Читать онлайн Мечтательница, автора - Хортон Наоми, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтательница - Хортон Наоми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтательница - Хортон Наоми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтательница - Хортон Наоми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хортон Наоми

Мечтательница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Надеюсь, — тихо проговорила Линдсей, — ты все-таки скажешь мне, куда мы направляемся?
Райан заехал за ней точно в полдень и повел свой ревущий мотором «масерати» на север по прибрежному шоссе к Салему и Кейп-Энн. До сих пор на все попытки Линдсей выяснить, куда они держат путь, Райан отвечал загадочной улыбкой.
Он искоса лениво посмотрел на нее.
— Не сомневайся во мне.
— Кажется, я уже слышала от тебя эти слова, — язвительно напомнила Линдсей. Райан щедро улыбнулся.
— В последний раз, когда я просил не сомневаться во мне, — проворковал он, — мы были…
— Можешь не вдаваться в подробности, — надменно оборвала Линдсей Райана, решительно избегая смотреть на него. Она по-прежнему помнила каждую ласку, каждое прикосновение, каждое слово тихой мольбы, с которой Райан взывал к ней в ту первую ночь на Кейп-Коде.
Она чувствовала, что он смеется над ней, и демонстративно не обращала на него внимания, раздраженная и ходом собственных мыслей, и воспоминаниями о прошлом, которое то и дело умышленно ворошил Райан.
Линдсей подавила вздох и сбросила парусиновые туфли на каучуковой подошве, удобно вытянув ноги и скрестив их в коленях. Райан окинул долгим одобрительным взглядом ее загорелые длинные ноги, и Линдсей нахмурилась. Еще одна ошибка. Ей следовало придерживаться своего решения — сохранять с Райаном сугубо деловые отношения, но ее шорты и блузку цвета хаки нельзя было назвать деловым костюмом. Жаркий день бабьего лета, предвещавший чудесный отдых за городом, настроил ее на легкомысленный лад, о чем она очень пожалела.
— Интересно, продаются ли сейчас вареные омары в том придорожном ресторанчике за Орлеаном? — вдруг задумчиво проговорил Райан. — Помнишь, мы купили тогда шесть фунтов омаров, потом остановились, чтобы взять свежеиспеченного хлеба и бутылку вина? От Уэлфлита мы свернули на глухую дорогу и обнаружили тот крошечный пляж…
Линдсей рассеянно пробормотала что-то в ответ, соглашаясь с ним, и пожалела, что не воспротивилась творческому порыву, желанию угодить Боровейкам, которое привело ее сюда. Райан пытался вернуть ее в прошлое, но оно больше не существовало, от него не осталось теперь ничего, кроме воспоминаний. В нынешней жизни не было места теням.
Они долго ехали в тишине, но вот Линдсей заметила, что автомобиль спускается вниз. «Масерати» зарычал, как только Райан сбросил скорость, и она вопросительно взглянула на своего спутника, когда машина пошла по узкой грязной дороге. Приземистый спортивный автомобиль неуклюже подпрыгивал на непривычных ухабах, оставив далеко позади гладь ровного скоростного шоссе, и Линдсей нахмурилась, недовольная, что низкие кусты и комья засохшей земли царапали днище машины.
Райан поставил «масерати» в тени раскидистого дуба и заглушил мотор.
— Придется добираться пешком. Линдсей, не говоря ни слова, вопросительно подняла бровь, но Райан лишь одарил ее своей высокомерной ленивой улыбкой. Было ясно, что он наслаждается каждым мгновением своей нехитрой игры. И было ясно, что он не собирается делиться с ней своими секретами до тех пор, пока его надутое величество не сочтет необходимым все рассказать.
Линдсей сунула ноги в туфли и вышла из машины, глубоко вдохнув воздух, пахнущий туманной свежестью. Стояла приятная погода, и она подставила лицо навстречу ветру, бредя по спутанной траве к вершине невысокого холма. Ближние луга поблескивали в лучах солнца, за ними шли косогоры, сплошь покрытые раскидистыми деревьями, переливающимися яркими красками. На ближней сосне пронзительно каркнула ворона, и Линдсей усмехнулась, чувствуя, как солнечное тепло обволакивает ее, вселяя удивительную легкость в тело.
Внезапно она вспомнила о Райане. Она оглянулась и увидела, что он наблюдает за ней с затаенной грустью, которую она замечала в нем и раньше. Он стоял, отдыхая, небрежно прислонившись к «масерати», сильный, спокойный, уверенный, будто только что выиграл несколько партий в теннис на корте Уимблдона. Белые шорты не закрывали его мускулистых, длинных загорелых ног, вид которых выводил Линдсей из равновесия, а бело-голубая спортивная трикотажная рубашка подчеркивала ширину налитых плеч. Но его синие глаза под слегка нахмуренными бровями были задумчивы, на лице лежала печаль.
Линдсей стало не по себе от отрешенного взгляда Райана. Она сунула руки в карманы и пошла назад к машине, сухие листья шуршали у нее под ногами.
— Где мы?
— Окрестные жители называют это место «капризом» Фелдана. Пошли, нам еще брести четверть мили. — Он указал на еле заметную тропинку, которая бежала, извиваясь, по шелестящему золотому лугу.
Линд сей следовала за Райаном, стараясь не отстать от него, приноравливаясь к его длинному размашистому шагу.
— А какое мне дело до этого «каприза» Феддана?
— Джордж Фелдан был бостонским бизнесменом. В конце восьмидесятых годов прошлого века, примерно лет в пятьдесят пять, он овдовел. В то время Фелдан занимался импортом, и это приносило ему немалые деньги. Он считался солидным, уважаемым жителем своего города… пока не влюбился. — Райан бросил на нее острый взгляд. — И, как часто случается, прежде весьма здравомыслящий, вполне обязательный человек превратился в полного безумца и глупца.
— Звучит очень правдоподобно, — подтвердила Линдсей. — Только какое отношение имеет мистер Феддан к нашему приезду сюда?
— Правду говоря, новая любовь вскружила ему голову. Это была молодая, красивая и… очень хищная женщина. Ей захотелось иметь роскошный загородный особняк. И Джордж продал свой дом в Бикон-Хилле, свои акции и вложил все до последнего цента в строительство необыкновенно красивого дома. Потребовалось два года, чтобы спроектировать и построить его, за это время Фелдан чуть не разорился. Джордж проводил все свободное время на строительной площадке, стремясь сделать свое жилище прекрасным, следил за тем, как вбивают каждый гвоздь, кладут каждый камень. Но вдруг за неделю до свадьбы его невеста сбежала в Сан-Франциско с одним молодым человеком, с которым познакомилась, пока жених, не щадя сил, устраивал их гнездышко.
— Бедный мистер Фелдан, — пробормотала Линдсей, не глядя на Райана. Нужно было кому-то подсказать ему, что любовь требует большего, чем обещания и подарки.
Линдсей ощутила на себе пристальный взгляд Райана, но сделала вид, точно ничего не заметила. Будь прокляты эти ее коварные, ранящие словесные уколы. Они срывались с ее губ словно сами по себе, такие же неожиданные для нее, как и для Райана.
— Может, она ожидала от мистера Фелдана большего, чем он мог дать, предположил Райан. — Он всего лишь обыкновенный человек, такой же, как и мы.
— И что же Джордж? — невинно спросила Линдсей. — Он с достоинством принял потерю или, как дурак, попытался вернуть сбежавшую невесту?
— Знаешь, — вдруг грубовато проговорил Райан, — я всегда полагал, что мужчина, который бьет женщину, заслуживает расстрела. Но теперь я начинаю думать, что в этих колотушках, пожалуй, есть некий смысл.
— Сомневаюсь, — вежливо ответила Линдсей, чуть посторонившись на всякий случай. — Новую Линдсей Форрест тебе труднее запугать, чем прежнюю.
— Она сама запугает кого хочешь, — отозвался Райан. — Только пусть ее боятся те, кто не может увидеть за новой защитной маской прежнюю Линдсей.
Разговор принял явно нежелательный оборот, и Линдсей ускорила шаг.
— И что же стало с Джорджем? Райан понимающе улыбнулся.
— Спустя две недели после отъезда невесты дом сгорел.
Одни полагают, что Джордж находился внутри, другие — что он успел скрыться. Как бы то ни было, никто о нем больше ничего не слышал. Землю временно взяли под опеку, потом она отошла к государству. Теперь ею владеет группа салемских бизнесменов.
— И какое отношение эта история имеет ко мне?
— Увидишь.
Линдсей уняла нетерпение, понимая, что расспрашивать дальше Райана бесполезно. Они продолжали путь в молчании, Линдсей старалась не замечать его длинных загорелых ног, мелькавших перед ней. Казалось, отгородившись от Райана, она еще острее ощущала его присутствие, он как бы таил в себе неизъяснимую мужскую силу, которая согревала ее, как тепло, исходящее от нагретого солнцем камня.
Сегодня днем она должна была переделать тысячу дел и вовсе не собиралась бродить по залитым солнечным светом лугам с Райаном Маккреем. Работа. Прежде всего работа. А потом Джеф. Ей нужно было отыскать Джефа, поговорить с ним…
— Как прошла сегодня утром твоя презентация у Ванклифа? — Райан неожиданно крепко взял ее за руку, их пальцы переплелись. — Этот человек набирает все больше веса в Бостоне. Для того, кто получит заказ на оформление его галереи, это будет большой победой и выгодной рекламой.
— Пожалуй, так оно и есть. — Линдсей посмотрела на Райана, криво улыбаясь. — Но я не поверю в успех до тех пор, пока не получу подписанный по всем правилам договор. У нас есть серьезные соперники.
— У тебя в последнее время уже были удачные работы по частным заказам — имение Мендеса, новый дом для Брига Уэстлейка. Ты что, хочешь в конце концов забросить коммерческие проекты?
— Да, пожалуй, — ответила Линдсей больше самой себе.
— Почему? — неторопливо проговорил Райан. — Ты не страдаешь манией величия Джефа и не горишь желанием видеть свое имя на углу каждого примечательного дома в Бостоне?
— Откровенно говоря, я люблю все держать в своих руках. — Линдсей небрежно посмотрела на Райана. — Я предпочитаю работать с определенным клиентом, а не с целым советом директоров. Мне по душе иметь дело напрямую с подрядчиками, а не с начальником строительства. Мне нравится самой бродить по стройплощадке, а не перечитывать в кабинете отчеты инспекторов и государственных чиновников. — Она рассмеялась. — Когда возводили «Лексингтон», как-то застопорилась работа из-за того, что неудачно положили ковровое покрытие на втором этаже. Дизайнер внутренней части здания, инспектор пожарной безопасности, начальник строительства и два субподрядчика чуть не подрались у меня в кабинете. Потребовалось целых три недели для того, чтобы получить разрешение совета директоров на снятие некачественного покрытия и его замену. — Она с притворным негодованием покачала головой. — За три недели я могла бы построить целый дом.
Райан рассмеялся, забавляясь горячностью Линдсей, и сжал ее пальцы.
— Хочешь верь, хочешь нет, а когда-то я думала, что жизнь архитектора полна очарования и состоит из одних презентаций с коктейлями. Я и не предполагала, что почти все время будет уходить на налаживание отношений с несговорчивыми прорабами и разгневанными клиентами да на разрезание красных ленточек. Иногда я чувствую себя военным корреспондентом, а не архитектором.
— Но ты любишь каждое мгновение этой жизни, — спокойно напомнил ей Райан. — А ты не хочешь снова работать со мной? Я взял четырех первоклассных архитекторов, но всех их интересуют коммерческие заказы. Мне нужен человек с твоим опытом и репутацией для работы с проектами оригинальных зданий.
Она подняла глаза на Райана.
— Ты опять за свое, да?
— Я не отступлю до тех пор, пока не добьюсь своего. — Он вызывающе посмотрел на Линдсей с высоты своего роста. — Ты должна это знать, Лин.
— А ты должен знать, — с нажимом произнесла она, — что человек не всегда получает то, чего он хочет. И потом, у меня есть своя хорошая работа.
Ее последние слова прозвучали менее уверенно, чем она того желала, и Линдсей поняла по вопросительному взгляду Райана, что он заметил недовольные нотки в ее голосе.
— Может, расскажешь о своей хорошей работе? — спросил он Линдсей спустя одну-две минуты.
— Не очень-то хочется.
Райан не настаивал. Он согласно кивнул, и бывшие любовники продолжили путь молча, Райан крепко сжимал ее пальцы.
— Все дело в Джефе, — наконец сказала она, не глядя на Райана.
— Какие-нибудь неприятности?
— Не знаю. — Линдсей глубоко вздохнула. — Я видела его в последний раз во вторник вечером и поэтому беспокоюсь. Он не выходит на работу, домашний телефон молчит.
— Вебстер всегда умел прекрасно позаботиться о собственной шкуре, холодно заметил Райан.
— Он упрашивал меня уехать с ним в Майами. — Она не собиралась говорить об этом Райану, но слова, казалось, сами сорвались с губ. Она знала, что он смотрит на нее.
Райан больно сжал ей пальцы и наконец отпустил ее руку.
— Почему? — спросил он.
— Ты знаешь — почему. — Она все еще не поднимала глаз. — Это ты обратил его в бегство, Райан. Он напуган.
Райан ничего не ответил. Спустя какое-то мгновение Линдсей посмотрела на него и обнаружила, что он не отводит взгляда от далекого горизонта. Его лицо было непроницаемо, и она спрашивала себя, какие мысли теснятся в темноволосой голове Райана.
— И ты поедешь с ним?
— Нет.
Он посмотрел прямо в глаза Линдсей.
— А что собираешься делать?
— Не знаю пока, — откровенно призналась она. — Выбор у меня богатый. Упрошу Джефа остаться в Бостоне. Выкуплю его долю. Или продам свою ему и уеду куда-нибудь.
— Ты можешь все послать к черту и выйти за меня замуж, — небрежно предложил он, вглядываясь в трепещущую от зноя даль, будто там что-то завораживало его.
— Это что — предложение? — спросила Линдсей, разражаясь гортанным смехом.
— А ты хочешь, чтобы я действительно сделал его, Лин? — Он повернулся к ней, обволакивая ее таким знакомым затуманенным взглядом.
Она вдруг почувствовала, что не сможет выдержать этот взгляд, и стала с усиленным вниманием изучать ближайшее дерево, ощущая, что он продолжает смотреть на нее своими вопрощающими синими глазами. Потом, справившись наконец с собой, Линдсей безразлично ответила:
— Ты опоздал на три года, Райан. Казалось, прежний Райан исчез, уступив место какому-то холодному, равнодушному незнакомцу. Он отвернулся, и его профиль резко обозначился на фоне неба.
— Тебя не должны волновать проблемы Вебстера, — быстро сказал он. Джеф сделает тебе большое одолжение, если решит убраться отсюда.
— Как и ты в свое время? — вырвалось у Линдсей. — Наверное, нужно отнести к профессиональному риску то, что мои компаньоны убегают от меня, когда я меньше всего этого жду!
Райан отпрянул от Линдсей, будто она ударила его. Он отвернулся и грубо выругался, плечи его напряглись, затем он выдохнул с шумом воздух и кивнул головой, не поворачивая к ней лица.
— Пожалуй, я заслужил это.
— Нет, — прошептала Линдсей, — нет, не заслужил. Извини.
Она повернулась, подошла к краю тропинки, сорвала маргаритку и повертела цветок в руках.
— Я знаю все про Атриум, Райан. — Он не проронил ни звука, и Линдсей обернулась, желая убедиться, слышит ли он ее, и обнаружила, что он выжидающе на нее смотрит. — Это ты его спроектировал. Джеф украл чертежи.
— Позаимствовал — более подходящее определение. — Райан слабо улыбнулся, но горечь осталась в его глазах.
— Украл. — Линдсей уточнила отчетливо, будто, произнеся это слово вслух, хотела каким-то образом смешить его чудовищный смысл. Она резко повернулась к Райану, выбросив маргаритку. — Награды на стенах кабинета Джефа — твои! Почему ты никому не сказал? Ничего не предпринял?
Он спокойно смотрел на нес, резкие черты его лица разгладились.
— Я не гнался за признанием. Оно было нужно компании «Вебстер и Форрест», — спокойно вымолвил он.
На лице Линдсей застыло удивление, и Райан рассмеялся.
— Да, признаюсь, эта мысль приходила мне в голову. В тот день, когда я увидел фотографию Джефа Вебстера, стоящего рядом с макетом здания, завоевавшего премию, — моего здания, — первой мыслью было вернуться назад и затаскать его по судам. — Он пожал плечами. — Потом я понял, что не могу расправиться с Вебстером, не затронув твоих интересов. Даже если бы я и сумел доказать, что ты тут ни при чем, скандал такого масштаба преследовал бы тебя всю жизнь. А ты значила для меня гораздо больше, чем сотня Атриумов или сотня джефов вебстеров.
Линдсей не отрывала глаз от лазурного взгляда Райана и очень медленно кивала ему в ответ.
— А теперь? — тихо спросила она. — Еще не поздно. Тебе даже не нужно обращаться в суд, только скажи об этом, одно слово там, тут, пусти слушок, второй, и Джеф будет уничтожен.
Райан смотрел на Линдсей, на лице его странным образом отразились одновременно замешательство, гнев, осуждение, мстительный порыв, отчего по ее спине пробежали мурашки. Он вновь холодно, жестко улыбнулся, и Линдсей опять стало не по себе.
— Да, есть и такой выход. У Линдсей сжалось сердце.
— Понимаю, — прошептала она, хотя в глубине души надеялась, что Райан отказался от мести. Но он ничего не ответил, и Линдсей на мгновение подняла на него глаза. — А стоит ли он этого, Райан? Неужели ты больше станешь уважать себя, опозорив Джефа Вебстера? Месть убивает тебя, Райан, превращает в какого-то незнакомого мне человека, которого я даже побаиваюсь. И потом, я не знаю, чем обернется для тебя лично расправа над Джефом.
Она отвернулась и пошла по тропинке вниз, ускоряя шаг, чувствуя, что он не сводит с нее удивленных, разгневанных синих глаз.
Райан прошептал что-то сквозь стиснутые зубы, и она порадовалась, что не расслышала этих слов, потом он, сделав три-четыре шага, догнал свою спутницу и молча пошел рядом.
Линдсей осмелилась поднять на него взгляд, раздумывая, на кого направлена эта дикая злоба: на нее, на Джефа или на него самого, и решила, что никто не ответит на этот вопрос.
Тропинка резко повернула налево, откуда начиналась поросшая деревьями дорога. Линдсей с облегчением вошла в прохладную аллею и увидела обгорелые остатки того, что некогда было прекрасным домом.
Массивная каменная труба возвышалась над почерневшими развалинами, не тронутая беспощадным пламенем и пролетевшими десятилетиями. Она высоко устремлялась вверх, являя собой памятник тщете человеческих мечтаний.
— Бедный Джордж Фелдан, — печально проговорила Линдсей.
— Пойдем. Я кое-что покажу тебе.
Она вступила в заросли марены и золотарника, вдыхая терпкий ароматный запах одичавшей сирени. Массивный амбар высился на небольшой лужайке за домом. Его крыша обрушилась несколько десятилетий назад, треугольник изъеденных непогодой стен, балок, стропил поднимался, как парус, над каменным фундаментом. Рядом, очевидно, находились некогда и другие постройки, от них остались горки старого дерева и кучи камня.
Камень.
Линдсей с трудом пробралась сквозь высокую траву к полуразрушенной каменной ограде, которая тянулась по краю всего луга. Она осторожно выковыряла из нее кусок и повертела его в руках.
— Райан!
Она восторженно рассмеялась, потом взобралась на ограду. Засунув руки в карманы, она профессиональным взглядом окинула двор фермы.
— Здесь камня более чем достаточно для облицовки и для опорной стены. — Линдсей оглянулась и увидела, что Райан наблюдает за ней со снисходительной улыбкой. Она спустилась вниз, потирая руки. — Прекрасно, как же тебе удалось его найти?
Он прислонился к стене, скрестив ноги.
— Я тебе угодил?
— Ты прекрасно знаешь, что да. Ты знал это еще до того, как принес камень ко мне в кабинет. Но я все же очень хочу, чтобы ты рассказал, как тебе удалось набрести на это место.
— Я позвонил одной старой приятельнице из Массачусетского технологического института, она занималась изучением малоизвестной сельской архитектуры Новой Англии. В последние два лета она составила каталог каждой фермы, амбара и конюшни в Массачусетсе, не забывая указать материал, из которого сделаны здания. — Райан лениво улыбнулся. — Она была очень рада, что ее труд может кому-то пригодиться. Мы проверили карьер в штате Мэн, откуда привезли камень для строительства дома Боровейка, и нам осталось лишь выяснить, где еще использовался подобный строительный материал. На это ушло всего два часа работы на компьютере, и мы обнаружили шесть мест. Бывшее поместье Фелдана мне показалось наиболее подходящим, поэтому я приехал сюда утром и все здесь осмотрел. — Райан широко улыбнулся. — Я уже поговорил с владельцами. Они еще заплатят тебе, лишь бы ты вывезла отсюда весь камень.
— Наверное, ты повозился не один день. — Она окинула луг удивленным взглядом.
— Два-три дня, — охотно признался он. — Считай, что это подарок старого друга.
Линдсей чуть ли не с робостью взглянула на Райана, очарованная его щедростью. На какое-то мгновение она увидела в нем прежнего доброго Райана Маккрея, которому доставляло неизъяснимое наслаждение баловать Линдсей приятными сюрпризами только ради того, чтобы услышать ее радостный смех.
— Спасибо тебе, мой старый друг, — ласково проговорила она, положив руки на плечи Райана и встав на цыпочки, чтобы поцеловать его в лоб.
— Ну что, настало время отдавать долги? — С шаловливой усмешкой Райан обнял Линдсей за талию, чуть сцепив пальцы у нее за спиной. Он присел на край ограды и привлек к себе Линдсей, которая очутилась у него между колен. — Ведь так водится у старых друзей?
— Ты всегда был ужасным упрямцем, — со смехом пожаловалась Линдсей.
Она и не пыталась вырваться из объятий, когда Райан стал все настойчивее привлекать ее к себе.
Линдсей обвила его руками за шею. Увидела прямо перед собой его лицо. Райан смотрел на нее не отрываясь своими бездонными глазами цвета индиго, и у Линдсей возникло ощущение, будто она тонет в глубокой реке.
— Я сейчас быстро тебя поблагодарю, и мы возвратимся в Бостон, поддразнила она его. — Я должна обрадовать Боровейка.
— Антон Боровейк подождет, — успокоил ее Райан.
Линдсей ласково поцеловала любимого, и у нее перехватило дыхание от теплоты и нежности мужских губ.
Райан выразительно поднял левую бровь.
— Разве так благодарят того, кто искал иголку в стогу сена?..
— Вымогатель, — неразборчиво пробормотала Линдсей, прерывая его слова еще одним жарким поцелуем.
Он умело нашел ее рот и легко скользнул вглубь трепетным языком сквозь полураскрытые губы. Линдсей мгновенно, не думая уже ни о чем, ответила на этот интимный призыв, подавшись к нему, погрузила пальцы в его густые волосы и гладила его по щеке.
Райан нежно, настойчиво прижимал Линдсей к себе, придерживая ее затылок. Его поцелуи становились все горячее и требовательнее, губы в истоме тянулись к губам, он ловил ее язык и увлекал в глубины своего рта. Мышцы ее живота напряглись, и она судорожно обхватила его шею, чувствуя, как ее плоть неистово отвечает на прикосновения Райана, как волнует ее запах мужского тела.
— О Райан, не надо, — простонала она. — Пожалуйста, нам пора идти…
— Подожди, — хрипло произнес он, отпустив ее губы. — Подожди еще минуту… — Он погладил ее обнаженную ногу и со стоном притянул ее к себе на колени. Остро ощущая его, возбуждение, она срывающимся голосом повторяла его имя, то безотчетно изгибаясь у него в руках, то прижимаясь к нему бедрами.
Райан с шумом вздохнул.
— О Господи, Линдсей!
Пальцы Райана утонули в мягких складках ее шорт, он приник к ней напрягшимися бедрами.
Линдсей со стоном, еле слышно произнесла слова отказа, одурманенная солнцем и желанием, ощущением болезненной взвинченности, испепеляющего жара, который, казалось, проник в каждую клеточку ее тела. Она знала, что нужно было противиться ему, вырваться от него, освободиться от колдовских объятий нежных рук, одно прикосновение которых заставляло забыть о трех долгих годах разлуки.
Ей следовало что-то сказать. Оттолкнуть Райана, пока не поздно. Но мысли ее разбегались, разум и чувства пребывали в смятении. Не было ни прошлого, ни будущего — ничего, лишь непреодолимое, страстное влечение к стройному телу мужчины, которого она обнимала, влечение к его теплым зовущим губам и зревшее где-то глубоко в ней ответное желание, трепетный отклик на этот древний как мир мужской призыв.
Райан, охмелевший от стремления овладеть ею, что-то пробормотал охрипшим голосом и скользнул рукой под тонкую резинку ее трусиков. Она затрепетала, сразу ослабев, когда он нашел нетерпеливой рукой то тайное нежное место, которое искал. Он гладил теплую женскую плоть, пока Линдсей не начала тихо вскрикивать.
— Лин… малышка, не прогоняй меня. Я так измучился за эти последние дни, все время думал о тебе, хотел тебя…
Он вытащил ее блузку из шорт и обнял обнаженную спину Линдсей, гладя ее страстно, долго, горячо.
— Райан! — тихо вскрикнула она, скорее отдаваясь ему, нежели отталкивая, и прильнула губами к его губам, потеряв голову от неистового желания. Еще не поздно, напомнила Линдсей какая-то бодрствующая часть сознания, когда он принялся расстегивать пуговицы на блузке. Еще есть время…
Но вдруг все показалось ей незначительным. Потому что теперь она хотела лишь одного — раствориться в объятиях Райана Маккрея, неразрывно слиться с ним так, чтобы больше никогда не существовать без него.
Райан снял блузку с Линдсей, целуя ее шею и подбородок. Лифчик расстегнулся легко, и Райан внезапно и страстно засмеялся, поймав руками жаркие груди. Линдсей чуть не задохнулась, когда он стал большими пальцами ласкать ее соски. Они вдруг затвердели, и Райан застонал. Прикосновения его грубоватых рук казались Линдсей каким-то фантастическим эротическим массажем. Она откинула голову, зажав в кулаке волосы Райана, а он провел губами по ее плечу, точно обдав его пламенем.
Она гибко изогнула спину, предлагая себя, и он жадно принял ее, лаская напрягшийся до боли сосок, потом отпустил его, соблазнившись другим округлым бутоном, венчавшим ее грудь.
— О малышка! — вырвался у него сдавленный крик мольбы и тут же прервался — он овладел ее губами.
Линдсей вся отдалась порыву в ответном поцелуе, нетерпеливо стремясь найти его язык. Она почувствовала, как по телу Райана пробежала страстная дрожь, и услышала его стон. Она задрала рубашку Райана, а он прошептал какие-то восхитительно откровенные слова любви, пройдясь дерзким кончиком языка по изгибу ее верхней губы. Нетерпеливыми руками Линдсей расстегнула пряжку на его ремне, потом молнию, и ее пальцы погрузились в волосы на животе Райана.
Райан напрягся от этого дразнящего прикосновения и простонал:
— Не уходи теперь! О Господи, Лин, ласкай меня! Я твой!
Она охотно ответила на этот жаркий призыв и стала гладить его сильными нежными пальцами. Райан выгнул спину, слегка откинул голову назад, и ее взгляду открылось напряженное, подрагивающее от волнения горло.
— Лин, милая! — радостно воскликнул он и с наслаждением устремился в ее объятья, порывисто сжав руками ее талию.
Райан сорвал с себя рубашку, и она принялась гладить его мускулистую грудь. Линдсей сжала губами крохотный мужской сосок, чувствуя, как он твердеет у нее во рту. Лихорадочно, с присвистом дыша, Райан начал искать застежку ее шорт. Линдсей вернулась, и он скользнул руками под вдруг ставший свободным пояс. Он потянул его вниз и обнажил нежные, соблазнительно округлые ягодицы.
Райан застонал, приподнимая; ее и лаская согретое солнечным теплом тело.
— Малышка, прошла целая вечность с тех пор, как я держал тебя, такую пылкую, в своих объятьях. — Он уткнулся в ее ухо, осыпая Линдсей горячими влажными поцелуями. — Ты хочешь меня, Лин. Я знаю, ты хочешь меня.
— Да! — скорее прорыдала, чем произнесла, она и припала к нему, краем сознания понимая, что его неистовый зов отнюдь не порождение сиюминутной страсти, он вобрал в себя и прошлое, и настоящее, но не стала задумываться над этим. — Люби меня, Райан! Люби меня…
Он с восторгом прокричал что-то в ответ и, опустившись на колени, в один миг стянул с нее шорты и трусики. Он целовал нежный живот, лаская языком впадину пупка. Затем ласково, настойчиво раздвинул ей ноги и стал гладить их, осыпая поцелуями.
Линдсей пролепетала заветное имя, а он принялся осторожно массировать круговыми движениями снизу вверх ее бедра, а потом прошелся по ним жаркими губами.
Но вот Райан чуть дотронулся до нее кончиком языка, и это чудесное, пьянящее прикосновение дарило столько неги, что Линдсей тихо вскрикнула. Она, ослабев, подалась к нему, а он, запыхавшись, радостно смеясь, поднял се на руки, ловко уложил в пряную траву и приник к Линдсей, раздвинув коленями податливые ноги.
— О Лин, — прошептал он, уткнувшись лицом в ее шею. — Я никогда не думал, что могу скучать по кому-нибудь так, как скучал по тебе! Словно я потерял часть самого себя. Словно куда-то делась часть моей жизни…
— Теперь я с тобой, — нежно прошептала Линдсей, прижимаясь к нему губами. — Райан, я здесь.
Трех прошедших лет точно не было вовсе. Они не чувствовали ни стыда, ни неловкости, ни неудобства, словно давным-давно привыкли друг к другу. Два тела сплелись воедино, такие близкие и знакомые. Это походило скорее на воссоединение душ, чем на воссоединение плоти.
Уверенно и нежно Райан, как опытный поводырь, вел ее к блаженному финалу. Он разбудил все, что так долго спало в ней, даря заветные радости и заранее зная, каким будет ответ, беспрестанно в изнеможении произнося ее имя, словно какое-то колдовское заклинание. Они предавались любви истово, с наслаждением, забыв про всякие запреты и условности, придуманные людьми, будто тепло солнечного света, благоухание примятой их телами травы и влажной земли смели все преграды. Они не замечали ничего вокруг, точно остались одни в целом мире, обреченные на доставляющие неизъяснимое наслаждение восхитительные ритмические движения, древние, как окружающие холмы.
Извечные приливы и отливы любви накатывали, отступали и возникали вновь, устремляясь неспешными, нежными волнами к чудесному заветному берегу, сулящему наконец освобождение от непрестанного бега. До Линдсей доносился порой ее собственный голос, и она недоумевала, неужели это она может так резко, так часто вскрикивать. Райан что-то шептал, мышцы спины вздрагивали под ее ладонями. Он возносил ее, бездыханную, на край чувственной бездны, но не позволял упасть вниз, поддерживая ее, пока она снова не теряла голову от нестерпимого блаженства. Она извивалась в его руках, вскрикивала, точно захлебываясь в рыданиях, слышала, как он то и дело подбадривает ее срывающимся голосом.
— Райан!..
— Скоро, — сдавленно выкрикнул он. — Подожди немного, Лин. Я хочу, чтобы это длилось вечно. Я вообще не хочу, чтобы ты когда-нибудь…
— О Райан! — Это был то ли вопль протеста, то ли мольба о пощаде, она скользила под ним, полузакрыв глаза, но наблюдая за Райаном, зная, что он не спускает с нее взгляда. Она помнила, какое наслаждение доставляло ему смотреть, как она страстно, бесстыдно отвечает на его любовь.
— Боже мой, Линдсей!..
— Райан! О Райан!..
— Со мной, — простонал он сквозь стиснутые зубы. — Лин… о Лин! Сейчас, дорогая… сейчас!
Он сжал ее бедра и резко приподнял Линдсей навстречу сильному, пронзительному толчку своего тела, приближая ее к манящей, искрящейся абрисом воронке нарождающегося взрыва ослепительной, раскаленной добела чувственности и унося ее в клокочущую страстью бездну.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечтательница - Хортон Наоми

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Мечтательница - Хортон Наоми



чудо-роман, наивысшие похвалы
Мечтательница - Хортон Наомиnemochka
3.12.2011, 22.08





Понравилось.Наконец- то роман,где главный герой не ведёт себя как неандерталец,а искренно признаёт свои ошибки.
Мечтательница - Хортон НаомиПоли
4.12.2011, 17.21





Классный роман!!!!!10/10
Мечтательница - Хортон НаомиВера Яр.
21.03.2012, 13.59





может другим и нравится, а мне так себе на один вечер за неимением лучшего
Мечтательница - Хортон Наомиарина
28.03.2012, 9.08





неплохо.
Мечтательница - Хортон НаомиОльга
2.07.2012, 21.53





Роман просто супер.
Мечтательница - Хортон Наомимарго
25.07.2014, 14.27





Роман просто супер.
Мечтательница - Хортон Наомимарго
25.07.2014, 14.27





Получила удовольствие. Рекомендую.
Мечтательница - Хортон НаомиГалинка
25.07.2014, 22.47





Приятный роман на один вечер.
Мечтательница - Хортон НаомиТатьяна
26.07.2014, 21.20





Ne trat´te svoje dragozennoje vemja na etot roman. On uzhasno raztjanut, ne smotrja na to, chto eto malishka. Pol knigi geroi obsuzhdajut pochemu ne mogit bit vmeste posle treh let razluki... Voobche, ves suzhet visosan iz palsa. Nikakih emotsij, krome razdrazhenija, ne vizval! 2/10
Мечтательница - Хортон НаомиZzaeella
7.08.2014, 20.35





Роман преотличнейший! 10 из 10
Мечтательница - Хортон НаомиКошечка Джози
1.01.2015, 1.17





Роман просто чудо.Написан шикарно,умно,чувственно.Испытала огромное удовольствие.Герои просто потрясающие.Прочитала три сочинения потрясающей писательницы Наоми Хортон,она просто редкая умница,чувственная,редкая женщина и талантливый автор.10 бл.
Мечтательница - Хортон Наомигалина
3.02.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100