чтобы отвлечься, начала протирать стекла своих очков кончиком блузки. Она была крепким орешком. Она думала, что сейчас одна. Ничего не мешало ей броситься ничком на этот красивый золотистый диван и выплакать все свои слезы до конца. Вместо этого она боролась сама с собой, чтобы взять себя в руки и успокоиться.
Прежде чем окончательно расчувствоваться, Джек начал действовать.
— Ты готова, сладкая?
Лорел подскочила, услышав его голос. Неуверенным жестом она надела очки и провела рукой по волосам, которые уже начали подсыхать. Она выругала себя за свою пугливость, но сердце ее все еще продолжало громко стучать.
—Я… Я думала, что вы ушли вытаскивать машину, Джек усмехнулся:
— Я солгал.
Остро сознавая, что они с ним остались одни в доме, она несколько мгновений смотрела на него.
— Почему?
Он расхаживал по комнате, небрежно беря в руки старинные безделушки, рассеянно рассматривая их. Он взглянул на нее, подбрасывая на одной руке, как бейсбольный мяч, хрустальное пресс-папье.
— Потому что мне не понравился твой отчим. Не могу сказать, чтобы я был в восторге и от твоей матери.
— Это их очень опечалит.
— Нет…-усмехнулся он в своей обычной наглой манере и, высоко подбросив пресс-папье, поймал его одной рукой. Сердце Лорел подпрыгнуло от испуга.-Они сядут в лужу. Опоздают на обед.
Уж конечно, сядут. Особенно Вивиан. Лорел попыталась удержаться от улыбки.
— Вас легко развеселить.
— Мы все должны веселиться, ангелу жизнь так коротка.
Он стоял рядом с ней, глядя в противоположную сторону. Его рука почти коснулась ее плеча, когда он потянулся за чем-то, стоящим на буфете. Она хотела подвинуться, но, прежде чем она успела сделать это, он оказался за ее спиной, обхватил ее руками и наклонил свою голову вниз, чтобы иметь возможность говорить с ней.
— А посему почему бы нам не найти твою старую спальню и не провести немного времени, веселя друг друга, catin? Мне бы очень хотелось вылезти из этой мокрой одежды и погрузиться во что-то… теплое.
Легкая дрожь пробежала у нее по коже, когда она почувствовала его дыхание у себя на шее и груди. Оно щекотало и соблазняло ее, раздувая внутри нее тлеющие угольки желания. Он продолжал стоять позади и прижал ее к себе, положив ладони ей на живот, вызвав в ней новую волну чувств. Он стал целовать ее шею, носом отодвинув воротничок ее блузки, чтобы поцеловать ее плечо. Сердце бешено стучало у нее в груди.
Джек низко, гортанно засмеялся, почувствовав ее реакцию. Как пить дать сейчас она больше не думала о Леди Вивиан.
— Пойдем, сладкая,-шепнул он.-В этом старом сарае должно быть много свободных кроватей.
— Они таковыми и останутся,-сказала Лорел. На этот раз, когда она вновь попыталась освободиться, он отпустил ее. Она отошла от него и повернулась к нему лицом. — Как, по-вашему, мы будем добираться до города? — спросила она, стараясь подавить свои чувства логикой.
Джек засунул руки в карманы и немного выпятил их вперед, пытаясь скрыть собственную реакцию на Лорел.
— Я позвонил Альфонсу Мейетту. Он и Ниппер возьмут «корветт» на буксир и привезут в город. Я попросил Ниппера заехать во «Френчи» и пригнать сюда мой джип. Я провожу тебя домой, дорогая.
Лорел хмуро взглянула на его хитро улыбающееся лицо: «Где-то я уже слышала это».
Он приблизился к ней, вызывая ее продолжить спор. В его темных глазах вспыхивали веселые искорки.
— Я бы предпочел проводить тебя наверх, — добавил он хриплым, прокуренным голосом. Она не могла не рассмеяться, поражаясь его наглости. Скрестив руки, она покачала головой.
— Я много наслышана о ваших успехах в отношении женщин, мистер Бодро.
Он подошел еще ближе, их разделяло всего несколько дюймов, и слишком поздно она поняла, что он обдуманно поймал ее у стены рядом с диваном. Обеими руками он оперся о стенку и в упор посмотрел ей в глаза, еще немного нагнув голову.
— Тогда почему мы еще не в кровати?
Лорел вытянула руку вперед, чтобы удержать его на некотором расстоянии от себя. Этот жест был совершенно лишним, она поняла это, когда ее ладонь уперлась в его мускулистую загорелую грудь. Кожа у него была горячей и гладкой. От прикосновения к ней у Лорел перехватило дыхание, и она с трудом смогла выдавить из себя:
— Господи! Размах вашего самомнения поистине не знает границ.
Его черные глаза блестели, улыбка стала еще шире, на щеках появились ямочки. Он приподнял брови.
— Ты могла бы увидеть и все остальное. Ей стало смешно. Если бы его последнее заявление действительно было проявлением самомнения, она бы ударила его и напомнила бы ему о неандертальцах, которые считали, что достоинство мужчины определяется размерами его члена. Но она поняла, что он шутит и хочет, чтобы и она тоже присоединилась к нему. Она хотела сделать строгое лицо, но ей этого не удалось, и она рассмеялась вместе с ним.
— Если бы у меня не было такого здорового самомнения,-сказал Джек, облокотившись бедром о диван а складывая руки на груди,-я бы мог обидеться.
Лорел презрительно фыркнула и надвинула очки повыше на нос. Она —чувствовала себя все лучше и все сильнее. Вивиан удалось выбить ее из равновесия, Бовуар выпустил на свободу слишком много воспоминаний, с которыми она не была еще готова иметь дело. Но Джек смог отвлечь ее от того темного эмоционального водоворота, который грозил поглотить ее всю. Краем глаза она взглянула на Джека. Откуда ему знать, что она не смеялась в этом доме последние двадцать лет.
«Корветт» извлекли с края болота с минимальными хлопотами и подготовляли его к буксировке в гараж Мейетта. Лорел наблюдала за работами с сиденья в джипе Джека. Собака по кличке Эйт сидела рядом на месте Джека около руля. Дождь кончился, все вокруг блестело каплями дождя. Небо очистилось от облаков, и на нем появился бронзовый отсвет садящегося солнца, которое бросало длинные тени на болото. Воздух был свежим и прохладным, только над болотом, как обычно, висел густой туман. Лорел, все еще в мокрой одежде, поежилась. Она переключила свое внимание с грузовика около машины Саванны на дикую природу, которая их окружала. Незаметно для себя она поднесла руку ко рту и стала грызть большой палец.
Она выросла здесь, на краю Атчафалана, но так никогда и не узнала эти места до конца. Болото жило своей жизнью, это был отдельный мир, древний, таинственный и первобытный. Она всегда воспринимала его как нечто живое, существующее само по себе. Нечто с разумом и глазами и темной глубиной души. Она почувствовала это особенно остро, когда буксир Альфонса Мейетта уехал, громыхая, в сторону Байю Бро и наступила тишина. Вокруг было ожидающее приглушенное безмолвие болота.
В голову пришли мысли об убийствах, отчего ей стало холодно. Она опять поежилась и потерла ладонями свои руки. Она представила себе жертву последнего убийства. Молодую женщину, лежащую где-то в высокой траве, мертвую, в объятиях мрачного болота, которое хранит свои тайны.
— Эй, урод, кышь с моего места.
Голос Джека прогнал ужасное видение, и она вздрогнула. Эйт протестующе зарычал и пролез между сиденьями назад, где свернулся в клубок.
— Не ваша собака,-закатила глаза Лорел.
Джек ухмыльнулся и сел за руль, его зубы ярко блеснули в сумерках.
— Что я могу сделать, если я ему нравлюсь.
Он бросил грязную брезентовую куртку ей на колени.
— Надень. Я упросил Ниппера одолжить ее для тебя. Лорел не была уверена, должна ли она поблагодарить его за это или нет. Ниппер, как оказалось, не был большим сторонником чистоты. Куртка пропахла потом, сигаретным дымом и бензином, но джип был открытым, и, принимая во внимание, что ее одежда все еще была влажная, она могла здорово замерзнуть на обратном пути. Она сморщила нос и влезла в куртку. Рукава закрывали ей пальцы.
— Нормально?
Она взглянула на него и, стала закатывать рукава куртки.
— Ты так странно выглядела минуту назад. — Я просто задумалась… о той девушке, которую нашли…
И еще она подумала о том, как ужасно было встретить свою смерть здесь, далеко от людей, когда никто ничего не видел и не слышал, кроме болота вокруг.
Но решила не делиться с ним этими мыслями. У нее было сильно развито воображение, и она легко могла представить себя на месте других. Не очень-то полезное качество для того, кто должен по долгу службы иметь дело с жертвами жестоких убийств. Именно ее неспособность проводить грань между сочувствием и работой сделало ее легкоранимой и беззащитной.
— Жуткое дело, это точно, — тихо ответил Джек, протягивая руку к ключу зажигания и всматриваясь в спустившиеся сумерки.
Сова, проухав четыре раза, взлетела с кипариса, ее широкие крылья беззвучно рассекали воздух, Лорел плотнее запахнула куртку на груди.
— Вы знали кого-нибудь из них? Он недовольно посмотрел на нее.
— Вы что, допрашиваете меня? Может быть, мне уже нужен адвокат?
Лорел решила не задумываться над тем, услышала ли она сарказм или оправдательные нотки в его голосе. Она совсем не была уверена, что хочет получить ответ на свой вопрос.
— Я задала вам совершенно невинный вопрос. Мужчина, так часто вращающийся в женском обществе, каким являетесь вы, совершенно естественно мог быть знаком с одной из жертв.
— Нет. Все они были нездешние.
Четыре жертвы. Четыре из прихода в Акадиане, но не в Парту. Ни одной из прихода Парту, ни одна из них не была найдена здесь. Лорел пришла в голову мысль, что, может, это была не просто случайность, а сделано обдуманно. И не выбран ли приход Парту местом следующего преступления? Она взглянула на дикую природу, окружавшую их, и еще раз подумала, как жутко было бы умереть здесь.
Болото было беспощадным. Красивым и жестоким зверем. Туманным, дурманящим и таинственным. Смерть не была здесь чем-то необычным, она являлась частью круговорота. Умирали деревья, они падали, сгнивали, превращались в дерн, чтобы из него снова могли вырасти другие деревья. Лягушки съедали мух, змеи лягушек, аллигаторы поедали змей. Смерть не находила сочувствия здесь. Это была зона хищников.
Она посмотрела на Джека. Именно он помог ей шуткой выйти из того ужасного состояния, в котором она оказалась в Бовуаре. Джек с его дьявольской усмешкой. Сейчас он не улыбался. Ушла его обычная маска, и она увидела выражение напряженности, которое, как она подозревала, и было его сущностью. Твердость, горячность, скрытность.
— Единственно, где я убиваю людей, так это на страницах своих книг, сладкая,-сказал он.. Из нагрудного кармана он достал сигарету и вставил ее между губ.
В голове у него мелькнуло слово «лжец». Он развернул свой джип и направил его в сторону города.
Саванна, спрятавшись в кустах сирени, разросшихся вокруг уютного старого дома, наблюдала через окно кабинета Купера, как он работает. Он сидел согнувшись над своим блокнотом, сигара дымилась в пепельнице, бокал с бренди стоял рядом. В доме горела только его настольная лампа, окружая его мягким масляным светом. Через оконное стекло он казался ей нереальным, она как будто видела сон, добрый и золотистый, который никогда не смогла бы удержать надолго. Он всегда будет неуловимым, далеким. Их всегда будет разделять ее прошлое. И его привязанность к своей жене.
Будь проклята его жена-эта Астор Купер. Почему она просто не умерла, и дело с концом? Как жестоко с ее стороны цепляться за него, сохраняя невидимые узы, будучи уже не человеком, а его подобием. Она, наверное, была когда-то красивой женщиной. Саванна легко могла представить ее, обаятельную, скромную, изящную. Она была тем, чем Саванна не была никогда. Уважаемая всеми, прекрасная жена, замечательная хозяйка дома. Но сейчас жена Куца была никем и не могла ничего дать ему, кроме хлопот. Она сошла с ума. Живым осталось только ее тело, которое продолжало еще существовать с помощью сиделок.
«А я могла бы ему кое-что дать. Я могла бы дать ему все»,-думала Саванна, машинально приглаживая руками свою мятую шелковую юбку.
Так, как сегодня отдавала все Ронни Пелтиеру?
Она сжала зубы, продолжая прислушиваться к внутреннему голосу. Она крепко ухватилась за ветки сирени. Ей было горько. Она занималась сексом с Ронни, потому что хотела и нуждалась в этом. Почему она должна чувствовать себя виноватой? Ну и что, что она сама напросилась, сама стремилась к этому, чтобы утолить свою ненасытную жадность.
Именно для этого ты была создана, Саванна… Ты всегда хочешь этого, Саванна…
Это было правдой. Правдой, которая вбивалась ей в голову ночь за ночью. Она была прирожденной обольстительницей, созданной для греха. Не имело смысла идти против своей природы.
Сегодня вечером она и не стала бороться. Аромат секса и лосьона после бритья, которым пользовался Ронни, все еще витал вокруг нее, подтверждая этот факт. Они занялись любовью, так и не доехав до гаража. Саванна заставила его остановить грузовик где-то на задворках старого лесного склада и тут же взгромоздилась на него на длинном сиденье его «форда-рейнджера». Ронни не протестовал, не требовал никаких объяснений. Именно это ей и нравилось в молодых мужчинах-у них не было никаких комплексов. У Ронни тоже не было никаких моральных принципов. Он никогда не отказывался скинуть свои «левис» и заняться сексом просто ради удовольствия.
Возбуждение и стыд переплелись в ней, яростно борясь между собой. В глазах у нее появились слезы, которые мешали ей смотреть на Купа, продолжавшего писать за столом.
— Черт бы тебя побрал, Конрой Купер, — пробормотала она, ненавидя чувства, которые раздирали ее на части. Это Куп был виноват. Если бы она не влюбилась, в него, если бы он не был таким благородным… Именно он заставил ее почувствовать себя шлюхой.
Нет. Она всегда была шлюхой. Она была рождена, чтобы стать ею, и достигла в этом совершенства. Купера заставил ее стыдиться этого.
Неслышно плача, она пошла вдоль дома, крадучись, почти касаясь деревянной обшивки дома, она добралась до окна и прижалась лицом к стеклу.
Купер медленно разогнулся и, поморщившись, отложил свой карандаш в сторону.
— Саванна?-Он произнес ее имя себе под нос, напряженно вглядываясь в темноту, которая скрывала ее черты. Конечно, это была она. Она всегда приходила к нему в раскаянии, которое всякий раз испытывала после своей очередной выходки. Это вошло у нее в привычку. Нахмурившись, он подумал, что в привычку у нее вошло и желание мучить и унижать саму себя.
Она упала в его объятия в ту же секунду, как он открыл дверь, рыдая, как ребенок. Купер обнял ее и стал успокаивать, нашептывая какие-то слова, его губы ласково целовали ее растрепанные волосы.
— Извини меня!-крикнула она, схватив обеими руками его за рубашку. — Мне так стыдно, так стыдно!
— Успокойся,-прошептал он тихо, его голос был мягким и успокаивающим. — Не надо плакать, любимая, ты разбиваешь мне сердце.
— Это ты разбиваешь мое сердце,-сказала Саванна с болью в голосе. — Постоянно.
— Нет, — шепнул он. — Я люблю тебя.
— Люби меня.-Судорожно вздохнув,, она снова и снова повторяла эти слова, горячие слезы ручьем лились из ее крепко закрытых глаз. — Люби меня. Люби меня.
Не было ли это единственным, чего она хотела? Чтобы ее любили. Чтобы о ней заботились. И тем не менее она то и дело убегала к мужчинам, которые никогда ее не любили. Смятение росло в ее душе, и она пыталась выплакать его на надежном плече Купера, черпая силы в его нежности и силе. Она совсем запуталась. Она хотела быть сильной, но не умела. Она хотела быть хорошей, но не могла. Единственное, что ей хорошо удавалось-это секс, но этого было слишком мало, чтобы заставить Купера забыть чувство долга.
— Тихо, тихо, — шептал он, укачивая ее. От нее пахло сексом и дешевым одеколоном. Она была с другим мужчиной. Это не удивило его и не затронуло его самолюбия. Он и не ждал от Саванны верности. Как она сама выразилась, она была «гулящей». Это огорчало его и глубоко беспокоило. Во многом Саванна была воплощением Юга; красивой, своенравной, упрямой и обманутой…
— …Купер?
Саванна откинулась назад и заглянула ему в лицо, все еще крепко держась руками за его рубашку. Он смотрел на нее, моргая светлыми густыми ресницами.
— Черт возьми!-раздраженно проговорила она, отталкивая его.-Ты даже не слушаешь меня! Ты можешь думать только о ней, не так ли? Всегда с леди Астор. Чистой, целомудренной леди Астор.
— Ты не права,-спокойно ответил он. Выпустив ее из своих объятий, он подошел к письменному столу, убрал блокнот с карандашом, затушил последнюю гаванскую сигару, которая у него оставалась и которая сгорела дотла.
— Ты бы хотел, чтобы здесь была она,-горько продолжала Саванна.-Конечно, она не переспала с Ронни Пелтиером восемь раз, начиная с воскресенья. Нет, она находится в клинике святого Джозефа, красивая, как орхидея, бесчувственная, как столб…
— Прекрати!
Голос Купера резко прозвучал в тишине. Он обернулся и, схватив ее за плечи, грубо встряхнул. Он опомнился прежде, чем смог встряхнуть ее еще раз, и, с трудом взяв себя в руки, продолжал дрожать всем телом.
— Черт бы тебя побрал. Саванна. Зачем ты это делаешь? — задал он вопрос хриплым голосом, его пальцы продолжали крепко держать ее руки.-Ты требуешь моей любви и в то же время ты заставляешь меня ненавидеть тебя. Почему ты не можешь согласиться на то, что я могу дать тебе, и быть счастливой этим.
— Счастливой?-прошептала она бесцветным голосом и посмотрела ему прямо в глаза. — Я не знаю, что это такое.
Купер закрыл глаза, чтобы справиться с морем чувств, которые нахлынули на него, и, притянув ее, крепко прижал к себе.
— Не надо меня ненавидеть, Куп,-тихо попросила она, обнимая его.-Достаточно, что я умею это делать за двоих.
— Тихо… тихо…-Он убрал волосы с ее щек и поцеловал в висок, а потом в губы.-Я люблю тебя,-произнес он глухо, слова растворились в воздухе, как дыхание. — Я люблю тебя.
— Докажи мне.
Часы в холле отсчитывали секунды в ночи. Саванна прислушивалась к ним в тишине, свернувшись рядом с Купером. Он спал и ровно дышал, одной рукой все еще обнимал ее. Спящим он казался ей старше. Его обычная энергичность и живость молодили его, но сейчас на его лице проступили все его пятьдесят восемь лет.
На какое-то мгновение она представила, что это был ее отец, который лежал здесь, живой, и прижимал ее к себе. Джеффу Чандлеру было бы сейчас пятьдесят восемь, если бы он был жив. Она часто представляла себе, как сложилась бы ее жизнь, будь он жив. Какой другой она могла бы быть. Может, именно она стала бы знаменитой из двух сестер Чандлер. Она могла бы стать актрисой или модельером. А Лорел… Лорел бы не пришлось так яростно бороться за справедливость.
Бедная Малышка. Ей стало стыдно, когда она вспомнила, как она оставила Лорел во «Френчи». Ей давно надо было быть дома и проследить, чтобы Лорел как следует отдохнула. Забота о Лорел стала ее насущным делом. Но ей так нужно было побыть немного с Купером. Без ссор, без слов, без всего, кроме любви друг к Другу.
Когда они занимались любовью, ее всегда поражала его нежность. Он всегда был с ней необыкновенно ласковым, никогда не торопился. Не было неистовых объятий, грубой настойчивости. Ласка. Нежность. Благоговение. Каждый раз, как будто это была ее первая ночь.
Нет, подумала она, скривив губы в подобие улыбки. Ее первая ночь была совсем не такая.
—Ты хочешь меня, Саванна. Я заметил, как ты смотришь на меня.
— Я не знаю, что вы имеете ввиду…
— Лгунья. Ты все время н апр а ш и в а е шься на это, дразнишь мен я.
— Нет, неправд а.
— Ну, так я сделаю то, чего ты добиваешь с я, м а л ы ш к а.
— Нет! Я не хочу, чтобы вы касались меня. Мне не нравится это.
— Нет, тебе нравится. Не лги мне. Не лги себе самой. Именно для этого ты и создана, Саванн а…
И она зажмурилась и прокляла Росса Лайтона на веки веков.
Убийца женщин… Убийца. Единственное, где я убиваю людей, так это на бумаге… Лгун… Ты лгун, Джек…
Он слонялся по комнатам ЛАмур, не замечая оторванных обоев, которые свисали со стен, не замечая грязи, сырого запаха плесени и затхлости, терзаемый собственными душевными муками. Бесы внутри него рычали и извивались, он ничего не мог с этим поделать, ему оставалось только .красться по темным закоулкам своего дома. Он не мог выпустить бесов на свободу, потому что боялся даже представить, что он тогда сделает — сойдет с ума или убьет себя.
Убить себя. Эта мысль не один раз приходила ему в голову. Но он отвергал ее. Он не заслуживал свободы, которую могла принести смерть. Жить — было его наказанием, сознавая, что ты ничтожество, зная, что ты убил единственного человека, кто увидел в тебе что-то хорошее.
Эви. Ее лицо всплыло перед его глазами, мягкое, красивое, с широко раскрытыми черными глазами, полными доверия. Доверие-это слово резануло его, как бритва. Она доверяла ему. Она была хрупкой, как ваза из тончайшего стекла, и она верила, что он будет беречь ее. А кончилось тем, что он погубил ее, разбил ее жизнь. Убил ее.
Дикий нечленораздельный крик вырвался из глубин его души. Он повернулся и изо всей силы ударил кулаком о стену. Звук удара и агония, которую он испытывал, эхом отозвались в пустом доме. Пустом, как и его сердце, как и его душа, как та бутылка пива, которую он сжимал в пальцах левой руки. Бесы рвались наружу, и он, резко повернувшись, швырнул бутылку и услышал, как она разбилась о дверь.
Ничтожный, никчемный, конченый человек…
Из темных уголков его памяти возник образ Блэкки Бодро. В испуге он бросился вон из холла, минуя неосвещенную комнату, и выбежал на верхний балкон.
Bon a rien, tu, bon a rien…
type="note" l:href="#note_22">[22]
Воспоминания преследовали его, как демоны, до боли реальные и яркие. Он крепко зажмурился, стараясь не видеть их, прижался спиной к каменной стене и обнял себя за плечи. Каждый мускул его тела дрожал мелкой дрожью. Воспоминания жгли его мозг.
Мать, согнувшись пополам, стоит над кухонной раковиной, кровь течет у нее из носа и разбитой губы. Глаза полны слез, которые катятся по ее щекам, но ее плач не слышен. Она боялась заплакать громко. Блэкки не хотел слышать ничьих воплей, они злили его еще больше. Le bon Dien
type="note" l:href="#note_23">[23]
, даже в хорошем настроении у него хватало злобы на всех.
Джек держал ее за юбку, испуганный и злой, десяти лет от роду. Слишком маленький, чтобы защитить ее. Ничтожный, бессильный, ни на что не годный. Годный только ненавидеть. Он подумал, что преуспел в этом. Он ненавидел отца каждой частичкой своего детского существа. Именно такая ненависть заставила его оторваться от дрожащих ног матери и встать на пути Блэкки, когда тот придвинулся с занесенной для нового удара рукой.
Раздался пронзительный крик, когда Мария вбежала в кухню. Джек, не взглянув на свою младшую сестру, закричал, чтобы она не приближалась, а сам бросился на отца. Он хотел бы быть выше ростом, сильнее, чтобы ударить Блэкки так же, как тот ударил маму, но он был лишь маленьким и тщедушным ребенком, как не раз говорил его отец.
Джек сжал кулаки, намереваясь как следует ударить своего отца, но у Блэкки было другое мнение. Он с силой опустил руку, которую занес, чтобы ударить свою жену, на лицо Джека, отбросив его в сторону, как игрушку.
Джек упал на пол, голова у него кружилась и гудела, слезы туманили глаза, ненависть обжигала, как кислота.
Вот ему уже не десять лет. Он подросток. Он встает на ноги и хватает железную сковородку с длинной ручкой, стоящую на плите, и замахивается ею со всей силой, на которую способен…
Он вздрагивает всем телом, воспоминания обрываются.
— Я убиваю людей только на бумаге, сладкая… С того места на темном балконе, где он стоял, был виден Бель Ривьер. Нормальные люди спали в своих кроватях в такой поздний час. И Лорел спала.
— Только один я сижу здесь ночью и вою на луну, — пробормотал он, садясь на выщербленный пол балкона. Из тени появился Эйт и сел рядом с ним. Он мрачно посмотрел на своего хозяина, задумчиво высунув язык.
— Ничего-то ты не знаешь обо мне, глупая собака, иначе бы ты держалась от таких, как я, подальше. А Лорел знала. Она была настороже.
— Так будет лучше для тебя, mon ange, прошептал он, вглядываясь в темные окна Бель Ривьера.
Но все-таки она позволила ему поцеловать ее, позволила приблизиться к ней, но продолжала опасаться его. Тем лучше для нее. Он. действительно был пошляком и хотел воспользоваться ею. Убийца женщин… убийца.
Это слово прочно засело у него в голове. Он поднялся на ноги и вошел в дом, чтобы сесть за работу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100