Читать онлайн Хозяйка Фалкохерста, автора - Хорнер Ланс, Раздел - Глава VI в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хорнер Ланс

Хозяйка Фалкохерста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава VI

Покончив к вечеру со всеми делами, Лукреция Борджиа настолько утомилась, что даже не смогла принять участие в приготовлении ужина. Впервые за все время своей жизни в Элм Гроув злосчастная Эмми была вынуждена стряпать сама. Подавала еду, как всегда, Далила. Блюда получились так себе, поскольку Эмми не слишком разбиралась в кулинарных тонкостях, однако это не слишком рассердило Маклина: он был так возбужден состоявшейся покупкой четырех невольниц с плантации Оливера, что не мог ни думать, ни говорить ни о чем другом. Лукреции Борджиа страсть как хотелось взглянуть на новеньких, однако впервые в жизни слабость не позволила ей поступить согласно желаниям. Вместо экскурсии в невольничий поселок она улеглась, баюкая новорожденного.
К утру она еще не набралась сил, но все-таки не смогла отказать себе в удовольствии вынести приговор новым рабыням. Кухарка отвергала даже саму мысль, будто какое-либо событие способно произойти в Элм Гроув без ее деятельного участия.
Все четыре новенькие девушки были цветом кожи гораздо светлее всех остальных в Элм Гроув, за исключением разве что Далилы. Лукреция Борджиа решила, что они мулатки; между ними определенно существовало внешнее сходство, что укрепило ее в подозрении, что они обязаны появлением на свет сыновьям Оливера.
Самой юной, Пенси, было лет четырнадцать-пятнадцать. Лукреция Борджиа разглядывала ее с видом ценительницы, явно одобряя то, что видит.
– Ты уже не девушка? – спросила она Пенси, не находя сил произвести осмотр и надеясь поэтому на честный ответ.
Пенси замотала головой. Ее глаза наполнились слезами.
– Масса Оливер не подпускал ко мне мужчин. Обещал подобрать для меня что-то особенное, раз я такая светленькая. А я мужчин боюсь. Говорят, мужчины вытворяют с нами ужасные вещи! – От страха и тоски по дому она разревелась в три ручья. – Чушь! Нашла чего бояться! – При виде девичьих слез Лукреция Борджиа надменно подбоченилась. – Иша, цаца! Любая девка сперва боится мужчин, а все потому, что не знает, чего до поры до времени лишена. Стоит начать, и любую девку уже не оттащить от мужиков. Пора пускать тебя в дело – ишь какая сисястая! Скоро сама будешь охотиться за первым попавшимся балбесом в штанах.
В одну хижину с Пенси поместили особу постарше, не такую светлокожую, по имени Мей-Энн. Та оповестила Лукрецию Борджиа, что уже дважды рожала, так что в ее плодовитости не приходилось сомневаться. Видя ее похоронное выражение лица, Лукреция Борджиа решила, что и та тоже тоскует по дому. Новые невольницы всегда по нескольку дней скучали по оставленному домашнему очагу, по своим прежним друзьям и подругам. Лукреция Борджиа знала: тоска эта будет недолгой, тем более что Маклин припас для них сюрприз – белого молодца в качестве производителя. Девкам будет чем гордиться. Спать с белым – редкая честь.
В соседней хижине разместилась другая пара новеньких – Жемчужина и Агнес, обе умеренно светлокожие. Жемчужина отличалась миловидностью, Агнес – смекалкой. Лукреция Борджиа осталась довольна их внешностью и нравом. Ни та ни другая в отличие от Пенси и Мей-Энн не проливали горьких слез, чего Лукреция Борджиа не могла не одобрить. Расспросив их, она узнала, что обе уже успели побывать матерями. Это тоже говорило в их пользу. Загадкой оставалась для нее одна Пенси: она не могла поверить, чтобы такая вполне созревшая девушка столь свято блюла себя.
Она подошла к двери и позвала сюда еще Пенси и Мей-Энн, твердо решив, что никому не позволит подвергать сомнению ее начальственное положение в Элм Гроув, о котором и собиралась не мешкая уведомить новеньких.
– Меня зовут Лукреция Борджиа, – начала она внушающим трепет тоном. – Имя длинное, но вам придется всякий раз выговаривать его целиком. Я не привыкла, чтобы меня звали «Лу», «Креция» или еще как-нибудь. Если кто позволит себе вольность с моим именем, то попробует моего кулака. Хозяин и миссис Маклин называют меня только полным именем, так что и вы потрудитесь. Запомнили?
– Лукреция Борджиа! – хором отозвались девушки.
– Пошли дальше. – Ораторствуя, Лукреция Борджиа грозила всем четырем слушательницам пальцем, подчеркивая этим важность своих слов. – Когда поблизости нет белых, вы должны обращаться ко мне «мисс Лукреция Борджиа, мэм». Надсмотрщика у нас на плантации нет, потому что масса Маклин управляется сам – с моей помощью. Я, конечно, не надсмотрщица, но меня здесь все слушаются. Масса Маклин отдает распоряжения мне, а я – остальным. Зарубите себе это на носу! Если я что велю, вы должны выполнить приказание в два счета.
– Да, мэм, мисс Лукреция Борджиа, мэм.
– Так-то лучше. – Лукреция Борджиа опустилась на табурет, никому больше не предлагая сесть. Этим она также стремилась подчеркнуть свою власть, хотя полномочия помыкать другими она присвоила себе самовольно. – Значит, будете жить в этих двух хижинах, пока вас не начнут покрывать. Чтобы никакого блуда с ниггерами! Хотя у нас и поблудить-то особенно не с кем. Нет у нас молодых мужчин. Разве что конюх Джубо, но он слишком черен, поэтому не смейте с ним заигрывать и заманивать его сюда. Да, еще Дейд, но и этот черный как смоль. Масса Маклин привезет сюда белого, который станет с вами спать. Его и ждите. Не знаю точно, когда это будет. Ждите, и все.
– Да, мэм, мисс Лукреция Борджиа, мэм.
– Какие смекалистые! – Она облегченно вздохнула. – Главное, помните, кто я такая. Пускай с виду я всего лишь кухарка в Большом доме, но на самом деле я здесь главная после массы Маклина. В поле у него есть помощник-негр, а здесь он передает распоряжения через меня. Еду можете готовить прямо у себя в хижинах. Зайдете в Большой дом, там миссис Маклин выдаст вам припасы и посуду. Стряпать хоть умеете?
– Умеем, мэм, мисс Лукреция Борджиа, мэм.
– Когда вас начнут покрывать, вам не придется кормить мужчину. Ведь он белый и будет жить в Большом доме. Так решил масса Маклин. Но запомните, никакого баловства, пока он не появился. Никакого блуда по кустам. Если ослушаетесь, я все равно про это узнаю. От меня тут ничего не ускользает.
– А мы и не хотим, мисс Лукреция Борджиа, мэм! – не выдержала Пенси, все еще размазывающая по щекам слезы. – Век бы этого не было! Очень надо, чтобы какой-то грубиян запихивал в меня свое полено. Говорят, это так больно!
Лукреция Борджиа грубо захохотала, шлепая себя по ляжкам.
– Ничего, больно только по первому разу, а потом все идет как по маслу. И вообще, твоим первым мужчиной станет белый, а он наверняка не такой могучий, как негры, так что боли можешь не бояться. Белые не похожи на негров, у них орудие поскромнее. Это когда негр впервые завалит девку, та орет от боли. Был у нас один такой, звали его Большим Джемом. Жаль, сбежал. Вот кто был здоров! Ох и любила я с ним баловаться! Вот кто был ненасытный! Поэтому все время норовил сбежать, но всегда возвращался. А в последний раз сбежал – и с концами. Так никто и не знает, что с ним приключилось.
Ей было невдомек, что пройдет еще несколько дней – и загадка исчезновения Большого Джема будет разгадана.
В Элм Гроув наведались двое всадников. Остановившись у Большого дома, они справились у миссис Маклин, где можно найти ее супруга.
– Он на южном поле, с работниками, – ответила она. – Можно послать за ним негра. Вы, господа, располагайтесь пока на веранде. Не беспокойтесь, его мигом позовут.
Всадники ответили, дескать, они все равно верхом, поэтому им проще самим съездить за мистером Маклином. Заодно и поговорят с ним прямо в поле.
Миссис Маклин заметила, что один из них, старше годами, держит под мышкой какой-то сверток.
– Погодите. – Она просунула голову в распахнутую дверь и крикнула: – Лукреция Борджиа! Эти господа едут на южное поле к мистеру Маклину. Самим им будет нелегко его разыскать. Съезди-ка с ними и помоги.
Лукреция Борджиа появилась в двери, вытирая руки о передник. Ей до смерти понравилась мысль о присутствии при разговоре мистера Маклина с двумя белыми. Особенно ее привлекало общество высокого молодого незнакомца, белобрысого и смазливого. Она решила, что никогда в жизни не видывала таких красавчиков, как он.
– Пожалуйста, поезжайте за мной, – подобострастно предложила она всадникам. – Я пойду впереди, покажу вам дорогу. Здесь рукой подать.
Она пробежала по невольничьему поселку, обогнула амбар и устремилась дальше по тропинке, почти скрытой буйной растительностью. Тропинка вывела их на просторное поле, где трудились чернокожие обоих полов, в большинстве своем довольно преклонных лет. Они занимались прополкой.
– Вон тот, верхом на коне, – масса Маклин. Маклин заметил двух всадников и, велев черному помощнику не прекращать работу, поехал им навстречу, двигаясь к середине поля. Тот, что постарше, показался ему знакомым, и он силился вспомнить его имя.
– Как же, да это мистер Аллен! – сообразил он. – Добро пожаловать, сэр, для меня большая честь принимать вас в Элм Гроув. Нечасто вы балуете нас своими посещениями! Поедемте назад, я угощу вас кукурузной водкой. Миссис Маклин – поборница трезвости, поэтому приходится прятать спиртное в сарае.
Аллен отклонил приглашение:
– Мне весьма жаль, но сегодняшний день не очень подходит для визитов, мистер Маклин. У меня для вас дурные вести: боюсь, что ваш Джем нашелся.
– Нашелся?! Где же он? Что-то я его не вижу. Разве он не с вами?
– Сожалею, мистер Маклин, но, увы, вы теперь никогда его больше не увидите. Я же говорю, что приехал с недобрыми вестями: вот все, что от него осталось. – И он передал Маклину свой сверток.
Лукреция Борджиа подошла ближе, чтобы разглядеть, что сейчас вынет из мешка ее хозяин. Однако в следующее мгновение отпрянула: наружу был извлечен человеческий череп. Это стало для Маклина такой неожиданностью, что он закашлялся. Придя в себя, он выдавил:
– Зачем вы мне это даете?
– Потому что это – ваш Джем, – ответил Аллен. – Вернее, все, что от него осталось.
– Джем? Откуда мне знать, что это действительно он? Я даже не могу отличить человеческий череп от негритянского. Впрочем, не исключено, что это действительно он… У Джема были на месте все зубы, и этот череп тоже донельзя зубаст.
– Джем – единственный, кто пропал в нашей округе за последний год. Кто же это, как не он? Должно быть, его загрызла пума. Мой молодняк резвился в овраге неподалеку от усадьбы. Там и обнаружился череп с костями. Очень похоже, что беднягу растерзала пума. Мальчишки принесли его в дом для игры, а мистер Лайтфут сообразил, что это наверняка и есть Джем. Мы не пожалели времени, чтобы съездить к вам. Решили, что вам захочется узнать о своем слуге.
– Весьма признателен вам, джентльмены. – Маклин по-прежнему недоверчиво рассматривал череп. – Вот бы разобраться, человек это или ниггер! Вообще-то зубами очень похож на Большого Джема. – Он поманил негра-помощника, подобравшегося ближе к белым. – Как ты думаешь, это Большой Джем?
Помощник посмотрел не на череп, а на хозяина. Он сомневался, какой ответ – отрицательный или утвердительный – больше придется по душе белому господину. Святое правило заключалось в том, чтобы давать именно тот ответ, которого ожидает капризный хозяин. Помощник склонялся к мнению, что от него ждут утвердительного ответа, каковой и последовал, сопровождаемый ретивыми кивками.
– Очень даже может быть! Такие же зубы, как у Большого Джема. И головка маленькая. Помнится, у Большого Джема тоже была маленькая головка, при таком-то могучем туловище! По-моему, Большой Джем и есть.
Маклин вздохнул и, снова кашлянув, выплюнул окровавленную мокроту.
– Наверное, вы правы: это Джем. То-то я дивился, почему он не возвращается. А все чертова пума! Я знаю, Джем обязательно возвратился бы, будь на то его воля. Он не был беглецом. Просто время от времени ударялся в бега, потому что ему всегда хотелось новую бабу. По части этого дела ему не было равных! Брюхатил моих девок и почти всех прочих в радиусе двадцати миль. Вот был ненасытный самец! Как-то раз он признался мне, что умудрился за одну ночь обработать десять баб, причем на последнюю у него ушло столько же семени, сколько на первую. Я ему, конечно, не поверил – Джем был горазд приврать. – Маклин внимательно посмотрел на гостей. – Прошу прощения, не вы ли мистер Ренсом Лайтфут, проживающий поблизости от лавки Банниона? Я узнал вас по волосам. Никогда в жизни не видел такого кудрявого блондина, как вы.
– Я и есть, – подтвердил Ренсом. – Однажды мы с вами уже беседовали. Мистер Баннион говорил вам, что я удачно покрываю невольниц и что они рожают от меня славных светлокожих младенцев. Вы еще спрашивали, согласился бы я заглянуть к вам, чтобы переспать с вашими девками. Я недавно работал у мистера Аллена, он может дать мне рекомендацию.
– Что верно, то верно: Ренсом – работяга что надо. – Аллен похлопал своего спутника по плечу. – Только что закончил у меня. Шесть невольниц уже понесли. Я надеюсь на целый выводок светлокожих слуг. Могучий жеребец! Куда до него вашему Джему! Никогда еще не видел, чтобы белый покрывал негритянок так ретиво, как наш славный Ренсом.
Маклин кисло улыбнулся.
– В таком случае он оказался здесь как раз вовремя. Я уже собирался съездить к Банниону и справиться о нем. Он нужен мне позарез. Я как раз прикупил в Спринг Бранч у мистера Оливера четырех светлокожих невольниц. – Он повернулся к Лайтфуту: – Раз уж вы заехали к нам, может, погостите немного? Это лучше, чем ездить каждый день взад-вперед.
– А что, было бы неплохо. – Ренсом был доволен, что Маклин завел этот разговор сам, без намеков с его стороны. Он вовсе не стыдился того, что спит с негритянками, однако предпочитал не заговаривать об этом первым. – Не уточните ли, сколько их у вас и почем вы платите за голову?
– Штук пять-шесть. Одна, Пенси, еще девица.
– Это меня не пугает, даже наоборот. Я по части девиц большой мастак.
– Есть еще одна черненькая, по имени Эмми, – тоже девица. Ей лет тринадцать-четырнадцать. Насчет ее девичества я, правда, не уверен, потому что Большой Джем перетаскал в кусты всех здешних девок. Во всяком случае, она не брюхатая. – Тут он заметил Лукрецию Борджиа. – А тебе что здесь понадобилось? Как ты здесь оказалась?
– Миссис Маклин велела мне показать этим господам дорогу.
– Третья – Лукреция Борджиа. – Маклин ткнул в нее пальцем. – Она, конечно, не больно светлая, но мне хотелось бы получить от нее приплод. Один раз она уже разродилась, пора повторить.
– Благодарю вас, масса Маклин, сэр. Маклин пропустил благодарность мимо ушей.
– Прибавьте еще трех светлокожих девок, приобретенных мною у Оливера вместе с Пенси. Плюс Манси, с которой жил Джем, и горничная миссис Маклин, Далила. Она квартеронка, судя по цвету кожи. От нее тоже неплохо бы получить приплод. Да, не забыть бы еще одну негритянку, Летти. Правда, ее покрывает почем зря негр Дейд, так что на нее вам вряд ли стоит тратить силы. Наверное, Дейд ее уже обрюхатил.
– Понятно, – кивнул Ренсом. – Для того чтобы поработать с толком и наверняка обрюхатить их всех, мне пришлось бы пробыть здесь с месяц. Я мог бы возвращаться по утрам домой, но вы верно говорите, что ездить туда-сюда слишком утомительное занятие. Покрывать девок ночь за ночью – само по себе уже непростое дело. Днем мне потребуется отдых. Где именно мне придется работать?
– Четыре девки живут по две в двух хижинах.
– Превосходно! – с воодушевлением отозвался Ренсом. – Они любят слушать, как обрабатывают их подруг: после этого они отдаются с большей охотой. Это их здорово заводит.
– Лукреция Борджиа ночует рядом с кухней. Вы сможете навещать ее прямо там. Далила спит в комнатушке рядом со спальней миссис Маклин. Ее было бы лучше переселить в хижину, иначе миссис Маклин услышит возню. Разумеется, происходящее на плантации для нее не секрет, но белая женщина есть белая женщина: не хочет слышать о племенной работе, хоть и знает, что от этого никуда не денешься. Лично для вас в доме найдется свободная спальня.
Ренсом медлил с ответом, постукивая себя по сапогу сломанным по дороге прутиком.
– Сколько же вы заплатите мне за все труды?
Маклин пригладил свои густые усы.
– Как вам такое предложение? Я дам вам кое-что получше денег. Вы покроете всех девок, а я подарю вам одного сосунка. За него вы выручите гораздо больше. У вас дома небось найдется негритянка, чтобы его выходить.
Ренсом по-прежнему молча постукивал себя прутиком по сапогу.
– Вы выберете себе любого, кроме младенцев Далилы и Лукреции Борджиа. Миссис Маклин слишком привязана к Далиле, ее младенца она захочет оставить себе. Что касается Лукреции Борджиа, то, не опасаясь ее избаловать, скажу в ее присутствии, что она – самая смекалистая из всех негритянок, которых я знал, и ее приплод хотел бы оставить себе я сам.
Ренсом Лайтфут размышлял. Ему меньше всего хотелось стать владельцем орущего черномазого щенка, но он не мог сознаться, что его семья настолько бедна, что не имеет даже негритянки. После того как младенца выкормят, им действительно сможет заняться его мать. Он, конечно, рассчитывал на наличные, однако здраво поразмыслив, был вынужден признать, что престиж, приобретаемый благодаря факту обладания негром, куда ценнее презренного металла.
– Если мать младенца продержит его при себе месяцев шесть, я с радостью приму его в качестве оплаты, – был его ответ. – У нас все негритянки выкармливают собственных сосунков. После отъема я возьму его, но при условии, что это будет девочка. Мальчик мне ни к чему. – Он уже предвкушал, как лет через четырнадцать-пятнадцать в его распоряжении окажется невольница, с которой он сможет поступать по собственному усмотрению. Наконец-то он бросит мотаться по окрестностям, покрывая девок, если это совсем ему надоест. Собственная рабыня! Плюс престижный статус рабовладельца!
– Что ж, пожалуй, пора в дом, прикинем, когда вы сможете начать. А вас, мистер Аллен, я приглашаю отужинать с нами. Эй, Лукреция Борджиа, живо домой, начинай готовить ужин для нас и для гостей!
Она заторопилась обратно, радуясь, что не упустила подробностей переговоров.
– Слушаюсь, сэр, масса Маклин, сэр. Ужин на всех.
Аллен покачал головой:
– Искренне благодарю, но мне пора назад. У меня забот полон рот. Надо приглядывать за работниками. Я прискакал только на минуточку, чтобы отдать вам голову Джема и удостовериться, что вы наконец перестали из-за него убиваться.
Поклонившись Маклину и Лайтфуту, Аллен отъехал.
Двое всадников обогнали по дороге домой пешую Лукрецию Борджиа. Она возвратилась в тот самый момент, когда Маклин отдавал Джубо коней.
– Джубо, – наставлял хозяин конюха, – ступай-ка в рощу, сруби деревце раза в два повыше тебя самого. Обруби ветки, сдери кору, чтобы получился гладкий шест. На него мы насадим вот это. – Он вытащил из мешка череп. – Узнаешь Большого Джема? Он убежал, вот его и задрала пума. Я хочу, чтобы все видели, что случается с беглецами.
– Слушаюсь, сэр, масса Маклин, сэр. Управлюсь с лошадьми – и за топор. Я мигом!
– Шест воткнешь перед конюшней, у всех на виду.
– Будет исполнено, сэр, масса Маклин, сэр. Лукреция Борджиа уставилась на белый череп в черных руках Джубо. Вот и все, что осталось от бедного Джема! При взгляде на его зубы у нее побежали мурашки по спине. Как часто она прикасалась к ним языком, как она таяла, как дрожала, когда он осыпал ее поцелуями! А теперь от него осталась только эта гадость. Ей больше никогда не увидеть Большого Джема. Она не сомневалась, что ни один мужчина на свете не сможет сравниться с Джемом. Она покосилась на Ренсома Лайтфута. Трудно было себе представить, чтобы этот белый оказался таким же могучим мужчиной, однако она допускала, что переспать с ним будет любопытно, хотя бы ради разнообразия.
В это самое время далеко от плантации Элм Гроув Большой Джем возвращался с луизианского поля, где день-деньской рубил сахарный тростник. Он так устал, что едва передвигал ноги. Где ему было знать, что на плантации Элм Гроув на шест водрузят чей-то череп, считая, что тот принадлежит ему! Будь у него право выбора, он с радостью поменялся бы местами с этим черепом. Он никогда больше не станет верить белым. Племенной негр на богатой плантации? Как бы не так! Вместо этого его загнали в поле и лишили женского общества. О бегстве нечего было и мечтать. На ночь мужчин здесь заковывали в кандалы. Душа его отчаянно рвалась назад в Элм Гроув. Ведь там прошли самые счастливые дни его нелепой жизни. Рубцы на спине были не в счет.
Лукреция Борджиа с трудом отвела взгляд от черепа и поспешила на кухню. Ей предстояло накормить ужином смазливого молодого белого, кудрявого блондина. Она облизнулась. Ей сильно не хватало Большого Джема, но его худо-бедно заменил Джубо. А теперь у нее будет белый мужчина!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс



кошмар,столько обнаженных описаний,а в целом сюжет отличный:и у рабов бывает праздник.
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланслана
11.09.2012, 11.32





Необычный роман .. Описана жизнь рабов на плантации по разведению негров . Все изложено простыми словами ..
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер ЛансVita
15.12.2014, 6.59





Есть продолжение Хозяин Фалкохерста.Читала в книжном варианте.Здесь его нет,может на других сайтах.
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Лансс
13.02.2015, 19.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100