Читать онлайн Мечтательница, автора - Хортон Наоми, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтательница - Хортон Наоми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтательница - Хортон Наоми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтательница - Хортон Наоми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хортон Наоми

Мечтательница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Марг ушла, и Линдсей побрела в кабинет Джефа. Он забрал с собой все вещи, которые напоминали о нем, и теперь здесь было холодно и пусто. Чашка для кофе, которую Линдсей подарила ему в последний день рождения, одиноко стояла на столе. Она взяла ее и повертела в руках.
Как она могла быть такой слепой!
В первый же вечер, когда появился Райан, он сказал ей, что вернулся из-за Джефа, но она как-то убедила себя не придавать значения этим словам. Просто не хотела думать о них. Пожалуй, в глубине души она верила, что Райан действительно вернулся ради нее, а все остальное было просто-напросто продолжением прежнего соперничества между ним и Джефом.
Она откинула голову назад, закрыла глаза. Сколько? Сколько времени он вынашивал этот план? Год? Два? Он ждал своего часа, дал возможность Джефу успокоиться, поверить в успех, в то, что победа в конце концов осталась за ним. А потом приготовился к расправе.
Все было тщательно продумано заранее, и для Линдсей это казалось обиднее всего. Райан отнюдь не поступал импульсивно, под влиянием настроения, а сознательно, хладнокровно мстил. Он тихо, без обычной газетной шумихи вокруг его известного имени вернулся к работе в Северной Америке, что говорило о расчетливом замысле. Незаметно проскользнул в Нью-Йорк. Потом принялся следить за каждым шагом компании «Вебстер и Форрест» и так ловко увел у них из-под носа четыре заказа, что не вызвал и тени подозрения.
Линдсей вспомнила, как прекрасно Райан разыграл удивление, когда она рассказала ему о заказе Ванклифа на проектирование картинной галереи. Она сидела тогда с глупой самодовольной улыбкой на губах, совершенно уверенная в том, что Райан понятия не имеет о Ванклифе и его деятельности, хотя Райан за несколько дней до разговора уже перехватил у них эту работу, предложив на конкурс более дешевый проект.
Конечно, она тут ни при чем. Всему виной вражда между Райаном и Джефом, а она просто попала под перекрестный огонь, стала жертвой ревности и злобы Джефа и мстительной горечи Райана. Она всегда была причиной раздора между ними, один хотел владеть ею, другой владел. Словно она служила призом за лучшую архитектурную работу.
Много лет назад Райан ловко увел ее из-под носа у Джефа, ухаживая за ней до тех пор, пока она не влюбилась в него. Потом, когда Райан победил в этой игре, он потерял к ней всякий интерес и отправился на поиски новых приключений. Теперь же он захотел вернуть ее не потому, что любил, а потому, что когда-то Линдсей принадлежала ему.
Она была собственностью Маккрея — как Атриум, как фирма «Маккрей и компания». А Райан ничего никому не уступал.
Слезы застилали ей глаза, и она сморгнула их. До каких пор он будет преследовать ее на сей раз? Пока она снова не полюбит его? Пока он не насытится терзаниями Джефа или пока в очередной раз не затащит ее в постель?
Джеф всегда лелеял надежду вернуть ее, но, когда догадался о том, что она опять провела ночь в объятьях Райана, его мечты рухнули. Теперь ему не было смысла оставаться и продолжать борьбу. Все стало бесполезным.
Она горько улыбнулась. Райан добивался ее отчасти ради того, чтобы досадить Джефу, отчасти ради того, чтобы ублаготворить свое «я». Она не прыгнула в первую же ночь с ним в постель, и это уязвило самолюбие Райана. Ведь Райан Маккрей никогда ни перед чем не отступал.
Но это теперь не имело никакого значения. Джеф уехал — игра сыграна. К счастью, она не успела совершить еще одну глупость и влюбиться в Райана. Теперь она могла просто вычеркнуть его из своей жизни, как три года назад; лучше рано, чем поздно…
Она подняла чашку для кофе в заздравном тосте.
— За тебя, Райан, — насмешливо прошептала она. — За отлично сыгранную партию.
Потом в каком-то внезапном диком порыве, от которого она пришла бы в ужас в иное время, Линдсей изо всех сил запустила кофейной чашкой в дальнюю стену.
Раздался звон разбитого фарфора, взметнулись осколки, и она с удивлением заметила, что беззвучно плачет. Потом опустилась на колени и стала собирать черепки, почти ослепнув от безудержно льющихся слез.
Прошло четыре долгих дня, Линдсей стояла в одной из комнат в глубине нового дома Брига Уэстлейка, немного удивляясь, что чувствует себя вполне довольной собой.
Целый час или два она была в центре внимания гостей, пока Уэстлейк хвалился своим домом, словно ребенок, получивший любимую игрушку, и отдавал должное заслугам архитектора с гордостью мецената, открывшего молодое дарование. Затем, когда восторги по поводу дома и архитектора стихли, все оставили Линдсей в покое, и она с удовольствием отдыхала в шумной, набитой людьми гостиной.
Опел Уэстлейк всегда устраивала эффектные приемы. И этот не был исключением. Линдсей знала многих гостей — с одними она работала, другим ее рекомендовали как великолепного архитектора, третьих она видела среди компаньонов Уэстлейка. Тут собрались близкие по духу люди, они весело проводили время, наслаждаясь изысканными закусками и ликером. Женщины блистали нарядами от первоклассных портных и бесчисленными драгоценностями. Приглушенные латиноамериканские мелодии, которые исполняли семь музыкантов, терялись в многоголосом гомоне доброй сотни людей.
Бриг Уэстлейк стоял слева от Линдсей и разговаривал с приземистым господином, имени которого она не расслышала. Уэстлейк был высоким худощавым мужчиной с густыми седыми волосами, резная вересковая трубка всегда торчала у него во рту, казалось, он и родился с ней. Трубка уже прогорела, остыла. Уэстлейк зажал ее в зубах и горячо доказывал что-то своему собеседнику, резко встряхивая головой.
— И не раздумывайте, — говорил он. — Сегодня это самый лучший архитектор в Штатах, и вы будете сущим простофилей, если отдадите в другие руки проектирование вашего банка.
Линдсей отпила «дюбонне», спрятала улыбку и неторопливо оглядела гостиную. У камина стоял высокий, красивый темноволосый мужчина, он встретился с ней взглядом и кивнул ей. Потом поднял стакан в безмолвном приветствии. Линдсей улыбнулась, стараясь припомнить, кто он — граф такой-то из Вены или продюсер из Голливуда, автор нашумевшей космической оперы.
Уэстлейк и его банкир обсуждали теперь состояние кредитного рынка. Линдсей извинилась и стала медленно пробираться через переполненную гостиную к камину. Точно — это был граф из Вены. Лучше уж поболтать с графом, чем слушать рассуждения о кредитных ставках либо о налоговой политике правительства. «Может быть, этот граф нуждается в архитекторе?» подумала Линдсей. Она бы с удовольствием провела весь следующий год на Дунае, проектируя чудесный замок.
— Дом просто потряс меня, мисс Форрест. Великолепная работа.
Тихий голос, раздавшийся сзади, насторожил Линдсей. Она обернулась и столкнулась лицом к лицу с Яном Ванклифом. Она не сразу оправилась от удивления, хотя ей и следовало ожидать, что он будет приглашен на новоселье. Они с Уэстлейком принадлежали к одним и тем же деловым кругам, поэтому неудивительно, что они общались друг с другом.
— Спасибо, — спокойно улыбнулась Линдсей. — Но, пожалуй, это во многом заслуга дизайнера, я только спроектировала здание.
Ванклифу явно понравился ответ Линдсей, он улыбнулся, и от бирюзовых глаз разбежались морщинки.
— Такой очаровательной и столь талантливой женщине, как вы, мисс Форрест, не следует слишком уж скромничать.
Ванклиф был высоким, стройным мужчиной с густыми волосами, чуть посеребренными сединой на висках.
— Надеюсь, сегодня вечером вы уделите мне немного внимания. На прошлой неделе мне так и не удалось поговорить с вами по поводу работы, которую вы представили совету директоров.
Ванклиф кому-то кивнул, потом его проницательные глаза снова остановились на собеседнице.
— Я был потрясен, мисс Форрест. Просто потрясен. Для ваших молодых лет вы необычайно талантливы.
— Что ж, спасибо.
Предложение Ванклифа поговорить о проекте галереи удивило Линдсей. Она постаралась справиться с волнением и кивнула в сторону двери в противоположном конце комнаты:
— Если не возражаете, давайте побеседуем в библиотеке.
На его губах заиграла озорная улыбка.
— Вы слишком привлекательны, чтобы прятаться в библиотеке. А я еще достаточно молод, тщеславен и не хочу отказать себе в удовольствии насладиться завистью других мужчин.
Линдсей довольно рассмеялась.
— Продолжайте в том же духе, мистер Ванклиф, и я, возможно, соглашусь спроектировать вашу галерею бесплатно.
Его глаза сверкнули, и он добродушно рассмеялся.
— Если я буду продолжать в том же духе, мисс Форрест, мне не понадобится архитектор, придется ограничиться адвокатом по бракоразводным делам.
Потом обаятельный сердцеед уступил в нем место прирожденному бизнесмену — трезвому, холодному и расчетливому.
— Я буду откровенен с вами, мисс Форрест. Проект, предложенный вами в ответ на скромный конкурс, объявленный нашей корпорацией, заинтересовал меня. Действительно, кроме еще одного достойного внимания предложения, мы не получили ни одной работы, которая отличалась бы таким непревзойденным своеобразием и творческой смелостью. Но до недавнего времени против вас выступало два серьезных фактора — ваша относительная неопытность и ваш сомнительный деловой партнер. По-моему, после того как вы спроектировали дом Уэстлейка, первый фактор отпал сам по себе, что же касается второго, до меня тоже недавно дошли довольно утешительные слухи.
От прямолинейной откровенности Ванклифа у Линдсей перехватило дыхание, но она спокойно выдержала взгляд его внимательных голубых глаз. С этим человеком не стоило притворяться. Линдсей знала, что он взвесил каждое свое слово, и Ванклиф знал, что она понимает это.
— Джеф Вебстер ушел из фирмы, — спокойно сказала Линдсей.
— Хорошо, — откровенно ответил Ванклиф. — У вас прекрасная репутация, мисс Форрест. И прекрасные рекомендации. А теперь… — он жестом подозвал официанта, — нужно наполнить ваш бокал, ведь Бриг пригласил нас сюда сегодня не для того, чтобы мы говорили о делах. Вы видели мою жену?
— Несколько минут назад, — ответила Линдсей, лихорадочно пытаясь собраться с мыслями и разгадать, что кроется за словами бизнесмена. Хотел ли он сказать, что она все еще имеет возможность получить заказ на проектирование галереи? Узнав, что Райан — владелец «Кисмет аркитекчурэл», Линдсей заранее смирилась со своим поражением. Она была хорошим архитектором, но не настолько, чтобы затмить Райана Маккрея. Нет, пока еще это ей было не под силу.
— Моя жена увлекается искусством, мисс Форрест. Она художница. Честно говоря, ей далеко до полного совершенства, но она предана живописи всей душой. К счастью, она не обольщается насчет собственных способностей, и ее любовь к искусству выражается в том, что она открывает новые дарования. Она решила завести свою галерею, где могла бы выставлять работы этих молодых, многообещающих талантов. — Ванклиф взял полупустой бокал из руки Линдсей и протянул ей полный. — Она много лет вынашивала свой план, а это значит, что она вытянет из вас все жилы. Уж будьте уверены. Если вы решитесь взяться за проект ее галереи, то после этого, возможно, расстанетесь с архитектурой навсегда.
Линдсей громко расхохоталась, и Ванклиф улыбнулся.
— Я, конечно, преувеличиваю, но вам может показаться, что мы с женой чересчур требовательны. Вы все еще не раздумали работать на нас?
— Разумеется, нет, — твердо ответила Линдсей. — Я никогда не пасую перед трудностями.
— Мне говорили об этом, — задумчиво сказал Ванклиф. — Вы одно время работали на Райана Маккрея, не так ли?
Линдсей помедлила. Это был риторический вопрос. Такой человек, как Ванклиф, наверняка собрал все сведения о ее жизни, начиная с учебы в школе.
— Я почти пять лет проработала в фирме «Маккрей и компания».
— Неплохо, — коротко заметил Ванклиф. Он испытующе посмотрел на нее. А что вы сами скажете о себе, мисс Форрест? Вы действительно такой блестящий архитектор, каким вас представляют?
Линдсей помедлила с ответом, пытаясь понять, что он хочет от нее.
— Да, мистер Ванклиф, — кивнула она наконец. — Я действительно блестящий архитектор, каким меня представляют.
Несомненно, именно такой ответ Ванклиф и желал услышать. Он улыбнулся, в его бирюзовых глазах светилось одобрение.
— Позвольте откланяться, мисс Форрест, я не стану мешать вам приятно проводить время.
Взволнованная Линдсей радостно смотрела вслед удаляющемуся Ванклифу. Вот оно что. Значит, у нее еще оставалась надежда получить заказ на проектирование галереи. А возможность перехватить его у Райана делала эту цель еще более желанной.
Линдсей не сомневалась в том, что Райан стремился заключить контракт с Ванклифом. Возможно, им сначала руководило желание досадить Вебстеру, но она была уверена в том, что он и теперь не откажется от серьезной работы, чтобы занять первое место в конкурсе. Райан не наивный мальчик. Заказ Ванклифа — находка для любой фирмы.
Линдсей слегка пожала плечами и снова повернулась лицом к камину. Граф из Вены исчез, и она помедлила, осматриваясь и разыскивая среди приглашенных кого-нибудь из знакомых.
Вдруг кто-то властно и сильно обнял Линдсей за талию. Она, со смехом протестуя, обернулась и застыла, пораженная.
— Мисс Форрест, разрешите мне лично принести вам свои поздравления.
— Райан!
Линдсей попыталась высвободиться из его объятий, но он крепко сжал талию горячей рукой и повернул ее к себе.
Райан улыбался, настороженно глядя на Линдсей. Он цепко прижимал ее к себе, и со стороны могло показаться, что встретились двое старых друзей, но она опять попыталась избавиться от его стальной хватки.
— Ты избегала меня, — тихо проговорил Райан, продолжая светски улыбаться. Но глаза его смотрели сердито.
— Ты воображаешь неизвестно что, черт побери, — резко ответила Линдсей тихим голосом. — Отпустишь ты меня, наконец!
— Я три дня названивал в твой офис, но общался лишь с Марг и твоим поганым автоответчиком, легче добиться аудиенции у президента, чем поговорить с тобой.
— Я была занята, — ответила Линдсей спокойно, но твердо.
— Не так уж и занята, — раздраженно возразил Райан со стальными нотками в голосе. Он еще крепче прижал ее к себе и повел медленно к выходу из переполненной гостиной. — Мне нужно поговорить с тобой.
— Разговор можно и отложить! — Линдсей деланно улыбнулась, здороваясь с молодым конгрессменом и его женой, явно собиравшейся вот-вот разрешиться от бремени. — Как ты попал сюда? Я точно знаю, что тебя не приглашали!
Линдсей не стала говорить, что, прежде чем прийти на прием к Уэстлейку, она просмотрела список приглашенных гостей и не нашла в нем Райана.
— Я явился без приглашения, — спокойно сказал он, его хрипловатый голос едва долетал до нее сквозь шум и смех. Райан быстро поздоровался с кем-то, пожав руку, одновременно крепко удерживая Линдсей за талию.
Она облизнула губы, больше всего на свете желая освободиться от него и затеряться среди толпящихся, смеющихся гостей. Но Райан станет преследовать ее, как кот мышку. Она видела это по зловещему блеску его синих глаз.
Она посмотрела на Райана, надеясь, что все вокруг воспримут ее улыбку как дружескую.
— Приходи завтра в офис, и мы обо всем поговорим. Здесь не место и не время для одного из твоих…
— Только сейчас. — Его глаза угрожающе сузились. Он говорил очень низким и от этого чуть дрожащим голосом. — С меня довольно. Мы либо найдем какое-нибудь укромное место, либо поговорим прямо здесь.
Ноздри Линдсей раздулись от гнева, она чувствовала, как кровь прилила к ее лицу.
— Черт тебя побери, Райан, не пытайся запугивать меня, или я…
— И что же ты сделаешь? — бросил он, пробираясь с ней к выходу. Он тяжело дышал, его сузившиеся глаза ярко горели. Кое-кто из гостей бросал на них любопытный взгляд и тут же вежливо отводил глаза.
— Райан, пожалуйста! На нас смотрят!
— Ну и пусть, — проговорил Райан со сдержанным раздражением, — давай позабавим их как следует, идет?
Удивленная, упирающаяся Линдсей успела лишь приглушенно вскрикнуть, когда Райан вытолкнул ее на открытое место, где танцевало несколько пар.
Музыканты, словно только и ожидавшие появления красивых молодых людей, заиграли быструю современную мелодию, и все танцующие, кроме четырех, покинули площадку. Райан ловко повернул Линдсей лицом к себе.
— Потанцуем, мисс Форрест?
Линдсей интуитивно подалась к нему. Она знала, что за ними наблюдают смеющиеся гости Уэстлейка, которые окружали кольцом место для танцев. Линдсей позволила Райану полуобнять себя, встала на цыпочки и постаралась попасть в такт быстрой музыке. Среди зрителей прокатилась волна восхищенного шепота.
— Ты сегодня роскошно выглядишь, — пробормотал Райан. — Половина мужчин здесь изо всех сил сдерживает себя, а другая вовсю подумывает о разводе.
— А ты еще более несносен сегодня, чем обычно, — непринужденно отозвалась Линдсей. — Я поражена, что ты опять вернулся в Бостон. Я думала, что, добившись теперь своего, ты останешься в Нью-Йорке.
— Если хочешь в чем-нибудь упрекнуть меня, выражайся, пожалуйста, яснее. Вообще-то я хочу у тебя о многом спросить.
— Это вечер отдыха, Райан, а не деловая встреча.
Он властно притянул ее к себе, его глаза опасно горели нетерпением.
— Несколько минут назад я видел, как ты разговаривала с Ванклифом. Чего он хотел от тебя?
— Спроси у него самого, — парировала Линдсей. Она отбросила волосы назад и подняла на Райана пылающие глаза. — Райан, ты вытащил меня сюда на допрос… или потанцевать?
Он дерзко улыбнулся в ответ, изящно, сложными па провел ее по кругу, чем вызвал восхищенное одобрение гостей, наблюдавших за ними.
Оркестр поддержал этот виртуозный пассаж каскадом бравурных звуков, которые отпугнули другие пары; неожиданно Линдсей с Райаном остались одни на площадке, подстегиваемые музыкой, захлебывающейся в языческих ритмах.
С некоторым запозданием Линдсей поняла, что танец доставляет ей удовольствие и она без всяких усилий повторяет движения своего искусного партнера. Она рассмеялась, возбужденная музыкой и безрассудным пренебрежением к опасности. Линдсей заметила их отражение, промелькнувшее в стеклянных двустворчатых дверях, — высокий темноволосый мужчина кружил с изящной смеющейся молодой женщиной; развевающееся платье подчеркивало длину ее ног, на которых красовались туфли на высоких каблуках.
— Если сбежим немедля, то через час окажемся у меня, — бросил Райан с многообещающей улыбкой.
— У меня уже назначено свидание, — солгала Линдсей. — К тому же я почетный гость, надеюсь, ты не забыл?
— Ну и что, отмени свидание, — воскликнул Райан, — а я извинюсь за тебя перед хозяином по пути отсюда.
Резкая, страстная, чувственная мелодия увлекла их. Райан, крепко прижавший ладони к бедрам Линдсей, ближе привлек партнершу к себе, наступая на нее сильным, рвущимся ей навстречу мускулистым телом. Она повиновалась ему с игривой легкостью, захваченная музыкой, смехом, возгласами и свистом одобрения гостей Уэстлейка.
Она стремительно неслась и кружилась в танце, дерзко изогнув спину, непринужденно положив руки на плечи Райану, чуть откинув назад голову с густыми золотистыми волосами, которые переливались в ярком свете.
— Ты напрашиваешься на неприятности, моя милая, — выдохнул он, смотря на Линдсей чуть прищуренными глазами.
— Я тебя не просила тащить меня танцевать, — лукаво напомнила Линдсей; подол платья плескался у ее бедер, когда Райан повернул ее вокруг себя и потом вновь привлек к своей груди. Она держалась смело и легкомысленно, размышляя, что же так взбудоражило ее кровь — выпитое «дюбонне», зажигательная, ритмичная музыка или стройное мускулистое тело партнера, волнующее своей близостью.
Райан явно наслаждался властью над Линдсей, легко и решительно ведя ее за собой. Он не отрывал от нее полуприкрытых глаз; его волосы слегка растрепались, краска заливала лицо, он казался необычайно красивым, смелым, от него исходило неотразимое мужское обаяние.
— Если бы не люди вокруг, мое сокровище, я бы попытался естественным путем завершить этот танец, черт побери, повалив тебя на пол…
Линдсей откинула назад волосы и рассмеялась.
— Тебя удерживает твой солидный возраст, Райан?
— Пойдем ко мне, — нежно, но настойчиво уговаривал Райан, — и я покажу тебе, каким неистовым могу я быть в своем солидном возрасте, если встречу такую огненную женщину, как ты.
Его глаза гипнотизировали Линдсей, и ей вдруг стало трудно дышать. Кожу слегка покалывало, груди под шелковым платьем стали твердыми и чувствительными. Она слегка вздрагивала, едва слыша хлопки и возгласы одобрения восхищенных зрителей.
Темп музыки вновь изменился, она обрушивалась на них тяжелыми ритмичными волнами, которым инстинктивно вторили их тела. Райан сознательно дразнил Линдсей неистовой пляской бедер, с его губ не сходила влекущая интимная усмешка, ослепительно сверкали ровные зубы.
Линдсей ощутила, как зарделись щеки, отнюдь не от «дюбонне» и смеха, и попыталась отстраниться от Райана. Но он прижал ее сильнее, одной рукой поддерживая за спину, другую, весьма недвусмысленно, положив чуть ниже талии, на слегка выступающие ягодицы.
— Райан, — запыхавшись, возразила она, — я думаю, мы даем повод для слухов…
— И не только для слухов… — хрипло прошептал он, нежно прижимаясь к ней бедрами в доказательство своих слов. — Протанцуем-ка мы с тобой к выходу, моя красавица, или я скомпрометирую нас обоих.
Под заключительные аккорды он эффектно провел ее по танцплощадке, и, когда музыка оборвалась, они оказались у стеклянных двустворчатых дверей. Под аплодисменты довольных зрителей они вышли на террасу, и Линдсей подняла лицо навстречу прохладному ветру, чувствуя, как сильно стучит ее сердце. Райан повернул ее к себе; в темноте не было видно выражение его лица.
— Не помню, когда в последний раз меня соблазняла женщина прямо на танцплощадке.
— Райан! — Линдсей протянула руку и хотела оттолкнуть его, но он сковал ее, крепко обняв.
Держа Линдсей чуть ниже талии, он притянул ее ближе к себе и чуть приподнял. С нежных губ срывались слова протеста, но Райан отыскал их своим нетерпеливым ртом и стал целовать, с легкостью преодолевая сопротивление.
— Райан!.. — Линдсей удалось высвободиться, она с жадностью набрала воздух в легкие, ребра у нее заболели, сдавленные настойчивыми, цепкими пальцами. — Перестань!
Он так резко выпустил ее, что Линдсей пришлось сделать два быстрых шага назад, чтобы не упасть.
— Линдсей, что происходит, черт побери?!
— Я могу спросить у тебя то же самое! — Все еще запыхавшись, она смотрела на него с безопасного расстояния. — Мы на частном приеме, а не на празднестве дикарей, глазеющих на ритуальный танец, посвященный богине плодородия.
— Прекрати! — Его голос разрезал тишину, царившую на террасе, и Линдсей удивленно замолчала. Он быстро подошел к стеклянным двустворчатым дверям и так резко захлопнул их, что у Линдсей перехватило дыхание, ей показалось, что она вот-вот услышит звон разбитого стекла. Шумный смех и звуки, доносившиеся из комнат, вдруг оборвались, и они оказались одни в прохладном безмолвии.
Райан вернулся к ней, и Линдсей еле сдержала себя, чтобы остаться на месте, когда он встал перед ней, положив руки на бедра, прищурив опасно поблескивающие глаза.
— Я хочу услышать ответ на кое-какие вопросы, Лин. Я вернулся из Нью-Йорка в воскресенье утром, полагая, что у нас есть друг перед другом обязательства, и обнаружил, что ты меня бросила, даже не удосужившись ничего объяснить. Всякий раз, когда я звонил в офис, Марг говорила мне, что ты на заседании или встречаешься с клиентом. Я оставил полсотни сообщений на бестолковом автоответчике у тебя в квартире. Я даже заезжал к тебе несколько раз, но легче проникнуть в Форт-Нокс, чем пробраться мимо этого фашиста охранника! — Он глубоко вздохнул и отбросил волосы со лба. — Ты не скажешь мне все-таки, что же, наконец, происходит?
— Ничего особенного, — ответила Линдсей с нарочитым спокойствием, глядя на него лучистыми зелеными глазами. — Во всяком случае, ничего такого, о чем ты еще не знаешь.
— Что ты этим хочешь сказать?
— Не устраивай мелодрамы, Райан, — медленно произнесла она. — Ты можешь уже прекрасно сыграть роль раскаявшегося любовника. Честно говоря, все шито белыми нитками.
— Что, черт побери, шито?..
Он оборвал себя, будто опасался наговорить лишнего, с шумом выдохнул воздух и едва разборчиво выругался. Прошелся по террасе, остановился, затем повернул назад и приблизился к ней опять.
— Может быть, все-таки скажешь мне, что терзает тебя? Ты глубоко ошибаешься, если собираешься до бесконечности играть со мной в молчанку. Я не уйду отсюда, пока не выясню все. Даже если нам придется стоять здесь до середины следующей недели — что ж, пусть так оно и будет.
— Давай перестанем притворяться, Райан, — раздраженно сказала Линдсей, высоко задрав голову и выставив вперед Подбородок. — Ты очень хорошо знаешь, что терзает меня. Ты полагал, что мы до конца так ничего и не узнаем, да?
— Черт побери, Линдсей, оставь этот непонятный разговор и скажи мне, что случилось? Что-то в голосе Райана заставило ее внимательно посмотреть на него. Она недоверчиво рассмеялась.
— Боже мой, ты и в самом деле не знаешь, правда?
— Не знаю, о чем ты? Все эти пятнадцать минут я пытался получить какой-то ответ, но не услышал ничего, кроме загадок и обвинений! Если ты не скажешь мне сейчас, то я…
— Джеф сбежал, — надтреснутым голосом ответила Линдсей. — Он покинул нас в прошлые выходные.
— Сбежал? — удивленно переспросил Райан. Он задумчиво подошел к ней, насупив брови. — Что значит — сбежал?
— Именно то и значит. Он нашел другую работу и сбежал. — Она облокотилась о низкую ограду, которая тянулась по всей длине террасы, и скрестила руки. — Он не мог противостоять тебе, Райан, никогда. Поэтому он все бросил и скрылся. Так он и будет бегать весь остаток своей жизни, постоянно оглядываясь, не преследуешь ли ты его. — Она слегка улыбнулась. Ты умен, Райан. Очень, очень умен. Но теперь все кончено. Поэтому почему бы тебе не вернуться в Нью-Йорк? Позволь мне строить заново свою жизнь.
— Ты думаешь, я вынудил Джефа бежать? — Райан говорил с таким искренним удивлением, что у Линдсей на миг возникли сомнения, которые она тут же прогнала. — Дорогая, почему ты мучаешь меня?
— Начинаешь новые игры, Райан? — враждебно посмотрела на него Линдсей. Затем она согласно кивнула:
— Хорошо, если ты обожаешь игры, давай поиграем. Отгадай одну загадку. За три последних месяца «Вебстер и Форрест» потеряли четыре крупных заказа. Каждый раз договор был почти у нас в руках, но его вырывала прямо из-под носа какая-то другая архитектурная фирма. Скажи откровенно, почему?
— На то и существует конкуренция, — спустя мгновение отозвался Райан. Спокойно, с некоторой осторожностью.
— Дело не только в конкуренции. Всякий раз мы теряли работу благодаря одной и той же соперничающей фирме — «Кисмет аркитекчурэл» из Нью-Йорка.
Лицо Райана неожиданно потускнело. У Линдсей вдруг заболел живот, в нем словно застыл ком льда. Несмотря ни на что, вопреки всем доказательствам, она еще надеялась, что ошибается, однако, судя по кошачьей настороженности Райана, ее самые худшие опасения подтверждались.
— И я не считаю случайным стечением обстоятельств то, что фирма «Кисмет аркитекчурэл» в самый последний момент перед закрытием конкурса предложила свой проект галереи Ванклифа. — Ее бровь вопросительно поднялась, но Райан продолжал молчать. — Если меня не подводит интуиция, у тебя был разработан специальный план.
Райан продолжал молчать, не сводя с нее глаз; черты его лица резко обозначились в слабом свете далеких звезд. Линдсей вздрогнула от холода, потерла руки и отвернулась от Райана, всей душой желая только одного чтобы он оставил ее в покое. Но теперь было слишком поздно делать вид, будто ничего не произошло. Линдсей становилось не по себе от затянувшегося молчания Райана.
— Бог свидетель, это было не так уж трудно осуществить, — сказала Линдсей лишь для того, чтобы заполнить напряженную паузу. — Ты знаешь меня, ты знаешь Джефа. Тебе оставалось лишь прикинуть, в каком направлении мы будем работать, и подать в последнюю минуту компетентному жюри свои баснословно дешевые предложения по нашим самым крупным заказам. — Она окинула Райана взглядом. — Сколько же это могло продолжаться, а, Райан? До нашего конца? Пока мы не стали бы банкротами? Или пока не стали бы испытывать тяжелейшие затруднения? Тогда бы ты появился и предложил купить нас с потрохами? Какой добрый, благородный жест со стороны старого друга. Может, ты бы предложил нам работу в новой компании — «Маккрей и компания»?
— Не знаю, — ответил он с явной, беспощадной откровенностью, от которой холодок пробежал по коже Линдсей.
Он отвернулся от нее, рассматривая что-то во внутреннем дворике, его плечи напряглись.
Линдсей не отрывала взгляда от его чуть ссутулившейся спины. «А каких слов ты ждала от него? — раздраженно спросила она себя. — Он должен был сказать, что его не правильно поняли? Что это была глупая ошибка? Несостоявшаяся шутка?»
Райан ничего не делал просто так. Каждый поступок, каждое решение были обстоятельно обдуманы. И данный случай не составлял исключения.
Он медленно покачал головой, проведя рукой по волосам.
— Черт побери, Лин, — чуть севшим голосом вымолвил он, — я вовсе не хотел обидеть тебя.
— Ты и не обидел меня, — солгала Линдсей. — Я считаю твои шаги еще одной учебной тренировкой. Одним из небольших жестоких уроков Райана Маккрея, который в очередной раз показал мне, что такое жизнь.
Ярость, прозвучавшая в голосе Линдсей, потрясла и ее саму. Но еще больше потрясло Линдсей то, какое впечатление произвели на Райана ее справедливые упреки. Он побелел как мел, его рот застыл в удивлении тонкой, горькой, жесткой линией. Затем кровь чуть прихлынула к его лицу. Он отвернулся и коротко, глухо выругался в тишине влажного вечера.
Линдсей взглянула на собеседника. Она была бы полностью вознаграждена, если бы сознательно хотела нанести жестокий, злобный удар. Странно, она не получила удовлетворения. Она достигла цели слишком просто, победа была чересчур полной.
— Лин, клянусь как перед Богом, я и понятия не имел, что все кончится таким образом, — сказал он нервным голосом и повернул к ней изборожденное морщинами, усталое лицо. — Я отнял эти заказы у Джефа, а не у тебя. Я поступил точно мальчишка, черт побери, я это признаю. Но мне надоело наблюдать, как удобно устроился Вебстер в жизни, которую я оставил в Бостоне.
В голосе Райана слышалось искреннее раскаяние. Линдсей посмотрела на него, недоумевая, как принять эту внезапную, несвойственную ему покорность. Она ожидала, что Райан сегодня вечером будет хладнокровно праздновать свой триумф и защищаться с полной безжалостностью. Но он, пожалуй, чуть ли не сожалел о том, что затеял охоту на Джефа. Все это сбивало Линдсей с толку.
Она поздравила себя с победой, хотя в глубине души чувствовала растерянность, но не хотела ничего замечать.
— Не знаю, поступил ли ты как мальчишка или нет, но своего добился. Когда Джефу стало известно, что «Кисмет» принадлежит тебе, он уполз прочь, точно побитый щенок. Он никогда не был достойным противником, и надеюсь, ты удовлетворен своей победой.
Райан глубоко вздохнул.
— Ну а ты, Лин? Что ты собираешься теперь делать?
— Теперь? — Линдсей пожала плечами. — Теперь, пожалуй, воплощу в жизнь мечту — создам свою фирму: «Форрест дизайн». Я много лет хотела этого. Ты, в общем-то, помог мне. — Линдсей с вызовом посмотрела на него. — И я не собираюсь отказываться от галереи Ванклифа, Райан. Скажу по секрету, я хочу отнять заказ у тебя.
Это были слова отчаяния, она скорее бравировала, чем по-настоящему угрожала ему. Но она заметила, как что-то изменилось в глубине синих глаз Райана, жесткие складки залегли у его рта.
— Я знаю, ты не поверишь мне, — сказал он срывающимся мягким голосом, — но я и не пытался получить заказ на галерею Ванклифа. Ян как-то навестил меня в Нью-Йорке, и я согласился посмотреть, что это за работа, сделать предварительные расчеты. Мне известно, что он обращался и к другим фирмам, Лин, но, ей-Богу, я не представлял себе, что среди них оказалась и ваша компания, я узнал обо всем слишком поздно.
— Какое это имеет значение теперь? — равнодушным голосом спросила Линдсей. Он взглянул на нее.
— Теперь никакого, — таким же равнодушным голосом ответил Райан.
Линдсей попыталась улыбнуться.
— Конечно, все это пустяки, правда? Главное, что Джеф уехал. Это не тот драматичный конец, на который ты надеялся, но самый лучший результат, достигнутый тобой.
Линдсей почувствовала вдруг, что устала от споров и препирательств. Она обернулась и осмотрела живописные окрестности. Природа молчала, ночной воздух был по-осеннему влажен и свеж.
— Что же будет с нами, Линдсей? — хрипло спросил Райан. — Чем все это обернется для нас?
— Не знаю, — откровенно ответила Линдсей, удивившись вопросу. «Райан, конечно, не собирался продолжать эту нелепую игру в прятки». — Ведь все ты задумал. Так скажи, чего же ты ждешь?
— Я уже ответил, чего я хочу, Лин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечтательница - Хортон Наоми

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Мечтательница - Хортон Наоми



чудо-роман, наивысшие похвалы
Мечтательница - Хортон Наомиnemochka
3.12.2011, 22.08





Понравилось.Наконец- то роман,где главный герой не ведёт себя как неандерталец,а искренно признаёт свои ошибки.
Мечтательница - Хортон НаомиПоли
4.12.2011, 17.21





Классный роман!!!!!10/10
Мечтательница - Хортон НаомиВера Яр.
21.03.2012, 13.59





может другим и нравится, а мне так себе на один вечер за неимением лучшего
Мечтательница - Хортон Наомиарина
28.03.2012, 9.08





неплохо.
Мечтательница - Хортон НаомиОльга
2.07.2012, 21.53





Роман просто супер.
Мечтательница - Хортон Наомимарго
25.07.2014, 14.27





Роман просто супер.
Мечтательница - Хортон Наомимарго
25.07.2014, 14.27





Получила удовольствие. Рекомендую.
Мечтательница - Хортон НаомиГалинка
25.07.2014, 22.47





Приятный роман на один вечер.
Мечтательница - Хортон НаомиТатьяна
26.07.2014, 21.20





Ne trat´te svoje dragozennoje vemja na etot roman. On uzhasno raztjanut, ne smotrja na to, chto eto malishka. Pol knigi geroi obsuzhdajut pochemu ne mogit bit vmeste posle treh let razluki... Voobche, ves suzhet visosan iz palsa. Nikakih emotsij, krome razdrazhenija, ne vizval! 2/10
Мечтательница - Хортон НаомиZzaeella
7.08.2014, 20.35





Роман преотличнейший! 10 из 10
Мечтательница - Хортон НаомиКошечка Джози
1.01.2015, 1.17





Роман просто чудо.Написан шикарно,умно,чувственно.Испытала огромное удовольствие.Герои просто потрясающие.Прочитала три сочинения потрясающей писательницы Наоми Хортон,она просто редкая умница,чувственная,редкая женщина и талантливый автор.10 бл.
Мечтательница - Хортон Наомигалина
3.02.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100