Читать онлайн Крутая парочка, автора - Хоуг Тэми, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крутая парочка - Хоуг Тэми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крутая парочка - Хоуг Тэми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крутая парочка - Хоуг Тэми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоуг Тэми

Крутая парочка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Ренальдо Верма походил на крысу. Глядя на этого хилого субъекта с физиономией застарелого наркомана, трудно было представить себе, что он мог справиться с каким бы то ни было противником, тем более с полицейским. Однако он был признан виновным в том, что до смерти забил человека бейсбольной битой. За ним числился целый букет преступлений — от сексуальных приставаний к прохожим-мужчинам и торговли наркотиками до кражи со взломом. Разбойное нападение и убийство лишь недавно вошли в его репертуар, но он обнаружил вкус к обоим. Если бы ему удалось избежать ареста, он мог бы постепенно “дослужиться” до серийного убийцы.
Верма самоуверенной походкой вошел в комнату для допросов, занял место напротив Ковача и сразу же потянулся за пачкой сигарет, лежащей на столе. У него были длинные костлявые руки, а поражения кожи, вполне вероятно, являлись признаками СПИДа.
— Я не обязан разговаривать с вами без моего адвоката, — заявил он, пуская дым из ноздрей.
Под его тонким горбатым носом с двумя синяками на переносице виднелись усики, похожие на полоску грязи. Говоря что-то, он раскачивался и изгибался верхней частью туловища, словно прислушивался к звучащей у него в голове танцевальной музыке.
— Ну так зови своего адвоката, — отозвался Ковач, вставая. — Но у меня нет времени на эту чепуху. Когда он сюда доберется, я уже уйду, а счет предъявят тебе.
— Пускай его предъявляют налогоплательщикам! — сказал Верма, втягивая грудь и шевеля костлявыми плечами. — Мне до этого нет дела.
— Да, я вижу, тебе ни до чего нет дела, — кивнул Ковач. — Ты, наверное, собираешься накормить меня тем, что я, по-твоему, хочу услышать, надеясь на сделку. Только уже поздно. Ты уже обеспечил себе место в Сент-Клауде.
— Ну, нет! — уверенно произнес Верма, грозя Ковачу пальцем. — Я не собираюсь в эту средневековую темницу. Мы сговорились с окружным прокурором на Оук-Парк-Хайтс. Там у меня друзья.
Ковач вынул из внутреннего кармана пиджака сложенный лист бумаги, заглянул в него, хотя это была всего лишь квитанция из химчистки, и спрятал обратно.
— Ну-ну, надейся…
Верма с подозрением прищурился.
— Мы ведь договорились! Дело сделано! Что вы имеете в виду?
Ковач равнодушно пожал плечами.
— Я хочу поговорить с тобой об убийстве Эрика Кертиса.
— Я этого не делал.
— Каждый гребаный придурок повторяет эту фразу, — усмехнулся Ковач. — Должен ли я тебе напоминать, что мы не в “Рице” и не в “Карлтоне”?
— Меня осудили за убийство Франца. Но я не собирался его убивать.
— Ну, конечно! Откуда тебе знать, что человеческая голова не может выдержать столько ударов?
— Я пришел туда не для того, чтобы убить его, — пояснил Верма, надувшись.
— Понятно. Это его вина, что он оказался дома, когда ты пришел его грабить. Очевидно, он был идиотом. Тебе следует вынести благодарность за то, что ты изъял его из генетического фонда.
Верма поднялся.
— Нечего меня трахать, Ковач!
— Еще бы. Ты наверняка обзавелся подходящим партнером в камере. Думаешь, его тоже отправят в Сент-Клауд? Или тебя будут привозить к нему на свидания?
Верма ткнул в него сигаретой, просыпав пепел на стол.
— Я не собираюсь в Сент-Клауд! Можете поговорить с моим адвокатом!
— С этим погрязшим в работе беднягой, получающим гроши от округа Хеннепин? Обязательно поговорю. Интересно, помнит ли он твое имя? — Поднявшись, Ковач обошел вокруг стола и положил руку на костлявое плечо Верма: — Садитесь, мистер Верма.
Верма со стуком опустился на стул. Он раздавил окурок о крышку стола и закурил другую сигарету.
— Я не убивал никакого копа!
— Само собой. Только чего ради окружной прокурор обвинил тебя в этом? Неужели потому, что хотел задать лишнюю работу клеркам в своем офисе? — Скорчив гримасу, Ковач снова сел. — Он обвинил тебя из-за того, что в этом преступлении ощущался твой почерк, верно?
— Ну и что? Никогда не слыхали о подражателях?
— Ты не кажешься мне образцом для копирования.
— Да? Тогда как же, по-вашему, мне удалось заключить с прокурором сделку? — самодовольно ухмыльнулся Верма. — У них не было ничего против меня по этому убийству. Ни отпечатков пальцев, ни свидетелей.
— Вот как? Выходит, ты — убийца-призрак. Но если не ты прикончил Кертиса, каким же образом его часы оказались в твоей квартире?
— Я и сам удивляюсь. Зачем мне воровать паршивый “Таймекс”?
— Стоят они ерунду, зато тикают. Вот ты и прихватил их заодно. Ты ведь знал Эрика Кертиса? Он, кажется, дважды арестовывал тебя за сексуальные приставания.
Верма пожал плечами и скромно опустил взгляд:
— Никаких обид. В последний день я предложил ему бесплатное обслуживание. Он ответил: “Может быть, в другой раз”. Жаль, что не успел.
— Значит, ты явился туда отдать должок, и одно привело к другому…
— Нет, — твердо заявил Верма, глядя прямо в глаза Ковачу и пуская струю сигаретного дыма ему в грудь. — Другие копы и окружной прокурор пытались вставить мне убийство Кертиса и не смогли. Вам это тоже не удастся, Коджак. — Он склонился над столом, стараясь выглядеть соблазнительно. — Если хотите, можете вставить мне кое-что другое.
— Я бы скорее вставил это “кое-что” в электрический патрон.
Верма расхохотался, откинувшись на спинку стула.
— Вы сами не знаете, чего себя лишили!
— Не думаю, что я буду особенно об этом жалеть.
Мерзко хихикнув, Верма высунул язык и пошевелил им.
— Не хотите, чтобы я вам отсосал? Или вставил язычок в задницу?
— Тьфу! — Ковач вскочил, вытащил из кармана висящего на спинке стула пальто коричневый шарф, подошел к видеокамере в углу комнаты и прикрыл ее шарфом.
Верма выпрямился, поднеся руку к горлу, не зная, радоваться ему или опасаться.
— Эй, приятель, это еще зачем?
Ковач вернулся к столу.
— По-моему, Ренальдо, эта камера все равно не работает.
Верма попытался соскользнуть со стула, но Ковач ухватил его за воротник.
— Единственное, что я хочу от твоей задницы, это пнуть ее как следует, — тихо сказал он. — Перестань дурить, Верма. Думаешь, у меня в Сент-Клауде нет людей, которые с радостью выполнят мою просьбу?
— Я не… — Верма умолк, втянув голову в плечи.
— Мой племянник работает там надзирателем, — соврал Ковач. — Здоровый парень — вырос на молочной ферме. Не блещет умом, но предан мне, как пес. Жаль только, что вспыльчив.
— Окей, окей!
Ковач отпустил его и сел.
— Вы не можете упрекать меня за попытку! — захныкал Верма, снова потянувшись за сигаретой. Ковач отодвинул от него пачку, вынул сигарету и закурил, убеждая себя, что это тактический ход. Верма внезапно ощетинился.
— Что тебе от меня надо, Коджак? Хочешь пришить мне убийство Кертиса? Хрен тебе! Я этого не делал. Окружной прокурор не стал на меня давить, так как понял, что ничего не выйдет. Но они все равно повесят это на меня — будут говорить, что засадили меня за убийство Франца и сэкономили деньги штата, не предъявляя второго обвинения. Ладно, меня это устраивает. Если ребята в Хайтсе будут думать, что я замочил копа, какой мне от этого вред? Но я не убивал Кертиса. Хочешь знать, кто это сделал, спроси сержанта Спрингера из твоего отдела. Он знает.
Некоторое время Ковач молча курил, злясь на себя за то, что испытывает наслаждение от попадающего в легкие никотина.
— Допустим, — сказал он наконец. — Тогда почему он не прижал этого сукина сына?
— Потому что этот сукин сын тоже коп.
— Это ты так говоришь.
— Так говорит тот смазливый парень из БВД.
Ковач весь напрягся:
— О ком это ты?
— Ну, такой спортивного вида красавчик — прямо модель от Версаче. — Верма мечтательно закрыл глаза.
— Значит, этот парень из БВД был здесь? Зачем? Чтобы сообщить тебе, что Кертиса замочил коп?
Верма молча выпятил нижнюю губу, и Ковачу захотелось его ударить.
— О чем он тебя спрашивал?
Верма пожал плечами:
— Об убийстве. О том, что произошло после. Обычные вопросы.
— И что ты ему рассказал?
— Почему бы тебе не спросить у него?
— Потому что я спрашиваю у тебя! Ты должен радоваться, Ренальдо, что оказался рангом выше, чем БВД. Выкладывай!
— Я сказал ему, что не убивал Кертиса и что мне плевать, сколько копов хочет, чтобы я признался в убийстве, — хоть он, хоть Спрингер, хоть тот патрульный.
— Какой еще патрульный?
— Который меня разукрасил. — Верма указал на переносицу. — Заявил, будто я сопротивлялся.
— Приношу извинения от имени департамента, — сказал Ковач, не испытывая угрызений совести. — У этого патрульного есть имя? Какой он из себя?
— Здоровенный парень. Я его назвал жеребцом, и ему это не понравилось. Но вам повезло: прежде чем он меня нокаутировал, я прочитал на его бирке фамилию “Огден”.
— Огден, — повторил Ковач. Ему сразу же припомнился Том Пирс, который боролся на полу с громилой в полицейской форме. Когда громила поднялся, у него кровоточил нос.
Огден…
* * *
— С Верма пришлось заключить сделку, потому что ваши ребята напортачили, — откровенно заявил Крис Логан, роясь в бумагах на столе. — Поговори с Кэлом Спрингером о цепочке улик. Спроси его, что он знает об ордере на обыск.
— Что-то было не так с уликами? — Коач стоял у двери маленького кабинета Логана, готовый бежать рядом с ним, так как прокурор должен был явиться в суд через пять минут.
Логан выругался сквозь зубы, глядя на захламленный стол. Это был высокий, атлетически сложенный мужчина лет тридцати с небольшим. Он считался правой рукой окружного прокурора Теда Сэбина, который редко вел дела лично.
— Все не так, — проворчал Логан. — Черт побери, куда же я его дел?
Порывшись в мусорной корзине, он обнаружил там комок желтой бумаги размером с бейсбольный мяч, разгладил его на столе, прочитал текст, потом облегченно вздохнул, сунул бумагу в портфель и направился к двери.
Ковач последовал за ним.
— Мне пора в суд, — сказал Логан, пробираясь сквозь толпу в коридоре.
— У меня самого времени в обрез, — отозвался Ковач. Ему хотелось поскорее проскочить коридор: если Сейвард выполнила свою угрозу пожаловаться Леонарду, тот мог в любой момент вызвать его для крупного разговора.
Они шагнули в пустой лифт, и Ковач преградил путь пытавшимся войти в кабину следом.
— Прошу прощения, ребята, полицейское дело. — И он нажал кнопку, закрывая дверь.
Логан выглядел мрачным, но это было его обычным состоянием.
— Все улики были косвенными, — сказал он. — Прежние связи, мотив, образ действий… Не было ни свидетелей, видевших Верма на месте преступления или поблизости от него, ни отпечатков пальцев, ни клочков ткани, ни спермы. Верма мастурбировал на местах других своих преступлений, но не здесь. Может быть, его спугнули. Кто знает?
— А что за история с часами? — спросил Ковач, когда кабина остановилась и двери раздвинулись перед суетящейся толпой.
Коридор у зала суда был переполнен стряпчими, специализирующимися на темных делах, напуганными потерпевшими, озадаченными свидетелями и прочими, которых вызвали для кормления машины правосудия округа Хеннепин.
— Какой-то болван-полицейский заявил, что нашел часы на комоде Верма, но все это выглядело страшно неубедительно, — сказал Логан, направляясь к двери зала суда. — Учитывая недавние иски против вашего департамента, Сэбин решил не рисковать.
— Несмотря на то, что жертва — коп? — с отвращением произнес Ковач.
Логан пожал плечами и подошел к прокурорскому столу, возле которого был установлен лучший кондиционер в помещении.
— Мы не могли выиграть это дело, а властям не был нужен еще один иск. Какой смысл настаивать? Верма все равно признался в убийстве Франца и отправился за решетку.
— По обвинению в убийстве второй степени, — заметил Ковач. — То есть непреднамеренном.
— Плюс ограбление с разбойным нападением. Это не пустячное обвинение. Кроме того, убийство было совершено бейсбольной битой самого Франца — орудием, случайно оказавшимся на месте преступления. Как же мы могли настаивать на преднамеренности?
— А никто не предполагал, что Верма вообще не убивал Кертиса? Что это обвинение ложно?
— Ходили слухи, что Кертиса притесняли другие копы, потому что он гей. Но от притеснений до убийства далеко, а косвенные улики указывали на Верма.
Ковач вздохнул и окинул взглядом помещение. Пристав весело болтал с клерком; адвокат — приземистая женщина с пучком седых волос и в больших очках — поставила на стол защиты набитый портфель и подошла к Логану, заискивающе улыбаясь.
— Последний раз предлагаю договориться, Крис.
— И не мечтай, Филлис, — отозвался Логан, вынимая из своего портфеля толстенное как Библия, досье. — Никаких послаблений для ублюдков, занимающихся детской порнографией.
— Жаль, что ты не испытываешь таких же чувств к убийцам, — сказал Ковач и двинулся к двери.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Крутая парочка - Хоуг Тэми


Комментарии к роману "Крутая парочка - Хоуг Тэми" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100