Читать онлайн Мечтательница, автора - Хортон Наоми, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтательница - Хортон Наоми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтательница - Хортон Наоми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтательница - Хортон Наоми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хортон Наоми

Мечтательница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Линдсей выгнулась под ним с дрожащим криком, впилась ногтями в его поясницу, настойчиво, горячо прижала его к себе. Словно издалека до нее донесся первобытный бессловесный крик Райана; его тело содрогнулось в последнем освободительном порыве.
Он что-то простонал и рухнул в ее объятья с неистово бьющимся сердцем. Райан ловил ртом воздух, обжигая жаром дыхания шею Линдсей, и она чувствовала, как их смешанный пот стекал струйками по ее телу, когда он шевелился.
— О Линдсей, — вздрогнув, проговорил Райан резким, хрипловатым голосом. — Как я смог прожить без тебя?
Она прижалась лицом к его влажной щеке, не желая больше ничего слышать. Ей хотелось просто продлить в тишине минуты сладостного блаженства, остаться слитой воедино с этим мускулистым мужским телом, так глубоко, так неразрывно спаянным с ней. Сердце подсказывало ей, что Райан тоже был рад полежать недвижимо рядом, насладиться их близостью в чудесные мгновения неизбывной нежности.
В страстных ласках Райана чувствовался отчаянный надрыв, будто благодаря своей любви, благодаря силе воли и тела он мог повернуть время вспять, стереть все обиды и неприятные воспоминания последних трех лет жизни. И на какое-то время это ему действительно удалось.
— Я скучала по тебе, — услышала Линдсей свой шепот, понимая, что говорит чистую правду. — О Райан, как я тосковала!
— Знаю. — Он крепче обнял ее. — Ты не представляешь себе, сколько часов я провел, сидя у телефона, сгорая от нетерпения позвонить тебе. Но я был в ужасе оттого, что ты повесишь трубку и между нами все будет кончено. Поэтому я предпочитал сохранить надежду, а не узнать горькую правду…
Линдсей повернула к Райану лицо и поцеловала любимого в шею, наслаждаясь жарким мужским запахом его влажной кожи. Над ними, высматривая добычу, парила хищная птица, рельефно выделяясь на фоне неба, точно четкий рисунок на голубой эмали.
— Ты потрясающая женщина, Линдсей. Я тебя помнил такой, — сказал нежно Райан. — Прошло столько времени, хотя, казалось, лишь вчера… — Он провел языком по уголку ее губ. — Как мне нравится любить тебя. Ты необыкновенно страстная, ты так отвечаешь на мои ласки, что я стремлюсь продлить навечно это блаженство.
— Мне тоже очень хорошо, когда ты со мной. — Линдсей улыбнулась, почти касаясь губами его рта. — Иногда мне кажется, что я вот-вот выплеснусь, но ты удерживаешь меня, и я чувствую себя уютно и покойно.
— Я удерживаю тебя потому, что боюсь потерять. — Райан нежно покусал ее нижнюю губу. — Мне всегда кажется, что пламя страсти спалит тебя в последние секунды.
— Ты умело зажигаешь меня, — ответила Линдсей, стесненно смеясь. — Я всегда стараюсь сохранить какую-то видимость приличий, но потом ты делаешь со мной то одно, то другое, то третье, и я теряю контроль над собой, совсем не могу держать себя в рамках и становлюсь совершенно бесстыдной.
— Что от тебя и требуется, — прогудел Райан. — К черту приличия! Я хочу, чтобы мои женщины были горячими, распутными и… ой!
Он дернулся со смехом, когда она впилась ему в спину десятью прекрасно отманикюренными ногтями.
— Полегче, дорогая, разве ты хочешь растерзать это утомленное старое тело?
— Утомленное старое тело? — Линдсей подняла бровь. Она провела ладонями по мускулистой спине и ягодицам Райана.
— Пожалуй, нам с тобой хватит его еще на несколько лет. Я не слишком придавил тебя?
— Пока нет. — Она стерла пятно с его щеки, медленно провела пальцами по теплой влажной коже. — Только мне кажется, что лежу я на увесистом камушке, который пригодится для дома Боровейка. Не скоро пройдет синяк на моей спине, это уж точно.
— Вот что получается, когда предаешься разнузданной страсти на заброшенной пустоши, — поддразнил ее Райан, погладив изгиб ее красивой спины. Он вытащил из-под Линдсей камень и задумчиво посмотрел на него. Пожалуй, возьму с собой, и пусть лежит на моем столе как память о счастливых мгновениях.
— Что-то уж больно ты расфилософствовался, Тарзан, — спокойно проговорила Линдсей, по-хозяйски похлопав его по ягодицам. — Смотри не обгори.
— Этого легко избежать. — Он чуть перекатился на бок и нежно прижал ее к себе. Потом приподнялся на локте и окинул взглядом ее загорелое тело, словно навсегда надеясь запомнить облик обнаженной Линдсей. Он провел рукой по ложбинке вдоль ее спины, по округлому бедру. — Я так скучал по тебе! Представлял себя с тобой, казалось, я ловлю руками пламя и дым. Я просыпался, вспоминая тебя. Вспоминая твою кожу. Запах твоих волос, вкус твоих… — Райан усмехнулся. — Потом я вставал с постели и полночи ходил по комнате, стараясь выбросить тебя из головы. Ходил? Как бы не так! Я бегал. Бегал как сумасшедший. Милю за милей, столь отчаянно желая тебя, что мне до сих пор больно даже думать об этом.
Линдсей довольно рассмеялась, радуясь тому, что он смотрит на нее. Она вытянулась, как кошка, впитывая в себя тепло солнечных лучей, точно подогретое масло.
— Это полезно для сердечно-сосудистой системы. Я говорю о ходьбе.
Он что-то прошептал в ответ с показным недовольством, приник к ней губами, и они принялись целоваться — нежно, сладостно, горячо. Неистовая страсть, испепелявшая их несколько минут назад, переросла в какое-то более глубокое чувство. Он улыбнулся, оторвавшись от ее губ.
— Надеюсь, ты не горишь желанием вернуться в Бостон?
— Могу ли я узнать, что ты задумал?
— Наверстать упущенное, — проворковал Райан. — Нам нужно восполнить три года, лишенных любви, мадам…
— Не я виновата в нашей разлуке, — сонно пробормотала Линдсей, даже не придавая значения этим словам, пока не заметила, как Райан слегка напрягся.
— Нет, — жестко сказал он. — Нет, пожалуй.
Он перекатился на спину, и Линдсей вздрогнула, когда прохладный ветерок овеял ее обнаженное тело, прежде согретое его теплом. Она хотела что-то сказать, но казалось, все было уже сказано прежде.
Растворившись на мгновенье в неистовом, незабвенном восторге любви, она забыла о прошлом. Для нее ничего не существовало в мире, кроме них двоих и полной гармонии их чувств. Будто не минуло трех долгих лет разлуки.
Райан лежал очень тихо, она повернулась к нему и заметила, что он смотрит в небо, лицо его было задумчивым и немного суровым. Она вздохнула и перевела взгляд на старый каменный амбар. Его руины высились безмолвно на фоне неба — точно загадочный памятник тщете человеческих устремлений.
— Райан, я…
Он перевернулся на бок и тут же заставил Линдсей замолчать, медленно, долго целуя ее.
— Давай ненадолго забудем обо всем, кроме этих счастливых минут, Лин. Малышка, давай проведем вместе несколько часов. Это все, о чем я прошу.
Конечно, это была почти невыполнимая просьба. Где-то в глубине души Линдсей не соглашалась с ним, но она разомлела в сладостных объятьях, уютно, удобно устроившись возле него, ей так не хотелось спорить с Райаном. Однако тщетно было надеяться на воцарение безоблачного мира между ними они все равно не перестанут дразнить друг друга и в конце концов дойдут до взаимных упреков и оскорблений.
— Хорошо, — прошептала Линдсей и потянулась к Райану, готовая раствориться в его нежных объятьях. — Пускай будут только эти счастливые минуты…
— Смотри под ноги. — Райан оставил Линдсей у двери и пошел зажечь свет. — У входа осталась пара нераспакованных картонных коробок.
Линдсей нерешительно проникла в обшитую панелями прихожую городского дома Райана в Бикон-Хилле.
— Осталось все так, будто ты никуда и не уезжала.
— Агнес Вандерштадт открыла мне квартиру две недели назад. Она принесла из кладовки вещи, и я убил уйму времени, распаковывая их.
Линдсей согласно кивнула и медленно поднялась по пяти широким мраморным ступеням в большую комнату. Агнес, много лет прибиравшая раз в неделю квартиру Райана, относилась к своим обязанностям с присущей, датчанкам аккуратностью. Воздух и доме еще сохранил запах мастики для натирки полов и лимонного масла.
У дальней стены глыбился большой мраморный камин, по обе стороны от него стояли книжные шкафы — от пола до потолка. На соседней стене виднелось еще больше книг — сотни изданий по архитектуре с подробными указателями содержания и технические справочники. Мебель была тяжелой, темной, добротной, кое-где новая, кое-где старая, до боли знакомая.
В этом доме мало что изменилось. И все же изменения были. Совсем незначительные, но Линдсей заметила их. Появился новый роскошный обюссонский ковер из шерсти с замысловатым рисунком в приглушенных зеленовато-желтых тонах. В застекленном шкафу с подсветкой напротив камина стояли терракотовые статуэтки. То тут, то там притягивали взгляд загадочные фигурки, видимо привезенные с Востока. Еще одну стену украшала коллекция африканских ритуальных масок — безмолвное, жутковатое, созданное руками неизвестного мастера напоминание о суровых, таинственных обрядах.
Линдсей нахмурилась. Изменения в доме Райана походили на изъяны в гобелене со сложным рисунком, они были незначительны, не сразу бросались в глаза, зато будили фантазию, заставляя дорисовывать в воображении недостающий узор, пусть он и не всегда совпадал с оригиналом. Непонятное раздражение охватило Линдсей. Все еще хмурясь, она оглянулась на Райана. Он стоял у двери и наблюдал за ней.
И вдруг она поняла, почему, встретившись с ней, он был сбит с толку и раздосадован, обнаружив в ней изменения, которые не ожидал увидеть.
— «Дюбонне» со льдом и лимонным соком? Линдсей неожиданно улыбнулась, беспокойство прошло.
— Да, спасибо. У тебя хорошая память. Он направился к бару, который был устроен между двумя высокими стеклами, окантованными свинцом, бросил на ходу пиджак на спинку стула и ослабил галстук. Внизу за окном на горбатой клинкерной мостовой показалась машина, ее крошечные скошенные стекла сверкали точно драгоценные камни.
Линдсей подошла к латунному столику, на котором располагалась коллекция разноцветных камней и сверкающих граненых кристаллов. Она взяла необработанный кусок янтаря.
— Я и не думала, что ты так увлекаешься геологией.
— Это сувениры, — тихо ответил Райан, он подошел к Линдсей и встал рядом с ней. — Янтарь из Литвы, кристаллы кальцита из Камберленда в Англии. А этот хризолит — из Новой Зеландии.
Он протянул Линдсей стакан, она приняла его и положила янтарь на место.
— Африканское искусство. Остатки материальной культуры древнего человека Южной Америки. С тех пор как я в последний раз видела тебя, ты превратился в настоящего историка.
Райан поставил стакан на широкую полку камина и присел на корточки у очага.
— Я уже не тот, каким был, Линдсей.
«И я уже не та», — чуть не призналась она, но вовремя остановилась. Райан возился с растопкой и спичками, а Линдсей задумчиво смотрела ему в спину. Предупреждение? — подумала она. Или констатация факта?
«Ты ведешь себя как ревнивая жена, — раздраженно напомнила себе Линдсей, утопая в мягком диване. — Райана не было три года. Естественно, он тоже должен был измениться».
Она задумчиво поигрывала льдом в стакане. Они вернулись в город несколько часов назад, опьяненные солнцем, свежим воздухом и друг другом. Как и в прежние времена, пообедали омарами с шампанским, потом пошли выпить еще в одно место, потанцевали.
Отзвуки прошлого.
В тысячный раз за сегодняшний день Линдсей разглядывала мужественный, резко очерченный профиль Райана, удивляясь тому, что он и вправду здесь, рядом. Сколько раз она страстно желала, чтобы эти такие родные руки обняли ее. Как она мечтала услышать его густой, раскатистый смех, его хрипловатый голос, которым он нашептывал по ночам ее имя.
А теперь мечты стали явью, и в это верилось с трудом. Она вздохнула, сбросила вечерние туфли и положила ноги на край кофейного столика, скрестив колени. Ты дура, с отвращением сказала она себе. Три года назад он уехал от тебя, даже не попрощавшись, но не прошло и недели, как он вернулся в Бостон, и ты снова в его объятиях.
Она нетерпеливо тряхнула головой, не отдавая себе вполне отчета в том, что же произошло сегодня днем. Все случилось так неожиданно — сначала ее охватил веселый смех, потом нахлынула неодолимая страсть, — до сих пор она не могла прийти в себя. Что произошло, то произошло, вот и все. К чему анализировать их отношения, доискиваться до причин.
Пожалуй, гораздо лучше примириться с содеянным и прогнать наваждение, печально сказала она себе. За три года любовь к Райану умерла, но осталось безумное физическое влечение. И ее убеждение в том, что одно невозможно без другого, оказалось еще одной разбитой романтической иллюзией.
-..хочешь поехать на Кейп на уик-энд? Мы можем снять домик на побережье у дюн, как…
— Нет, — почти отрезала она. — Одно дело — потерять день, другое целую неделю. У меня завтра много работы, Райан. Извини.
Райан, помедлив, кивнул, его лицо посуровело. Он подбросил щепок в потрескивающий огонь.
— Лин, черт побери, я не имею права спрашивать, у тебя был кто-нибудь? Что-нибудь серьезное?
Линдсей, как ни странно, ожидала подобного вопроса, хотя ее поразило то, что он скорее позабавил, чем рассердил ее.
— Нет, — тихо ответила она. — После твоего отъезда я с головой окунулась в работу, и мне ни на что не хватало времени, просто не до этого было.
Линдсей солгала в очередной раз. У нее было сколько угодно возможностей устроить свою жизнь. Но всякий раз она вспоминала о Райане и отказывалась что-либо менять для себя.
Она подумала об интеллигентном профессоре-правоведе из Гарварда, с которым встретилась два года назад. Она почти убедила себя в том, что любит его. И даже теперь Линдсей как бы воочию видела перед собой его искаженное болью лицо, когда сказала ему, что не может выйти за него замуж, и отказала во встречах.
Она прогнала воспоминания и взглянула на Райана.
— А у тебя? — (Черт побери, зачем она задала этот вопрос?) — Можешь не отвечать, — быстро добавила Линдсей, надеясь, что он примет ее великодушное предложение и сменит тему разговора.
— Один раз.
Он улыбнулся чуть горько и печально. Потом громко вздохнул и неуклюже развалился перед огнем камина, опершись на локоть.
— Это случилось в Новой Зеландии, примерно год назад. Я решил, что мне надо раз и навсегда выбросить тебя из своей жизни. Я убедил себя, будто люблю Карлу.
Он нахмурился, словно это воспоминание причиняло ему боль.
— Понятно, — коротко откликнулась Линдсей.
Господи, почему это ненужное ей признание, слова мужчины, которого она не любила, заставляют ее страдать?
— Однажды мы поехали на вечеринку. Я выпил немного больше обычного и рассказал Карле о зеленоглазой, рыжеволосой девушке-архитекторе, которую оставил в Бостоне. Она с пониманием отнеслась к моему признанию, сказала, что если я не вернусь к тебе, то буду таким дураком, каких она еще не встречала. На следующее утро она улетела в Гонконг.
Они помолчали. Линдсей вдруг почему-то стала расправлять узкие, гофрированные складки на подоле ее дымчато-серого вечернего платья.
— Может, изменишь свои планы на завтра?
Райан склонил голову набок.
Она покачала головой и отставила стакан.
— Завтрашний день и большую часть воскресенья я проведу с Анжелой Боровейк.
— Господи, ты никак не угомонишься.
— Помнишь, ты же сам учил меня: бизнес прежде всего.
— У тебя есть одна очень плохая привычка, любовь моя, — в самое неподходящее время напоминать о том, чему я учил тебя. — Он ласково улыбнулся, сверкнув на нее синими влекущими глазами. — В холодильнике есть мясо и бутылка импортного шампанского. Давай проведем у меня уик-энд, обнаженные…
— Господи, Райан, ты неисправим!
— Опьянен, — проворковал он, ловко поднимаясь на ноги.
Он устроился рядом с Линдсей, положив руку на спинку дивана, и нежно дотронулся пальцами до ее обнаженного плеча, лаская шелковистую кожу.
— Чем дольше ты со мной, тем больше я хочу тебя.
Линдсей улыбнулась, подобрала под себя ногу и повернулась к нему лицом, положив ладонь на спинку дивана рядом с рукой Райана. Она расправила воротник его рубашки, ее рука безотчетно скользнула на плечо и пальцами дотронулась до мочки уха.
— В среду ты мог бы гордиться мной, я целый день провела в инвалидной коляске Анжелы.
Райан поднял бровь.
— Ты даже не представляешь себе, как меняется самый обычный дом, если человек прикован к инвалидной коляске. Все раздражает — дверные ручки, выключатели, подоконники. Коридоры кажутся слишком узкими, комнаты слишком маленькими, двери открываются не в ту сторону. Разные удобства и полки в туалете чересчур высоки, шпингалеты на окнах… — Она вдруг поняла, что Райан наблюдает за ней; на его лице запечатлелись радость, нежность и снисходительная гордость. Она покраснела и смущенно рассмеялась. — Извини, я несколько увлеклась.
— Ты неуемная женщина, Линдсей Форрест, — мягко проговорил Райан; он ласково убрал руку с плеча любимой и обхватил ее голову сзади. — Марг говорила мне о серии статей, которые ты пишешь для журнала «Проблемы архитектуры», они посвящены проектированию жилищ для умственно или физически больных людей.
— Это была идея Анжелы, хотя, честно говоря, работа очень увлекла меня, ты знаешь…
Райан приложил палец к ее губам, глаза Линдсей горели в тусклом свете.
— Девочка моя, я привел тебя сегодня вечером не для того, чтобы говорить об архитектуре, хотя сей достойный предмет столь же дорог моему сердцу, как и ты.
— Так для чего же, — срывающимся голосом проговорила Линдсей, глядя на него сквозь завесу ресниц, — для чего же ты привел меня?
Райан слегка пробежал ладонями вниз-вверх по ее рукам, и это прикосновение его грубоватой кожи оказалось божественно волнующим. Он скользнул пальцами под тонкие бретельки платья и медленно спустил их с плеч Линдсей.
— Бывают мгновения, когда действия важнее слов.
Он проследил, как платье сползает с нее. Оно задержалось на бедрах; Линдсей стояла обнаженная по пояс, озаренная огнем камина и светом глаз Райана.
Она наблюдала за ним из-под полуопущенных ресниц, откинув назад голову. Он положил широкие ладони чуть выше талии и принялся гладить большими пальцами ложбинки под грудями, приподнимая соблазнительные округлости. Потом опустил темноволосую голову и взял в рот ее розовый сосок.
— О Райан, — раздался прерывистый шепот. Сладостная чувственная игра его языка обдала Линдсей и жаром, и ледяным холодом; она судорожно вцепилась пальцами в его волосы, когда он потянулся жадным ртом к другой груди. Он стал кружить влажным кончиком языка вокруг затвердевшего соска. Я не думаю… что мне следует остаться. — Линдсей прижала к себе его губы, спина ее выгнулась, охваченная божественной слабостью.
— Останься. — Он прошелся нежными быстрыми поцелуями по ее груди, напрягшейся шее, подбородку. — Завтра я должен уехать в Нью-Йорк, но я хочу, чтобы ты подождала меня здесь, я скоро вернусь. Мы будем любить друг друга, и пить шампанское, и снова любить…
— Райан! — Линдсей сдавленно рассмеялась. — Я сказала, что ты ненасытен? Нет, ты скорее одержим!
— Околдован, — пробормотал он у ее щеки. — Не знаю, как я выдержал эти три года без тебя, Лин…
Она взъерошила волосы Райана, поцеловала его в ухо, в мягкую ямку под ним. Его шершавая щека чуть царапала кожу Линдсей, от него пахло луговой травой, шампунем и мужским одеколоном, который она так любила.
— Мне не стоит оставаться, — прошептала она, целуя Райана в подбородок.
— Останься. — Он требовательно целовал Линдсей, пил ее, дразнил губами, водил языком по верхней губе, пока она не открыла рот и осторожно не нашла сама его язык. — Я хочу засыпать, держа тебя в объятьях, я хочу просыпаться вместе с тобой. Я хочу любить тебя всю ночь, как бывало…
— Это время ушло, — пробормотала Линдсей, целуя его в щеку, в уголок рта. — Райан, у нас не может быть все по-прежнему, ты же знаешь. Я больше не люблю тебя…
— Ну и пусть, — прошептал Райан. Он провел руками по ее пояснице, оттянул пальцами поясок колготок. — Останься со мной на ночь, Лин. Сделай для меня хотя бы это.
Линдсей знала, что Райан не удовлетворится одной ночью или двумя уик-эндами. Он все еще надеялся, что сумеет снова заставить ее полюбить себя, что с помощью страстной любви и терпения вновь разожжет потухший костер их былых отношений. Однако не стоило бросать ему нить надежды на любовь, от которой остались одни воспоминания.
Райан положил ее на подушки. Она знала, что стоит сказать хоть слово, и он отпустит ее, как прежде.
Райан чуть сжал ее бедра. Это было испытующее приглашение, молчаливая мольба, которая не нуждалась ни в каких объяснениях. Линдсей молча закрыла его лицо ладонями, очертив большим пальцем линию рта. Потом спокойно, почти незаметно шевельнула бедрами.
Он стянул с нее шелестящий шелк и колготки. Отбросил одежду в сторону, вскочил на ноги и поднял на руки Линдсей так легко, словно она была ребенком. Она уткнулась лицом ему в шею, и он отнес ее в спальню, с удивлением обнаружив, что Линдсей с радостью готова принять его в свою жизнь. Словно все это время она держала для него незанятой какую-то нишу в своем сердце, а теперь он вернулся и спокойно завладел снова сокровищем, которое всегда и так принадлежало ему.
Все вокруг смешалось для Линдсей — и добро, и зло. Она согласилась принадлежать ему не только одну эту ночь, но и все последующие. Она дала согласие на то полное совершенства чувство, которое существовало между ними. Если Райан хотел назвать это любовью — ну так что ж? Что плохого в этом безобидном слове?
Два дня спустя Линдсей разбудил пронзительный звонок телефона. Еще не очнувшись ото сна, она нащупала трубку и искоса взглянула на часы. Кто это, черт побери, может беспокоить ее в столь безмятежное воскресное утро?
— Линдсей, — раздался в трубке уверенный, деловой мужской голос, — это Карл Данверз.
— Карл? — Линдсей села, мгновенно проснувшись. Карл Данверз был ее адвокатом, и только вселенская катастрофа могла оторвать его в воскресное утро от игры в гольф.
— Тут со мной Бойд Мейер. Мы звоним из твоего офиса.
— Привет, дорогая, — донесся до Линдсей глубокий, неторопливый голос ее бухгалтера. — У тебя тут кое-какие неприятности, голубушка. Пожалуйста, приезжай поскорее.
— Это связано с Джефом, да? — Линдсей уже скинула простыни; резкая, холодная судорога свела ей живот. — Что случилось? С ним все в порядке?
— Его… его нет, — осторожно ответил Карл.
— Нет? Ты хочешь сказать, он умер?
— Нет, черт побери, — усмехнулся Бойд. — Хотя я за него и гроша ломаного не дам, если ты захочешь посчитаться с ним. Он скрылся, Лин. Очистил кассу и убрался во Флориду.
У Линдсей подкосились ноги, и она неуклюже осела на край постели. Ее разбирал нервный смех и мучил вопрос, не продолжает ли она спать, не привиделось ли ей все это в каком-то запутанном кошмарном небытии.
— Линдсей, дорогая, ты еще меня слышишь?
Она осторожно вздохнула, решив, что все слишком реально.
— Я приеду через час.
Не прошло и сорока минут, как Линдсей распахнула дверь офиса и увидела Бойда и Карла, которые сидели за столом Марг, задрав ноги на столешницу, с чашками кофе в руках.
Бойд с глухим стуком опустил ноги на пол. Он поднялся во весь свой внушительный рост и протянул Линдсей руку.
— Ты, как всегда, великолепна, Лин. Когда же ты бросишь эту чертову работу и выйдешь замуж?
Он был одет в белые теннисные шорты и свитер грубой вязки, его ракетка лежала на углу стола.
Линдсей высвободила пальцы из его руки с кривой, натянутой улыбкой.
— Может быть, скорее, чем ты ожидаешь, если дела мои так плохи, что ты даже оставил теннисный корт.
Его такое знакомое вытянутое лицо расцвело в улыбке.
— Присядь, дорогая. Хочешь кофе? Линдсей нетерпеливо тряхнула головой.
— Что случилось?
Из кабинета Джефа вышла Марг с грудой папок в руках. На ней были будничные брюки и свободная рубашка. Ее лицо казалось бледным на фоне голубого шарфа, которым она повязала волосы. Марг посмотрела на Линдсей, ее взгляд выражал потрясение и облегчение одновременно.
— О Господи, хорошо, что ты пришла! Сегодня утром Карл поднял меня своим звонком с постели, и мы решили не беспокоить тебя, пока не выясним окончательно, что же случилось на самом деле.
— Так что же случилось? Где Джеф?
— Насколько нам известно, в Майами, — мрачно ответил Карл.
— Он явился сюда в пятницу в полдень, почти сразу после твоего ухода. — Марг положила папки. — И заявил, что ему нужно поговорить с тобой. Когда я ответила, что ты ушла с Райаном, он просто рассвирепел. Сказал, что в таком случае с тобой бесполезно говорить, и пулей кинулся к себе в кабинет. Примерно через час он вышел оттуда с кипой бумаг. Я не обратила на это внимания, пока не пришла сюда вчера закончить кое-какую работу. В его кабинете был кавардак, похоже, он в спешке просматривал папки, забирал то, что ему нужно, остальное швырял на пол. Это… ну, это потрясло меня. Я позвонила тебе домой. — Марг смущенно помедлила. — Мне нужно было позвонить тебе еще, но я подумала, что ты уехала на уик-энд.
Нет, с отчаянием сказала себе Линдсей, обводя взглядом кабинет. Я была в объятьях Райана Маккрея и любила его, пока Джеф Вебстер разграбил половину компании.
— Что-нибудь пропало?
— Это я как раз и стараюсь выяснить. Насколько я знаю, он не прикасался к проектам, которые находятся в работе, и к будущим договорам. Он очистил свой стол, взял собственные бумаги, конечно, папки с набросками и чертежами, выполненными им для двух крупных заказчиков, с которыми он имел дело. И вот что довольно странно: он почему-то оставил чертежи Атриума.
Марг слегка нахмурилась, лицо ее стало задумчивым.
— По-моему, вы ошибаетесь. — Линдсей взглянула на Карла. — Я видела Джефа во вторник вечером. Он говорил о том, что ему предложили работу в Майами, но он не мог так просто уехать, не…
— Он уехал, — резко прервал ее Бойд. — Взял все деньги с вашего текущего банковского счета и ликвидировал несколько вкладов, по которым можно было получить наличность. Он все проделал быстро и ловко, Лин. Я бы так ничего и не узнал до понедельника, если бы не играл в теннис с твоим банкиром. Он сообщил мне, что Вебстер пришел к ним в пятницу поздно вечером, был чем-то расстроен и взял деньги, которые лежали на вкладах до востребования. Банкир спросил у меня, остаетесь ли вы компаньонами. Это так поразило меня, что я позвонил Карлу. — Бойд усмехнулся. — Я вытащил его с площадки для игры в гольф, где он лидировал с разрывом в шесть очков.
— Этот мерзавец не только удрал из города, прихватив все, что мог, проворчал Карл, — он прервал мою самую лучшую партию за много лет…
Линдсей закрыла глаза, подняла руки к лицу и убрала волосы назад.
— Я ничего не понимаю. Иногда Джеф бывал вспыльчивым, но я не в силах понять, почему он так поступил!
— Знаешь, — медленно проговорил Бойд, откидываясь на стуле и снова положив ноги на стол Марг, — мне кажется, что-то заставило его бежать без оглядки. Если бы он просто хотел расстаться с фирмой, он продал бы тебе свою долю. Но на это ушло бы несколько недель, нужно было бы произвести финансовые подсчеты, снять деньги, а он чертовски торопился. Пожалуй, Джеф решил прихватить с собой в Майами все, что мог получить сразу, немедленно, и посчитал, что вы квиты.
— Ты хочешь, чтобы я возбудил дело против него? — спросил Карл.
Линдсей отрицательно покачала головой, кровь отхлынула от ее лица, и она подумала о том, как сейчас выглядит.
— Бог с ним. — Она взглянула на Марг. — Он что-нибудь сказал напоследок, когда был здесь? Что-нибудь важное?
— Он… он все время говорил о тебе. О тебе и о Райане. — Секретарша казалась слегка смущенной. — Он повторял и повторял, что ты обо всем знала, что ты с Райаном водишь его за нос все эти три месяца, что четыре потерянных заказа были просто запоздалой расплатой. — Она недоуменно пожала плечами. — Я ничего толком не поняла из этого бреда, впрочем, честно говоря, он пил не переставая.
— Расплатой? — повторила, нахмурившись, Линдсей.
Где-то вдалеке точно ударили тревожные колокола, ее почти озарила догадка, она почти вплотную подошла к истине, вспомнила нечто очень важное.
— Расплатой? За что?
Почему он сказал, будто его водили за нос эти три месяца?
Три месяца. Холодок пробежал по шее Линдсей. В последние три месяца «Вебстер и Форрест» потеряла четыре заказа. Каждый из них был очень крупным. И все они достались одному таинственному сопернику — фирме «Кисмет аркитекчурэл».
Райан как-то сказал, что три месяца назад он вернулся из Европы, работал в Монреале и в Нью-Йорке.
«Кисмет аркитекчурэл» находилась в Нью-Йорке.
— Чудовище, — негодующе выдохнула Линдсей, отпрянув от стола Марг. Конечно! — Она резко усмехнулась, повернувшись к растерянной, испуганной секретарше. — Это Райан выхватывал все время у нас заказы из-под носа, преследовал нас всякий раз, когда мы хотели что-то сделать. Он мстил Джефу!.. — Она закрыла глаза, потрясенная нежданным ударом и предательством. — Вот что Джеф раскрыл в Нью-Йорке. Вот почему он стал искать работу в Майами. Он знал, что за «Кисмет аркитекчурэл» стоит Райан. Он знал, что у него нет возможности…
Она замерла, увидев, что ее удивленные друзья в замешательстве смотрят на нее. Она глубоко вздохнула и бросила взгляд на Бойца.
— В каком состоянии мои дела?
— Ты же умная девочка, Лин, зачем ставить передо мной такой жизненно важный вопрос? — проговорил он. Потом вытянулся, сидя на стуле, и неожиданно посерьезнел. — Некоторое время у тебя будут трудности с наличностью. Он здорово почистил твой оборотный капитал. Но если чуток пораскинуть мозгами, провести кое-какие финансовые операции, то будет полный порядок.
Что-то наподобие улыбки промелькнуло на лице Линдсей, — Карл?
— Сначала нужно все перевести на твое имя. Завтра утром я первым делом подготовлю бумаги для оформления нового названия фирмы.
Линдсей устало кивнула, она чувствовала себя беспомощной, опустошенной.
— Давайте встретимся здесь завтра днем. Я хочу посмотреть бумаги Джефа и определить, какая на меня ляжет нагрузка. Наверное, придется аннулировать все заказы, с которыми я не смогу справиться, многие из них не терпят отлагательства, из-за чего, наверное, возникнут юридические проблемы и будут предъявлены финансовые претензии.
Карл согласно кивнул и поднялся со стула.
— Я заморожу счета компании до тех пор, пока не удастся перевести все на твое имя, чтобы Джефу не удалось еще что-то получить, если он попытается.
Адвокат с бухгалтером направились к двери. Бойд закинул на плечо теннисную ракетку и вопросительно посмотрел на Линдсей.
— Как ты себя чувствуешь? Линдсей слегка улыбнулась.
— Я выдержу.
Бойд помедлил, будто хотел еще что-то сказать, но передумал, кивнул на прощание Линдсей и вслед за Карлом покинул офис.
— Ну и дела. — Марг скрестила руки, окидывая свой заваленный бумагами стол. — Я позвоню Горду и скажу, чтобы сегодня он взял внучат на себя.
— Не глупи, Марг, — сказала Линдсей, стараясь изо всех сил улыбнуться. — Ступай домой. Нет смысла обеим терять довольно хороший воскресный день, и я… мне бы хотелось немного побыть одной.
Марг с сомнением посмотрела на нее потемневшими глазами, в которых светились забота и участие.
— Все к лучшему, Линдсей. Ты ведь и сама понимаешь это, правда?
— Да, — ответила та, чувствуя себя совершенно потерянной. — Да, Марг, я знаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечтательница - Хортон Наоми

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Мечтательница - Хортон Наоми



чудо-роман, наивысшие похвалы
Мечтательница - Хортон Наомиnemochka
3.12.2011, 22.08





Понравилось.Наконец- то роман,где главный герой не ведёт себя как неандерталец,а искренно признаёт свои ошибки.
Мечтательница - Хортон НаомиПоли
4.12.2011, 17.21





Классный роман!!!!!10/10
Мечтательница - Хортон НаомиВера Яр.
21.03.2012, 13.59





может другим и нравится, а мне так себе на один вечер за неимением лучшего
Мечтательница - Хортон Наомиарина
28.03.2012, 9.08





неплохо.
Мечтательница - Хортон НаомиОльга
2.07.2012, 21.53





Роман просто супер.
Мечтательница - Хортон Наомимарго
25.07.2014, 14.27





Роман просто супер.
Мечтательница - Хортон Наомимарго
25.07.2014, 14.27





Получила удовольствие. Рекомендую.
Мечтательница - Хортон НаомиГалинка
25.07.2014, 22.47





Приятный роман на один вечер.
Мечтательница - Хортон НаомиТатьяна
26.07.2014, 21.20





Ne trat´te svoje dragozennoje vemja na etot roman. On uzhasno raztjanut, ne smotrja na to, chto eto malishka. Pol knigi geroi obsuzhdajut pochemu ne mogit bit vmeste posle treh let razluki... Voobche, ves suzhet visosan iz palsa. Nikakih emotsij, krome razdrazhenija, ne vizval! 2/10
Мечтательница - Хортон НаомиZzaeella
7.08.2014, 20.35





Роман преотличнейший! 10 из 10
Мечтательница - Хортон НаомиКошечка Джози
1.01.2015, 1.17





Роман просто чудо.Написан шикарно,умно,чувственно.Испытала огромное удовольствие.Герои просто потрясающие.Прочитала три сочинения потрясающей писательницы Наоми Хортон,она просто редкая умница,чувственная,редкая женщина и талантливый автор.10 бл.
Мечтательница - Хортон Наомигалина
3.02.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100