Читать онлайн Жемчужное ожерелье, автора - Хорст Патриция, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хорст Патриция

Жемчужное ожерелье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Сидящая напротив Дороти Сьюзи Хедлоу заерзала на стуле и недовольно поморщилась.
– Я ничего не понимаю, мисс Ламбер. Почему Эшби до сих пор не упрятали за решетку, которая давно по нему плачет? В конце концов, он украл моего ребенка, мою девочку!
Дороти задумчиво повертела в руках карандаш, стараясь прогнать воспоминание о том, как Эдди Брасс назвал ее клиентку «маленькой потаскушкой».
– Как вы думаете, Сьюзи, почему он так поступил?
– Да он с ума по мне сходит! – раздраженно дернула плечиком та. – Думает, если мы пару раз встречались, это дает ему право вмешиваться в мою личную жизнь.
– А тебе не кажется странным, что Клод утверждает, будто он отец девочки, хотя на самом деле таковым не является?… Обычно все бывает наоборот – мужчина всячески старается отвертеться, а женщина настаивает на его ответственности за случившееся…
Эта девица легко мешает правду с вымыслом, кажется, так говорил Брасс. В голове Дороти всплывали все новые нелицеприятные характеристики, относящиеся к Сьюзи Хедлоу. Подстегнул ли ее воображение разговор с Брассом, или на нее подействовало выражение лица Сьюзи, невинные глаза которой вдруг почему-то стали косить в сторону, будто скрывая хитрые мысли, но Дороти стала раздражаться.
Устремив на свою подзащитную немигающий взгляд, она повторила вопрос, который уже задавала во время первой беседы:
– Кто отец твоего ребенка, Сьюзи?
– Я же говорила – один мой приятель. Он, к сожалению, уехал из города еще до того, как я обнаружила, что беременна от него.
– И где же он сейчас?
– Не знаю, – готовая разрыдаться, сказала Хедлоу.
– Существует много способов разыскать пропавшего человека. Этот парень должен выполнять свои родительские обязанности, платить хотя бы алименты… Если ты назовешь его имя, я могу возбудить дело…
– Нет! Это ничего не даст!
– Вот здесь ты ошибаешься. Закон предусматривает определенные меры воздействия на отца и способен заставить его поддерживать своего ребенка материально.
Сьюзи решительно сжала коралловые губки.
– Мне ничего не нужно, – упрямо заявила она. – Я хочу, чтобы меня и мою дочь оставили в покое. И чтобы Клода Эшби отправили туда, откуда ему до нас не дотянуться.
Звонок секретарши избавил Дороти от необходимости объяснять Хедлоу, что человека невозможно посадить в тюрьму по одному только голословному обвинению.
– На третьей линии Боб Клифорд, – сообщила секретарша. – Я пыталась растолковать старику, что ты не любишь, когда прерывают беседу с клиентом, но Боб сказал – дело непосредственно касается Сьюзи Хедлоу, поэтому я решила узнать, не захочешь ли ты поговорить с ним сейчас.
– Соединяй, – сказала Дороти. Она все больше и больше сомневалась в искренности своей подопечной, чувствовала, что с ситуацией придется разбираться как можно тщательней, и в душе радовалась, что противоположная сторона обзавелась наконец таким опытным адвокатом, как Клифорд. – Доброе утро, Боб! – поздоровалась Дороти, услышав знакомый голос.
– Рад тебя приветствовать! Твоя секретарша – настоящая ведьма.
– За это я ей и плачу, – усмехнулась Дороти. – Чем могу служить?
– Я познакомился с делом о похищении ребенка, приписываемом моему клиенту Клоду Эшби.
– Ошибаешься, Боб. Похищение вовсе не приписано, – возразила Дороти. Она была уверена в своих словах, поскольку располагала и полицейским протоколом. – Твой клиент сам во всем сознался. У меня даже создалось впечатление, что он этим гордится.
– Я не затем оторвал тебя от дел, чтобы отрывать по данному факту дискуссию, – засмеялся Клифорд, – В настоящее время я больше всего заинтересован в выявлении мотивов, заставивших молодого Эшби поступить именно так. А уж затем я постараюсь как можно скорее восстановить его доброе имя, дабы не сломать парню судьбу. Ты не могла бы сказать мне, когда, по-твоему, дело будет рассматриваться в суде?
– Не ранее конца октября, а может, и позже. Ты не хуже моего знаешь, сколько у судьи скопилось дел, ожидающих своей очереди.
– Дорогая, я не могу ждать так долго, – заметил Клифорд. – Кроме того, чем дольше волокита, тем больше юридических ошибок. За свою жизнь я имел возможность неоднократно в том убедиться. А еще я хотел бы побыстрее отправиться на пенсию. В одном из озер меня давно дожидается огромная форель, у которой на боку так и написано: «Для Боба Клифорда». – Старик добродушно рассмеялся над собственной шуткой. – Так что я намерен поторопить и тебя, и себя, и судью. Учти, пожалуйста.
Дороти услышала в трубке короткие гудки, означавшие, что разговор окончен. Никаких сомнений: несмотря на видимость приятельской болтовни, беседа носила более чем предупредительный характер. Старик Клифорд гордился собой. Он выигрывал почти все дела и сейчас, на закате карьеры, явно не собирался портить свой послужной список.
– Не думаю, Сьюзи, что наше дело пройдет как по маслу, – сказала она, кладя трубку. – Мистер Эшби не только не собирается оставлять вас в покое, но даже нанял одного из наиболее уважаемых адвокатов. Уверена, они оба станут сражаться с нами до конца.
– Значит, Клод будет продолжать шантажировать меня?! – воскликнула Хедлоу. – Ну нет, я этого не допущу! Вы должны применить против него какую-нибудь санкцию, мисс Ламбер.
Дороти несколько секунд изучающе смотрела на Сьюзи, все более утверждаясь в своих сомнениях на ее счет.
– Если его нельзя прямо сейчас посадить, – заметив колебания Дороти, настаивала та, – придумайте что-нибудь, позволяющее меня хотя бы оградить. В конце концов, это ваша обязанность!
Упрек разозлил Дороти.
– Хорошо. – Она нажала на кнопку звонка. – Тина, зайди ко мне на минутку. Мне нужно, чтобы ты кое-что записала.
Подождав, пока секретарша, держа ручку наготове, усядется за приставным столиком, Дороти пристально посмотрела на Сьюзи. Иногда подобный долгий взгляд помогал ей добиться правды от клиентов, отличавшихся неискренностью.
– Я хочу, чтобы вы еще раз рассказали, как мистеру Эшби удалось украсть вашего ребенка. И пожалуйста, не пропустите ни одной детали. Запись вашего рассказа, возможно, сумеет убедить прокурора применить к похитителю более строгие, чем сейчас, санкции.
– Клод просто пришел и забрал мою дочку, – сказала Сьюзи. – Вот и все.
«Он нашел девочку плачущей в манеже… Ее тельце покрывали солнечные ожоги, а детское молочко в бутылочке свернулось, скисло…» Дороти словно наяву слышала голос Эдди Брасса, произносящего эти слова.
– Где именно находились вы сами в момент исчезновения ребенка? – спросила она.
– В доме, я уже говорила.
– Значит, мистер Эшби ворвался в помещение и украл малышку у вас на глазах?
– Н-у, не совсем так. Я забыла сказать… дочка в тот момент спала во дворе.
Дороти сжала губы.
– Что еще вы забыли сказать мне, Сьюзи?
– Ничего. Я бы и это упомянула, только была слишком напугана, чтобы вспомнить.
– Напугана? Чем же?
– Происшедшим, разумеется… Боюсь, в следующий раз может случиться куда более худшее… Дело в том, что дядя Клода, господин Эдди Брасс, очень плохо ко мне относится. Когда дочка исчезла, я сразу поняла, кто тут замешан. Теленок Клод сам бы не додумался. Он и раньше вмешивался в наши отношения, убеждал Клода не встречаться со мной, будто я какая-то прокаженная. И вообще, какое ему до всего этого дело?
– По закону дядя не имеет права вмешиваться, тут вы правы. Клод не является несовершеннолетним! Но даже если бы и был таковым, никто из членов его семьи не может иметь к вам претензий в ситуации, если отец ребенка – другой человек.
– Слава Богу, а то я уж испугалась, что вы откажетесь защищать мои интересы из-за того, что я сначала сказала вам не всю правду.
На самом деле, Сьюзи, ты откровенно солгала, подумала Дороти, но вслух, разумеется, ничего не произнесла. Ей было жаль молодую женщину, с претензией вырядившуюся в дешевую одежду, да еще стремящуюся вести себя с вызовом… Конечно, мистер Брасс не принимает такую особу всерьез. И, если не попытаться ее защитить, Эдди Брасс разжует и выплюнет Сьюзи, независимо от того, имеет он право вмешиваться в дела своего племянника или нет.
– Я помогу вам, – сказала Дороти, – но при одном условии – вы не должны больше ничего «забывать» или скрывать правду.
Сьюзи широко улыбнулась, ее чересчур сильно накрашенные глаза засияли.
– Клянусь, мисс Ламбер! Я сделаю все, как вы скажете, лишь бы дочка осталась со мной. В ней все мое будущее.
– Прекрасно, – кивнула Дороти. – Я передам запись вашего рассказа прокурору. Можете быть уверены – Клод Эшби не будет беспокоить вас до суда. Его адвокат не допустит, чтобы Клод совершал глупости, а родственник, то есть дядюшка, – тем более…


Сейчас, два дня спустя после того, как Дороти познакомилась с Эдди Брассом, мысли о нем мешали ей заниматься делами.
Как могло получиться, что совершенно чужой человек заполнил все помыслы Дороти? Она признавалась себе – вечер, проведенный вместе, оказался неожиданно приятным.
Ей было легко, когда они с Эдди разговаривали о ее диковинных цветах, с которыми она буквально нянчилась. Обычно она мало распространялась насчет этого своего увлечения, боясь насмешек, что и бывало. Фил, например, терпеть не мог, когда Дороти возилась с землей, удобрениями и т.д. И уж стоило какому-нибудь из растений зацвести, а ей порадоваться этому, муж говорил: «Перестань кудахтать! Носишься с ними как курица с яйцом!» Эдди же, наоборот, оказался благодарным слушателем. Увлекшись экскурсией в свой «домашний сад», она даже напрочь забыла об ужине. Вспомнила лишь в тот момент, когда с кухни потянуло горелым.
– Наш ужин пропал! – досадуя на себя, сказала Дороти, чуть не расплакавшись.
Эдди же ласково похлопал ее по плечу.
– Ерунда. Не расстраивайся. – Взяв с плиты кастрюлю, он выскреб подгоревшие макароны в мусорницу. – У тебя найдется хлеб и сыр? Отлично! Давай своего омара, съедим без соуса, в следующий раз, если разрешишь, я сам все приготовлю…
Сказано это было просто, естественно, без уколов и подначек, которыми в подобной ситуации сыпал муж, злобно комментируя любую ее хозяйскую промашку. В Эдди она почувствовала нечто покровительственное, отличающее сильную мужскую натуру… Да, он задел в ней какую-то давно умолкнувшую струну, готовую вновь запеть в душе. Недаром же она впитывала каждое его слово, взгляд, движение бровей, улыбку на губах. Одергивала себя, останавливала, приказывала не смотреть, но поделать с собой ничего не могла… Из задумчивости Дороти вывела секретарша. Выпроводив Сюзи Хедлоу и возвращаясь в кабинет, та обратилась к начальнице:
– Не скажете ли, для чего все это было нужно? С каких пор вам понадобилось мое присутствие во время разговора с клиентом?
Множество людей заблуждались относительно Тины. Она красила ногти вызывающе красным лаком, обожала яркую косметику и немыслимого покроя хламиды – блузоны. Все это наводило посетителей на соображение, что перед ними взбалмошное существо, не отличающееся особым интеллектом. Но, по мнению Дороти, Тина была самой лучшей для юридической конторы секретаршей в мире. Под рыжими, выкрашенными хной волосами скрывалась голова, которой мог бы позавидовать иной адвокат. Дороти всегда доверяла проницательности Тины, особенно если речь шла о некоторых клиентах.
– Какое у тебя впечатление от этой молодой мамаши?
– Честно говоря, Дороти, я дала бы Сьюзи фамилию Шулер вместо Хедлоу. По-моему, она ведет двойную игру.
Дороти поморщилась.
– То же самое сказал и дядя Клода Эшби.
– Вы имеете в виду мистера Эдди Брасса, посетившего наш офис в тот день, когда меня пытали в зубоврачебном кресле?
– Да, а откуда ты знаешь?
– Мне доложили… – Она издала продолжительный вздох. – Судя по описанию, я пропустила возможность познакомиться с прекрасным экземпляром, представляющим сильную половину человечества.
Дороти засмеялась. Имея от роду пятьдесят пять лет и ни разу за всю жизнь не вступив в брак, Тина считала красавцем любого мужчину младше семидесяти, у которого еще сохранились зубы и отсутствовала лысина.
– Ты, как всегда, преувеличиваешь, – заметила Дороти. – Мистер Брасс показался мне вполне рядовым…
А не лукавишь ли ты? – мелькнуло в ее голове. Если Эдди рядовой и обычный, почему в таком случае ты только о нем и думаешь?
Я думаю вовсе не о нем, мысленно возразила себе Дороти. Я беспокоюсь, что Эдди Брасс не сможет держать у себя собаку, пока не найдется человек, который пожелает забрать Джека насовсем. Еще она вспомнила такую деталь: уезжая поздней ночью домой, ее гость забыл свои солнцезащитные очки, которые стоило бы поскорее вернуть.
– Между прочим, не оставил ли мистер Брасс номер своего телефона? Посмотри на всякий случай в книге регистрации.
Секретарша скрылась за дверью и через секунду вернулась с визитной карточкой в руке.
Дождавшись, пока та снова выйдет, и опасаясь, как бы не передумать, Дороти набрала номер, отпечатанный на светло-серой визитке. После третьего гудка на звонок ответили, она сразу узнала прозвучавший в трубке голос.
– Мистер Брасс, с вами говорит мисс Ламбер.
– Добрый день, Дороти! – воскликнул Эдди. В его голосе прозвучало столько радости, что она смутилась. Хорошо, он не видит, как покраснели ее щеки, а пальцы, сжимающие телефонную трубку, побелели от напряжения.
– Надеюсь, я вас не потревожила?
– Конечно нет.
– Еще довольно рано… и я подумала, что позже вас не застану.
– Я ранняя пташка, Дороти, и рад твоему звонку, если, конечно, ты не собираешься говорить по служебной необходимости. Проблему моего племянника тебе лучше теперь обсуждать с нашим адвокатом.
Эти слова вернули Дороти уверенность,
– Мы уже пообщались с Бобом Клифордом. Успели.
– По-моему, он человек дельный, опытный.
– Более чем, – сухо ответила Дороти.
– Ты же сама посоветовала мне нанять адвоката, – не без вызова напомнил Эдди. – Или опасаешься вступить в единоборство с сильным противником?
Дороти разозлилась. Надо же, чтобы судьба свела ее с таким дерзким и ехидным типом.
– Я никого и ничего не опасаюсь! – дерзко отчеканила она. – А звоню исключительно из-за Джека. Надеюсь, он не доставляет вам чересчур много хлопот?
– Собака чувствует себя неплохо, только…
– Что-нибудь случилось? – Беспокойство о Джеке оказалось сильнее самолюбия, Дороти помягчела.
– Не знаю, как тебе сказать… В общем, у нас появилась проблема. Теперь найти хозяина Джеку будет еще сложнее.
– Эдди! – просительно произнесла Дороти, в эту минуту позабыв о своем решении придерживаться официальной формы обращения. – Обещай, что не отправишь Джека в приют, мы найдем какой-нибудь выход.
– Придется… Я проконсультировался у своего племянника и теперь знаю точно: бродячих собак там немедленно усыпляют.
– Ужасно! – переполошилась Дороти. – Просто кошмар!
– Дороти, ты напрасно нервничаешь. Подобная перспектива не для Джека. Он заслуживает лучшей участи. – В трубке наступила тишина, словно Эдди что-то обдумывал. – Ты не могла бы приехать ко мне, скажем, в субботу? Сама убедишься, какие сложности у меня в связи с Джеком возникли. Как говорится, одна голова хорошо, а две – лучше.
– Я вряд ли смогу… То есть я хочу сказать, что у меня намечены кое-какие дела.
– Так отложи!
Предложение Эдди вызвало в ее душе бурю эмоций. С одной стороны, она, конечно, просто обязана поехать, с другой – посетить его дом означало бы дальнейшее их сближение, в необходимости которого Дороти сомневалась.
– Выкрои хотя бы час! В конце концов, ты взялась опекать собаку, а не я, – резонно заметил он. – Я всего лишь выручил тебя, предоставив Джеку временное жилье. Так что уж будь любезна, дорогая, приехать и взглянуть на своего питомца, иначе не обессудь, если мне придется принять решение, которое тебя не устроит.
Вот негодяй, подумала Дороти. Он снова меня шантажирует.
– Я не терплю, когда меня принуждают или мною командуют, мистер Брасс, – заявила она. – Тем не менее я принимаю предложение. Сообщите, куда ехать и как найти ваш дом, я буду у вас в субботу примерно в четыре часа, если это вас устроит. Надеюсь, мы избежим пререканий, подобных сегодняшним, и к обоюдному удовлетворению найдем нужное решение всех возникших проблем.
– Боже, Дороти! – воскликнул Эдди. – Ты употребляешь десяток слов, когда можно обойтись одним. Для такого обыкновенного, как я, человека это слишком мудрено.
Это ты-то простой, хмыкнула про себя Дороти.
– Диктуйте адрес. Я записываю.


Эдди Брасс жил южнее Бостона, в западной части полуострова Кейп-Код. С одной стороны его омывал залив Мэн, с другой – Атлантический океан. Мисс Ламберт попала в эти края впервые. Вдоль побережья с роскошными песчаными пляжами то тут, то там попадались рыбачьи поселки, особняки и загородные виллы, облюбованные любителями тишины и уединения.
Извилистая дорога, живописная местность, зелень деревьев… Дороти смотрела по сторонам с удовольствием. Наконец у дорожного знака, который отметила на карте, когда уточняла для себя адрес Брасса, она свернула налево и буквально оказалась в тупике, замыкавшемся большим гаражом. Около него стоял знакомый «форд».
Подумав утром, что в субботний день на дорогах будут пробки, Дороти неправильно рассчитала время и прибыла на место почти на три четверти часа раньше, поэтому беспокоилась сейчас, что Эдди может не оказаться дома.
Гранитные ступени вели с гаражной площадки вниз, к коттеджу, имевшему довольно внушительные размеры. Чуть поодаль, у самого берега, виднелось еще одно строение, от которого к воде спускались сходни.
Подойдя к дому, Дороти обнаружила, что звонок не работает, но входная дверь распахнута настежь, позволяя беспрепятственно рассмотреть холл, а за ним просторную комнату, одна из стен которой была сплошь стеклянной.
– Эй! – крикнула она. – Кто-нибудь есть?…
Ответа не последовало. В доме царила знойная полуденная тишина. Издали, как будто от берега, донесся собачий лай и чьи-то голоса, но затем все стихло. Дороти хотела было пойти туда, но вдруг услышала, как где-то в глубине коттеджа отворилась дверь, послышался звук шагов, и тут же перед ней появился молодой парень. Заметив гостью, тот воскликнул:
– А-а, привет! – Юноше было на вид лет девятнадцать; он был высоким, стройным, загорелым и обладал открытой дружелюбной улыбкой, делающей его лице необычайно привлекательным. – Очевидно, это вас ожидает Эдди? Он в лодочном ангаре.
Дороти сразу вспомнила, что именно в лодочном ангаре полиция обнаружила украденного ребенка… Очевидно, работа на пристани приносит немалый доход, раз Эдди Брасс имеет возможность содержать такой дом.
– Я должна была сама догадаться. Извините, если напугала вас своим появлением здесь.
– Вовсе нет. Эдди послал меня немного убраться к вашему приходу. – На лице парня снова вспыхнула улыбка, и у нее создалось впечатление, что она ей знакома. – Эдди не всегда успевает с уборкой, но сегодня ему хотелось, чтобы у вас осталось хорошее впечатление.
– Разве он постоянно живет здесь?
– Конечно, где же еще? – Парень проводил Дороти в большую полную света комнату, стеклянной стеной обращенную к заливу. – Кавардак тут устраивает Эдди, я делаю то же самое, но не здесь, а в пристройке при ангаре.
В этот момент в сознании Дороти словно сложились фрагменты мозаики, образовав полную картину. Приятный во всех отношениях молодой человек, который сейчас протирал овальную стойку, отделявшую кухню от остальной части помещения, по всей видимости, и был племянником Брасса. Если судить по внешним данным, вряд ли можно было найти человека, менее его похожего на злодея.
Она как раз размышляла о том, что, наверное, ей следует представиться и пояснить, кем является, но тут явился Эдди. Его лоб и руки были перепачканы мазутом, а пятна на майке и джинсах свидетельствовали – их использовали вместо полотенца. Но эти детали лишь подчеркивали нечто мужское в его облике. Глаз нельзя было отвести от мощного, крепко сбитого тела, обветренных скул и чуть выгоревших на солнце непослушных вьющихся волос.
– Я ждал тебя несколько позже. Извини уж за кавардак, – сказал он, несколько замешкавшись на пороге.
– Это я должна извиняться, – улыбнулась Дороти. – Причиняю хозяевам лишние неудобства.
Не дослушав ее, Эдди сказал:
– Надеюсь, вы уже познакомились?
– Мы еще не успели представиться, но, насколько я понимаю, он…
– Мой племянник, – резко бросил Эдди. – Клод, это Дороти Ламбер… Именно она нашла Джека.
Тот улыбнулся.
– А Эдди говорил вам, что… ваш Джек… вовсе не…
Юноша осекся, заметив предупреждающий взгляд дяди.
– По-моему, ты собирался куда-то идти, – напомнил тот.
– Ах да, конечно… – понял намек Клод и стал торопливо прощаться. – До свидания, мисс Ламбер. Надеюсь, мы еще увидимся с вами.
В суде – уж точно, печально подумала Дороти. Выждав, пока он скроется за дверью, она спросила:
– Ты зачем это подстроил?
Эдди чуть замялся.
– Я подумал, что общение с обвиняемым во внеслужебное время ты можешь расценить как провокацию, которая в мои планы, поверь, никак не входила. К тому же Клод не догадывается, какого рода деятельностью ты занимаешься.
– Ты хочешь сказать, он не знает, что я являюсь адвокатом Сьюзи?
– Совершенно верно. И я не хочу ему об этом сообщать, чтобы не испортить парню выходные. Он собирался на два дня отправиться в плавание, но мотор нашей лодки вышел из строя, а идти только под парусом рискованно. – Эдди посмотрел на свои измазанные руки и добавил: – Обычно я не позволяю себе находиться дома в подобном виде. Особенно если ожидаю гостей.
– Понятно. А где Джек?
– На берегу, где наш ангар. Послушай, не могли бы мы немного отложить разговор, пока я не вымоюсь? Выбери себе какой-нибудь напиток и посиди на террасе. В холодильнике есть сидр, пиво… Хотя, я совсем забыл, ты ведь его не пьешь.
– Сидр вполне подойдет, – вежливо отозвалась Дороти.
– Хорошо. В таком случае подожди минут пятнадцать, пока я приму душ и побреюсь, а потом займемся делами. Чувствуй себя как дома…
Оказавшись одна, вместо того чтобы пойти на террасу, Дороти предпочла остаться в гостиной. Она совершенно не так представляла себе жилье Эдди Брасса. Во всяком случае, даже вообразить не могла такой обстановки. Высокий потолок прорезали мощные балки, искусно декорированные деревом, пол выстлан дубовым паркетом. Все строго и в то же время изысканно, уютно. Характеризует хозяина как человека и состоятельного, и с хорошим вкусом.
Особенно ее заинтересовали цветные фотографии в рамочках, висящие на стенах. Это были превосходные снимки подводного мира. На каминной доске выстроились в ряд причудливые морские раковины, а между ними стоял удивительный глиняный сосуд. Диковина была, скорее всего, из тех, что иногда поднимают со дна моря. Время и стихия оставили на нем свои следы, придав тем самым особую прелесть. Пожалуй, ни один из знакомых Дороти не был обладателем столь уникального предмета.
За изгибом лестницы, ведущей наверх, разместилось фортепиано, рядом с которым несколько полок сплошь занимали пластинки, что выдавало страсть хозяина к музыке, по большей части к джазу. Все пространство между двумя огромными кожаными диванами покрывал роскошный персидский ковер. На стеклянном столике стояла бронзовая лампа, а с потолка свисала хрустальная люстра.
Перейдя на кухню, Дороти увидела на холодильнике горшок с каким-то комнатным растением, засохшим еще примерно в середине февраля.
В напольной китайской вазе торчали клюшки для гольфа, увенчанные соломенной шляпой с широкими полями.
Пространство между кухней и гостиной использовалось в качестве столовой. Здесь царствовал большой дубовый стол, на котором поблескивали серебром антикварные подсвечники. В плоской вазе лежали два сморщенных яблока и общипанная виноградная гроздь.
Но самым для нее привлекательным в доме Брасса являлся, конечно, вид из окна-стены. Дороти зачарованно смотрела на синюю водную гладь, развернувшуюся во всю ширь и сверкающую под солнцем, на голубое, ясное небо… Половину жизни можно было провести, любуясь такой красотой, и это занятие не наскучило бы.
– Не можешь оторваться? – с улыбкой спросил Эдди, спускаясь по винтовой лестнице.
Ослепленная ярким светом, Дороти не сразу рассмотрела Брасса. Но когда глаза ее привыкли к комнатному освещению, ей с трудом удалось скрыть свое восхищение. После тщательного бритья строгую законченность обрели линии скул и подбородка, волосы еще хранили влагу, а запах дорогого туалетного мыла чувствовался даже на расстоянии. Длинные ноги и узкие бедра были обтянуты дорогими джинсами, а белая рубашка с короткими рукавами и расстегнутым воротом подчеркивала загорелую шею и мускулистые, сильные руки.
На ходу застегивая ремешок часов, Эдди подошел к Дороти.
– Ну, как тебе холодный сидр? Налить еще?…
– Нет, – чуть хриплым голосом произнесла она, сознавая, как неприлично в упор пялиться на человека, но у нее не было сил отвести взгляд. Только бы он не подходил ко мне так близко, молила про себя Дороти, непроизвольно отступая.
– Что-то ты побледнела, – заметил Эдди, не обративший внимания на ее маневр.
Рядом с ним Дороти действительно почувствовала себя неловко. Он такой красавец… а она… Бывший муж считал ее внешность заурядной. И хотя на самом деле это было далеко не так, он сумел несколько поубавить ее уверенность в себе.
Интересно, как повернулась бы моя жизнь, пронеслось в голове Дороти, если бы Эдди повстречался мне раньше, чем Фил? Смогли бы мы жить душа в душу или все сложилось бы точно так же? А может, Фил прав – во мне отсутствует чисто женское начало: слишком много от головы… слишком зажата… в сексуальном смысле?…
– В нынешнем сезоне я еще ни разу не загорала, а ты, по-моему, увлекаешься солнечными ваннами чересчур. Разве не знаешь, что это вредно?
– При моей работе у меня нет другого выбора.
– Ах да, я забыла, – промямлила Дороти. – Все время на ветру и около воды.
– Скорее, в воде, – усмехнулся Эдди. – Что не мешает мне к осени превратиться в угольную головешку. Но я привык. Стараюсь беречь от солнца только глаза.
Он стоял близко, почти касаясь ее плечом. И казалось, жар его загорелого тела прожигает ей кожу.
– В таком случае тебе не стоит где попало забывать свои очки.
– Это правда, иногда теряю, – засмеялся он.
Только тут ей удалось справиться с внутренней паникой.
– Можешь не волноваться, я обнаружила их у себя на кухне и, конечно, сегодня привезла.
– Пустяки.
Слишком взволнованная, чтобы удивиться неожиданной реакции, Дороти сказала:
– Ну-у, ведь это очень дорогие очки! Из фирменного магазина оптики, не из какой-нибудь лавчонки.
Эдди почудился в ее замечании некий скрытый вызов.
– Ну да… Ты считаешь, что рядовой человек не может себе позволить такую покупку? – саркастически произнес он.
А Дороти подумала: конечно, смотрителю пристани это явно не по средствам.
– Очевидно, ты относишься к другой категории, если живешь в таком коттедже! – не сдержалась она.
Брасс спокойно посмотрел на нее.
– Ты оцениваешь имущество всех своих знакомых или такому досмотру подвергаются только люди такого типа, как я?
– А к какому типу ты себя причисляешь?
– В данном случае моя самооценка несущественна. Твоя – другое дело. Для тебя я во всех отношениях личность сомнительная: по происхождению, роду занятий… Разве не так?
– Не припоминаю, чтобы я когда-либо говорила нечто в таком роде, – раздраженно сказала она.
– Не говорила, но думала, – уверенно заявил Эдди. – Подобное мнение сложилось у тебя, как только ты увидела меня впервые. По-моему, ты не изменила его и по сей день. Но больше всего тебя смущает тот факт, что, несмотря на все очевидные недостатки моей персоны, она тем не менее тебя привлекает.
– Интересно, каким образом ты пришел к такому заключению? – фыркнула Дороти, сверх меры уязвленная тем, что вдобавок к своим внешним мужским данным Эдди Брасс, несомненно, человек, наделенный проницательностью, а это вдвойне опасно.
– Ведь ты все-таки не отказалась приехать ко мне, не так ли? – подначивая ее, подмигнул он.
– Только из-за Джека!
– Ой ли?… – Эдди, улыбаясь, приблизился к Дороти вплотную. – Значит, поэтому ты дрожишь, как заяц, на которого направили двустволку?
– Совершенно нет, с чего ты взял?
Глядя ей в глаза, Эдди медленно прижал пальцами жилку, бившуюся у нее на шее.
– Дрожишь, Дороти, – тихо произнес он, легонько поглаживая нежную кожу. – Твое бедное маленькое сердце готово выпрыгнуть из груди. И не говори мне, что ты так нервничаешь из-за собаки. Давай лучше скажем спасибо четвероногому другу, умудрившемуся вмешаться в твою и мою судьбу.
От этих слов Дороти на мгновение лишилась дара речи, так они взволновали ее.
– Убери руку, Эдди, прошу тебя! – взмолилась она.
Тот помедлил, внимательно всматриваясь в ее лицо.
– Боже правый, ты и в самом деле перепугана… – пробормотал он. – Но почему, почему?
– Потому что моим мужем был человек… чем-то похожий на тебя… – выпалила Дороти. – А с меня хватит прежней ошибки. Поэтому, пожалуйста, оставь меня в покое.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция

Разделы:
Пролог1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция



Ерунда полная, списано как под капирку с другой книги, только сюжет чуть изменен.3 не больше
Жемчужное ожерелье - Хорст Патрициякэт
21.01.2013, 8.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100