Читать онлайн Жемчужное ожерелье, автора - Хорст Патриция, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хорст Патриция

Жемчужное ожерелье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Несомненно, фортуна улыбнулась Брассу. Даже личный дневник Дороти не помог бы ему узнать столько, сколько рассказала секретарша за полчаса.
– Вы не жалеете, что разоткровенничались? – спросил он, когда Тина провожала его к лифту. – Ведь мы с вами почти не знаем друг друга.
Тина ухмыльнулась.
– Я знаю о вас достаточно. А почему была столь откровенна?… Да потому, что такой замечательной женщине, как моя начальница, давно пора заняться своей личной жизнью. В конце концов, ей всего двадцать восемь лет! Вместо того чтобы нянчиться с приблудной собакой и ее будущим потомством, лучше почаще бывала бы на людях, развлекалась… И обязательно вместе с настоящим мужчиной! Те же кавалеры, которых находит ей ее семья, не способны заинтересовать даже отжившую свой век старушку. Уж поверьте.
– Слишком старые?
– Чересчур правильные, – рассмеялась секретарша, озорно глянув на него. – Что вы делаете в субботу вечером?
– А в чем дело? – недоуменно спросил Брасс, озадаченный таким внезапным поворотом беседы.
– Общество любителей животных проводит в гольф-клубе благотворительный вечер. По счастливой случайности, у меня есть два лишних пригласительных билета. – Секретарша значительно подмигнула, извлекла их из нагрудного кармана своего кокетливого пиджачка с таким видом, как будто она фокусник, вытащивший из цилиндра живого зайца. – Кроме того, мне также известно, что одна наша общая знакомая, член этого клуба, непременно там будет.
Брасс на секунду задумался. Новая встреча с Ламбер могла породить кучу осложнений, которых и так хватало. Он считал, что и без того позволил себе в отношениях с Дороти зайти слишком далеко.
– А почему вы решили, будто мне все это нужно?
– Потому что вы устроили мне настоящий допрос. Человек, которого Дороти Ламбер мало интересует, вряд ли стал бы тратить в таком случае время.
– А если мне просто нравится разговаривать с вами?…
– Постараюсь такому абсурду поверить, – едко пообещала Тина. – Не стоит водить меня за нос, мистер Брасс. Вы с Дороти высекаете друг из друга столько искр, что их хватило бы, чтобы поджечь половину Бостона. Вот эту бы энергию да использовать в мирных целях!…
Эдди нерешительно повертел в руках пригласительные билеты.
– Если я пойду, вы составите мне компанию?
Тина расхохоталась.
– Вы боитесь, что без третьего лишнего не сумеете обойтись?… На вас это не похоже, а роль громоотвода не для меня. Когда в следующий раз заглянете к нам в офис, я сварю кофе по гречески. До свидания…


К концу недели дожди прекратились и снова вернулась летняя жара. На открытой веранде, примыкавшей к банкетному залу гольф-клуба, благоухали заросли цветущей герани, а внутри помещения на накрытых льняными скатертями столах красовались роскошные букеты роз и лилий. Пока гости пили коктейли, два гитариста-виртуоза исполняли зажигательные испанские мелодии, стараясь разогреть публику, собравшуюся хорошо провести время.
Решив, что она никому не позволит испортить нынешний вечер, Дороти Ламбер постаралась отогнать прочь мысли об Эдди Брассе, досаждавшие ей всю неделю. И не потому, что Брасс надоедал своими визитами или звонками, он не дал знать о себе ни разу, чем еще больше раздосадовал ее.
Но сегодня все будет по-другому! Дороти окружала семья и близкие друзья, в частности, Джек Уолш, в обществе которого ей было легко, покойно и который настолько не был похож на Брасса, насколько мирный краб отличается от акулы.
Мать и отец Дороти – красивая пожилая чета – с гордостью поглядывали на членов своего многочисленного семейства, занимавших специально заказанный столик. Среди братьев и сестер Дороти была младшей и естественно всеобщей любимицей. К ней всегда проявляли повышенное внимание, хотя и не злоупотребляли излишней опекой.
– Ты что-то бледненькая сегодня. Устала? – ласково похлопала по руке Дороти мать. – Много работы?
– Хватает.
– А ты разве не знаешь, ма, что из всех нас она самый отчаянный трудоголик? – заметил старший брат Дональд.
Имена, выбранные родителями своим детям, отличались одной особенностью – все начинались на букву «Д». Близнецы – Дональд и Дорина, которым уже перевалило за тридцать, обожали свою младшую сестренку Дороти и с детских лет заботились о ней. Обычно, когда семья собиралась вместе, над ней добродушно подшучивали.
– Как врач могу констатировать – труд человека не красит.
– Да брось ты, – рассмеялась Дорина. – Сам пропадаешь с утра до вечера в своей клинике. Небось жену первый раз за неделю увидел. Ведь так, Сара?
– Хватит того, что мы вместе работаем, хорошо – в разных отделениях, – рассмеялась та. – Меньше возможностей ссориться.
– Да будет вам на себя наговаривать, – дружелюбно улыбнулся отец. – Ни разу не слышал, чтобы вы цапались.
– Что, к сожалению, нельзя сказать о нас, – шутливо заметил Уил Мелфил, муж Дорины, респектабельный, начинающий седеть господин, обнимая за плечи жену.
Дороти с улыбкой на лице откинулась на спинку стула, делая вид, будто следит за беседой, но не принимая в ней участия. Эта привычка выработалась у нее в те кошмарные времена, когда она еще состояла в браке. Фил никак не мог вписаться в ее семью, отличавшуюся взаимным расположением, легким, непринужденным обращением друг с другом. С виду лощеный, он часто попадал впросак из-за своей природной бестактности, чем, конечно, шокировал всех.
– У меня, слава Богу, сегодня выходной, а Сару могут вызвать в клинику в любую минуту – одна из ее пациенток вот-вот родит.
– Учти, я тоже обращусь только к ней, когда понадобится, – сказала Дорина.
– Ты хочешь записаться заранее, дорогая? Не волнуйся, тебя, думаю, семейные врачи примут без очереди, – подначил Дорину Уил.
Мать с отцом переглянулись, глядя на старшую дочь.
– Уил, неужели вы отказались от идеи сначала создать себе солидную финансовую базу, а уж только потом порадовать нас внуком или внучкой?
Дорина смешно надула губки.
– Отец, разве ты не читал последний номер «Делового вестника»?… Там черным по белому написали о финансовом гении – Уиле Мелфиле, предсказав, что к тридцати годам он станет президентом компании. – Она гордо оглядела присутствующих и ласково потрепала мужа по щеке. – А до тридцати осталось всего ничего… Можете начинать готовить приданое для младенца.
– Дорина! – вспыхнул Уил.
– А что Дорина? Думаешь, они слепые и не видят, почему я в последнее время надеваю широкие платья?… И почему мы затеяли ремонт в квартире? Вместо второй спальни у нас будет детская. Я, между прочим, уже приглядела для нее соответствующую обстановку.
А Дороти в этот момент почему-то вспомнила Сьюзи Хедлоу и подумала: вряд ли та, в отличие от ее старшей сестрички, беззаботно радовалась своему будущему материнству, хотя бы из-за стеснения в средствах, когда о такой роскоши, как своя детская комната, и речи быть не может! Что не исключает, конечно, горячей привязанности к собственному ребенку, пусть и родившемуся в нужде…
На ужин были поданы креветки в винном соусе, охлажденный суп, кресс-салат, лосось с аспарагусом, салат эндив, а также малина, которую собрали сегодня утром. При каждой перемене блюд Дороти невольно представляла худенькую Сьюзи, жующую перед телевизором в своем скромном стандартном домишке дешевый гамбургер. Эта картина напрочь отбила у нее аппетит.
– Ты не голодна? – вежливо поинтересовался Джек Уолш, сидевший за столом рядом с ней. – В таком случае, может, потанцуем?
Он склонил перед ней голову, помог выйти из-за стола. Уолш был внешне интересный мужчина, разве слишком полный, а потому, из стеснения, наверное, излишне чопорный.
Часть банкетного зала, предназначенную для танцев, заполнили немногочисленные пары, остальные еще заканчивали ужин. Несмотря на то, что никто не обращал внимания на танцующих танго, Дороти не покидало ощущение, будто за ней с Джеком неотрывно наблюдают чьи-то внимательные глаза. Ей стало не по себе.
– Послушай, Дора, ты сегодня какая-то чересчур молчаливая… Что-нибудь случилось? В вашей семье предстоят такие события, а ты, по-моему, даже не прореагировала.
– Да нет, все в порядке, – поспешно ответила она.
– Я рад, если так. – Джек тихонько пожал ей руку, покрепче прижал ее к себе. – Ты сегодня такая красивая! Тебе идет бирюзовый цвет.
Дороти с оттенком брезгливости подумала о том, что руки у Джека мягкие, как у женщины, и вообще ему не помешало бы похудеть, а то лицо стало одутловатым… И в ту же секунду ей представилось загорелое, резких очертаний лицо Эдди Брасса, стальные мускулы его тела. Она раздраженно усилием воли отогнала назойливую мысль и взглянула на своего кавалера.
– Джек, твой сидячий образ жизни может плохо сказаться на твоем здоровье. Извини, если я прямо говорю об этом, но мы достаточно хорошо знаем друг друга… Ты никогда не хотел радикально изменить жизнь?
Он покраснел, потом благодарно поцеловал ей руку.
– Да, хотел. И прежде всего… мне же уже перевалило за сорок… я решил покончить… с холостяцким образом жизни и жениться. На тебе.
Дороти вздрогнула. Если бы эти слова сейчас произнес тот… другой! Но сказал их именно Джек – добродушный, милый толстяк, с любовью сжимавший ее в своих объятиях.
– Чему ты удивляешься? Я ведь никогда не прятал от тебя своих чувств. Правда, я до сих пор не знаю, что ты испытываешь ко мне.
В замешательстве Дороти искала тот единственный ответ, который не обидел бы его ложью. Джек этого не заслуживал, более того, он был бы достойным мужем, окружил бы ее лаской и заботой, и разумнее всего… Но тут сзади на них налетела какая-то танцующая пара.
– Прошу прощения! – прозвучал голос, который она узнала бы из тысячи.
Именно он преследовал ее всю прошедшую неделю, став истинным наваждением.
Дороти резко повернула голову и встретилась взглядом с Эдди Брассом, мгновенно поняв, почему все это время чувствовала себя словно под микроскопом. Несомненно, Брасс хладнокровно рассчитал их небольшое столкновение, и сейчас она должна была бы испытывать досаду, презрение к столь наглой манере ее преследовать – словом, что угодно, но только не внезапную безудержную радость, наполнившую сердце.
– О-о! Да это же Дороти! – воскликнул тот, мастерски разыгрывая неожиданное удивление и кивая из-за плеча своей эффектной рыжеволосой партнерши. – Вот уж не думал встретить тебя здесь… Впрочем, мог бы и догадаться – ведь мы оба страстно любим животных…
– Здравствуй! – произнесла она, стараясь побороть растерянность. Было бы неправильным сказать, будто Дороти не узнала Эдди, – она различила бы его и в тысячной толпе, – но никак не ожидала, что он способен настолько преобразиться, всего лишь поменяв свой гардероб.
«Новый» Эдди Брасс был олицетворением изысканной элегантности. Безукоризненно скроенный смокинг сидел на нем как влитой. Белоснежная крахмальная рубашка, лайковые штиблеты… Буйно вьющиеся волосы тщательно причесаны… Она моментально вспомнила, как они пахнут – словно пропитаны солоноватой горечью морской воды и солнцем… От этого можно было рехнуться!…
Брасс же, напротив, полностью владел собой.
– Извините, что сразу не представил вас друг другу, – произнес он с неподражаемыми великосветскими интонациями. – Хлоя, познакомься… Это Дороти Ламбер.
Дороти сдержанно кивнула и протянула руку.
– Очень приятно. – Притворство далось ей с трудом.
– Хлоя мой очень давний и хороший друг, – продолжал Брасс, знакомя свою партнершу с партнером Дороти. Пока те обменивались положенными в таких случаях восклицаниями, Эдди незаметно склонился к уху Дороти и заговорщицки шепнул: – Ты могла прочесть ее имя в моем черном кожаном блокноте.
Она едва утерпела, чтобы не сказать колкость, вертевшуюся на языке, поскольку такие женщины, как эта Хлоя, меньше всего годились на роль подруги для любого мужчины, тем более такого, как Брасс.
Но когда Хлоя заговорила, ее голос оказался мягким и приятным.
– Рада познакомиться с вами, Дороти. Мы с Эдди действительно связаны многолетней дружбой, хотя я, признаюсь, так и не могу привыкнуть к его вечным подтруниваниям над моей особой. Надеюсь, вы тоже не принимаете его всерьез?
– Пытаюсь, – выдавила в ответ Дороти, стараясь вытравить из памяти ту ночь, которую провела с ним в постели. В самом деле – не глупость ли с ее стороны надеяться на продолжение отношений, сулящих лишь ненужные осложнения?
– Ты не хочешь представить нас своему приятелю? – Вопрос Брасса застал Дороти врасплох: слишком уж затянулось ее молчание. – Ты держишься так, словно рядом с тобой человек-невидимка.
Если бы Уолш на самом деле сейчас стал невидимым или хотя бы отошел куда-нибудь в сторонку, это сильно помогло бы ей. Но Джек был тут, и Дороти не осталось ничего иного, как их познакомить.
– Это Джек Уолш.
Брови Эдди моментально взлетели.
– Джек? – Он повторил имя, словно осмысливая что-то в уме, с едва скрытой улыбкой. – Вы друг Дороти? Очень приятно.
Уолш добродушно кивнул и галантно поцеловал руку Хлое.
– Рад встрече с вами.
– Надеюсь, мы не испортили вам танец? Мне было бы жаль…
Приторная вежливость Брасса не могла обмануть Дороти, она чувствовала едва уловимую насмешку и очень обрадовалась, когда вновь зазвучала музыка, а Хлоя слегка подтолкнула партнера к середине круга.
– Брасс… Брасс… – задумчиво произнес Уолш, глядя вслед Эдди и Хлое. – Очень знакомое имя. Откуда ты знаешь этого человека, Дора?
– Я познакомилась с ним в связи с судебным иском, которым сейчас занимаюсь… Но в сущности мне мало о нем известно…
Ах, с каким трудом далась ей эта полуправда! Она действительно не имела представления о его жизни, зато прекрасно помнила интимные мгновения их близости, доставившие обоим столько наслаждения…
– Наверняка я встречал его имя… И скорее всего в списке клиентов нашего банка. Точно…
– Ты всех их держишь в голове? – усмехнулась Дороти. – Неужели такое возможно?
– Не всех, как видишь, да и мысли мои сейчас работают совсем в другом направлении. – Уолш ласково притянул ее к себе.
– Пожалуйста, Джек, давай пока не будем возвращаться к нашему разговору, – умоляюще попросила Дороти, мучительно сознавая, что, если и была у них с Джеком хрупкая надежда на взаимное счастье, Эдди Брасс, сам того не ведая, несколько дней назад подрубил все под корень. – Извини… Я не готова сейчас к ответу…
– Я понимаю… Мы оба серьезные люди, а я выбрал не очень подходящий момент, – поспешил сказать Джек, оправдываясь. – Я не собираюсь оказывать на тебя давление. Но позволь сказать, что мое предложение остается в силе и я готов ждать ответа, сколько ты пожелаешь…
Она видела, как тот расстроен. Но черт возьми, почему он ведет себя как мямля? Почему не борется за свое будущее и даже не пытается заставить мое сердце поверить в то, что знает моя голова? Ведь это правда, что мы с Джеком отлично подходим друг другу. Да, я характером сильнее его, зато не чувствую себя рабыней, когда рядом такой, как этот проклятый Брасс!
Вот как, оказывается, бывает, горько думала Дороти. Хочешь, чтобы мужчины услышали потаенные женские желания, а они даже не подозревают о них.
Призывный бой гонга, возвестивший начало благотворительного аукциона, спас ее от необходимости дальнейших объяснений с Джеком. Поспешно взяв его за локоть, Дороти направилась в зал. Они с трудом отыскали свободные места.
Здесь царило возбужденное оживление. Изготовленная вручную лоскутная авторская аппликация ушла за семьсот долларов, бутылка старого марочного коньяка – за сто восемьдесят. Ежемесячная доставка на дом букетов из диковинных тропических растений стоила полторы тысячи. Старинная фарфоровая кукла в полном наряде, начиная с кружевного чепчика и заканчивая кожаными башмачками, была оценена в две тысячи долларов. Но главным событием аукциона стала поездка на уик-энд в Майами, включающая расходы на дорогу, проживание в роскошных апартаментах пятизвездочного отеля и т.д. В состязание за право на эту поездку включились многие, в том числе отец и мать Дороти, Джек Уолш тоже… Однако все претенденты вынуждены были отступить, когда сумма достигла трех с половиной тысяч долларов. В конце концов поездка досталась кому-то из задних рядов.
– Все равно эти деньги пойдут в фонд общества, – философски заметил Уил Мелфил, успокаивая жену. – Не расстраивайся, Дорина. Тебе вредно сейчас бывать на солнце.
– Уил прав, дорогая, вот когда родишь нам внука, мы с отцом отпустим вас проветриться, хоть на месяц…
Глядя на родителей, которые прожили вместе сорок один год, произвели на свет троих детей и все еще души друг в друге не чаяли, Дороти грустно вздохнула. Появится ли в ее жизни человек, способный на столь же прочную и нежную привязанность, которую органично ощущают дети, растущие в атмосфере настоящей семьи, или она обнаружит однажды, что браки, за редчайшим исключением, превращаются в мучения и кромешный ад? Она молила судьбу, чтобы с ней такого не случилось.
– Тебе тоже хотелось поехать в Майами? – услышала Дороти шепот Джека, склонившегося к ее уху. – Для этого вовсе не обязательно участвовать в аукционе. Если ты согласишься стать моей женой, мы можем провести там наш медовый месяц.
– Джек! – взмолилась Дороти. – Мы же договорились! Не торопи меня, ради Бога!
Сейчас где-то в зале находился человек, одно присутствие которого гипнотизировало даже на расстоянии. Она ощущала взгляд у себя на затылке, отчего приходила в нервное состояние и бледнела.
– Тебе нехорошо?
– Здесь душно, я хочу немного проветриться.
Джек вскочил.
– Пойдем, я провожу тебя.
– Нет, побудь тут, я отлично знаю, где дамская комната.
Дороти стремительно пробралась сквозь толпу и спустилась вниз.
В ярко освещенном зеркале она увидела осунувшееся лицо. Вот дура, выговорила она себе, взрослая, умная женщина, а не владеешь собой, как школьница. Оказалась в постели с мужчиной, а теперь даешь волю своему романтическому воображению… Повзрослей наконец! Очнись! Выброси из головы миражи, порожденные голым сексом, и выйди замуж за человека, с кем будешь жить без тревог и волнений, если не хочешь увязнуть в истории, обещающей больше страданий, чем радостей…
В туалетную комнату вошла пожилая дама.
– С вами все в порядке? – мягко поинтересовалась она, обратив внимание на состояние Дороти, быстро склонившейся к умывальнику.
– Сейчас пройдет. Наверху мне стало душно. Умоюсь и приду в норму.
Дама сочувственно покачала головой.
– Надеюсь, помощи не понадобится?
– Спасибо. Нет конечно, – ответила Дороти, стараясь быть как можно беспечнее. Оставшись одна, она бумажной салфеткой промокнула лицо, затем подкрасила губы, попудрилась, только потом направилась к выходу. И первым, с кем она столкнулась в холле, был Эдди Брасс
– Что-то ты задержалась, – сказал он. – Я уже начал волноваться, уж не случилось ли чего?
– Ах, как трогательно! – раздраженно отозвалась Дороти, глядя сквозь него, будто тот пустое место, и поднимаясь по лестнице в зал. – Оставь меня в покое.
– И не подумаю, – шутливо возразил он, властно беря ее за локоть. – Мы с тобой еще ни разу не танцевали.
– Так ты хочешь меня пригласить? А если я скажу – нет? – с вызовом бросила она.
– Это вряд ли меня остановит, Дороти…
Брасс не дал ей возможности высвободиться.
Как только они вступили в танцевальный зал, он обхватил ее за талию, повелительно притянул к себе. Она сразу как-то покорно обмякла.
– Так-то лучше, – тихо произнес Эдди. В его объятиях она почувствовала себя пушинкой. Медленный вальс кружил ей голову, близость сильного мужского тела заставляла трепетать. Будь у нее воля, Дороти влепила бы ему пощечину за наглость, с какой он свысока поглядывал на нее, но она не находила в себе сил для подобной решительности.
– Вот это платье, которое на тебе… – шептал Эдди, скользя ладонью от спины к крутой округлости ее бедра, – это шелк?…
Ей было не до того, чтобы понять неуместность, нелепость столь прозаически звучащего вопроса. Какая разница, из чего оно сшито, когда мужская ладонь буквально прожигает его насквозь.
– Оно такое же нежное и гладкое, как твоя кожа. А духи… – Эдди наклонился, вдыхая аромат ее волос, едва тронул губами ухо, отчего она чуть не задохнулась. – Удивительная свежесть!
– Они так и называются… «Свежесть», – невольно улыбнулась она. – Ты угадал.
– Я не угадал лишь одно, – шепнул Эдди, целуя ее в висок. – Для меня загадка, почему ты… тогда сбежала?
– Я уже говорила. – Голос Дороти прозвучал не очень уверенно. – Думаю, мы… совершили глупость…
Дороти не договорила, потому что ее рот накрыли горячие губы Брасса. Она благодарила судьбу – свет в зале был притушен, и вряд ли кто обратил внимание на пару, остановившуюся и замершую на мгновение среди танцующих. Тут без перерыва вальс сменило жгучее аргентинское танго. Теперь Эдди прижался к ней еще сильнее: грудью, бедрами, и она сразу ощутила, как набухла от возбуждения его плоть. Волна желания обдала ее. Она поняла, что все пропало, ей уже не принадлежать себе.
– Я хочу, чтобы мы сегодня поехали ко мне, – жарким шепотом вымолвил он.
– Это невозможно, – вздохнула она. – Так нельзя.
– Мы оба понимаем, что нам это необходимо.
– А как же Хлоя, Джек?… Здесь все мои… Это нехорошо. Что они подумают?
– Мне плевать, кто и что подумает. Я… хочу тебя.
Почему-то форма столь откровенно выраженного желания не показалась ей грубой или циничной. Она хотела того же, только не решалась сказать вслух.
Танец кончился, вспыхнул верхний свет, и Дороти обнаружила, что мать, отец, брат и сестра – словом, все ее близкие, в том числе и Джек Уолш, находятся почти рядом. И что все они порядком поражены. Очевидно, они с Эдди производили впечатление если не помешанных, то уж немного тронутых – это точно.
Первым пришел в себя Эдди. Он картинно ей поклонился, благодаря за танец, затем повернулся спиной к тем, кто мог бы услышать его слова.
– Ты права, – с сожалением произнес он. – Так действительно поступать нельзя.
Дороти так и не поняла, относилось ли сказанное к невольным свидетелям шокирующей сцены или к ее собственной нерешительности.


Хлоя откинула голову на спинку сиденья автомобиля, искоса наблюдая за Брассом.
– Да-а, Эдди! – протянула она, и хотя тот не мог видеть ее улыбку, он это почувствовал. – Ну и ну! Если бы я не знала тебя столь хорошо, я бы решила, что на этот раз ты попался.
Эдди предпочел сделать вид, будто его внимание сосредоточено на дороге.
– Уже довольно поздно, а смотри, как улицы загружены транспортом, – пробормотал он, но Хлою не так-то легко было обмануть.
– Похоже, попался, а, Эдди?… Поздравляю! Наконец-то ты влюблен! Обычно ты снисходительно позволяешь любить себя или старательно изображаешь чувства…
– А кто говорит о любви? – резко бросил Эдди. – Глупости. Не выдумывай то, чего нет!
– Ты думаешь, вокруг слепые? Вы с Дороти не сводили глаз друг с друга. Я даже пожалела того мужчину, который был с ней.
– Джека Уолша? – рассмеялся он.
– Не вижу ничего смешного. Подумай хорошенько, прежде чем зайти слишком далеко… То, что для тебе забава, для молодой женщины может обернуться смертельной болью. Постарайся ее не причинять…
– У меня и в мыслях не было.
– Конечно. Ты никогда не влюблялся, поэтому не знаешь.
– Я не верю в любовь.
– Неправда. У тебя есть сердце, иначе ты не стал бы защищать своего племянника и его ребенка… Просто… тебе неловко признаться в своих чувствах. Ты предпочитаешь держать их в узде.
– Вот как?
– Да. Именно по этой причине я никогда не позволяла нашим с тобой отношениям перерасти в нечто большее, чем флирт.
– Ты думаешь, что… не нравишься мне?
– Вовсе нет, нравлюсь. И ты нравишься мне, но дальше этого мы не зайдем никогда, потому что я прагматик и стараюсь оберегать себя от ненужных потрясений. С Дороти все иначе. Она не просчитывает будущего, как это постоянно делаю я.
– Откуда ты знаешь? – скептически передернул плечами Эдди.
– Вижу…


Распрощавшись с Хлоей у ее дома, Брасс вывел машину на автостраду. Неужели Хлоя права? – размышлял он. Я боюсь любви? А может, скорее, постоянной жизни бок о бок с кем-то?… Сейчас мы с Дороти оба испытываем страстное влечение друг к другу, но что будет, когда увлеченность иссякнет? Разойдемся в разные стороны?…
Хлоя права, решил он. Лучше покончить со всем этим прямо сейчас, пока не начались осложнения.
Хорошо, что Дороти проявила благоразумие и не согласилась поехать сегодня ко мне, усмехнулся Эдди. Но почему же у меня на сердце такая тоска?…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция

Разделы:
Пролог1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция



Ерунда полная, списано как под капирку с другой книги, только сюжет чуть изменен.3 не больше
Жемчужное ожерелье - Хорст Патрициякэт
21.01.2013, 8.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100