Читать онлайн Жемчужное ожерелье, автора - Хорст Патриция, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хорст Патриция

Жемчужное ожерелье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

– Когда я увидел на пороге двоих полицейских, сунувших мне в лицо ордер на обыск, первой моей реакцией было заявить, что это какая-то ошибка, – начал свой рассказ Эдди Брасс. – Я чуть не рассмеялся, услышав о подозрении, будто в моем доме спрятан младенец женского пола, поэтому совершенно не препятствовал желанию полицейских осмотреть также и мой лодочный ангар. Я был абсолютно уверен в абсурдности подобного рода обвинений.
Подробности, о которых сообщал Эдди, не могли не интересовать Дороти, поскольку отчасти фигурировали в ее адвокатском досье, но она все равно демонстративно повернулась к нему затылком. За окном автомобиля шелестели под легким бризом, подувшим к вечеру, листья деревьев. Сзади безмятежно сопел во сне пес. Делая безразличный вид, Ламбер тем не менее слушала очень внимательно.
– Я заподозрил неладное, лишь взглянув на лицо племянника. Клод выглядел как загнанный в угол зверек. В его глазах были беспомощность и отчаяние. Понимаете, что я имею в виду?
Дороти промолчала.
– Надеюсь, поймете.
– Не знаю, о чем вы говорите. Я не слушаю, – фыркнула Дороти.
– Пусть так, но я все равно продолжу, – твердо сказал Брасс. – Психологическое состояние Клода вселило в меня беспокойство. У меня хорошая интуиция. В моей работе она очень важна, и я всегда доверяю своим внезапным предчувствиям. «Если полицейские говорят правду, то чей ребенок спрятан здесь?» – упросил я, никак не ожидая, что Клод ответит: «Мой. Мой и Сьюзи».
«Ошибаетесь, мистер Брасс! Клод Эшби, ваш племянник, не является отцом ребенка», – чуть не выпалила Дороти, но вовремя прикусила язык.
– Услышав столь ошеломляющую новость, я сразу все понял. От Сьюзи Хедлоу можно было ожидать всего! Эта девица способна преподнести любой сюрприз. Точь-в-точь как и моя работа, чреватая иногда полнейшей неожиданностью.
На сей раз Дороти не сдержалась и заговорила откровенно язвительно.
– Нет таких ситуаций, которые могут сравниться с состоянием матери, у которой похитили ребенка. Чушь!
– А что вы знаете о моей работе, Дороти? – мягко поинтересовался Брасс.
– Мне не очень о ней известно. Но, насколько я знаю, должность смотрителя пристани вряд ли сопряжена с серьезными стрессами.
Брасс рассмеялся.
– Смотритель так смотритель… Лежу на пляже, загораю. Сдаю лодки в аренду…
– Меня неправильно информировали? – быстро спросила Дороти, почувствовавшая иронический подтекст.
Брасс задумчиво посмотрел на нее.
– Удивительно, что вы вообще в курсе моих занятий, – наконец произнес он. – Похоже, мисс Хедлоу позаботилась снабдить своего адвоката информацией, далекой от объективности. Скажите, она случайно не упоминала, например, о том, почему Клод живет со мной, а не с родителями?
Ее подзащитная почему-то умолчала об этой маленькой детали, и Дороти внезапно почувствовала укол совести. Но ей ни за что не хотелось проявлять активную заинтересованность. Безразлично пожав плечами, Ламбер снова принялась рассматривать пейзаж за окошком.
Но Эдди Брасса такая реакция не смутила.
– Отец Клода исчез, едва сыну исполнился год. Случилось это двадцать лет назад, и с тех пор никаких известий от папаши Эшби не поступало. Никто его не видел и ничего о нем не слышал. Моя сестра долго переживала крушение своей семьи, хотя я считал, что это даже к лучшему. Эшби в любом случае не сделал бы ее счастливой.
Эдди усмехнулся, помолчал. Если бы Дороти сейчас взглянула на него, то увидела бы, как горькая складка пролегла от его рта к упрямому подбородку, однако голос звучал непринужденно.
– В ту пору сестре здорово помогала наша мать, взявшая на себя заботу о маленьком внуке, благодаря чему Мэгги смогла получить специальность и найти приличную работу. Но когда мальчику исполнилось пятнадцать, бабушка умерла. В таком возрасте справляться с мальчишками довольно трудно, и я взял племянника к себе. Ему нужны были ежовые рукавицы, потому что Клод попал в подозрительную уличную компанию, забросил школу и т.д. Словом, судьба моего племянника могла сложиться весьма плачевно.
Дороти язвительно заметила:
– Мистер Брасс, рассказывая столь выразительные подробности о Клоде Эшби, вы оказываете ему плохую услугу, поскольку я адвокат не его, а потерпевшей. Вы льете воду на мою мельницу, вам не кажется?…
– Я рад, Дороти, что вы не пропустили ни единого моего слова, – удовлетворенно произнес Брасс. – У меня и в мыслях не было намерения сыграть на руку вашей клиентке. Я хочу, чтобы вы поняли, как много Клоду пришлось работать над собой, чтобы избавиться от дурных наклонностей. Он парень с головой и с характером, иначе не окончил бы школу с хорошими отметками и не поступил бы в университет – на год раньше своих сверстников. Сейчас Клод на третьем курсе и заработал именную стипендию, которую будет получать постоянно, пока не окончит ветеринарный факультет. А в данное время, несмотря на то что идут летние каникулы и можно было бы отдохнуть, Клод бесплатно ассистирует в местной ветлечебнице.
На слове «бесплатно» Брасс сделал ударение, и Дороти пришлось спрятать улыбку, дабы не стало ясно, сколь внимательно она слушает. Эдди Брассу незачем было знать это.
– Прошлым летом, – продолжил тот, – Клод встретил на танцах Сьюзи Хедлоу. Не спрашивайте меня, чем она пленила его. Я сам задавался тем же вопросом, но так ничего и не нашел. А Клод совсем потерял голову… Большую часть зимы он и Сьюзи были неразлучны. Когда Клод узнал, что его подруга беременна, он предложил ей выйти за него замуж… И слава Богу, что эта вертихвостка отказалась!… Впрочем, я понятия ни о чем не имел.
– Не стоит возлагать ответственность на плечи одной лишь Сьюзи, – заметила Дороти. – Дело касается обоих.
– Насколько я помню, вы отказались вступать в беседу, – напомнил Брасс, и Дороти почудилась в его голосе ехидная насмешка. – Но ваше замечание абсолютно справедливо. Если уж парень связался с потаскушкой, он тем более должен был бы поступать осторожно и в нужный момент предохраняться…
– Сьюзи не потаскушка!
– Но она совсем не напоминает наивную девственницу, которая считает, будто детей находят в капустных грядках. Клод не был первым, кого Сьюзи очаровала, и могу голову дать на отсечение – он также не был последним.
– В таком случае возникает вопрос: почему вы уверены, что ваш племянник, которого так рьяно выгораживаете, является отцом девочки?
– Потому что с самого начала Сьюзи сама сказала об этом Клоду, попросив у него денег на аборт. Тот денег не дал, однако предложил жениться на ней. Но, как я уже говорил, Сьюзи Хедлоу от брака отказалась. Будучи человеком глубоко порядочным, Клод предложил ей материальную помощь и на время беременности, и далее, пока ребенок будет расти… Думаю, в его поступке сказалась история с отцом, бросившим семью на произвол судьбы, но главное, конечно, он не желал отказываться от собственного ребенка.
– Не спорю, очень похвальное намерение. Тем не менее оно не служит доказательством отцовства Клода!
– Я был бы счастлив согласиться с вами, но, едва увидев девочку, понял, что на этот раз Сьюзи Хедлоу не солгала. Крошка – точная копия моего племянника. Зато ее слова о том, что Клод похитил младенца, – сплошной обман.
– Он прятал малышку у себя без ведома и без разрешения ее матери. Как вы предлагаете это назвать? – возмутилась Дороти.
– Я бы определил действия Клода как вызволение ребенка из рук беззаботной, а возможно, и жестокой матери… Сьюзи отказывалась с ним общаться, даже говорить по телефону, и тому не оставалось ничего иного, как отправиться к ней домой, чтобы попытаться договориться относительно будущего своей дочери. А теперь представьте себе состояние человека, обнаружившего крошечное существо, беспомощно плачущее в манеже, выставленном на самом солнцепеке. Малышке давно нужно было сменить подгузники; на открытых частях ее тельца Клод обнаружил все признаки солнечных ожогов, к тому же молоко в бутылочке, с неизвестно когда приготовленным детским питанием, явно свернулось. Мой племянник полчаса барабанил в дверь дома, но никто не открывал. Очевидно, из-за того, что включенный на всю громкость телевизор все заглушал. Случись хоть землетрясение, Сьюзи даже не заметила бы!
– И вы считаете, что этих причин было достаточно, чтобы решиться на похищение ребенка?
– Ну а как ты сама поступила бы на его месте?! – взорвался Брасс, невольно вдруг перейдя на «ты». – Неужели оставила бы все как есть в надежде, что мать вспомнит о дочери до того, как ту хватит солнечный удар или какой-нибудь мерзавец украдет ее?
– То есть сделает то же, что и Клод?
Брасс с силой ударил кулаком по рулю, костяшки его пальцев побелели.
– Он же отец девочки, в конце концов! – воскликнул Эдди, гневно сверкнув глазами. – У него есть кое-какие права. Могу перечислить, если ты их не знаешь!
В эту секунду с Дороти чуть не сыграла злую шутку привычка, выработанная в ее прошлой семейной жизни. Защищаясь от кулаков мужа, частенько пускавшего их в ход, когда они ссорились, она всегда закрывала лицо руками. Теперь ей потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить, что перед ней Эдди, а не Фил, давно оставшийся в прошлом.
– Срывайте раздражение на ком-нибудь другом, мистер Брасс, – сухо посоветовала Дороти Ламбер, – а я не собираюсь терпеть это.
Эдди глубоко вздохнул.
– Извини… но что ты предлагаешь?
– Найти племяннику…
– Адвоката? Понятно. Других предложений нет?
– Есть. Если Клод всерьез беспокоился о ребенке, нужно было обратиться в отдел социальной помощи. Подобные заведения для того и существуют.
– Очевидно, они похожи на приюты для бездомных животных, куда мы, по идее, должны были сдать пса. Что-то ты не решилась воспользоваться их услугами.
Дороти замешкалась, лихорадочно соображая, какой ответ был бы сейчас уместнее всего.
– Ну, ну… Это совсем другое.
– Согласен, но только в том случае, если ты ценишь жизнь собаки выше человеческой. Не пойми меня превратно, я ценю твою заботу о судьбе пса, в то время как многие предпочли бы умыть руки. Только меня удивляет, как ты не можешь понять, что мотивы поступка Клода абсолютно совпадают с твоими собственными.
– И все же разница есть – я не нарушаю закон.
– В этом единственное твое преимущество.
Проигнорировав едкое замечание Брасса, Дороти решила задать последний вопрос, а затем уже окончательно замолчать.
– Если вы настолько уверены в правильности позиции вашего племянника, то почему опасаетесь судебного разбирательства?…
– Во-первых, у меня не вызывает особого доверия существующая система правосудия, – пояснил Эдди Брасс, сворачивая с автострады на извилистую дорогу, идущую вдоль берега к Линну. – Во-вторых, мало хорошего, если в университете пойдут разговоры о Клоде Эшби… То лиу тебя украли шубу, то ли ты украл ее… Не объяснишь же всем, как и что случилось на самом деле. Репутация может быть подорвана, а это совсем ни к чему.
– Ваш племянник должен был подумать о последствиях до того, как забрал дочку Сьюзи Хедлоу, – отрезала Дороти. – Сейчас поверните направо, затем налево. Я живу у подножия холма.
Презрительное нежелание Дороти Ламбер войти в положение Клода будто нарочно подчеркивалось солидным видом обнесенной оградой группы коттеджей. Это и был кооператив, в котором она жила. Эдди захотелось сказать какую-нибудь дерзость, чтобы нарушить ее самоуверенность, но он побоялся выходить за рамки приличий. Время, предоставленное судьбой для разговора с Дороти, истекало. Самое большее, на что он мог надеяться, – это если семена сомнений, зароненные в сознание адвокатши, дадут все-таки всходы и она более скрупулезно разберется в версии событий, предложенной Сьюзи Хедлоу. Начни он сейчас ссориться с ней, последствия для Клода могут оказаться еще более тяжелыми, решил Брасс, потому лишь вздохнул и довольно миролюбиво сказал:
– К сожалению, иногда люди совершают поступки в минутном порыве и позже это оборачивается против них же.
– Зрелые и ответственные люди ведут себя иначе, – категорично заявила Дороти, вызвав в Эдди новую волну раздражения. – Нужно контролировать себя… Всегда и во всем… Дальше можно не ехать, я дойду пешком.
Брасс остановил «форд» возле узорчатых чугунных ворот. Когда она потянулась на заднее сиденье, чтобы взять конец веревки, служившей собаке поводком, Эдди невольно отметил грациозность ее движений, упругие икры, плавный изгиб бедер и отвел глаза.
– Сейчас я помогу тебе выйти.
– Пожалуйста, не беспокойтесь, – сказала Дороти, вытаскивая за собой пса. – Сама справлюсь. Вы и так достаточно нам помогли.
Не желая вторично нарваться на отказ, Эдди подождал, пока его пассажиры покинут машину, и начал разворачиваться, чтобы ехать обратно. В этот момент из будки высунулся привратник в бордовой униформе.
– Добрый вечер, мисс Ламбер, – начал он, приветливо улыбаясь. Однако при виде взъерошенной собаки его дружелюбие мгновенно улетучилось. – Боже правый, надеюсь, вы не собираетесь брать это животное с собой?…
– Именно! – с достоинством ответила Дороти, хотела еще что-то добавить, но не успела: пес сильно дернул веревку, заинтересовавшись придорожными кустами, и она едва устояла на ногах.
– Прошу прощения, мадам, но вы разве не знаете? Устав, выработанный жильцами совместно, запрещает держать здесь животных.
– Бывают обстоятельства…
С выражением каменной непреклонности на лице тот повторил:
– Порядок есть порядок… Я не имею права.
– Нет правил без исключений, – закипая, произнесла Дороти, проклиная про себя и сами дурацкие правила, и человека, отстаивавшего их соблюдение.
Брасс остановил «форд» и выглянул из окошка. Не без злорадства подумал о том, что «законница» Ламбер сама столкнулась с очевидной нелепостью, загнавшей ее в тупиковую ситуацию.
Обследовав кусты возле ворот, пес перенес свое внимание на цветочную клумбу, вызвав еще большее недовольство привратника, которое тот не замедлил высказать вслух.
– Видите ли, – окончательно растерялась Дороти, – в дороге ему пришлось слишком долго терпеть.
Эдди рассмеялся, чем тут же привлек внимание блюстителя порядка. С брезгливой надменностью, с какой только что смотрел на собаку, он окинул взглядом видавший виды автомобиль Брасса.
– Извини, приятель, – с издевкой произнес Эдди, улыбаясь во весь рот, – свой «мерседес» я сегодня оставил дома. Он нуждается в небольшом отдыхе.
– Этот джентльмен ваш друг, мисс Ламбер? – не уловив юмора, спросил тот.
Дороти вздохнула, стараясь не смотреть Эдди в глаза.
– Да. Я опоздала на автобус, и он любезно согласился подвезти меня домой.
– Значит, собака принадлежит вам, сэр?
Не успел Эдди ответить, как его опередила Дороти.
– Да. – Она с мольбой взглянула на него.
Ох, как хотелось Эдди преподать этой гордячке хороший урок! Уличить во лжи, заставив унизительно изворачиваться перед ничтожеством, диктующим ей условия, о которых она и не догадывалась, когда сердобольно взяла пса под свою опеку. Вот нажмет сейчас на газ и с триумфом отчалит, пусть выкручивается как знает, подумал он.
Но умоляющий взгляд прекрасных карих глаз тронул сердце Эдди. Правда, не последнюю роль также сыграло и вполне корыстное соображение: в ответ на услугу адвокатша, возможно, станет более уступчивой и в том, главном, деле, которое их свело. Поэтому он закивал, улыбаясь привратнику.
– Конечно, мой… Старый и верный друг… э-э…
– Джек, – сказала Дороти, радуясь, что Брасс не подвел ее. – У нас, по-моему, гостям разрешается привозить с собой домашних животных при условии, что те не останутся здесь на ночь. Разве не так?… Буду признательна, если вы откроете ворота и позволите моему гостю въехать.
– Джек? – недоуменно пробормотал Брасс, когда Дороти с собакой снова забрались в машину и, провожаемые неодобрительным взглядом, въехали на территорию жилищного кооператива. – Почему именно Джек? Думаешь, ему подходит это имя?
Дороти поджала губы, устремив взгляд на мощенную кирпичом дорогу, петлявшую между ухоженными клумбами и стрижеными газонами. Замыкала ее группа трехэтажных коттеджей, фасадом выходящих на залив.
– Нужно же было как-то назвать, – наконец ответила Ламбер. – Во всяком случае, я не мямлила про верного друга, которого зовут «э-э-э»… Здесь направо, к стоянке для гостей.
– Мне она ни к чему, – заметил Брасс, втайне наслаждаясь собственным коварством. – Я высажу вас с Джеком и сразу уеду. Уже начало девятого, а мне еще домой добираться!
– Ты не можешь оставить пса у меня, – тихонько напомнила Дороти, наконец-то тоже перейдя на «ты». – Ведь ты слышал, каковы здесь правила.
Эдди изобразил удивление.
– Ты всерьез ожидаешь, что я избавлю тебя от Джека? Я воспринял разговор с привратником лишь как естественную уловку, позволяющую тебе с собакой попасть за ворота.
– Мистер Брасс, пожалуйста!
– Эдди, – поправил тот.
Дороти подняла на него непонимающий взгляд.
– Минуту назад я был другом и Эдди, а не неким официальным лицом, которого называют исключительно по фамилии. Очевидно, я чем-то провинился, раз ты выбрала такой стиль?
Дороти обернулась к сидящему на заднем сиденье псу, и Эдди снова получил возможность глянуть на ее колени. К этому прибавилось тихое шуршание шелкового платья, пахнуло легкой волной духов, и он почувствовал, сколь решительно не способен поставить привлекательную молодую женщину в безвыходное положение. Тихий неуверенный голос Дороти стал последней каплей:
– Не знаю, как и быть…
– Послушай, – медленно начал Эдди, – мы можем помочь друг другу так. Tы пригласишь меня на ужин, а я заберу пса к себе, пока мы не решим его будущую судьбу.
Дороти задумчиво чуть прикусила губу, и в тот же момент словно что-то всколыхнулось в нем, будя откровенно чувственные фантазии…
– Не думаю, что могу сделать это, – наконец сказала она.
Эдди вздрогнул, с трудом оторвал взгляд от ее губ, но тут же погрузился в глубину бездонных карих глаз.
– В таком случае, я вряд ли смогу забрать Джека.
Дороти возмутилась:
– Это шантаж, мистер Брасс!
Эдди лучезарно улыбнулся.
– Я знаю!
Она тяжело вздохнула.
– Хорошо, я накормлю вас, но предупреждаю – ничего особенного на ужин не предвидится.
– Иного я и не ожидал. Современная, обеспокоенная продвижением по служебной лестнице женщина редко отличается кулинарными талантами.
– Напротив, я считаю себя неплохой кухаркой, – возразила Дороти. – Просто я не обязана демонстрировать свои способности лично вам. Мне отлично известно, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, и я непременно воспользуюсь этим, но только в том случае, если встречу человека, без которого не смогу жить. К вам, мистер Брасс, сие совершенно не относится.
– Какая категоричность! – съязвил Эдди, помогая ей и собаке выйти из машины. – Накормить человека – совсем не то же самое, что жить с ним. Я напрашиваюсь на ужин, а вовсе не в… постель.
Дороти вспыхнула:
– Терпеть не могу циников!
– Чаще всего циником становится, дорогая моя, именно голодный мужчина. Советую учесть столь очевидную истину!
В который раз Дороти пожалела, что опрометчиво поступила, согласившись принять у себя в кабинете Эдди Брасса. Этот человек обладал стальными нервами и острым умом. К тому же был красивым и даже обаятельным, если хотел… Однако в нем полностью отсутствовало то, что скрывается под словом «джентльмен». Ни на йоту он не походил на мужчину такого склада. Впрочем, внешность бывает обманчивой. Она убедилась в этом на примере собственного бывшего мужа, казавшегося верхом совершенства. Терпела его выходки, пока тот окончательно не распоясался. Слава Богу, научилась теперь видеть мужиков насквозь!
Поставив разогревать на водяную баню сливочный соус, Дороти вымыла листья латука и занялась приготовлением заправки для салата. К счастью, Эдди Брасс взял собаку и отправился на прогулку по берегу залива, поэтому она имела возможность хозяйничать в спокойной обстановке. Ее оснащенная самым современным оборудованием кухонька показалась бы еще более тесной, если бы сейчас здесь торчал великан Брасс.
Вода для спагетти закипела. Через пятнадцать минут можно будет подавать ужин. Дороти собиралась выпроводить гостя до десяти часов. Терпеть его общество придется не так уж долго, подумала она и, вытерев руки полотенцем, вышла на крыльцо. Уже спустились сумерки, но еще было достаточно светло, чтобы различить прибрежную полосу. Ни Эдди Брасса, ни собаки поблизости не было.
И как меня угораздило назвать пса Джеком, вдруг вспомнила Дороти, ведь существует масса собачьих кличек!
На самом деле она подспудно знала, в чем дело. Имя Джека Уолша не давало покоя с прошлого уик-энда. Джек предпринял новую попытку сделать предложение, и ей пришлось всячески хитрить и изворачиваться, чтобы направить беседу в другое русло. На месте Дороти многие девушки ухватились бы за подобную перспективу. Добродушный, покладистый, Джек Уолш мог стать хорошим мужем, обеспечивающим к тому же солидное, прочное положение в обществе. Но она не была до конца уверена, хочет ли видеть Джека в такой роли рядом с собой.
Вдалеке послышался восторженный визг. Приглядевшись, Дороти в светлой кромке угасающего неба заметила мужскую фигуру. В воздухе мелькнула палка и упала в воду. Джек не раздумывая бросился за ней. Выплыв на берег, пес положил свой трофей к ногам Эдди Брасса, отряхнулся, разбрасывая во все стороны брызги. Он выглядел очень нелепым, смешным и в то же время оживленным и счастливым. Наблюдая за этой картиной, она ощутила чувство благодарности к Эдди. Как бы то ни было, именно он помог ей спасти Джека.
Помахав полотенцем, Дороти крикнула:
– Домой! Домой! Ужинать!
Стол был накрыт в большой комнате с высоким потолком, служившей одновременно гостиной и столовой. Едва бросив взгляд, Эдди отметил про себя, сколь аккуратно он сервирован.
– Я бы предложила вам пива, но, увы, его нет, а вино вы, наверное, не очень любите?…
– Вино? – Эдди сделал вид, будто размышляет. – Вы имеете в виду напиток, который пьют из высоких фужеров?
– Уж, конечно, не из горлышка бутылки, – в тон ему сказала Дороти, хотя ей совсем не понравилась ухмылка, промелькнувшая на губах Эдди.
– Значит, так тому и быть! Столь необычный день вполне можно завершить в торжественном духе. Думаю, неплохо встретить восход луны с бокалом в руке!
И зачем я упомянула вино? – с досадой подумала Дороти. Теперь ужин затянется. Сама, дурочка, напросилась.
– Вообще-то это вряд ли получится… К омару со сливочным соусом подают холодное белое вино. Если сейчас поставить его в холодильник, ждать придется слишком долго.
Эдди почти вплотную подошел к ней и добродушно улыбнулся.
– Ничего страшного. Я еще не умираю от голода, поэтому можно и потерпеть.
Его дыхание опалило ее. Воротничок блузки, которую она всегда надевала дома, показался чересчур распахнутым, слишком открывающим ложбинку между грудями. Глупее всего было то, что она машинально попыталась застегнуть верхнюю пуговицу, а пальцы не слушались.
– Помочь?
– Сама справлюсь! – воскликнула Дороти, пожалуй, слишком нервно. Во всяком случае, это не ускользнуло от Эдди. Но Дороти ничего не могла с собой поделать. С поразительной легкостью он нарушил то душевное равновесие, которое она старательно культивировала в себе, возводя невидимый барьер между собой и мужчинами. Предательская теплая волна поднималась в ней, шею и щеки залила краска. Она ненавидела себя за минутную слабость, овладевшую ею, а еще больше его – за то, что стал тому причиной. – Не стойте столбом и сядьте! – распорядилась она довольно грубо.
Глаза Эдди потемнели.
– Вы сейчас похожи на дрессировщицу на арене. Вон даже Джек прижал уши.
Пес действительно поднялся с коврика у входа и притулился к ногам Эдди, стоявшего посреди гостиной. Дороти стало еще обиднее: симпатии собаки были явно не на ее стороне.
– Можно подумать, вы меня испугались.
– Я не из пугливых, – иронически заметил Эдди. – Но к окрикам, вероятно, в отличие от Джека, не привык. Советую последить за собой. Злость красивым женщинам не идет.
Откровенность, с какой он это сказал, обескуражила Дороти. После своего неудачного замужества она скептически стала воспринимать комплименты, тем более выраженные в такой форме. Вернее, ее вообще перестало интересовать мнение мужчин относительно ее внешности. Она держала их на расстоянии. Была готова с ними дружить, сотрудничать, но не более того. Ей пришлось взять себя в руки.
– Надеюсь, у вас не пропал аппетит? Если нет, располагайтесь поудобнее и простите хозяйку, у которой, наверное, все пригорело.
Она не слышала, что сказал за ее спиной Эдди, – ретировалась на кухню. Только тут Дороти немного успокоилась. Мельком глянула в зеркальце на подоконнике, пригладила волосы, постаралась придать лицу беззаботное выражение, потом поставила в ведерко со льдом бутылку белого вина, убавила огонь под соусом для омара, зачем-то смахнула в мусорницу хлебные крошки, корешки зелени: явно тянула время, чтобы обрести привычное равновесие.
Вернувшись в гостиную, Дороти обнаружила гостя у своего эркера, где в изобилии размещались цветы в горшках. Они с благодарностью одаривали ее изысканной красотой, особенно пышные гардении.
– Вижу, ты увлекаешься комнатными растениями, – заметил Эдди, оборачиваясь. – Очень хороши.
Ей была приятна похвала, однако она сделала вид, что занята сервировкой стола, ведерком со льдом на подносе, бокалами, поэтому ответила через плечо:
– Да, это мое хобби. А вы тоже разбираетесь в тропических растениях, мистер Брасс?
– Нет. Зато я знаю, что столь официальное обращение ко мне, которое ты так настойчиво употребляешь, начинает действовать мне на нервы.
– Я не могу, не имею права называть вас иначе. Вы вообще не должны здесь находиться. Я бы ни за что не впустила вас в дом, если бы не собака.
– Точно. Из-за Джека мы как бы преодолели барьер закона, делающего нас противниками в предстоящем судебном процессе, и вступили просто в человеческие отношения…
– Между нами нет никаких отношений, – сухо поправила Дороти. – Единственное, что нас объединяет, это судьба собаки.
– Ну хорошо. Не отношения, а взаимодействие, – пожал плечами Эдди. Затем он посмотрел на ведерко с лежащей на льду бутылкой. – Ты позволишь мне открыть вино? Обещаю, не буду вытаскивать пробку варварски… зубами…
Брасс относит меня к категории снобов, поняла Дороти и покраснела: в каком-то смысле это было правдой. Однако не потому, что она считала себя лучше или выше людей, подобных ему, а из-за неумения общаться с ними. Ей плохо давались ничего не значащие легкие разговоры, ведущиеся только для того, чтобы как-то занять время. Молчаливые люди Дороти импонировали больше. Очевидно, сей факт сыграл не последнюю роль в тот момент, когда она влюбилась в человека, похожего в этом на нее. Впрочем, Дороти поняла разницу между душевной неразвитостью и маской сдержанности, скрывавшей угрюмость, когда уже вышла замуж и оказалась в безнадежном одиночестве, ставшем ежедневным мучением, если не сказать – пыткой.
– Дороти! – услышала она голос Эдди. – Не будешь возражать, если мы выпьем, пока ужин не готов?
– Конечно! И пожалуйста, угощайтесь орешками.
Эдди взглянул на нее и улыбнулся.
– Ну вот. Совсем другое дело, когда ты так любезна.
– Для вас я делаю исключение, – сказала она, с удивлением почувствовав, что тоже начинает улыбаться. – Всех других я угощаю не орешками, а катушками с мышьяком, трупы зарываю в клумбу и украшаю гардениями – в знак сожаления…
– Боже, в какие руки я попал! Пощады, прошу пощады!
В его шутливой мольбе было столько обаяния! Эдди напомнил ей большого проказливого ребенка, способного разбудить самое суровое сердце. И ему это, пожалуй, удалось. Дороти почувствовала, как размякла, оттаяла, вместо того чтобы держать себя в привычной узде.
Сделав вид, будто ее заинтересовала пересохшая в горшках земля, она полила из леечки драцену, поразившую Эдди своими размерами и причудливой формой листьев.
– Наверное, надо проявить упорство и настойчивость, чтобы выходить такое растение!
– Примерно такое же, с каким вы предпринимаете попытки защитить своего племянника… На самом деле ваше поведение вызывает у меня сочувствие и понимание. Но с этической точки зрения я не имею на это права. Пожалуйста, постарайтесь сие осознать. Поверьте, самое правильное, если вы наймете ему хорошего адвоката.
Эдди наполнил бокалы вином.
– Сьюзи Хедлоу повезло – она не заслуживает такого защитника, каким являешься ты.
– Эдди, я прошу тебя!…
– Ладно, ладно! – сдался тот. – В любом случае я рад, что ты больше не называешь меня мистером Брассом.
– С тех пор как ты появился в моем офисе, мне на ум пришло несколько способов без церемоний отделаться от тебя, – усмехнулась Дороти, – но я горжусь собой – сумела остаться в рамках приличий.
– А я?… Отдай уж и мне должное. – Взяв в каждую руку по бокалу, Эдди пробрался сквозь шуршащую листву к Дороти. – Держи, пока я не расплескал. Хватит тебе прятаться в персональных джунглях. Давай-ка лучше выпьем за что-нибудь.
На одно короткое мгновение она ощутила нечаянное прикосновение его пальцев, и ей вдруг отчаянно захотелось почувствовать, умеют ли они быть ласковыми и нежными.
– За что будем пить? – излишне патетично воскликнула она, стараясь не выказать внутреннего скрытого волнения.
Эдди на секунду задумался.
– Предлагаю тост за попавших в переделку собак, а также за их прекрасных спасительниц. Годится?
– Вполне.
– Тогда вперед!
На лице Эдди появилась подбадривающая улыбка. В ней совсем не было ничего интимного, померещившегося ей часом раньше. Нет, скорее, безграничное обаяние.
– Значит, за тебя, Дороти! Надеюсь, благодаря, твоим заботам Джек проживет еще много счастливых лет. А теперь расскажи мне о своих растениях, например, об этом, которое так чудесно пахнет.
– Это туберозы…
Дороти не заметила, как вечер перешел в ночь, как на усыпанном звездами небе появилась луна. Не обратила внимания также на то, что расстояние на диване между нею и Эдди Брассом постепенно сократилось, и оказалось – они сидят почти вплотную друг к другу. Она даже не уловила момент, когда непринужденный разговор о растениях стал более личным. А потом уже поздно было укорять себя за доверительную беседу с практически посторонним человеком.
К реальности Дороти вернулась, лишь почувствовав запах пригорающих спагетти и дымящегося сливочного соуса, но спасти ужин уже было невозможно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция

Разделы:
Пролог1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция



Ерунда полная, списано как под капирку с другой книги, только сюжет чуть изменен.3 не больше
Жемчужное ожерелье - Хорст Патрициякэт
21.01.2013, 8.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100