Читать онлайн Хозяйка Фалкохерста, автора - Хорнер Ланс, Раздел - Глава V в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хорнер Ланс

Хозяйка Фалкохерста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава V

На четвертый день после исчезновения Большого Джема гнев Маклина сменился беспокойством. Он призывал в свидетели любого, кто оказывался поблизости, и клялся, что стоит Джему вернуться – и он задаст ему такую взбучку, какая еще не снилась ни одному рабу. Бич так славно прогуляется по спине и заднице ниггера, что тот целую неделю не сможет сидеть, не то что бегать. Ничего, он раз и навсегда излечит его от привычки ударяться в бега. На пятый день на смену беспокойству пришла тревога, на шестой хозяин запаниковал.
На седьмой день Джубо было велено запрячь в телегу лучших лошадей. Начался объезд близлежащих плантаций и опрос, не видел ли кто Большого Джема. Повсюду, в том числе и в Раунд Три, Маклина ждал отрицательный ответ. Джем как сквозь землю провалился. После его исчезновения минуло слишком много времени, чтобы собаки смогли взять след. Не оставалось ничего другого, как смириться с тем, что плантация навсегда лишилась ценного раба.
Не желая признавать поражение, Маклин остановился на обратном пути в лавке Банниона и сообщил владельцу заведения и молодому блондину по имени Ренсом Лайтфут, который околачивался возле прилавка, что обещает сотню долларов вознаграждения тому, кто сообщит о местонахождении Джема и привезет его обратно в Элм Гроув. Банниона он попросил оповестить об этом всех посетителей, которые станут заглядывать к нему по вечерам, чтобы пропустить по стаканчику кукурузного виски. Баннион и Лайтфут дружно поклялись, что приложат все силы, чтобы заработать сто долларов, – в те времена такое вознаграждение считалось сверхщедрым. Впрочем, и тот и другой признались, что слыхом не слыхивали ни о каком Большом Джеме.
– Как у вас сейчас дела со светлокожим молодняком, мистер Маклин? – осведомился Баннион, заговорщически поглядывая на Ренсома Лайтфута, не отходившего от стойки.
– Из рук вон плохо, – удрученно ответил Маклин. – Придется привезти от Оливера из Спринг Бранч новых негритянок. У него есть светлокожие девки, но вот беда – теперь, когда не стало Большого Джема, у меня не осталось никого, кто бы их покрыл. Джубо, мой кучер, – чистокровный африканец. Есть у меня еще один, по имени Дейд, но и тот черен как уголь. Уж и не знаю, как получить светлокожий приплод от рабынь, которых я собрался подкупить.
– Знаете, мистер Маклин, вы остановились у меня в удачное время. Видите Лайтфута? Он готов оказать вам услугу. Парень видный, хорошо сложенный, и штуковина у него, что у племенного жеребца. Он уже покрывал негритянок у некоторых плантаторов, которым хотелось заполучить светлокожий молодняк. Берет он умеренно, и рабыни у него беременеют все, как одна. Не знаю лучшего способа осветлить ваше поголовье. Порода у Лайтфута добрая. Сами взгляните – хорош! Кудрявый блондин, что еще надо? Ну как, хотите, чтобы он поработал с вашими девками в Элм Гроув?
– Неплохая мысль! – Маклин понял, что это избавит его от неразрешимой проблемы. – В нужное время я с ним свяжусь и приглашу к себе на месяц-другой. Скоро я привезу негритянок от Оливера. Парочка уже готова. Ему придется обработать в общей сложности шесть-семь штук.
– Благодарю, мистер Маклин, – вступил в разговор Лайтфут. – Признателен вам за вашу доброту. Когда будете готовы, дайте мне знать – и я не стану медлить. Уж я для вас постараюсь – останетесь довольны!
Маклину были не особенно по душе подобные типы, но он достаточно учтиво отозвался на его слова. Его внешность он одобрил. Если потомство пойдет в папашу, можно будет неплохо заработать.
– Просто удивительно, до чего сейчас в цене светлокожие рабы! А ведь в прежние времена на них трудно было нажиться. – Баннион полагал, что товар следует еще больше расхвалить. – Раньше все хотели одного: заполучить сильного черномазого, который мог бы трудиться без устали день за днем. А теперь всем только подавай светлокожих слуг для усадьбы. Чтоб это были смазливые девчонки и хорошенькие парнишки. До меня дошли слухи, что на некоторых плантациях кастрируют всех светлокожих парней, чтобы на них не положили глаз белые дамы.
– Ну, до меня они с ножом еще не добрались, – похвастался Лайтфут. – Девки у меня беременеют с первого раза. У меня с этим полный порядок.
Не проявив склонности продолжить беседу, Маклин вернулся на телегу и велел Джубо везти его в Марисбург. Там он сошел у редакции местного еженедельного листка.
– Хочу дать объявление о беглом рабе. Какую картинку вы помещаете рядом с таким объявлением?
Ему показали гравюру на дереве: фигурку с шестом на плече, на котором болтался узел с одеждой.
– Годится. Я предлагаю вознаграждение в сто долларов. Речь идет о моем невольнике Большом Джеме, сбежавшем с моей плантации Элм Гроув неделю тому назад. Большой Джем – ценный чернокожий. Я очень хочу его вернуть.
Маклин больше сожалел не об утрате Большого Джема, а о том, что не согласился взять за него восемьсот долларов, предложенных не так давно бродячим работорговцем. Тогда Маклин отказался продать этого раба, так как ценил его больше всех остальных своих невольников. Он казался ему более ценным, чем даже Джубо, хотя его спину покрывали шрамы, что обычно снижало цену. А теперь он лишился его за просто так! О восьмистах долларах приходилось забыть.
По прошествии еще одной недели Маклин совсем перестал надеяться на возвращение Большого Джема. Тот никогда еще не отсутствовал так долго. Видимо, произошло что-то серьезное, помешавшее ему вернуться. Как бы он действительно не сбежал! В таком случае его целью должен был стать крупный город вроде Мобила, Нового Орлеана или Нашвилла, где была возможность сойти за свободного цветного. Впрочем, поразмыслив, Маклин пришел к выводу, что Большой Джем не из таких. Деревенский житель, он понятия не имел о городской жизни и всегда довольствовался своим размеренным существованием в Элм Гроув, усердно трудился, не отличался ленью. Если у него и был какой-то изъян, то только склонность к отлучкам.
Жизнь в Элм Гроув катилась по накатанной колее. Тема исчезновения Большого Джема уже не занимала умы, как прежде, хоть и всплывала время от времени в разговорах. Минуло еще несколько недель, и о нем совсем забыли. Больше всего по нему скучали его постоянная сожительница и Лукреция Борджиа. Джубо полностью ее удовлетворял и каждую ночь спал рядом с ней на полу в чулане позади кухни, однако Большому Джему был присущ особенный магнетизм, поэтому она все равно беспрестанно вспоминала о нем, хотя не ощущала больше прежнего телесного беспокойства. Забыть общество Большого Джема оказалось свыше ее сил.
Однако прошло время, и у Лукреции Борджиа появилась важная новость, которой она поделилась с хозяином однажды во время завтрака, дождавшись, когда миссис Маклин удалится в гостиную. В ее голосе звучала гордость.
– Я беременна, масса Маклин, сэр. – Она сияла. – Вы получите от меня заправского младенца! Джубо оказался парнем что надо. – На самом деле Лукреция Борджиа не была уверена, кто ее оплодотворил – Джубо или Большой Джем во время их последней скоротечной встречи. Впрочем, кто бы ни был отцом, она гордилась, что может сообщить хозяину столь приятную новость. Это повышало ее ценность в его глазах.
– Значит, Джубо наконец выполнил поручение?
Маклин хотел было рассмеяться, но вместо этого так закашлялся, что был вынужден встать и выйти из-за стола. Миссис Маклин ждала его в гостиной. Она принудила его прилечь на диван. Пятна крови на тряпке, которой он пользовался в качестве платка, не на шутку испугали ее.
– Во всем виноваты волнения из-за Большого Джема, – объявила она Лукреции Борджиа и Далиле. – Этот негодник обошелся массе Маклину в восемьсот долларов. Он мог бы избавиться от него и получить обратно ту же сумму. А теперь бесстыжий Джем оставил нас с носом. Хорошо хоть, что мы его не заложили, – добавила она.
Полежав некоторое время на диване, Маклин вскоре пришел в себя, чтобы подняться. Его ждали дела; без его присмотра все мигом развалилось бы. Без надзора со стороны белого человека хозяйство неминуемо пришло бы в упадок, а он оставался на плантации единственным, кому было до этого дело.
Беременность не умерила трудолюбия Лукреции Борджиа. Она по-прежнему вставала ни свет ни заря, зная, что ей предстоит кормить хозяев трижды на дню. Однако постепенно кухарка сделалась грузной и неуклюжей, что свело на нет ее обычную прыть. С увеличением живота ее характер отнюдь не смягчился, и бедная Эмми, крутившаяся теперь вдвое быстрее, чем раньше, нередко получала от нее подзатыльники. Джубо был снова водворен в конюшню, так что теперь по ночам Лукреция Борджиа страдала от одиночества. Ей не оставалось ничего другого, кроме надежды, что после рождения ребенка ей позволят вернуть Джубо обратно. У этой надежды были основания: ведь получила же Летти назад своего Дейда после того, как в конце концов забеременела и произвела на свет малыша!
Маклин, довольный намерением Лукреции Борджиа увеличить население его плантации, все равно не отказался от прежнего плана побывать у Оливера на плантации Спринг Бранч, чтобы подкупить негритянок. Ведь на данный момент он мог рассчитывать как на самок-рожениц только на Летти и на Лукрецию Борджиа, и чтобы процесс воспроизводства шел беспрерывно, ему требовалось еще четыре-пять рабынь. Об этом следовало подумать загодя, и Маклин упрекал себя за неповоротливость. Рабочему поголовью грозило сокращение.
Правда, у него теперь не было такого надежного производителя, как Большой Джем, что создавало дополнительные трудности, но оставались Дейд, Джубо и Альберт, к тому же он держал про запас кандидатуру Лайтфута. Этот субъект, должно быть, беден как церковная мышь, иначе не предлагал бы себя на роль производителя. С другой стороны, молодой человек не походил видом на оборванца. Маклин все же пришел к заключению, что таким способом Лайтфут зарабатывает на жизнь. Видимо, это занятие не вызывает у него отвращения, даже напротив.
Помощь подоспела неожиданно: из Марисбурга прискакал невольник, доставивший письмо от адвоката Маклинов, в котором сообщалось о кончине незамужней тетушки миссис Маклин, завещавшей племяннице кое-какие средства, каковые наследница решила потратить на приобретение пяти самок у работорговца Оливера. Ей всегда импонировала эта мысль, хотя для такой покупки им раньше пришлось бы заложить Элм Гроув; теперь необходимость в этом рискованном шаге отпадала. Худшее, что могло случиться с плантацией, – это старение и вымирание живущих на ней рабов. В связи с этим требовался постоянный прилив свежей крови, без которого рабочее поголовье утрачивало работоспособность.
Лукреция Борджиа разродилась примерно через месяц после Летти, ранним зимним утром, когда на земле лежал иней. Среди ночи, когда начались схватки, она покинула свой теплый угол в чулане при кухне и добралась в потемках до хижины старой тетушки Керри в невольничьем поселке. Тетушка Керри исполняла на плантации роль повитухи еще тогда, когда производство младенцев здесь было не менее ритмичным, чем производство хлопка. Лукреция Борджиа заранее заручилась ее обещанием оказать ей помощь. Стук в дверь убогой лачуги разбудил ее обитательницу. Лукреции Борджиа было предложено занять место хозяйки на тюфяке. Тетушка Керри развела огонь, подбросив в печь еще несколько сосновых поленьев, и нагрела кастрюлю воды. Однако ее хлопоты оказались излишними. Лукреция Борджиа была молода и сильна, как рабочая лошадка, и ребенок родился легко и быстро.
– Выскочил как пробка, – молвила тетушка Керри, приподняв младенца за ножки и несколько раз пришлепнув, чтобы заставить громко заверещать. – Прекрасный мальчуган. Вот обрадуется масса Маклин!
Лукреция Борджиа провела в хижине повитухи все утро, но потом поспешила в Большой дом, чтобы не опоздать с обедом. Она еще нетвердо стояла на ногах, однако не смогла оставить кухню без присмотра и только больше, чем обычно, обращалась в этот день за помощью к Эмми и Далиле. После обеда она набралась сил, чтобы самостоятельно оповестить хозяев о рождении мальчика – сильного, здорового, с более светлой кожей, чем можно было ожидать. Теперь она не сомневалась, что сын родился от Большого Джема.
Маклины поздравили ее, а мистер Маклин выудил из кармана серебряный доллар. Вручая награду молодой матери, он пообещал ей, что она будет получать по доллару за каждого своего младенца.
– Трудное же у тебя выдалось утро. Как твое самочувствие теперь, Лукреция Борджиа?
– Прекрасно, масса Маклин. Мне надо ухаживать за малышом, поэтому я сберегаю силы.
Маклин помахал вилкой, привлекая ее внимание.
– Я позволю тебе приглядывать за ним некоторое время, но не очень долго. Потом его нянькой станет Летти. Пускай забирает его к себе в хижину. Нам ни к чему крикливый младенец на кухне.
– Слушаюсь, сэр, масса Маклин, сэр. – Испытывая кое-какие материнские чувства, Лукреция Борджиа все же не слишком опечалилась, узнав, что ее скоро разлучат с сынишкой. Она уже предвкушала возобновление связи с Джубо и надеялась, что хозяин не будет ей в этом препятствовать.
– Я потому спросил тебя о самочувствии, что мне надо срочно привести в порядок две хижины. Теперешним их обитателям придется потесниться или даже перейти к другим. Хочу, чтобы ты проследила за уборкой. Хижины надо заново побелить, чтобы там все сверкало. Я поручаю тебе не саму работу, а только наблюдение за работниками. Скоро я привезу от мистера Оливера, с плантации Спринг Бранч, четыре-пять новых негритянок, чтобы восполнить нехватку в малышах.
– Слушаюсь, сэр, масса Маклин, сэр. – Она расплылась в улыбке, гордая собственным достижением. – Малыши в Элм Гроув очень даже нужны. До нас с Летти здесь давно не рожали.
– Я надеюсь получить от новых негритянок светлое потомство. Теперь деньги можно делать только на светлокожих.
Лукреция Борджиа была заинтригована.
– Светлокожие? Чудно, масса Маклин, сэр! Откуда они у нас возьмутся? Джубо черен как смоль, да и Дейд ненамного светлее. Альберт тоже трубочист трубочистом. Самым нашим светлым ниггером был Большой Джем, но его и след простыл.
Маклин закашлялся и выплюнул в платок сгусток крови. При этом он не спускал глаз с Лукреции Борджиа, стоявшей между ним и миссис Маклин.
– Сядь, Лукреция Борджиа. – Для хозяина было неслыханным делом предложить невольнице сидеть в его присутствии. – Ты только сегодня утром произвела на свет дитя и еще не восстановила силы.
Хозяйская милость заставила ее вытаращить глаза, но она тем не менее пододвинула для себя стул и присела на самый краешек.
– Сам не знаю, зачем я говорю с тобой обо всем этом, – продолжал Маклин. – Просто миссис Маклин всегда твердит: хочешь, чтобы дело было сделано, – поручи его Лукреции Борджиа.
Лукреция Борджиа покосилась на хозяйку и поблагодарила ее улыбкой.
– Ну так вот. Мне последнее время нездоровится, поэтому мне требуется помощник, который ничего не упускал бы из виду. Тебе это вполне под силу. Никто не справится с этим так, как ты. А теперь слушай внимательно. Невольницы, которых я привезу, как на подбор светлокожие. У каждой течет в жилах какая-то доля человеческой крови. Тут, наверное, не обошлось без сыновей мистера Оливера – у него их трое. Мне хочется, чтобы потомство получилось еще светлее.
Лукреция Борджиа помотала головой, отказываясь понимать, каким образом Маклин собирается добиться поставленной цели. Уж не вздумал ли он сам выступить в роли производителя? Нет, для этого он совершенно не годился. К тому же рядом восседала миссис Маклин, и он ни за что не обмолвился бы о таком сраме в ее присутствии.
Маклин снова зашелся кашлем. Беседа возобновилась не сразу.
– При лавке Банниона околачивается один парень, который за деньги покрывает негритянок, чтобы те рожали светлокожих малышей. Звать его Ренсом Лайтфут. Голытьба голытьбой, зато на вид хоть куда, этакий блондинчик. Вот я и думаю: не нанять ли его, чтобы он покрыл моих новых негритянок? Тогда у нас появился бы по-настоящему светлокожий молодняк. Я бы поручил тебе все устроить: принять новеньких и поселить у нас Лайтфута, чтобы он скорее принялся за дело. Справишься?
– Можете на меня положиться, масса Маклин, сэр. – Сказав это, Лукреция Борджиа неожиданно замялась.
– Что тебя смущает? Выкладывай! – поторопил ее Маклин.
– Не разрешите ли вы ему покрыть еще и меня? Вот бы родить светлокоженького!
– Я подумаю об этом, Лукреция Борджиа, подумаю и дам тебе ответ. Возможно, это здравая мысль. Твой теперешний малыш, должно быть, чернее ночи, раз его папаша – Джубо. Я бы с радостью получил от тебя подарочек посветлее. Что ж, поразмыслим!
Теперь у Лукреции Борджиа было о чем мечтать. Воистину жить на плантации Элм Гроув становилось час от часу интереснее!
– Слушаюсь, сэр, масса Маклин, сэр! – бодро произнесла она.
– Теперь так: сходи в конюшню – нет, сама не иди, тебе сегодня надо отдыхать, пошли туда Эмми. Словом, пускай Джубо запряжет лошадей в фургон. Я съезжу к мистеру Оливеру и погляжу, подобрал ли он для меня то, что я просил. А ты проследи, чтобы для новеньких были готовы хижины. Не подведешь хозяина?
– Не подведу, масса Маклин, сэр.
Она встала, но продолжала топтаться в комнате. Маклин понял, что сейчас последует новая просьба.
– В чем дело, Лукреция Борджиа?
– Просто хотела спросить, как мы назовем моего малыша. Такой славный мальчуган!
– Почему бы не назвать его так же, как Джема? Вот кто был силен и хорош собой! Будем надеяться, что твой мальчик не вырастет беглецом. Ума не приложу, что могло стрястись с Джемом!
– Значит, быть ему Джемом?
– Не Джемом, а Иеремией. «Джем» – это сокращение от «Иеремии».
Она кивнула в знак благодарности.
– Значит, я отсылаю Эмми к Джубо, чтобы он готовил фургон; потом заставлю кучу бездельниц навести порядок в двух хижинах, в которых вы поселите новеньких. Это все, масса Маклин? – Она не уходила, выжидательно глядя на него.
– Что-то еще, Лукреция Борджиа?
– Можно через неделю-другую Джубо вернется ко мне на кухню?
Маклин покачал головой:
– Раз мы подложим тебя Лайтфуту, Джубо нечего здесь путаться. Ничего, со временем разберемся и с этим. На этот раз мне хотелось бы получить от тебя светлокожий приплод. Пускай Джубо занимается кем-нибудь еще. Новеньких и тебя, Лукреция Борджиа, мы предложим Лайтфуту.
Она насупилась. Теперь мысль о Лайтфуте радовала ее не так сильно. Она никогда прежде не спала с белыми и не знала, выйдет ли из этого занятия что-либо путное. Впрочем, беспокоиться по этому поводу еще не настало время. У нее и без того было достаточно хлопот, хотя она так устала, что предпочла бы свалиться на тюфяк. До ее слуха донесся младенческий плач.
«Пора к малышу, – сказала она про себя. – Иеремия! А что, имя как имя. Очень даже подходящее: его отец – точно Большой Джем, а не Джубо».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс



кошмар,столько обнаженных описаний,а в целом сюжет отличный:и у рабов бывает праздник.
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланслана
11.09.2012, 11.32





Необычный роман .. Описана жизнь рабов на плантации по разведению негров . Все изложено простыми словами ..
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер ЛансVita
15.12.2014, 6.59





Есть продолжение Хозяин Фалкохерста.Читала в книжном варианте.Здесь его нет,может на других сайтах.
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Лансс
13.02.2015, 19.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100