Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава ШЕСТАЯ

Он легко перепрыгнул через дверцу и очутился на переднем сиденье, обхватив своими изящными руками руль, обтянутый кожей. Эйт прыгнул через другую дверцу и уселся на заднее сиденье, подняв морду. Его разноцветные глаза возбужденно блестели, и было ясно, что он готов к приключениям.
Лорел обежала машину спереди.
— Уберите эту паршивую собаку из машины моей сестры! — потребовала она, рванув дверь на себя. Она стала махать рукой в надежде прогнать собаку, но та считала, что Лорен играет с ней. Она виляла хвостом, извивалась и кружилась на сиденье.
— Убирайся отсюда, блохастая разрушительница. Лорел нагнулась в машину и, собрав все свои силы, попыталась вытолкнуть собаку наружу, но та подалась навстречу и лизнула ее в лицо.
— У-у-у! — Лорел отпрыгнула назад, вытирая лицо и возмущенно посмотрев на Джека. — Вы могли бы и помочь.
— Это не моя собака.
Лорел сжала зубы от злости. Эйт посмотрел на нее удивленно, поскулил немного и выпрыгнул из «корветта». Джек рассмеялся, удивленный такой вспышкой гнева. Он был доволен, что какое-то другое чувство пришло на смену мрачной отрешенности, с которым она еще минуту назад смотрела на реку.
Он вышел за ней из бара, заинтересованный ее реакцией на поведение Саванны. После того как она отшила Джимми Ли Болдвина, он справедливо ожидал, что она последует за своей сестрой и скажет ей пару «ласковых» слов. Он совсем не ожидал застать Лорел у машины, такую потерянную и несчастную.
Вообще-то у него не было никаких причин появляться и забирать у нее ключи от машины. Ему просто захотелось прокатиться на екорветте», только и всего. Он продал свой «порш», когда умерла Эви. Автомобиль слишком напоминал о причинах, которые привели к ее смерти. Джип был хорош как транспортное средство, но разве можно было его сравнить со скоростной спортивной машиной, при управлении которой в мужчине пробуждается что-то дикое и необузданное.
Именно поэтому он выхватил ключи из рук Лорел. А совсем не потому, что ему хотелось как-то ее успокоить. Черт, он толком даже не знал, что ее беспокоило, не хотел знать. Он не хотел вникать и понимать. Если ей не нравилась всеядность Саванны в отношении мужчин, то пусть объясняется с Саванной. Сейчас ему хотелось немного развлечься, а заодно поближе узнать ее загадочный характер.
Она стояла и смотрела на него с суровым ожиданием, ее рука была протянута к нему.
— Ключи, мистер Бодро.
Он уже вставил ключи в зажигание и взглянул на них. Маленький аллигатор болтался в воздухе.
— Но вы не умеете водить машину, не так ли, сладкая?
— Почему вы так считаете?
— Да потому, что иначе вы бы давно уехали. Садитесь в машину. Я отвезу вас домой.
— Я не собираюсь ехать с вами куда бы то ни было. Отдайте ключи, или я пойду пешком.
— Тогда и я пойду с вами, — упрямо сказал Джек. Он вынул ключи из замка и положил их в карман джинсов, после чего вылез из машины.
— Симпатичные девушки не должны сейчас ходить в одиночестве в этих местах, и еще,-добавил он,-Саванне не понравится, что вы оставили машину на стоянке у «Френчи». К утру от нее ничего не останется.
— Женщина не должна соглашаться на поездку в машине с мужчиной, которого она почти не знает, — сказала она, снова садясь на сиденье и не сводя взгляда с Джека.
— Что?-спросил он, приложив руку к своей обнаженной груди с видом оскорбленной невинности. — Не думаете ли вы, что я тот самый душитель из Байю Бро? Ну, знаете…— Почему вы уверены, что это вообще мужчина? Он может оказаться и женщиной.
— Может, но не похоже на то. Убийцы, совершающие несколько преступлений подряд, обычно являются белыми мужчинами в возрасте после тридцати.
Он нагло усмехнулся, его глаза весело блестели.
— Да, кажется, я подхожу под это описание, но мне не нужно убивать женщин, чтобы получить то, что я хочу, ангел.
Он подвинулся к ней, положив одну руку на спинку ее сиденья, другой рукой он оперся о приборный щиток, таким образом как бы взяв Лорел в кольцо. Сердце Лорел ушло в пятки, когда он наклонился еще ближе, хотя не страх был основной причиной. Должен бы быть, но не был.
Странная смесь желания и предчувствия охватила ее. Если она наклонится вперед, он поцелует ее. Она прочла это в его глазах. Лорел чувствовала, что странное безрассудство, граничащее с безумием, совершенно до сих пор ей незнакомое, поднималось в ней, толкало ее преодолеть последний небольшой барьер между ней и Джеком и испытать судьбу. Его глаза подзадоривали ее, его губы— чувственные, слегка приоткрытые, зовущие-манили ее. Если она и испытывала страх, то это был страх за себя, она не хотела испытывать того, что овладело ею сейчас.
— Это власть, а не страсть, — тихо проговорила она, едва способная вообще что-либо выговорить.
Джек непонимающе взглянул на нее. Чары были разрушены.
— Что?
— Они убивают из-за власти. Чувство власти над другими людьми дает им ощущение всемогущества… и многое другое.
Он сел прямо и завел двигатель «корветта», задумчиво нахмурив брови и размышляя над ее словами.
— Итак, почему вы все-таки едете со мной?
— Потому что есть по крайней мере десять свидетелей, которые стояли на галерее и видели, как я садилась в машину с вами. Вы, таким образом, становитесь последним, кто видел меня живой с вами, и это автоматически превращает вас в подозреваемого. Посетители бара покажут, что я отвергла ваши ухаживания. Вот вам и мотив. Если бы вы были убийцей, то было бы очень глупо с вашей стороны увозить меня отсюда и убивать, а если бы тот убийца был глупым, тоего уже давно поймали бы.
Нахмурившись, он тронул машину с места.
— А я-то надеялся, что вы скажете, что поехали со мной из-за моего обаяния и привлекательности.
— Обаятельные мужчины не привлекают меня,-отрезала она, пристегивая ремень безопасности.
«А что же привлекает?»-Джек заедал себе этот вопрос, медленно выводя автомобиль со стоянки. Острый ум, проницательность? У него было первое, но он не располагал вторым. Да это и не имело значения. Его совсем не интересовала Лорел Чандлер. С ней слишком много хлопот. И она слишком правильная, чтобы иметь дело с человеком, проводящим все свое время, кроме сна, во «Френчи», — не такая, как ее сестра, которая готова была пойти с любым мужчиной, захотевшим переспать с ней. День и ночь эти сестры. Он не мог не испытывать любопытства, как такое возможно.
Сестры Чандлер воспитывались как леди. Слишком недоступные и хорошие для таких, как он, сказал бы старый Блэкки. Слишком шикарные для такого куска кейджунского дерьма. Он взглянул на Лорел, сидевшую рядом с ним со сложенными на коленях руками, в очках на изящном маленьком носу, и подумал; что старик Бодро был бы прав.
Она казалась даже чопорной, эта мисс Законность и Порядок, полная морали высоких идеалов и благовоспитанности… но в ней был еще огонь… и боль… а в глазах прятались тайны…
— Правильно ли я поняла из разговора с Ти-Грейс, что вы были адвокатом?-спросила она, когда они выехали на Дюма и направились в сторону деловой части города.
Он улыбнулся. Улыбка получилась циничной.
— Сладкая, «адвокат» слишком вежливое название того, кем я был. Я был муниципальным служащим безопасности в «Тристар Кемикал».
Лорел представила служащего муниципалитета в официальном черном костюме-тройке, с образом которого совершенно не сочетался вид человека, сидевшего рядом с ней в бейсбольной кепке на затылке, в яркой цветастой рубашке, распахнутой и обнажавшей крепкое загорелое тело боксера полутяжелого веса.
— А что произошло?
Что произошло? Простой вопрос прозвучал, как выстрел. Что произошло? Он тогда преуспел. Он хотел доказать своему отцу, что может кой-чего, добиться в жизни, стать кем-то, заработать кучу денег. Для него не имело значения, что Блэкки был давно мертв и горел в аду. Им двигала тень отца, и он преуспел, но в конце концов потерял все.
— Я пошел против них, — сказал он, опуская суть происшедшего. Боль, которую он испытывал, думая об Эви, была только его. Он не хотел ни с кем делиться ею.-«Адвокат-мошенник». Я уверен, из этой истории вышел бы неплохой фильм.
— Что вы имеете в виду, говоря «против них»?
— Я имею в виду, что я раскопал некоторую информацию, которая сводила на нет их непричастность к незаконной перевозке и сбрасыванию опасных отходов, объяснил он, сам не совсем понимая, почему он все это ей рассказывает. Когда его когда-либо спрашивали об этом, он просто отмалчивался, стараясь отделаться шуткой и поскорее сменить тему разговора.
— Федеральные власти посмотрели на это сквозь пальцы. А компания быстренько меня уволила. Адвокатура же лишила меня звания адвоката.
— Вы были дисквалифицированы за то, что придали огласке и сообщили федеральному правительству о незаконной, очень опасной деятельности? — недоумевая, спросила Лорел. — Но это же…
— Да, именно так, дорогая,-ответил он, замедляя ход перед одним-единственным в Байю Бро светофором. Горел красный свет. Его рука лежала на ручке скоростей. Он бросил на Лорел тяжелый взгляд.
— Не надо делать из меня героя, сладкая. Я не святой. И я проиграл, — ответил он с горечью. — Я потерпел крушение и сгорел. Я горел, как факел, и взял с собой компанию. У меня на это были свои причины, которые абсолютно не имели ничего общего с благородным стремлением защитить среду обитания.
— Но…
— Вы думаете сейчас, что, может быть, этот Джек не так уж плох, да?
Вид у него был ироничный и задумчивый. Он довольно рассмеялся, когда она нахмурилась. Ей не понравилось, что он так просто угадал ее мысли. Если бы они играли в покер, он обчистил бы ее до нитки.
— Так вот, ангел, ты не права, — прошептал он мрачно. Его рот скривился в горьком удивлении, когда ее голубые глаза широко раскрылись.
— Я действительно так плох, как они решили. — После этих слов он улыбнулся своей коронной улыбкой, при которой появлялись его знаменитые ямочки. — Но со мной чертовски весело.
Не обращая внимания на красный свет, он нажал на акселератор, и «корветт» рванул вперед, как породистый скакун через барьер на старте. Какой-то пикап двигался вниз по Джексон. Ему пришлось резко вильнуть в сторону, чтобы не врезаться в них. Водитель автомобиля высунул голову из окна и выругался им вслед. Лорел схватилась за ручку над дверью и с ужасом взглянула на Джека. Он бесшабашно рассмеялся, радуясь своей выходке. Мисс Лорел Чандлер нужно было немного встряхнуться, и он был именно тем человеком, который мог это сделать.
Они выскочили на Дюма, откуда была смутно видна деловая часть города. Лорел бросила взгляд в направле-;»яии здания суда, ожидая увидеть мигание приходской патрульной машины на стоянке. Но, ничего не заметив, они проехали мимо и помчались к окраине города. Мимо кирпичных городских домов, мимо маленьких надгробий Деве Марии, мимо поворота на ЛАмур, мимо Бель Ривьера, за черту города, где плантаторы когда-то воевали с атчафалайцами за право на землю.
У Лорел появились опасения. Она обдуманно рискнула сесть в машину с Джеком Бодро, но тогда она надеялась, что ее логические рассуждения были верны. Сейчас же она увидела другие варианты. Может быть, убийца действительно был не слишком хитрым и ему просто везло до сих пор. Может быть, Джек был просто сумасшедшим. Ничего из того, что он до сих пор сказал или сделал за время их короткого знакомства, не могло убедить ее в обратном.
Господи! Неужели это так?
Она пережила так много плохого, выпавшего на ее долю, прошла через нервный срыв и выкарабкалась только для того, чтобы ее прикончил какой-то лишенный всех прав лунатик?
Она старалась отогнать свои страхи и как следует разозлиться.
— Какого черта вы это делаете?-закричала она, повернувшись к нему лицом. Она уже не могла видеть стрелку спидометра.
— Катаю тебя, ангел!
Он вставил кассету в магнитофон, затем распрямился. Правой рукой он небрежно держал руль, его левая рука лежала на открытом окошке. Из динамика лился голос Хэрри Конника-младшего, исполнявшего песню «Только поцелуй меня». Ровная дорога лентой бежала перед ними, змеилась вокруг зарослей тростника и рощиц. Подъездные дороги к плантациям остались позади, и с каждой секундой «корветт» все дальше углублялся в сельскую местность.
Лорел оглянулась на остающуюся позади цивилизацию и мысленно отругала себя за то, что решила так глупо рисковать.
— А я не хочу кататься! Я хочу домой! — крикнула она, сильно ударив кулаком по плечу Джека.-Немедленно поворачивайте обратно!
—Не могу!-отозвался он.
— Что значит не можете, черт возьми!
Джек попытался опять изобразить улыбку, но улыбки не получилось, когда он увидел, что Лорел вынула из своей сумки пистолет.
— Боже мой!
— Остановите сейчас же машину.
Лорел была взбешена и готова действительно выстрелить. Ее темные брови решительно сошлись на переносице, ее рот был крепко сжат. Очки съехали на кончик ее носа, ветер разметал волосы, но, несмотря ни на что, она крепко держала стальную «леди смит» в красивых маленьких руках.
Он снова стал смотреть на дорогу. Они ехали слишком быстро, а впереди был крутой поворот налево. Он сбросил газ и нажал на тормоза, мотор протестующе зарычал, но «корветт», лишь слегка накренившись, вписался в поворот. Все закончилось бы благополучно, если бы не аллигатор, лежавший поперек дороги.
— Черт!
— А-а-а-а-а!
Джек крутанул руль, чтобы миновать крокодила, но правые колеса уже наскочили на животное, и «корветт» вылетел с дороги. Джек крутил руль, чтобы не дать машине перевернуться, чертыхаясь сквозь сжатые зубы. Двигаясь по инерции, автомобиль выскочил в густой под-лесок, подпрыгивая и трясясь, как взбесившаяся лошадь. Кусты, трава, бились по лобовому стеклу. Наконец они остановились у подножия ивы всего в нескольких дюймах от нее. За деревом начиналась вода.
— О Господи! О Господи! — снова и снова повторяла Лорел. Она дрожала с головы до ног. Пистолет лежал у нее в ногах, и она неподвижно смотрела на него, благодаря Бога за то, что не сняла его с предохранителя.
Джек склонился над ней, взял рукой ее за подбородок и повернул ее лицо к себе.
— Ты в порядке? С тобой все нормально?-требовательно спросил он. Голос у него был грубым и хриплым. Он дышал тяжело, как если бы он пронес машину на своих собственных плечах.
Потрясенная Лорел ошеломленно посмотрела на него.
— У вас течет кровь.
— Что?
— У вас течет кровь.
Приподняв руку, она провела пальцем по полоске крови над его левым глазом, размазав ее большим пальцем. Он схватил ее за руку и потянул к себе, чтобы взглянуть на кровь на ее пальцах, потом посмотрел в зеркало заднего вида, чтобы разглядеть рану самому.
— Должно быть, ударился о лобовое стекло.
— Вы должны были пользоваться пристежным ремнем,-пробормотала Лорел, все еще потрясенная.-Вы могли погибнуть!
— Никто бы не стал горевать обо мне, сладкая,-сказал он мрачно, стараясь открыть дверцу со своей стороны. Ругаясь по-французски, он перелез через борт, чтобы посмотреть, что случилось с машиной.
Угрожающее шипение доносилось из-под длинного, гладкого капота; густой пар вздымался из-под него. Краска была вся поцарапана кустами и корнями деревьев, через которые они летели. Похоже было, что колеса были разбалансированы, и оставалось только надеяться, что ходовая часть каким-то чудом не была повреждена..
— О, черт! И задаст же мне жару Саванна!
— Не раньше, чем это сделаю я, — сказала Лорел, вылезая из машины. Когда обе ее ноги коснулись мягкой сырой земли, она повернулась лицом к Джеку и встала в позу «руки в боки». Ее глаза пылали негодованием.
— Только глупый, безответственный…
— Это я-то? — Он хлопнул руками себя по бедрам, не веря своим ушам.-Это вы виноваты, наставили на меня пистолет!
— …слабоумный, недоразвитый мальчишка-второгодник мог такое натворить. Я думаю, что никто другой…— Она замолчала, потому как Джек начал смеяться.
— Что такое?
Но он смеялся все сильнее, вытирай слезы с глаз, держась за живот. Лорел нахмурилась.
— Я не вижу абсолютно ничего смешного в этом.
— О, да, но у тебя чувство юмора адвоката. Джек распрямился и попытался взять себя в руки и перестать смеяться.
— Вообще все это очень смешно. Тебе не кажется? .Ты, такая правильная, просто маленький ангел, наставила на меня пистолет. Мы почти что врезались в аллигатора…-Он замолчал и начал смеяться вновь.
Лорел наблюдала за ним, чувствуя, как потихоньку успокаивается. Они были живы и даже не ранены. Машина Саванны пострадала больше. По мере того как злость уходила, она начала понимать всю нелепость ситуации, в которую они попали. Как они смогут все это объяснить? Она закрыла рот рукой, чтобы не рассмеяться тоже.
Джек заметил ее жест, искорки в ее глазах и сильно удивился.
Машинально он схватил ее руку, радуясь как абсолютный идиот милой улыбке, которая осветила ее лицо. Dieu, как она была красива…
— Я не знаю, над чем я смеюсь,-смущенно заметила она.
— А мне все равно. — Он покачал головой и на шаг приблизился к ней.-Только тебе надо смеяться почаще, ангел.
Очки сидели на ней криво, и Джек снял их совсем, приблизившись к ней почти вплотную. Лорел перестала смеяться… перестала дышать. Она не могла отвести взгляда от его лица. Ее тело чутко реагировало на его . близость, по-женски инстинктивно отвечала ему своим теплом и податливостью. За ее спиной была машина, и Лорел оказалась зажатой между ней и его непреодолимым обаянием. Подняв руку, он погладил ее волосы, приближаясь к ее лицу дюйм за дюймом.
Ей нужно было отойти. Она должна была остановить его. Она почти ничего не знала об этом человеке, а то, что успела узнать,-едва ли можно было назвать хорошим. Он был — как это Саванна назвала его? — писатель, повеса и мошенник. За ним укрепилась слава соблазнителя, у него было темное прошлое. Это было все, что она знала о нем. Он не имел права притрагиваться к ней, а она — желала этого. Она должна была остановить его, но не сделала этого.
Когда его губы, наконец, прикоснулись к ее губам, она затрепетала и заморгала от шока, который испытала от этого прикосновения. Он смотрел на нее своими черными глазами, гипнотизируя. Он целовал ее, и все ее мысли исчезли. Она закрыла глаза. Ее руки вцепились в ткань его рубашки. Джек притянул ее к себе, жадно целуя ее губы, одержимый ею. Когда она почувствовала его язык, она попыталась было оттолкнуть его, но он не отпустил ее, лаская языком нежное тепло ее рта.
Ей было хорошо, она полностью отдалась этому поцелую. Джек хрипло застонал и еще сильнее прижал ее к себе. От ее запаха у него кружилась голова. Это не был запах дорогих духов, от нее пахло мылом и детской присыпкой, но это был самый возбуждающий запах, который он когда-либо чувствовал. Он прижался к ней всем телом и шире расставил ноги.
Она была такой хрупкой, нежной, женственной. Он хотел ее. Все его тело жаждало ее. Он готов расстегнуть джинсы прямо сейчас и овладеть ею, не думая о том, где они находятся. Он хотел, чтобы эти изящные длинные ноги обхватили его бедра. Он хотел смотреть на это ангельское лицо, когда он войдет в нее.
Желание было таким сильным и возникло так мгновенно, что он не мог вспомнить, когда еще он ощущал нечто подобное. Желание было слишком сильным, и это заставляло его задуматься, а именно этого он всегда старался избежать, занимаясь любовью с женщиной. Было безумием загораться вот так.
Безумие… Она была беззащитна, легкоранима. Какой когда-то была Эви.
Желание умерло, как огонь, который неожиданно залили водой. Господи! Каким же негодяем он был! Ему просто хотелось добиться своего. Он привык брать то, что хотел, и он никогда не утруждал себя мыслями о ком-то еще. Эгоистичный и самолюбивый, он вообще не имел права трогать ее.
Лорел открыла глаза, когда Джек вдруг отступил назад. Она чувствовала слабость и легкое головокружение, как после недавней встряски в машине. Как во сне, она поднесла руку к своим губам, горячим и припухшим от поцелуя. Губы были теплыми, влажными-вдруг она с не меньшим удивлением почувствовала, что начался дождь.
Погода в Атчафалайе была очень капризной. Чудесный день мог закончиться ураганом или даже торнадо, а неожиданно начавшийся дождь мог в мгновение ока превратиться в ливень.
— Мы должны поднять верх у, машины, — сказала она с отсутствующим видом, еще не воспринимая реально происходящее вокруг.
Джек был в таком же состоянии. Он стоял под дождем рядом и выглядел опустошенным после всего, что только что пережил. Кепки на голове у него не было. Взъерошенные черные волосы блестели каплями дождя. Они стекали с его носа, капали с подбородка. Кровотечение на лбу прекратилось, осталась только красная царапина. Глаза были глубокими и непроницаемыми. Лорел нервно зашевелилась около автомобиля.
— Я… обычно я не позволяю себя целовать,-она чувствовала, что ей необходимо объясниться. Она не целовалась даже в свое первое свидание. Уэсли потребовалось несколько месяцев, прежде чем он смог затащить ее в постель, прошли долгие месяцы, прежде чем она начала доверять ему. Заметная выпуклость на гульфике джинсов Джека говорила о том, что ее доверие не имело для него никакого значения. Он принадлежал к тем людям, которые привыкли только брать. Секс был для него совершенно естественным делом, основным инстинктом. Он был сильным, здоровым мужчиной, самцом, она была женщиной, которая должна была принимать то, что он ей предлагал. Эта мысль не понравилась ей.
Неожиданно он усмехнулся, и снова улыбка полностью изменила его.
— Эй, но я не какой-то обычный парень, возразил он.
Вместе они подняли верх машины и закрепили его.
— Нам придется отправиться за помощью, — сказал Джек. — Автомобиль иначе не вытащить отсюда, а дождь может идти всю ночь.
Лорел ничего не ответила. Она внимательно огляделась, стараясь увидеть что-то знакомое вокруг, чтобы сориентироваться. Если пойти по грунтовой дороге на север в сторону леса, то можно со временем выйти к тому месту, где Кларенс Готье держала своих боевых собак. Дощечка, сделанная из неровного куска кипарисового дерева, была прибита на дубе, в который когда-то лет двадцать назад попала молния, отчего он засох. На ней было написано: «Осторожно, нарушители зоны могут быть съедены».
— Пойдем, любимая,-сказал ей Джек, кивая в сторону города.
— Нет, — Лорел покачала головой и вытерла рукой капли дождя с лица.-Пойдем туда.-Она повернулась и указала на восток.
—Сладкая, там ничего нет, кроме змей и аллигаторов,-запротестовал он.
Тень улыбки мелькнула в уголках ее рта. Змеи и аллигаторы. А также Бовуар, дом ее детства.
В сравнении с Бовуаром Тара казалась дешевым пансионом. Бовуар стоял в конце традиционной аллеи древних, покрытых мошкарой виргинских дубов и считался жемчужиной старого Юга. Он содержался в безукоризненном состоянии и был выкрашен в девственно-белый цвет. Изящная двойная лестница в форме подковы вела на галерею. Дорические колонны, белые и прямые, высотой в двадцать четыре фута вдоль каждой из четырех сторон здания поддерживали свисающую крышу в карибском стиле. Входные двери освещались фонарями, французские окна имели жалюзи густого зеленого цвета. Три мансарды с слуховыми окошками привлекали внимание к широкой крытой шифером крыше. Застекленный купол венчал произведение архитектурного искусства.
Бовуар представлял зрелище, от которого у любителей старины захватило бы дух. Лорел подумала, что этот дом мог бы вызвать в ней благоговейные чувства или даже любовь, если бы был жив ее отец. Но после его смерти плантация перешла в руки их матери, а она посчитала возможным привести сюда Росса Лайтона. Лорел не сомневалась, что, глядя на Бовуар, никогда не сможет испытывать что-то иное, кроме сожаления, чувства утраты и горечи. Горечи от безвременной смерти отца. Ни она, ни Саванна никогда не смогут жить здесь. Слишком тяжелы воспоминания.
Жаль. Таких домов осталось очень мало. Огонь и наводнения сделали свое дело за эти годы. Отсутствие ремонта тоже сыграло свою роль. Содержание дома такого размера стало невозможным в финансовом смысле в этих краях, которые пережили слишком много невзгод со времен Конфедерации. Многие такие дома превратились в развалины, на их месте появились нефтяные вышки и химические заводы.
Лорел глубоко задумалась, почти забыв о человеке, который шел рядом с ней. Она вздрогнула, когда он заговорил.
— Если там твой дом, почему ты не остановилась в нем?
— Это вас не касается, мистер Бодро.
— Опять мистер Бодро.-Ангел с яркими глазамл, который почти унес его на небеса своим поцелуем, снова возводил между ними стену.
— Это тоже не мое дело, но почему ты таскаешь пушку в сумке?
Лорел молчала..Ей совсем не хотелось рассказывать ему о том, что пистолет был обязательным атрибутом ее жизни в Джорджии, где она постоянно получала по почте угрозы расправиться с ней. Она получала эти угрозы не реже, чем делались ставки на тотализаторе. Ей самой пистолет казался доказательством ее слабости, но тем не менее она продолжала носить его, не желая расстаться с чувством обретенной безопасности.
— Ты не живешь в этом доме. Саванна тоже не живет. Кто же тогда там остается?
— Вивиан. Наша мать. И ее муж, Росс Лайтон. Вивиан. Джек удивленно поднял бровь, услышав, как она это сказала. Не «наша мать, Вивиан», а просто «Вивиан». Она произнесла это имя, как имя знакомой, причем не самой близкой. Тут что-то крылось. Джек никогда в жизни не называл свою мать иначе чем маман, до самого дня ее смерти. Это было проявлением любви и уважения. Он не услышал ни того ни другого в голосе Лорел. Выражение ее лица было жестким, по нему ничего нельзя было понять, а ее уаза были спрятаны под мокрыми стеклами очков.
Лорел становилась все тише и сосредоточенней, никак не реагировала даже на его шуточки бывшего адвоката, отгородившись от него стеной молчания. Она не прибавила шагу, когда они приблизились к дому. Она шла к нему как преступник, которого ведут на каторгу.
И с тобой было бы то же самое, Джек, если бы тебе пришлось идти по тропе к той хижине в Баию Нуар.
И дело было не в том месте, где ты жил, дело было в воспоминаниях.
Джек понимал, что великолепный дом не гарантировал счастья. Должно быть, ее детство было схоже с его. Между ними могло возникнуть нечто общее, но он не хотел никакого сближения.
Белый «мерседес», стоявший у входа в дом, выглядел как хорошая реклама для автомобильной компании: вот-вот по лестнице спустится элегантная пара, чтобы поехать в его богатом, сделанном в Баварии салоне в какой-нибудь шикарный ресторан поблизости.
Сегодня была суббота, напомнила себе Лорел. Обед и танцы в загородном клубе. Общение с пэрами. Будучи королевой общества прихода Парту, Вивиан выкраивала вечер, чтобы вознаградить своим присутствием менее знатных людей. Она не потерпит вмешательства в ее планы.
Лорел старалась заглушить беспокойство, которое невольно охватило ее, когда она нажала на освещенный звонок около двери. Она чувствовала на себе взгляд Джека, понимала, что он спрашивает себя, почему она должна звонить в дом, в котором выросла. Было слишком сложно сразу разобраться во всем. Она стала чужой в своем доме в ту ночь, когда умер ее отец. Бовуар перестал быть домом, он стал просто помещением. Люди, которые жили в нем, были для нее, скорее, незнакомыми людьми, чем родственниками. Эти мысли вызвали в ней шквал противоречивых эмоций.
Горничную, которая открыла дверь, Лорел никогда раньше не видела. Она не очень удивилась этому. Вивиан и Росс не принадлежали к числу людей, к которым слуги испытывали чувство преданности. Вивиан регулярно выгоняла своих горничных и поваров, а те, которых не выгоняла, уходили сами из-за ее характера.
Лорел назвала себя.
Горничная, в строгой серой униформе, с кислым лицом зомби и невидящим взглядом, молча удалилась, оставив, прибывших в прохладном холле. Можно было предположить, что она ушла за хозяйкой дома.
— Странная какая-то, — пробормотал Джек, скорчив гримасу.
Лорел не ответила. Она осталась стоять на том же месте, в дверях, капли дождя стекали с нее на черно-белый мраморный пол. Джек рассматривал портрет полковника Бо Чандлера, который висел в большой золоченой раме над полированным столом восемнадцатого века, Лорел увидела свое отражение в зеркале, висевшем на противоположной стене над другим бесценным антикварным столом. В холле было еще одно зеркало, на уровне пола, в которое смотрелись дамы перед началом бала. Лорел ужаснулась, увидя свои мокрые волосы и промокшую насквозь блузку. От волнения у нее сжался живот. То же она почувствовала однажды в детстве, придя с улицы с пятном на юбке.
—…что случилось с тобой, Лорел? Как не стыдно! Хорошие девочки не пачкают свою одежду. Ты из семьи Чандлер, а не какая-нибудь маленькая грязнуля. Твоя обязанность-вести себя соответствующим образом. Сейчас же иди в свою комнату и переоденься и не появляйся, пока я не позову тебя. Мистер Лайтон придет к нам на обед…
—.Эй, сладкая, с тобой все в порядке?
Она дернула головой в сторону Джека и взглянула на него.
— Ты выглядишь так, как будто увидела привидение, — сказал он. — Ты стала белой, как тот автомобиль у дома.
Лорел не ответила ему. До ее ушей донесся резкий, сердитый голос, и она посмотрела на дверь, которая вела в гостиную.
— …говорила, чтобы ты никогда не беспокоила меня, когда я занята приготовлениями к обеду.
— Да, мэм, но…
— Не смей отвечать мне, Олив.
Воцарилось молчание. Лорел сняла очки и провела рукой по своим волосам, ненавидя себя за то, что делает это.
— …будь хорошей девочкой, Лорел. Всегда старайся хорошо выглядеть, Лорел…
Вивиан вышла из гостиной. Ей было сейчас пятьдесят три года, но она до сих пор выглядела, как Лорел Хаттон, — холодной, элегантной, с алебастровой кожей, с глазами цвета аквамаринов. Ту красоту, которой наградил ее Господь Бог, хорошо поддерживали пластические операции. Не было заметно ни одной морщинки около глаз и резко очерченного рта, который был накрашен ярко-красной помадой. Она была стройной и крепкой, как мраморная статуя, одетая в шелковое платье изумрудного цвета. Простой фасон подчеркивал линии ее тела.
Она приближалась к ним, стуча высокими каблуками по кафельному полу, сосредоточив все свое внимание на замочке браслета с бриллиантами, который застегивала на ходу. Потом она подняла голову и дотронулась рукой до своих аккуратно уложенных светло-пепельных волос. Этот жест Лорел помнила с детства.
Глаза Вивиан широко раскрылись от удивления.
— Лорел, скажи мне, ради всего святого, что происходит? — требовательно спросила она, оглядывая Лорел с ног до головы. Она увидела ее мокрые волосы и порванные парусиновые тапочки, испачканные грязью.
— С нами случилось небольшое происшествие.
— Господи Боже мой!
Вивиан перевела взгляд на Джека и долго, внимательно смотрела на него, не скрывая неодобрения. Джек ответил ей наглым взглядом и саркастической улыбкой. Его рубашка так и осталась распахнутой на груди… Он держал руки на поясе и стоял, согнув одну ногу. Наконец, он изобразил нечто вроде поклона.
— Джек Бодро к вашим услугам.
Вивиан продолжала смотреть на него еще несколько секунд, видимо размышляя над тем, следует ли ей осадить его. Джеку хотелось рассмеяться, и он бы так и сделал, если бы не Лорел. Он мог совершенно точно сказать, о чем думала сейчас Вивиан Чандлер-Лайтон. Он не подходил ни под одну категорию, на которые она обычно делила людей. Он пользовался дурной славой, имел сомнительную репутацию; он писал мрачные глупые романы н этим зарабатывал себе на жизнь; кроме всего прочего, его прошлое было покрыто мраком. Женщины, подобные Вивиан, немедленно квалифицировали бы его как не стоящего их внимания, если бы он не был богат.
— Мистер Бодро, — наконец произнесла она, кивая ему, но не предлагая руки. Она улыбнулась ему дежурной улыбкой, которая предназначалась «янки» и либеральным демократам.
— Я много о вас слышала.
Он нагло усмехнулся:
— Уверен, что ничего хорошего.
В этот момент появился Росс Лайтон, одетый в элегантный рыжевато-коричневый полотняный костюм. Он вышел из своего кабинета и стал спускаться в холл, держа стакан виски в руке. Это был человек среднего роста, крепкого телосложения, с румяным лицом и крупной головой, покрытой копной седых волос.
— У нас гости, Вивиан? — спросил он, легко спускаясь с лестницы. Он был хозяином дома, узурпировав трон Джефферсона Чандлера. На его лице играла широкая улыбка, которая ввела в заблуждение немало людей, но никогда не обманывала Лорел. И сейчас тоже. Улыбка стала еще шире, когда он узнал Лорел. Он направился к ней, довольно покашливая.
— Лорел! Боже мой! Посмотрите на нее. Ты похожа на мокрую мышь.
Он наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку, но она отступила назад, поправив очки и резко подняв подбородок вверх.
Джек с интересом наблюдал за этой сценой. Не было ни слов приветствия, ни проявления тепла ни у одного из ее участников. Если бы можно было убить взглядом, то Росс Лайтон уже лежал бы мертвым на полу. Симпатичная семейка, ничего не скажешь.
— У нас случилось небольшое происшествие с машиной,-сказал Джек, отвлекая внимание Лайтона от Лорел.-У вас есть трактор? Я хотел бы его у вас позаимствовать. Если мы быстро не вытащим машину, то ее засосет болото.
— Неудачная ночь, чтобы кататься на тракторе, — снисходительно сказал Росс, посмеиваясь.
Джек провел рукой по своим мокрым волосам, а потом хлопнул Росса Лайтона по плечу, сверкнув улыбкой, такой же лицемерной, каким был смех Росса.
— Что касается меня, я не возражаю помокнуть еще немного, — сказал он, специально усиливая свой акцент до такой степени, что его было уже трудно понять. — Слава Богу, на мне нет костюма за пятьсот долларов, а?
Росс расстроенно посмотрел на влажный отпечаток его руки на плече своего пиджака и направился обратно в свой кабинет, откуда он мог позвонить управляющему плантацией и приказать ему отправиться вместе с Дже— ком выручать машину под дождем. Джек последовал за ним.
Лорел хотела одного — оказаться где угодно, только не здесь. Она не была готова к встрече с Вивиан. Ей нужно было еще дня два, чтобы собрать все свои силы и подготовиться к ней. Она бы, конечно, предпочла выглядеть прилично. Черт побери этого Росса Лайтона — одним только этим небрежным замечанием о мокрой мыши он сумел заставить ее почувствовать себя десятилетним ребенком.
— Лорел! Какого черта ты делаешь с этим человеком? — спросила Вивиан приглушенным и шокированным голосом. Она прижала руку в кольцах к своему горлу, как будто хотела удостовериться, что Джеку все-таки не удалось украсть с ее шеи цепь с кулоном из бриллиантов и изумрудов.
Лорел вздохнула и покачала головой.
— Я тоже рада тебя видеть, мама,-отвечала она с едва уловимой иронией. — Не беспокойся за нас. Джек ушиб голову, а в остальном все нормально.
— Я вижу, что нормально, — фыркнула Вивиан. Она повернулась и направилась в гостиную, ожидая, что Лорел последует за ней, что та с неохотой и сделала. Вивиан грациозно опустилась на элегантный стул, обтянутый муаром. Лорел не обратила внимание на приглашение сесть на стул рядом. Это была ловушка. Одежда на ней была мокрой и, вероятно, грязной. Она-то знала, что лучше не касаться мебели, пока она была в таком виде. Вместо этого она остановилась у другого края дивана времен королевы Анны и приготовилась к представлению.
— Уже несколько дней, как ты приехала, но даже не зашла проведать свою мать! — произнесла Вивиан; — Как ты думаешь, что я могу чувствовать? — Она томно засопела носом и тряхнула головой, притворяясь, что смахивает слезы обиды со своих глаз.
— Ну да, только сегодня утром Диана Корбин Хант спрашивала меня, как ты поживаешь, а что я могла ей ответить? Ты, конечно же, помнишь Диану, не так ли? Мою лучшую школьную подругу? Ту, которая готова была написать для тебя рекомендательное письмо к Чи-0, если бы ты не решила отказаться of своих обязательств.
— Да, мама,-вежливо сказала Лорел, вид у нее был отсутствующий. — Я помню миссис Хант.
— Могу представить себе, что они все думают, — продолжала Вивиан, опуская глаза и приглаживая рукой выдернутую нитку обивки на подлокотнике кресла.-Моя дочь приехала впервые после долгого отсутствия и даже не остановилась в моем доме, даже не побеспокоилась навестить меня или позвонить.
Лорел удержалась от того, чтобы не сказать, что телефон работает и в доме тети Каролины. Вивиан была полна решимости изображать расстроенную, забытую мать. В любом случае она никогда не понимала иронии своей . младшей дочери.
— Мне очень жаль, мама.
Ты действительно виновата, — прошептала Вивиан, подняв на дочь свои большие голубые глаза, полные обиды, — я места себе не находила, беспокоясь о тебе, не зная, что и думать, клянусь, у меня опять начнется приступ.
Чувство вины шевельнулось в душе Лорел, внутренний же голос твердил ей, что нельзя до сих пор быть такой доверчивой дурочкой. Все свое детство она безумно боялась стать причиной приступов депрессии матери, внутри же нее постоянно шла борьба между жалостью и чувством обиды. С одной стороны, она понимала, что Вивиан уже не могла измениться, с другой же стороны, она чувствовала, что ее мать использовала свою мнимую болезненность для того, чтобы управлять и манипулировать людьми. Вот и сейчас Лорел не могла не испытывать двояких чувств.
— Как ты думаешь, что могут подумать мои друзья, когда моя дочь вернулась домой и остановилась у своей тетки-лесбиянки, вместо того чтобы приехать ко мне?
— Откуда ты знаешь, что тетя Каролина лесбиянка?-раздраженно спросила Лорел.-И какое кому до этого дело, если это и было бы правдой, — спросила она, отходя от дивана и от матери. Она подошла к буфету из красного дерева, где на серебряном подносе стояли графины со всевозможными напитками. Лорел была очень взвинчена и с удовольствием что-нибудь выпила бы, если бы ее желудок мог воспринять алкоголь. Она повернулась спиной к буфету и подошла к французским окнам взглянуть на дождь и на сгущающиеся сумерки.
— Никого не касается, с кем встречается тетя Каролина,-отчеканила она.-Кроме того, я что-то не замечала, что тебя волнует тот факт, что другая твоя дочь просто живет у тети Каролины.
Идеально накрашенные губы Вивиан вытянулись в тонкую ниточку.
— Я уже давно не беспокоюсь о том, что делает Саванна.
— Да, вот именно,-с горечью пробормотала себе под нос Лорел.
— Что ты сказала?
Лорел прикусила язык и сдержала себя. Какой смысл обсуждать эту проблему теперь? Вивиан умела всегда и все отрицать. В этом она была мастерица. Она никогда не признала бы себя виноватой в том, что ее дочь живет не так, как ей того хотелось.
Лорел вздохнула, стараясь успокоиться, отвернулась от окна и крепко обняла себя руками. Ее одежда до сих пор оставалась влажной.
— А что, собственно, тебе не нравится в Джеке Бодро?
Вивиан возмущенно посмотрела на дочь.
— А что может в нем нравиться? Побойся Бога, Лорел! Этот человек практически не умеет говорить нормально. Я слышала от людей, которым можно верить, что он родом из самых низов. Теперь, когда я его увидела собственными глазами, я в этом больше не сомневаюсь.
— А если бы он был одет в хороший костюм, тогда он показался бы тебе уважаемым человеком?
— Если бы он явился сюда в таком виде в другое время, я бы указала ему на дверь,-уверенно заявила она.-Мне нет дела, знаменит он или нет. Он пишет ничтожные книги, и сам он ничтожество. Сказывается происхождение.
— Всегда ли?
— А ты сегодня задиристая, — недовольно заметила Вивиан. — Едва ли я воспитывала тебя такой.
Она подошла к буфету, чтобы приготовить себе выпить, в медицинских целях конечно. Осторожно взяла серебряными щипцами несколько кусочков льда из серебряного ведерка и опустила их в хрустальный стакан.
— Я просто хочу подсказать тебе, как лучше. Так поступает каждая порядочная мать. Кажется, ты не всегда знаешь, что для тебя лучше, но все-таки я надеялась, что у тебя хватит здравого смысла не связываться с таким человеком, как Джек Бодро. Видит Бог, твоя сестра могла бы так поступить, но ты… После всех твоих маленьких неприятностей и все такое прочее…
— Маленькие неприятности,-Лорел смотрела, как ее мать плеснула на кубики льда немного джина и разбавила его тоником. Запах алкоголя, прохладный и сосновый, дошел до ее ноздрей. Прохладной, жесткой и сухой, как джин, была и сама Вивиан, главным принципом которой было никогда не пачкаться такими вещами, как правда жизни.
— У меня был нервный срыв, мама,-осмелев, продолжала Лорел.-Мой муж ушел от меня, моя карьера рухнула, и я пережила нервное потрясение. Это немного больше, чем «маленькие неприятности».
Верная себе, Вивиан отбросила все то, что не имела желания обсуждать. Она снова опустилась на стул, закинув ногу на ногу, и глотнула джина.
— Ты вышла замуж за человека ниже тебя, Лорел. —Уэсли Брукс к тому же совершенно безволен. Нельзя ожидать, что от такого человека будет какой-то прок.
— Уэсли был добрым и нежным, — выступила Лорел в защиту своего бывшего мужа, но ее слова не произвела никакого впечатления на Вивиан.
— Женщина должна выходить замуж за сильного, а не нежного человека, — продолжала поучать ее Вивиан. — Если бы ты выбрала себе человека из своего круга, он бы настоял, чтобы ты бросила юридическую деятельность и воспитывала его детей. И никаких вообще неприятностей не случилось бы.
Лорел покачала головой, пораженная прагматизмом матери. Если бы она вышла замуж за ровню, благовоспитанного обывателя, тогда ей не пришлось бы участвовать в процессе округа Скотт. Она смогла бы отказаться от борьбы за справедливость и заняться более важными делами, как, например, выбором узора на столовом серебре или организацией пикника в саду.
— У нас завтра соберутся гости к обеду. Взглянув на миниатюрные золотые часики на своем запястье, Вивиан отставила стакан в сторону и осторожно разгладила складки на платье.
— Будут люди, которые составят тебе более подходящую компанию, чем та, с которой ты общаешься последнее время.
— Мне не очень этого хочется, мама.
— Но, Лорел, я уже всем сказала, что ты придешь, — воскликнула она голосом капризного, обиженного ребенка.-Я как раз собиралась позвонить тебе сегодня и пригласить тебя. Ты не можешь лишить меня возможности спасти свою репутацию перед знакомыми, не так ли?
«Нет» готово было сорваться у нее с языка, но Лорел проглотила его.
Будь хорошей девочкой, Лорел. Поступай правильно, Лорел. Не огорчай маму, Лорел.
Она посмотрела на свои промокшие туфли и вздохнула, побежденная.
— Конечно, мама. Я буду.
Вивиан сделала вид, что не заметила, с какой печалью в голосе ответила ей Лорел. Она осталась довольна ее ответом. Улыбка расцвела на ее губах.
— Чудесно,-воскликнула, она, вновь полная кипучей энергии. Она прошла к зеркалу, затем вернулась назад, разглаживая юбку, проверяя, на месте ли серьги, взяла со стола свою вечернюю сумочку.
— Мы сядем за стол в час дня — после воскресной службы, как обычно. И пожалуйста, Лорел, надень что-нибудь приличное,-добавила она, бросив взгляд на свою поникшую дочь в мятой одежде.
— Ой, мы с Россом уже опаздываем на обед, нам надо торопиться.
— Да, мама, — прошептала Лорел, сжав зубы, когда мать чмокнула ее в щеку.-Желаю тебе хорошо провести вечер.
Вивиан покинула комнату с видом королевы-победительницы. Лорел наблюдала, как она уходила, чувствуя себя как побитая собака. Если бы она не была такой трусливой, она бы еще много лет назад послала свою мать к черту, как это сделала Саванна. Но маленькая, жалостливая Лорел все еще надеялась заслужить любовь своей матери.
Она схватила стакан с буфета и хотела бросить его через всю комнату в камин, но не смогла позволить себе даже этого.
Не бей ничего, Лорел, а то мама не будет тебя любить. Не говори нехорошие слова, Лорел, а то мама не будет тебя любить. Делай, как тебе говорят, Лорел, а то мама не будет тебя любить.
Хлопнула входная дверь, и она услышала, как заработал мотор «мерседеса» и шины автомобиля зашуршали по гальке подъездной дороги. Она поставила стакан на место, закрыла лицо руками и заплакала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100