Читать онлайн Хозяйка Фалкохерста, автора - Хорнер Ланс, Раздел - Глава XXII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хорнер Ланс

Хозяйка Фалкохерста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава XXII

Максвелл и Льюк были так поглощены осмотром гнедого мерина, что ни тот ни другой не заметили, как Лукреция Борджиа на цыпочках прокралась в конюшню. Она боялась, что ее выдаст стук каблуков; недаром в Фалконхерсте всегда отдавала предпочтение разношенным шлепанцам, в них она могла появиться где угодно, не опасаясь быть обнаруженной. Ей повезло: шаги ее были беззвучны и она заняла позицию в углу, среди паутины, куда долетало каждое слово, но где ее не разглядели бы, даже если б захотели.
Максвелл изучал, ощупывал животное. Лукреция Борджиа знала, что в лошадях он разбирается не так блестяще, как в неграх, однако была довольна его дотошностью. Старфайер, безусловно, лучший конь в конюшне Льюка, однако в подарке для ее обожаемого Хама не должно было быть ни единого изъяна.
Затем Льюк и Максвелл перешли к обсуждению цены. Это говорило о том, что покупка – дело решенное: Максвелл никогда не начинал торговаться, не убедившись, что сделал правильный выбор. Ей неоднократно представлялась возможность в этом убедиться, когда в Фалконхерст забредали разъездные работорговцы с более-менее пригодным товаром.
Сперва Льюк запросил за мерина четыреста долларов. По его словам, в жилах Старфайера текла кровь арабского скакуна. Максвелл отлично разбирался в породах негров, но был профаном по части пород лошадей, поэтому наличие в Старфайере арабской крови нисколько его не взволновало. Он предложил за него триста долларов, однако Льюк стоял на своем: его не устраивали даже триста пятьдесят.
– Давайте поступим так, – решил Льюк. – Поскольку вы еще не видели, на что способен этот конь, я должен показать вам его во всей красе. Кстати, я давно хотел поделиться с вами новостью: я недавно вернулся из Нового Орлеана, куда пригнал большой табун и откуда привез всего несколько голов. Но на этот раз я приобрел не одних лошадей.
– Что же еще?
– Негра.
– Негра?
– Да, мистер Максвелл. Лучшего негра я в жизни не видывал! Он будет у меня производителем. Представляю, какие славные ребятишки от него пойдут! У меня есть четыре молодые негритянки, которым давно нужен мужчина, вот я его и купил. Правда, называть его негром было бы неправильно…
– Это в каком же смысле? Ведь он ваш раб! Наверное, он метис? Лично я метисов не использую: больно много в них человеческой крови. Потом не оберешься хлопот. Льюк покачал головой:
– Нет, он не метис, но и не негр. В нем течет негритянская кровь, но он не совсем черный, хотя дело не в примеси человеческой крови. Его прежний хозяин говорил, что он – наполовину мандинго, а мандинго не самые настоящие негры. По словам его прежнего хозяина, мандинго – это скорее уж арабы, чем негры.
Максвелл вскочил с кресла, мигом забыв про свои боли. Льюк произнес волшебное слово: мандинго! Ему всю жизнь хотелось заиметь мандинго. Он слышал со всех сторон, что их не сыщешь днем с огнем, зато они представляют собой самую замечательную породу, которую когда-либо привозили из Африки. При великолепном телосложении и красоте черт они отличаются кротким, незлобивым нравом. Мандинго! Он уже и не мечтал увидеть выходца из этого племени. Пускай новый раб Льюка – не чистокровный мандинго, это все равно лучше, чем вообще ничего.
– Мандинго, вы говорите? – От воодушевления ему было трудно говорить. – Где он? Хочу его увидеть! Я всю жизнь мечтал посмотреть на мандинго, но до сегодняшнего дня все не представлялось случая.
– Учтите, мистер Максвелл, он не чистокровный мандинго, – предупредил Льюк. – Только наполовину, а то и на четверть. Я купил его у знакомого, у которого обычно беру лошадей. Кажется, эти арабы – большие мастера по части лошадей, и мой знакомый взял его прямо с корабля, приплывшего из Африки. Хотел сделать из него конюха. Парень пробыл в Новом Орлеане всего год и еще плохо говорит по-английски, но понимает почти все, что ему говорят.
Максвелл снова опустился в кресло, так как напомнила о себе боль в суставах.
– Я должен на него взглянуть, мистер Льюк. Просто обязан! Я уже много лет ищу мандинго и еще ни разу не видел ни одного живьем! Достаточно взглянуть – и то уже огромная радость. Вы не откажете?
– Он сейчас на выпасе, стережет жеребят. Я пошлю за ним, чтобы он проехался на Старфайере. – Льюк подозвал старого конюха и велел ему съездить за Омаром. – Скажи ему, что я разрешаю ненадолго оставить жеребят. Пускай немедленно скачет сюда.
Старик поклонился, сел в седло и уехал.
Лукреция Борджиа с таким же нетерпением, как Максвелл, ждала появления мандинго. Мандинго вечно были излюбленной темой бесед Уоррена и Хаммонда. Ей тоже хотелось взглянуть на это великолепное создание. Мандинго, пускай наполовину! Половинка – это все равно лучше, чем ничего.
Максвелл откашлялся и произнес:
– Я беру вашего мерина, мистер Льюк. Давайте поступим так: я даю вам за него двести наличными. Погодите! – Он поднял руку, видя, что Льюк возмущен. – Это не все.
Максвелл откинулся на спинку кресла, Льюк, напротив, подался вперед.
– Что вы хотите этим сказать?
– А вот что: смотрю я на ваших слуг и совсем не вижу молодняка, а ведь ему полагается быть на такой крупной плантации. – Он повернулся к воротам конюшни и никого не увидел. У него на дворе, по меньшей мере, двое-трое подростков мели бы дорожку или пололи сорняки.
– Это верно, мистер Максвелл. Поэтому я и приобрел Омара. Чернокожие кобылки у меня есть, их осталось только объездить, вот я и приготовил Омару роль объездчика. Скоро у меня появятся жеребята.
– Вы правильно рассудили, мистер Льюк. Поголовье надо поддерживать, будь то кони или негры. Но вам больше подошли бы жеребята лет десяти-двенадцати, потому что они уже через несколько лет будут готовы взгромоздиться на ваших кобылок. Что, если я дам вам самого лучшего подростка в придачу к двум сотням долларов? Подросток идет на торгах долларов за триста, особенно такой славный, как мой. Выходит, что вы получаете за своего мерина целых пятьсот долларов.
Лукреция Борджиа знала, какого именно паренька следовало бы отдать Льюку. В Фалконхерсте был один хорошо сложенный невольник лет тринадцати, уже проявлявший интерес к противоположному полу. Она решила поговорить о нем с Максвеллом на обратном пути. Паренька звали Уоттс. Она не сомневалась, что он именно то, что требуется Льюку. Она посмотрела на Льюка: тот обдумывал предложение. Оно звучало заманчиво, но ему не хотелось соглашаться с ходу. Гордость требовала поторговаться еще.
– Подросток, вы говорите?
Максвелл кивнул.
– Смогу я сам выбрать самого подходящего?
Снова кивок.
Прошло совсем немного времени, и Льюк сдался. Он встал, подошел к гостю и протянул ему руку:
– Идет, мистер Максвелл. Сдается мне, я заключил выгодную сделку.
– Я того же мнения. Просто мне позарез нужен конь для сына. Я приметил тут у вас славное седло и уздечку. Пускай они станут довеском к сделке. Я всегда требую чего-нибудь сверх.
– Это можно. Седло будет вашему сыну как раз впору. Решено! Составим купчую?
Максвелл помотал головой:
– Пускай это будет джентльменское соглашение, мистер Льюк. Мы с вами друзья и соседи. Уверен, что вы не помчитесь за мной следом и не объявите конокрадом.
– Тогда скрепим соглашение выпивкой. Льюк достал из шкафчика виски и две рюмки.
На этот раз оба медленно цедили виски, хотя Максвелл сидел как на иголках: он ерзал в кресле и то и дело поглядывал на дверь, ожидая появления конюха и мандинго, о котором рассказывал Льюк. Если мандинго приглянется ему, он решил приобрести его, какой бы ни оказалась цена. Ему приходилось слышать, что помесь мандинго с другими племенами дает злобное потомство с неустойчивым характером, однако был склонен считать это пустым суеверием. На рынке было слишком мало мандинго, и сведения о них были слишком ограниченными, чтобы принимать на веру глупые байки. Максвелл знал, что племя происходит из Северной Африки и относится, как верно заметил Льюк, скорее к арабам, чем к неграм, хотя попадает в одну категорию с последними.
Знатоков мандинго было множество, но никто не видел их собственными глазами. Что ж, он попадет в число счастливчиков. В том, что он уговорит Льюка продать Омара, Максвелл не сомневался. На плантации Льюка не было ни одного приличного негра, у Максвелла же в Фалконхерсте их столько, что он мог сделать не одно выгодное предложение. Кроме того, негры из Фалконхерста имели столь же громкую репутацию, как мандинго, хотя о них еще не слагали легенд. Негров из Фалконхерста можно зато увидеть собственными глазами и собственноручно ощупать, о мандинго же шла добрая молва – и только.
Они молча тянули виски, не произнося ни слова. Каждый полагал сделку удачной. У Максвелла было такое многочисленное поголовье подростков, что он мог с легкостью поступиться любым. Зато он получил желанную лошадь, да еще вместе с седлом и уздечкой, за очень низкую цену.
Льюк тоже имел причины радоваться. Он неплохо продал лошадь и получил бесплатно мальчишку, который совсем скоро станет мужчиной-производителем. Он уже подумывал, не купить ли у Максвелла одну-двух девочек-подростков, чтобы его производитель не бездельничал.
Лукреция Борджиа первой заметила двоих всадников, освещенных солнцем. Даже издалека было нетрудно определить, который из них старый конюх, который – высокий красавец. Вскоре они въехали в конюшню и спешились. Конюх повел лошадей в стойло, его спутник вытянулся перед Льюком.
Лукреция Борджиа смотрела на него как завороженная, не в силах пошевелиться. Потом она машинально покинула темный угол и стала рядом с хозяином, который был так увлечен редким зрелищем, что не обратил внимания на ее появление. При всем восхищении Максвелла оно не шло ни в какое сравнение с состоянием Лукреции Борджиа. Перед ней стоял, несомненно, самый красивый мужчина из всех, кого ей доводилось видеть. Она широко раскрыла глаза, ее рот наполнился слюной, которая показалась в уголках рта, – настолько велико было охватившее ее желание.
Он поклонился Льюку, дотронувшись правой рукой сначала до своего лба, потом до груди в знак приветствия. Все его движения были грациозны, он сознавал это и нисколько не напрягался, чтобы произвести хорошее впечатление. На нем были тонкие штаны из мешковины и ветхая рубаха, на голове тюрбан, отличавшийся от тюрбана Лукреции Борджиа разве что цветом: он был белым как снег.
– Хозяин, – произнес он низким, сильным, мелодичным голосом.
– Омар, – отозвался Льюк ему в тон. – Вот мистер Максвелл, он захотел на тебя взглянуть. Я сказал ему, что ты – мандинго, а он еще никогда не видел вашего брата.
– Мой отец – араб, – ответил Омар с легким поклоном, обращенным к Максвеллу, и сверкнул белыми зубами в улыбке. – Моя мать – мандинго.
– Чертовски славное сочетание. – Максвелл наклонился вперед. – Будьте так добры, мистер Льюк, сэр, велите этому парню раздеться. Я хочу его осмотреть.
– Перед вашей служанкой? – Льюк указал на Лукрецию Борджиа, стоявшую у хозяина за спиной.
Максвелл обернулся:
– Откуда ты тут взялась, Лукреция Борджиа, хотелось бы мне знать? Я думал, ты осталась в доме и помогаешь на кухне.
– Я там и была, масса Уоррен, сэр, но потом подумала, что могу вам понадобиться, вот и пришла.
– Ступай обратно. Марш! Женщинам тут делать нечего. – Однако он тут же передумал. – А впрочем, нет, не уходи. Ты разбираешься в неграх не хуже, чем я. За эти годы ты повидала немало голых негров, но среди них не было мандинго. Если будешь держать рот на замке, можешь остаться.
Лукреция Борджиа промолчала. Она была готова на что угодно, лишь бы увидеть этого человека нагим – таким могучим было ее желание. Льюк приказал Омару раздеться. Тот незаметным движением расстегнул штаны, которые тут же сползли на пол. Так же играючи он сбросил рубаху и остался в чем мать родила. Осталось только развязать тюрбан, что он и сделал, встряхнув волосами, которые упали ему на плечи. Волосы у него были иссиня-черные, волнистые, они придавали бы его облику женственность, если бы не великолепное телосложение.
Лукреция Борджиа не смогла сдержать возгласа восхищения, но Максвелл не обратил на это внимания. Перед ним предстал самый великолепный экземпляр, какой ему когда-либо приходилось видеть. Он подозвал Омара поближе.
Будучи рабом и подпадая в связи с этим под определение «ниггер», Омар тем не менее совершенно не походил на негра чертами лица. Его кожа была темно-оливковой, он был высок, статен, но не кряжист. На теле отсутствовали бугры, образуемые наползающими одна на другую вздутыми мышцами, однако от его стройной фигуры так и веяло силой. Лукреция Борджиа обратила внимание на разлет его плечей и на могучую грудь с сосками, напоминающими медные монеты. Посередине груди начиналась полоска черных волос, спускавшаяся к низу живота, где они образовывали черный треугольник. Волосы на его теле были длинные, шелковистые, а не редкие, как у настоящего негра. Лукреция Борджиа приросла взглядом к его половому члену. Даже больше, чем богатырские размеры этого органа, ее заворожила оголенная темно-лиловая головка – результат обрезания. Оторваться от этого зрелища и поднять глаза на его лицо оказалось почти непосильной задачей.
Голова Омара была посажена на сильную, но грациозную шею. В отличие от круглолицых негров он имел вытянутое лицо с высокими скулами, отчего щеки казались впалыми. На носу была легкая горбинка, ноздри раздувались при каждом выдохе. Черные брови образовывали высокие дуги, глаза темно-карие, с синеватыми белками. Ресницы же такие длинные, что почти полностью прикрывали глаза.
Лукреция Борджиа наблюдала за изуродованными ревматизмом руками Максвелла, ползающими по этому великолепному телу: сначала они задержались на гладкой, безволосой коже рук, потом нырнули в буйную поросль на груди. Оценив, насколько крепка мускулатура у Омара на животе, он добрался до паха, приподнял и взвесил на ладони семенники, взял в кулак член и слегка сдавил его.
– Обрезанный? – проговорил он.
– Мне сказали, что всем арабам еще в детстве делают обрезание. Это не мешает размножению. Говорят даже, что благодаря этому они становятся хорошими производителями, – ответил Льюк.
– Я тоже об этом слыхал. – Максвелл жестом велел Омару повернуться, осмотрел его спину и раздвинул ягодицы. Затем, снова поставив невольника к себе лицом, он приказал ему опуститься на колени, чтобы сподручнее было залезть пальцем ему в рот.
– Зубы на месте. Ему не больше двадцати двух – двадцати трех лет?
Максвелл обошелся от обычного упражнения – бросания палки и требования ее принести: и так не вызывало сомнений, что Омар обладает прекрасной мускулатурой и безупречной координацией движений. Он жестом дал понять, что осмотр завершен, и Омар стал одеваться.
– Мне нужен этот ниггер, – безапелляционно заявил Максвелл. – Тем или иным способом, но я его заберу. Мне всю жизнь хотелось заиметь мандинго, и он почти полностью удовлетворяет моим требованиям. Хотите его продать?
Лукреция Борджиа ждала ответа Льюка, затаив дыхание.
– Как-то не собирался, – ответил тот, помолчав, – но все зависит от того, сколько мне за него предложат. Я купил его по двум соображениям. Во-первых, он знаток лошадей. Видели бы вы, как он с ними управляется! Во-вторых, я хотел, чтобы он покрыл четырех моих негритянок. Большая часть наших негров досталась по наследству миссис Льюк или мне, и с тех пор они успели состариться. Поголовье неуклонно сокращается. Благодаря ему я хотел получить хороших малышей.
– Хороших малышей можно получить от любого хорошего производителя, – возразил Максвелл. – Скажем, у нас в Фалконхерсте есть превосходные экземпляры – превосходные, заметьте! Гораздо лучше, чем этот. Этот довольно худощав, мускулатуры маловато. Видели бы вы наших бычков! Каждый из них способен вкалывать весь день в поле, а потом всю ночь не слезать с бабы.
Льюк кивнул.
– Я наслышан о ваших неграх. Равных им нет на всем Юге. Но для меня они дороговаты. – Он поразмыслил. – Раз у вас столько добра, то зачем вам еще и этот?
Максвелл пожал плечами:
– Считайте, что это просто блажь. Просто я уже лет двадцать мечтаю завести мандинго, а это – первый, который попался мне на глаза. Я не удивлюсь, если на новоорлеанском аукционе за него можно будет получить тысячи три, особенно если продавать его как диковинный экземпляр.
Льюк удивленно вытаращил глаза. За этого раба он отдал трех лошадей, притом самых лучших, но они потянули бы от силы на тысячу двести.
– Вы сказали, три тысячи?
– Плюс-минус несколько сотен. – Максвелл не мог отвести взгляд от Омара. Лукреция Борджиа тоже позабыла обо всем на свете. Теперь, когда он опять натянул штаны, она изумленно разглядывала здоровенный бугор у него ниже пояса. Ее взгляд был таким сосредоточенным, что тот отреагировал на него самым откровенным образом: штаны были тонкие и не скрывали степени его возбуждения. Это не укрылось от внимания Максвелла.
– Он у вас не теряет даром времени. Даже такая старушка, как моя Лукреция Борджиа, может в два счета его завести.
– Он спит с одной из моих кобылок, и та говорит, что он силен, как жеребец: трудится ночь напролет. Мужской силы в нем накопилось много, и он ее не жалеет.
– В Фалконхерсте эта драгоценность не пропадает даром, – заверил его Максвелл, после чего возникла длительная пауза, показавшаяся Лукреции Борджиа нескончаемой.
Наконец Максвелл молвил:
– Может, обменяемся? За него одного я отдам вам двух моих лучших самцов. Покупатели, приезжающие ко мне сами, выкладывают за такой товар по две-три тысячи за голову. Получается, что вы получаете за него товара минимум на четыре тысячи. Мне это, конечно, обходится в копеечку, но на то и прихоть: уж больно мне хочется его заполучить. Вы получите взамен двух отменных фалконхерстских бычков, от которых рождается потомство, гораздо лучше приспособленное к работе в поле, чем от такого, как этот. Сами видите, какой из него работник для плантации. А вам, полагаю, именно их и подавай.
Льюк от восторга не мог подобрать слов. Он и мечтать не мог о том, чтобы стать владельцем двоих негров. Конечно, Омар отлично справлялся с лошадьми, был молод и силен, как мужчина, однако Льюк не слишком к нему привязался. То, что он был наполовину мандинго, значило для Льюка не больше, чем если бы он был наполовину ибо или ашанти. Что ж, если Максвелл способен на такое сумасбродство, чтобы предложить за одного Омара двоих своих фалконхерстских производителей, то надо хватать удачу за рога – другой такой случай может не представиться. Он уже предвкушал, как будет гордиться своими неграми, как будет показывать их гостям. Два фалконхерстских негра! Да, ему будет чем похвастаться.
– Согласен, – выдавил Льюк. – Вот вам моя рука.
– На этот раз я выпишу вам купчую. – От воодушевления Максвелл забыл о своей привычке просить бесплатного довеска. – Когда речь идет о торговле неграми, всегда надо выписывать счет. Мало ли что может случиться?
Они пожали друг другу руки. Льюк отдал слугам распоряжение насчет поездки в Фалконхерст за двоими взрослыми неграми и одним подростком. Все вопросы были улажены к взаимному удовольствию, после чего старый кучер впряг Тома Петча в кабриолет, а Льюк помог Максвеллу забраться на сиденье. Лукреция Борджиа села напротив хозяина, оставив свободным место кучера, на которое должен был усесться Омар.
Льюк растолковал ему, что он принадлежит теперь Максвеллу. Новость мало его тронула, и он лишь осведомился, можно ли ему прихватить с собой кое-какое личное имущество. Получив разрешение, он отлучился и быстро возвратился с книгой в кожаном переплете под мышкой. Забравшись на козлы, он взял в руки поводья.
Кабриолет с привязанным сзади Старфайером покатил по длинной дубовой аллее. Максвелл вскоре стал клевать носом в такт тряске. Лукреция Борджиа встретилась с Омаром взглядом и была покорена его улыбкой. Она тоже улыбнулась. Он как можно дальше вытянул ноги, определенно приглашая ее положить руку ему на бедро. Она так и поступила и ощутила сквозь тонкую штанину тепло его тела. Ее рука медленно поползла вверх по его бедру. Он уставился на спину лошади, смежив ресницы, и выгнулся, наслаждаясь лаской.
Ее пальцы нащупали его окаменевшую, но при этом пульсирующую плоть. Она хотела было расстегнуть пуговицу у него на штанах, но прежде чем ей это удалось, Максвелл проснулся.
– Не забудь остановиться у таверны, чтобы забрать мой бочонок виски!
Лукреция Борджиа с плохо скрываемым разочарованием ответила:
– Не забуду, сэр!
Она надеялась, что хозяин снова погрузится в дрему, но надежда оказалась тщетной. У таверны Максвелл послал Омара за бочонком. При подъезде к дому Лукреция Борджиа повернулась, набралась храбрости и обратилась к хозяину:
– Масса Максвелл, сэр!
– Ну, чего тебе теперь не хватает, Лукреция Борджиа? Конь для Хаммонда есть, негр – тоже, а тебе все мало?
– Я нечасто прошу у вас чего-то для самой себя, масса Уоррен, сэр. Если позволите, я осмелюсь сделать это сейчас. Можно?
– Ума не приложу, каким образом ты добьешься своего. А попросить – отчего же, валяй.
– Можно, я возьму себе этого Омара, сэр? Пускай спит со мной на кухне. Мем все равно уже никуда не годится. Омару будет со мной хорошо.
Максвелл крякнул, выражая крайнюю степень пренебрежения.
– И думать забудь, Лукреция Борджиа! Стану я расходовать силы подобного молодца на такую старуху, как ты! Да ни за что на свете! Если я увижу, что ты его домогаешься, то всю шкуру с тебя спущу. Я не шучу! Смотри не навреди самой себе. Я тебя хорошо знаю, Лукреция Борджиа: мне известно, как ты сходишь с ума по мужикам. Но этого тебе все равно не видать. Это мое последнее слово. Если посмеешь ослушаться, то попробуешь кнута. Я стараюсь не пороть негритянок, но тебя обещаю выпороть, если ты дотронешься до него хотя бы пальцем. Заруби это себе на носу.
Она со вздохом отвернулась:
– Слушаюсь, сэр, масса Уоррен, сэр. Я запомню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс



кошмар,столько обнаженных описаний,а в целом сюжет отличный:и у рабов бывает праздник.
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланслана
11.09.2012, 11.32





Необычный роман .. Описана жизнь рабов на плантации по разведению негров . Все изложено простыми словами ..
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер ЛансVita
15.12.2014, 6.59





Есть продолжение Хозяин Фалкохерста.Читала в книжном варианте.Здесь его нет,может на других сайтах.
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Лансс
13.02.2015, 19.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100