Читать онлайн Жемчужное ожерелье, автора - Хорст Патриция, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хорст Патриция

Жемчужное ожерелье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Собирая свою дорожную сумку, Дороти плохо представляла, что захватить с собой. Купальник, шорты, сарафан, пара трусиков с бюстгальтерами – это понятно. А понадобится ли что-нибудь из нарядных платьев? Вряд ли. Но на всякий случай положила. Туфли на высоких каблуках? Нет, лучше изящные босоножки. Шелковое японское кимоно, домашние, шитые бисером шлепанцы. Сумочка… Сумочка, конечно, ни к чему, но куда тогда девать расческу, духи, помаду?… В результате – поклажа едва уместилась.
– Ну-ну, – заметила Тина, когда Дороти явилась утром в офис с дорожной сумкой в руках. – Уезжаешь на весь уик-энд? И сопровождать тебя будет не кто иной, как мистер Совершенство?
Алый румянец, мгновенно окрасивший щеки Дороти, сразу это подтвердил, секретарша понимающе улыбнулась.
– Насколько я понимаю, ты не собираешься сообщить телефонный номер, по которому тебя можно будет разыскать в случае необходимости?
– Даже если бы хотела, не смогу его оставить. Понятия не имею, куда мы едем.
– Ясно. На юридическом языке сие означает – похищение по согласию. Как романтично!
Слова секретарши, точно определившей статью закона, которую они с Эдди демонстрировали своим предстоящим побегом, весь день не выходили у Дороти из головы. Какая умная женщина согласилась бы уехать неизвестно куда с человеком, который заранее и весьма недвусмысленно оговаривает для себя возможную отходную позицию…
Эта мысль грызла ее, еще когда они возвращались из ресторанчика, где шампанским закончили свой вечер. Роскошный «ломбардини» мчал их сквозь густые сумерки, светила луна, в приемнике звучала томная мелодия. Сильное мужское плечо на крутых поворотах касалось ее плеча… У порога ее дома Эдди привлек Дороти к себе. Его прощальный поцелуй был трепетным, наполненным чувством и порождающим надежду… Сбудется ли?
Да… Нет… Да.
Они не виделись, но он звонил. Коротко доложил, что забрал Джеки и щенков. Потом несколько дней отсутствовал вообще – она догадалась: Брасса, очевидно, вызвали куда-то опять. О том, что его работа носит весьма рискованный характер, теперь догадывалась, но думала об этом как-то абстрактно, как о чем-то постороннем, мало ее касающемся – все заглушали мысли об их личных взаимоотношениях. Конечно, они были зыбкими, но он позвонил – и Дороти несказанно обрадовалась самому голосу, звучавшему на другом конце провода.
Брасс заехал за ней к концу дня, когда Тина уже ушла из офиса. Поздоровались они как-то впопыхах: Эдди чмокнул Дороти в обе щеки, схватил дорожную сумку, потащил к машине. Они явно опаздывали, он гнал, нарушая знаки ограничения скорости. Последними они прошли регистрацию и очухались, лишь когда плюхнулись в кресла самолета.
– А знаешь, почему я тянул до последнего момента, хотя это не входит в мои привычки? – хитро улыбаясь, спросил он.
– Ну, наверное, завозился со сборами.
– Да ничего подобного. Я боялся, что ты передумаешь… Приедем в аэропорт – придется ждать, ты будешь маяться, накрутишь себя черт знает какими сомнениями… и раздумаешь лететь.
Она порывисто взлохматила ему волосы на затылке.
– Как видишь, этого не произошло…
Оказывается, разумная, уравновешенная Дороти Ламбер способна на отчаянные поступки.
– Ты прелесть! За что мы сейчас и выпьем.
Стюардесса принесла им шампанское. В салоне первого класса было занято всего лишь два места, поэтому они чувствовали себя свободно, раскованно.
– За незабываемый уик-энд! – провозгласил Эдди, поднимая свой бокал.
Тост нельзя было назвать оригинальным, но он, безусловно, был искренним.
– Надеюсь, станет незабываемым.
– Можешь не сомневаться, – тихо сказал он. – Я все эти дни беспрестанно думал только о тебе… Будь мы одни сейчас, я бы, не задумываясь, разложил кресла.
Дороти бросило в жар.
– Ты чересчур экстравагантен!
– Я не виноват, что ты так вызывающе сексуальна!
– Это неправда. – Дороти чуть отстранилась от его губ, жадно целовавших ее шею у самого уха.
– Откуда тебе знать?
– Мой опыт с мужем…
Взгляд Эдди потемнел.
– Я надеялся, ты не возьмешь его в эту поездку в качестве бесплатного приложения. Можно рехнуться от незримого присутствия постороннего человека.
– Некоторые вещи не так-то легко забыть, Эдд!
Он выпрямился и откинулся на спинку кресла.
– Судя по всему – он полный идиот. Угораздило же тебя выскочить за такого замуж! Или… родственники уговорили, считая партию удачной?
– Нет, что ты! – От неожиданности Дороти рассмеялась. – Они согласны были приплатить, только бы он исчез навсегда.
– Так в чем же причина?
– Мне казалось, что я его люблю… Не знала тогда, что для настоящего брака этого недостаточно.
– Понятно, – осторожно отозвался Брасс. – А что же, по-твоему, требуется?
– Общность моральных ценностей, интересов, взглядов на жизнь. И, конечно, взаимное уважение.
– А какое место ты отводишь страсти, Дора? Или она вообще не учитывается?
– Страсть относится к изменчивым категориям. Кроме того, в ней содержится зерно разрушения, если это страсть не человека, а животного… Если ничего, кроме удовлетворения плотских потребностей, не содержит… – Дороти разволновалась. Мутная волна поднималась и рвалась наружу. – Голая страсть груба и отвратительна и может растоптать любовь, оскорбить и унизить ее, извратив сами представления о чувствах и превратив таинство в сплошной кошмар, если в женщине видят всего лишь подстилку…
Эмоциональный взрыв кончился. Уставившись в иллюминатор, Дороти надолго замолчала. Она жалела, что дала себе волю. Не нужно было всего этого говорить Эдди. Во всяком случае, не стоило так раскрываться. Неизвестно, как ее признание будет истолковано.
– Ты права, – после бесконечной длинной паузы тихо произнес он наконец, – Такое нелегко забыть. А насколько ты доверяешь мне?
Дороти ответила не сразу.
– Я не совсем понимаю, какого рода доверие ты имеешь в виду?
– Еще в первую нашу встречу я почувствовал, как ты вся сжимаешься и нервничаешь в моем присутствии. Может, в твоем подсознании живет страх, что и я воспринимаю тебя как подстилку?…
– Нет! Нет! – взволнованно воскликнула Дороти и погладила Эдди по щеке. Ей до боли захотелось снова увидеть улыбку, а не мрачное лицо. – В тебе меня пугает совсем другое.
Эдди развернул ее к себе, чтобы она не прятала глаза.
– Мы договорились говорить друг другу правду, ты помнишь? Так что не юли. А если я пойму или почувствую фальшь – лучше давай сразу разбежимся в разные стороны.
Несколько мгновений Дороти видела перед собой лишь полный тревожного ожидания взгляд.
– Ты… заставил меня настолько забыться, что я правда испугалась… Ты ворвался как ураган, нарушил мою устоявшуюся жизнь и душевный покой, который я с таким трудом обрела. Твою непреклонность я расценила как наглость, стремление меня добиться – как эгоцентризм, проявление чистейшего самолюбия… Как тут было не испугаться? – Она на секунду задумалась, стараясь подобрать слова.
Брасс изучающе посмотрел на нее, затем спросил:
– Это все?
Она потупилась.
– Нет. Ты оказался таким… и не таким. В тебе море обаяния, перед которым трудно устоять. Чуткости, которую ты усердно зачем-то прячешь, человеческой доброты, ласки, нежности… Ты непредсказуем в поступках, но на подлость, думаю, не способен. Как не свернешь и с дороги, требующей мужественных усилий… А еще… с тобой интересно: я терпеть не могу тупиц, с которыми можно пропасть от скуки. Наконец, ты… дал мне почувствовать себя… женщиной, Эдди. Когда я с тобой, я не могу больше думать ни о ком и ни о чем.
Он сгреб ее в объятия и изменившимся от волнения голосом произнес:
– Ты перехвалила меня, Дора. Не скрою, не ожидал услышать и тысячной доли того, что ты сказала. Но, клянусь, я постараюсь не обмануть твоих ожиданий.


– И все это принадлежит нам? – восхищенно спросила Дороти, подходя к краю террасы и глядя на простирающуюся внизу освещенную луной бухту.
– Что значит «все»? – склонился к ее плечу Эдди. – Лунный пейзаж, море, небо – конечно. Остальное – город, дом, терраса – увы… Ты разочарована?
– Что ты! Я восхищена! Коттедж прелестный! Как тебе удалось забронировать его?
– Очень просто – я купил право на пребывание в нем в течение уик-энда. – Эдди поцеловал ее в затылок. – Пару недель назад, когда в одном престижном клубе на аукционе разыгрывалась поездка на двоих в Майами, я предложил самую высокую цену… и выиграл.
– Значит, это был ты?… – ахнула Дороти. – Ну, хитрец! И ты всегда позволяешь себе столь щедро тратиться на женщин?
– Нет, только в тех случаях, когда они вызывают к себе столь сильный интерес, что я не могу сосредоточиться больше ни на чем. Так что в моем мотовстве виновата ты.
Дороти расхохоталась.
– Вот ты меня уже и обвиняешь.
– Ничего подобного. Просто констатирую факт. По-моему, ты замерзла, пойдем в дом.
– С чего ты взял? Мне не холодно. – Дороти прижалась к его груди. – А вот ты – уж точно дрожишь.
Эдди фыркнул.
– Я от другого, дурочка… И между прочим, виновата опять ты. Пойдем.
Дом отличался отлично продуманными деталями. Темный дубовый паркет устилали светлые китайские ковры. В гостиной и столовой – массивные камины, в крошечной библиотеке – сплошная стена из книжных полок и огромная, огромная спальня.
Эдди, как пушинку, нес Дороти на руках. И она мечтательно представляла себе, какой чудесный медовый месяц провели бы здесь, будь они с Эдди молодоженами. Но сейчас, сейчас в их распоряжении всего два сказочных дня, украденных из реальной жизни. Всего два дня… О будущем Дороти старалась не думать. Будь что будет.
Она наслаждалась его объятиями, тем, как он неторопливо ее раздел, потом наполнил водой ванну и отнес ее туда.
– Расслабься и отдыхай, я сам…
Эдди купал ее, как маленькую: заботливо, нежно. А под душем они стояли уже вдвоем. Их тела представляли разительный контраст. Его – мускулистое, загорелое, сильное, ее – хрупкое, с белоснежной кожей.
Эдди губами ловил струйки воды, стекавшие с сосков набухших грудей, одновременно гладя ей ладонями спину, ягодицы, бедра, И она отвечала ему тем же.
Будто не душ, а дождь омывал их, раскрепощая каждую клеточку и погружая в ту первобытную, не знающую стыда стихию, когда инстинктивно говорит сама природа, не ведающая об условностях и границах приличия.
Он стоя овладел ею. Неторопливо и медленно, разжигая в них обоих желание, довел до того состояния, в котором уже от нетерпения нечем дышать, тело поет от вожделения и стоны слетают с закушенных губ от сладчайшей истомы. Заканчивали они уже на ковре спальной, боясь упустить остроту последнего мига. Он был невыразимо прекрасен. Словно внутри них вспыхнули сразу сотни звезд, сошедших с небес и растворившихся в крови.
Потом они, устало раскинувшись, долго лежали рядом. Счастливые и обессиленные. Как Эдди поднимал и укладывал ее на постель, Дороти не помнила, потому что тут же погрузилась в сон.
Эдди проснулся необычно рано. Осторожно, чтобы не разбудить Дороти, отодвинулся на край постели. Она лежала на спине, чуть прикрытая простыней по грудь, вздымавшуюся от сонного дыхания. На бледном лице четко выделялись темные круги под глазами.
Он хотел было накрыть ее получше, но тогда не смог бы любоваться совершенством женского тела. Кажется, Эдди уже знал его назубок, но сейчас его больше всего почему-то тронули крошечные ноготки на ногах. Они розовые, как у ребенка, с умилением подумал он. Дороти вообще напоминала ему полураспустившийся бутон, обещавший в будущем стать роскошным цветком. Стоит ей только родить – так и будет.
Сама мысль привела, однако, его в замешательство. С какой стати он думает об этом?… Он вообще не был готов ни к отцовству, ни к семейной жизни, хотя ему уже стукнуло тридцать пять. И пожалуй, причиной тому служило дело, ставшее в его судьбе главным. Оно поглощало его целиком и полностью, требовало предельной отдачи. Да, оно было рискованным, но по душе. Он не боялся риска, находил в нем адекватность своей натуре. Эдди умер бы от тоски, не будь у него такой профессии, которую он сознательно для себя выбрал.
Еще давно, когда он только стажировался в спасательной команде, его шеф и наставник сказал:
– Наша работа прежде всего требует железных нервов. Без этого не поможет ни физическая сила, ни навыки. Стоит только чуть расслабиться, например, подумать, что будет с семьей, если не повезет, море отомстит тут же. Оно коварно подстерегает тех, кто изменяет ему. Так что – личное забудь, если хочешь оставаться в живых. Ты будешь много зарабатывать, колесить по свету, обретешь мужественных и сильных друзей – в них твоя опора, а не в чем-то другом. Тогда ты – король и победитель… иначе… через три месяца тебе придет конец. Уровень смертности в нашем деле чрезвычайно высок. Многие выдерживают только восемь лет.
Брасс работал уже почти десять и начинал подспудно чувствовать, что его время кончается. До сих пор обстоятельства щадили его, удача приносила ему солидные счета в банке, ощущение прочности, но не пора ли подвести черту? И не является ли встреча с Дороти Ламбер тем знаком, который судьба подает ему? Если честно, он не был в этом до конца уверен, хотя…
– О чем ты вздыхаешь? – спросила Дороти, наблюдая за Эдди из-под прикрытых ресниц.
– Так… ни о чем. Почему ты не спишь? Еще рано, нет и семи часов.
– А ты почему не спишь?
– Я сторожу тебя.
Дороти рассмеялась,
– Должно быть, это утомительное занятие. Я храпела?
Эдди попытался улыбнуться в ответ, скрывая влагу, закипавшую в глазах от внезапного прилива нежности. Боже, что со мной происходит, подумал он.
– Ты? Храпела? Ты спала, как младенец! Что ты хочешь на завтрак?
Дороти ткнула Эдди пальцем в грудь:
– Тебя!…
Им с самого начала было хорошо вместе в постели, но сейчас все происходило как-то по-другому. Она стала другой. В ней сквозило самоотречение, готовность дарить себя со всей щедростью, на которую только способна женщина. Горячими губами Дороти обожгла ему веки, щеки, краешки губ, спустилась к груди, животу, враз напрягшейся мужской плоти… Ласкала ее языком, словно забавляясь. Он обмирал и вздрагивал, млел и терял рассудок.
– Я сейчас умру, – едва связно шептал он, поднимая бедра навстречу, желая продления изощренных любовных игр.
В ней не было ложной жеманности. Даже солнечный свет, ярко бивший в незашторенное окно, не смущал ее. Она наслаждалась своей властью над распростершимся на простынях, обессиленным, будто расплавленным мужским телом. Была королевой, осыпавшей раба своей милостью… А потом вдруг превратилась в отчаянную наездницу, верхом принявшую и вобравшую его член в себя.
То ее волосы метались по его лицу, то она стремительно откидывалась всем телом назад, и тогда Эдди видел, как она страстно выгибается, вздымаясь и опускаясь вниз.
– Еще, еще… – лихорадочно просил он, удерживая ее талию руками.
А она, смеясь, то убыстряла ритм, то вдруг обрушивалась всей тяжестью и замирала.
– Я хочу тебя, – прохрипел он. – Хочу больше жизни! Возьми ее, она твоя.
Буря была ему ответом. Его слова будто подхлестнули ее напор. Дороти стонала и дрожала от всепоглощающей страсти, жаждущей утоления.
И тогда наступила его минута. Стремительным движением он опрокинул ее навзничь, одаряя мощными посылами, проникавшими в самую глубь женской плоти, источавшей любовную влагу.
– Эдди, о-о-о… Эдди…
Он опасался, что может причинить ей боль, но остановиться не мог. Не думал и о том, как они неосторожны, что оба забыли о возможных последствиях столь бурного слияния. Он не в силах был от нее оторваться. Она тоже. Когда же их охватила безудержная, пришедшая к обоим одновременно дрожь, помнить об осторожности стало и вовсе поздно.
– Ты как? – мгновение спустя спросил он.
– Мне хорошо. А тебе?
– Мне никогда не было так прекрасно.
– Мне тоже.
Обессиленные, они надолго затихли.
Когда Дороти и Эдди вышли наконец на террасу, солнце стояло уже высоко над морем, вода едва плескалась, перекатывая гальку. Цветы в клумбах, обрамлявших подножие дома, еще хранили утренний аромат.
– Я ужасно проголодался. Как насчет завтрака, дорогая? – перебирая влажные после душа волосы Дороти, спросил Эдди.
– Какой завтрак? Я не хочу есть, – лениво отозвалась она.
– В таком случае прояви милосердие хотя бы ко мне. Сначала ты взяла меня в плен, а сейчас начинаешь морить голодом. – Он ударил себя кулаком в грудь и вскричал в комической ярости: – Приговоренный к пожизненному заключению требует апельсиновый сок, яичницу и кофе!
Дороти рассмеялась.
– Уже бунтуешь? Лучше посиди здесь, а я пока произведу разведку на кухне.
– Ты шутишь? Не для того я вез тебя в Майами, чтобы поставить к плите. Мы закажем что-нибудь по телефону.
– В этом нет нужды. Я буду просто счастлива приготовить тебе завтрак своими руками.
В конце концов Эдди согласился с ее предложением хотя бы испробовать в работе симпатичную кофеварку, но не более того. Через полчаса им принесли свежую землянику, горячие круассаны и пышущий жаром омлет с грибами.
Завтракали на террасе, за маленьким столиком со стеклянным верхом, уютно расположившись в плетеных креслах и наблюдая, как набирают синеву море и небо. Вдали виднелась яхта с белоснежными парусами, будто специально вписанная в этот пейзаж.
Фантастика продолжается, умиротворенно подумала Дороти.
– Чем бы ты хотела заняться сегодня? Пройдемся по магазинам, посмотрим достопримечательности?… Или останемся тут, отключив, конечно, телефон?
– Принимая во внимание богатейший выбор возможностей, оставляю последнее слово за тобой.
– Отлично, тогда сейчас идем гулять, потом спустимся к морю и пообедаем в каком-нибудь маленьком ресторанчике.
– Как ты можешь думать об обеде после такого обильного завтрака?
– Поверь мне, ты успеешь проголодаться. Надеюсь, ты захватила удобную для ходьбы обувь?
К счастью, Дороти запаслась подходящими такому случаю босоножками на легкой плоской подошве, но все равно изрядно устала. Их приют располагался в тихом пригороде Майами. Они шли мимо роскошных вилл, утопающих в буйной зелени, сквозь стройные ряды пальм, высаженных вдоль узкой дорожки, уложенной затейливой цветной плиткой. Сюда не долетали ни звуки шоссе, ни пляжный шум. Изредка их обгонял какой-нибудь велосипедист да стайки подростков на роликовых коньках, спешащие к морю.
– Райское место. Хорошо, что мы живем не в отеле, где все кипит, как в муравейнике, и во всю ночь гремят танцевальные ритмы, – задумчиво сказала Дороти.
– Я тоже не люблю модные курорты, да они, в принципе, и все одинаковые. А больше всего ненавижу бассейны. Предпочитаю морскую стихию, а не нелепое бултыхание в воде среди искусственных берегов.
– Я понимаю, ты привык совершенно к другому. Возьмешь меня когда-нибудь с собой? Хочу вдохнуть настоящей экзотики.
Легкая тень мелькнула на лице Эдди.
– Нет, и не проси.
– Но почему?
Эдди хотел сказать, что то, чем он занимается, не терпит присутствия женщин, но не стал.
– Не почему… Нет и все!
В конце концов они вышли к центру Майами, где располагались дорогие отели и антикварные магазины. Здесь также было множество уличных торговцев, которые продавали все, начиная от фальшивых бриллиантов и кончая прекрасными живыми цветами.
Брасс купил ей очаровательную шляпку из соломки, такую же плетеную сумочку, буквально набив ее цветами.
– Ты сделал меня похожей на Лизу Дулитл. Помнишь фильм?
– Ты ни на кого не похожа, моя милая. Ты одна такая.
– Только этого никто не знает, – рассмеялась Дороти.
– Я знаю, – поцеловав ее в обе щеки, сказал Эдди.
На одном из углов внимание Дороти привлекли старинные ювелирные изделия, выставленные в витрине маленького магазинчика.
– Тебе что-то приглянулось?
– Почти все, – призналась она. – Я обожаю старинные украшения. В них чувствуется какая-то особая романтичность.
– Давай зайдем и посмотрим.
– Нет! Это так же безумно нелепо, как и заказывать завтрак по телефону!
– Я предложил посмотреть, а не скупать все подряд. – Не обращая внимания на протест Дороти, он повел ее в магазинчик. – Итак, что интересует тебя больше всего?
– Ничего, – смутилась она. – Давай лучше уйдем.
Девушка за прилавком приветливо улыбнулась.
– За рассматривание украшений мы денег не берем. Мы сами любим разглядывать наш товар. Вы предпочитаете нечто изысканное? Тогда взгляните вот сюда.
– Мы пока не знаем, что нам нужно, но когда увидим – поймем, – сказал Брасс.
– Кольцо, серьги, колье? – начала перечислять продавщица.
– Только не кольцо, – одновременно отозвались Эдди и Дороти.
Они посмотрели аметистовое колье, старинные хрустальные серьги, расческу, украшенную самоцветами, изумрудный браслет… Все вещи были красивы, но чего-то в них не хватало.
Тогда девушка открыла стеклянную витрину, находившуюся у нее за спиной.
– Если вы ищете нечто романтическое, советую именно это.
Перед ними оказалась бархатная коробочка с брошью. Тончайшей работы камея, выполненная на раковине и обрамленная золотом с мелкими бриллиантами, была восхитительна.
Эдди взглянул на Дороти, увидел на ее лице нескрываемый восторг.
– Вот то, что нужно. Берем!
– Ты сошел с ума! – ошеломленно сказала Дороти, едва они вышли на улицу. – Это слишком дорогая вещь.
– Не думай о такой прозе. Радуйся и все… Пусть это украшение вечно напоминает тебе нашу поездку в Майами, даже если солидный банкир, ставший в конце концов твоим избранником, одарит тебя куда более стоящими ценностями.
Сказанные будто вскользь, иронически, эти слова тем не менее задели Дороти. Они разрушили ощущение чуда, спустили с небес на землю. Теперь она думала только о том, что очень скоро все кончится. Сказка подойдет к концу; они с Эдди разойдутся в разные стороны, а Майами останется лишь точкой на карте, местом, где однажды она побывала с человеком, на короткое время заполонившим ее сердце и придавшим жизни новый смысл. И Дороти больше никогда не вернется в этот город, где была так счастлива.
Она взглянула на Эдди и удивилась, увидев на его лице такую же грусть, какая, несомненно, была на ее собственном.
– Мне кажется, этот талисман нам поможет, – робко сказала она.
– Не думаю, – помолчав, честно ответил он, не пытаясь делать вид, будто не понял, о чем речь. – Я вообще-то не очень верю в талисманы… А еще больше не люблю загадывать что-то, пытаясь задобрить судьбу. Пойдем лучше перекусим, в этом-то мы наверняка не обманемся.
Было уже далеко за полдень. Они оказались едва ли не единственными посетителями одного из уютных ресторанчиков Рыбачей гавани. Выбрав столик у окна, Эдди долго изучал меню, затем заказал мидии, салат «Цезарь», запеченного в порционных металлических формочках тунца, а еще настоял на пироге с сыром, что показалось Дороти совершенно лишним.
В помещении веяло приятной прохладой. Ели они не торопясь, с наслаждением. За окном виднелись лодки с парусами, чайки и какие-то птицы, нырявшие в волны.
– Это бакланы. Смотри, как они ловко хватают рыбешек.
Забавная картина, а особенно комментарии Эдди, со знанием дела рассказывающего ей разные истории, связанные с морскими обитателями, развеселили ее. В конце концов, незачем терзаться мыслями о будущем, когда настоящее уже незабываемый подарок. Спасибо судьбе и за это, решила Дороти.
По возвращении домой Эдди уложил ее в постель, заботливо положив ей под ноги подушку.
– Полежи так хотя бы час, тебе необходимо отдохнуть. К вечеру ты должна быть в форме.
– А ты? Если мы куда-нибудь опять пойдем, тебе тоже не мешает расслабиться.
– Мне нужно сделать несколько обязательных телефонных звонков. – Он задвинул шторы, чтобы солнечный свет не падал на кровать. – Но когда ты проснешься, я буду весь твой.
Сомнительно, грустно подумала Дороти. Даже сейчас, когда в их распоряжении всего два дня, он думает о делах, и так будет всегда. На глубокие чувства он вряд ли способен, потому что одержим по-настоящему совсем другим… А она-то, глупая, безрассудно вручила свое сердце человеку, в нем не нуждающемуся. Отвернувшись, Дороти смахнула невольные слезы. Обидно, горько… Конечно, в конце концов она может сказать, что ее совершенно не устраивают такие отношения, и хоть сейчас от них отказаться… Но она точно знала: слишком поздно менять курс…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция

Разделы:
Пролог1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Жемчужное ожерелье - Хорст Патриция



Ерунда полная, списано как под капирку с другой книги, только сюжет чуть изменен.3 не больше
Жемчужное ожерелье - Хорст Патрициякэт
21.01.2013, 8.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100