Читать онлайн Хозяйка Фалкохерста, автора - Хорнер Ланс, Раздел - Глава XIX в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хорнер Ланс

Хозяйка Фалкохерста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава XIX

Лукреция Борджиа терпеливо дожидалась за дверью, пока Мем подаст завтрак Хаммонду и его отцу. Только когда раздался скрип их стульев, она заняла свое место у раковины. Помощница по имени Декси, недавно поступившая к ней в обучение, как раз заканчивала завтракать за длинным кухонным столом. Лукреция Борджиа выбранила ее за медлительность. Настало время мыть посуду, так что нечего рассиживаться! У самой Лукреции Борджиа заботы поважнее, чем грязная посуда. Она собиралась переговорить с Максвеллом-старшим, но для этого ей надо было удостовериться, что Хаммонд отбыл в поле.
– Поели? – спросила она у Мемнона, появившегося на кухне с большим подносом, нагруженным грязной посудой.
Он кивнул. Его неразговорчивость, особенно с ней, выводила Лукрецию Борджиа из себя. Вытянуть из Мема какие-либо сведения было нелегким делом.
– Масса Хам уехал? – продолжила она допрос особенным, снисходительным тоном, который приберегала специально для Мема.
Тот снова кивнул. Конечно, Лукреция Борджиа устала от Мема как от сожителя, но не секрет, что и он устал от нее. Ведь он куда в большей степени, чем она, мог претендовать на звание старожила Фалконхерста, поэтому и негодовал на нее за попытки им помыкать.
Довольствовавшись его утвердительным кивком, та мигом приняла добродушный вид и заглянула в столовую. За столом было пусто; Максвелл, по своему обыкновению, пересел в глубокое кресло-качалку стиля ампир и протянул ноги к камину с догорающими углями.
– Ох уж этот Мем! – воскликнула Лукреция Борджиа, радуясь нерадивости слуги. – Совсем обленился! Куда он только смотрит? Так бы ничего и не делал, если бы его не тыкали носом. Что ему стоило подбросить в камин парочку поленьев, чтобы вы, с вашим ревматизмом, могли согреться!
Ее саму никто не обвинил бы в лени: бросив в камин дрова, она умело раздула огонь.
– Хоть так!
– Чем ты недовольна на этот раз, Лукреция Борджиа? – Максвелл еще не успел ощутить тепло от только что занявшихся дров, однако одного вида языков пламени оказалось достаточно, чтобы ему полегчало: он протянул скрюченные пальцы к огню и принялся с наслаждением растирать их.
– Ленью Мема.
– Да, его теперь прямо с места не сдвинешь. Я приказал ему принести мне горячий пунш, а он все копается, не несет.
– Пора привести его в чувство, масса Уоррен, сэр. Когда вы этим займетесь?
– Когда надо будет, тогда и займусь! Почему Ты здесь, а не на кухне? У тебя что, мало дел там?
– Без меня вы бы тут окоченели. Кто согреет вам ноги, кто подаст горячий пунш? Нет, сэр, масса Уоррен, сэр, я просто пекусь о вашем благополучии, поэтому и приглядываю, все ли в порядке. А на кухне у меня сегодня не особо много дел. Обед уже готов, только Декси осталось порезать салат. Я ей для этого ни к чему. Разве что собрать золы да сходить за щелоком? Я уже и жира поднакопила, так что пора делать мыло. Вот дождусь, чтобы на дворе потеплело, – и за дело. Хотите, сама принесу вам горячего пунша, сэр?
– Когда в доме полно слуг, кто-нибудь обязательно вспомнит о хозяине, – проворчал Максвелл, стягивая со спинки кресла старый плед и накидывая его себе на плечи. – Сегодня холод пробирает меня до самых костей. Куда подевался Хам?
Она покачала головой, не зная, что ответить: она не была посвящена в планы Хаммонда на этот день. Потрепав хозяина по плечу и поправив подушки в кресле, она вышла. Разношенные шлепанцы помогали ей перемещаться бесшумно, поэтому ее появление застало Мема и Декси, привалившихся к раковине, врасплох.
Мем обнимал Декси, она же, расстегнув ему ширинку, засунула руку ему в штаны. Мем упоенно целовал ее. Они были слишком увлечены ласками, чтобы обратить внимание на скрип двери; Лукреция Борджиа немного полюбовалась на них, а потом бегом преодолела расстояние до раковины и отвесила Декси сокрушительную оплеуху. Следующий удар достался Мему.
– Ах ты, негодница! – Она снова замахнулась на Декси, но та увернулась. – И ты хорош, Мем! Значит, на Декси у тебя хватает пороху? Сейчас же пойду к массе Уоррену и расскажу ему, что происходит, стоит мне на минуту отвернуться. Знаете, что он сделает? Он прикажет выпороть вас обоих, да так, что кожа повиснет клочьями! Пора поощипать вам перышки. Мем целует тебя взасос, а ты лезешь ему в штаны. Хороши! Раз ты уже выросла и пристаешь к Мему, значит, пора тебя брюхатить. Давно пора! Почему ты не несешь хозяину пунш, Мем?
– Чайник был пустой, приходится ждать, пока он закипит. – Он застегнул ширинку. – А ты не совалась бы в чужие дела, Лукреция Борджиа. Уж больно ты любопытна! Если ты меня выдашь, я тебя тоже не пощажу. Уж я-то знаю, чем вы занимаетесь с Эрастом! Я подсматривал за вами, когда вы спрятались в коптильне. Будто не знаешь, что Эраст покрывает Мей-Белл! Как ты думаешь, что скажет масса Уоррен, если узнает, что он тратит силы на тебя? Что?
В этот раз Мему удалось поставить ее на место. Лукреции Борджиа ничего не оставалось, как прикусить язык. Она обернулась к своим близнецам, которые сидели у печи и теребили друг друга за пальцы ног.
– Живо надевайте штаны! Чем вы лучше своего папаши? Такие же бесстыжие! Куда это годится – щеголять по дому голышом? – К Мему она обратилась более кротким тоном: – Ступай принеси пару вязанок дров. Бедный хозяин совсем замерз: ведь ты забыл развести огонь и натопить в комнате! Я сама смешаю ему пунш. Вода уже давно вскипела – вы были так заняты, что и не заметили. Как тебе не стыдно, Мем: взрослый мужчина, а польстился на такую уродину, как Декси!
Она достала из буфета флинтглас, а с полки – сосуд с кукурузным виски. Отмерив щедрую порцию спиртного, добавила патоки, долила горячей воды и размешала пойло пальцем, заодно определив его температуру. Бросив на Декси испепеляющий взгляд, она поставила стакан с пуншем на блюдце, напомнила провинившейся помощнице о салате, который надо как следует помыть и приготовить со специально припасенным окороком.
– Только сперва вымой руки с мылом, а уж потом трогай еду! Ты лазила в штаны к Мему, а он вечно грязный и вонючий. – С этими словами она под шуршание своего накрахмаленного передника покинула кухню.
В дверях гостиной она мгновенно переменилась лицом: его выражение стало сострадательным. Максвелл жадно схватил стакан с пуншем.
– Воистину, Лукреция Борджиа, у тебя пунш гораздо вкуснее, чем у Мема!
– Так и есть, сэр, масса Уоррен, сэр. Позвольте кое-что вам сказать.
– Так и знал, что ты что-то задумала, иначе не стала бы суетиться здесь, разводить огонь, делать мне пунш, проявлять обо мне заботу. Ты – хитрющая подлиза, Лукреция Борджиа! Ладно, выкладывай. Если ты хочешь подсказать мне, чтобы я велел выпороть Мема, то знай, что я не могу позволить ему простаивать ни дня. Какие еще козни у тебя на уме?
Она изобразила оскорбленную добродетель и посмотрела на хозяина, уперев руки в бока.
– Что вы, масса Уоррен, сэр, какие там козни! Ничего похожего. Просто я вспомнила, что у массы Хаммонда послезавтра день рождения. Шестнадцать лет – совсем взрослый мужчина! Я испеку ему мой коронный кекс. Или вы считаете, что лучше фруктовый пирог? Изюма, смородины и лимонов у нас достаточно. Пирог получится – объедение!
– Испеки и то и другое. Хам обожает фруктовый пирог, а я любитель твоих кексов. – Потрескивающий огонь в камине, горячий пунш, сметливость Лукреции Борджиа, напомнившей ему о дне рождения сына, – все это мгновенно настроило его на благодушный лад. – Когда ты порадуешь меня новой парочкой близнецов, Лукреция Борджиа? Мне бы очень хотелось, чтобы к одной паре добавилась вторая. Представляешь, какая это была бы гордость для Фалконхерста – две пары близнецов? Не знаю, получится ли у вас с Мемом еще разок. Не отлынивайте и беритесь за дело. Желаю новых близнецов – и точка.
– Если положиться на Мема, то я вообще больше ни разу не рожу. Он только и может, что отвернуться и заснуть. Где ему! Он тратит все силы на других девок, а на меня его уже не хватает. Мне нужен новый мужчина, масса Уоррен, сэр, иначе какие там близнецы…
В таком добром расположении, как сейчас, Максвелл ни в чем не мог ей отказать. Он дал ей обещание, что поразмыслит по этому поводу.
Она решила не торопить события и не требовать от него немедленного решения. Ей еще представится случай напомнить ему об обещании. Сейчас же она спешила выложить ему нечто важное. Она собиралась просить не за себя, а за другого – редчайший случай для Лукреции Борджиа. Впрочем, речь шла о Хаммонде, которого она боготворила.
– Так насчет дня рождения массы Хаммонда, масса Уоррен, сэр…
– Что еще?
– Могу я вас спросить, какой подарок вы ему приготовили?
– Опять твое несносное любопытство, Лукреция Борджиа! – От его недавнего благодушия не осталось и следа. – Зачем тебе знать, что я подарю сыну на день рождения? Ну, скажем, негра… Ему только их и подавай.
– Негра? – Она пренебрежительно фыркнула. – Этого добра у него столько, что он уже не знает, что с ним делать. Одри у него в слугах, Дит в сожительницах. Еще у него есть я, двое моих близнецов. Да и на плантации плюнуть некуда – того и гляди попадешь в негра. Так и путаются под ногами. Зачем ему еще?
Максвелл стал молча раскачиваться в кресле, искоса посматривая на свою кухарку. Он был согласен с ее доводами. По правде говоря, он еще не думал о подарке для сына. Хаммонд не представлял себе жизни без чернокожих, однако одним больше, одним меньше – велика ли разница? Ему так или иначе принадлежали все негры Фалконхерста. Золотая монета с орлом, которую отец мог бы ему презентовать, стала бы просто бесполезными деньгами: у сына все равно не было возможности их потратить. Вдруг – по чистой случайности, разумеется! – Лукреции Борджиа известно, чего Хаммонду на самом деле хочется? Максвеллу, ясное дело, было очень не по нутру спрашивать ее об этом, потому что в результате она лишний раз продемонстрировала бы свое всеведение, однако существовали и иные способы выведать у нее необходимые ему сведения, не задавая вопрос в лоб.
– В таком случае пошлю его в Бенсон, справлю для него новый костюм. Там есть неплохой портной. Костюмчик получится – пальчики оближешь! Предположим, из синего сукна. Будет такой смотреться на Хаммонде?
Она взглянула на хозяина так, словно перед ней сидел умалишенный.
– Не пойму, к чему массе Хаммонду костюм из синего сукна? Ведь он вырастет из него еще до того, как наденет. Парень растет, как на дрожжах, – в шестнадцать-то лет! Да и надеть костюм ему некуда. – Она поджала губы. – Правда, есть одна вещь, которую ему хочется…
Максвелл умолк. Нет, не станет он задавать ей наводящие вопросы, не сойти ему с этого места!
– Да, сэр, масса Уоррен, сэр, – продолжала она, – такая вещь есть, только он вам о ней не говорил. Вы же знаете массу Хаммонда: он даже не намекнет, чего ему хочется, если вы сами об этом не заговорите. Вот, скажем, Дит, которую вы отдали ему в сожительницы: он вас об этом не просил, но до чего же обрадовался, небось вы и сами догадались! Да, сэр, масса Уоррен, сэр, он очень доволен Дит.
– Куда запропастились близнецы? – спросил Уоррен. Он знал, что успех – дело времени: он непременно выведает, каково сокровенное желание Хаммонда, но позже, и обойдется без унизительных расспросов.
– Сейчас прибегут, вот только позавтракают и оденутся. Я больше не разрешаю им носиться по дому голышом. Все-таки это господский дом. В невольничьем поселке они могли бы щеголять голыми, а здесь так не годится.
– А мне больше нравится, когда на них нет тряпья, которое ты заставляешь их напяливать. Такие забавные дьяволята! Они куда умилительнее в чем мать родила, чем в обносках.
– Вы видели массу Хаммонда нынче утром, прежде чем он уехал? – Она не намеревалась продолжать обсуждение своих сыновей. У Максвелла не получится сбить ее с толку.
Тот кивнул. Он всегда выглядывал из окна, провожая сына долгим взглядом.
– Он был верхом? Утвердительный Кивок.
– Значит, взял Старушку Бесс. Она да Том Петч – вот и все фалконхерстские лошадки. Между прочим, Том Петч даже старше Старушки Бесс. Негров у нас сотни, а приличного коня для массы Хаммонда нет как нет. Вот, скажем, на днях его приятель масса Льюис Гейзавей с плантации Бернт Хилл прискакал на отличном сером в яблоках жеребце; уж как тот понравился Хаму, как молодому хозяину захотелось на нем прокатиться! Бернт Хилл нисколько не больше Фалконхерста, хороших негров там днем с огнем не сыщешь, зато у массы Льюиса славный конь, хотя сам он на год младше массы Хаммонда.
– Вечно ты меня опережаешь, Лукреция Борджиа! – Максвелл позвонил в колокольчик, вызывая Мема с намерением заказать еще одну порцию пунша. – Я как раз собирался посоветоваться, не стоит ли подарить Хаму на день рождения нового коня. У мистера Льюка в Твин Криксе нынче есть недурные лошадки. Съезжу-ка я туда в кабриолете, заодно и повидаемся. Для Хама это будет неплохим сюрпризом.
Она сдержала победную улыбку. Все-таки настояла на своем, да так умело, что Максвелл, как водится, остался в полной уверенности, будто сам набрел на столь удачное решение. Теперь Хаммонд получит на день рождения то, о чем больше всего мечтал, – собственного коня.
В гостиную притащился Мем.
– Вы меня звали, масса Уоррен, сэр?
– Конечно, звал! А ты целых пять минут не откликался. Как это понимать?
Мем повернулся, чтобы выйти, так и не ответив.
– Кажется, масса Уоррен тебя о чем-то спросил. – Лукреция Борджиа твердо вознамерилась посрамить Мема.
– Я ждал, пока закипит чайник, масса Уоррен, сэр. Хотел принести вам еще пуншу – наверное, вы об этом и собирались попросить?
– Чайник давно вскипел! – вспылила Лукреция Борджиа. – Изволь обслужить хозяина!
Когда дверь на кухню затворилась, она подошла к Максвеллу вплотную:
– Если вы поедете к массе Льюку, масса Уоррен, сэр, то можно и мне с вами? Мне бы так хотелось быть при вас, когда вы станете подбирать коня для массы Хаммонда!
Он презрительно отмахнулся:
– Я не собираюсь разъезжать по окрестностям на пару с негритянкой! Не делай из меня несмышленого младенца, Лукреция Борджиа! Того и гляди, сунешь мне в рот соску и примешься укачивать! Ничего себе картина: взрослый мужчина, а с ним чернокожая нянька… У меня хватит негров, чтобы выбрать провожатого среди них. Меня повезет Мем!
Этого Лукреции Борджиа хотелось меньше всего. Так Мем заработает очко в свою пользу, а она собиралась выиграть партию всухую. Она поняла, что допустила оплошность, но было уже поздно: удовольствие от прогулки, чего доброго, получит не она, а Мем.
– А вот масса Уиллоуби всегда выезжает вместе с негритянкой.
– Мистеру Уиллоуби скоро стукнет восемьдесят, – ответил Максвелл. – К тому же будь ты так же молода и светлокожа, как его служанка, и так же кокетливо одета, то я бы не возражал против твоего общества. Но ты уже не первой молодости, Лукреция Борджиа, и черна, как печная заслонка. Я и не подумаю устраивать для тебя показательные выезды.
Однако удача была в то утро на ее стороне. Дальше все произошло без ее участия. Торопясь к хозяину с порцией горячего пунша, Мем зацепился за ковер, упал и разлил напиток. Подобрав все осколки, он долго рассматривал большое пятно на ковре, а затем молча удалился на кухню.
Взгляд Уоррена Максвелла встретился со взглядом Лукреции Борджиа. Она кивнула, одобряя его тираду, которую заранее знала почти дословно.
– Этот Мем! – Максвелл так разгневался, что ударил кулаком по ручке кресла и взвыл от боли. – Чертов недотепа! Неуклюжий, ленивый, наглый! Придется передать Хаму, что Мем заслужил десяток ударов кнутом. Сегодня же! Завтра он не сможет править – будет болеть задница. Поезжай-ка со мной ты, Лукреция Борджиа. Ты – моя гордость, пускай ты немолода, некрасива и черна как уголь. Тебе уже давно надо проветриться, к тому же сможешь выведать у кухарки миссис Льюк пару-другую рецептов. Глядишь, и побалуешь меня чем-нибудь новеньким.
– А еще я смогу помочь вам подобрать лошадь для массы Хаммонда. Уж я-то знаю толк в лошадях!
– Как и в неграх?
– Да, сэр, масса Уоррен, сэр, как и в неграх. Я скажу массе Хаммонду, что вы велели сегодня же выпороть Мема. Думаете, десяти ударов с него довольно?
– Об этом я скажу ему сам. Не суй нос в мои дела, слышишь, Лукреция Борджиа? Я сам во всем разберусь. А ты ступай на кухню и смешай мне новую порцию пунша. Потом пришли сюда своих близнецов, а сама займись щелоком, или что там еще у тебя за дела? Главное, оставь меня в покое. Ты слыхала? Дай мне покой!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланс



кошмар,столько обнаженных описаний,а в целом сюжет отличный:и у рабов бывает праздник.
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Ланслана
11.09.2012, 11.32





Необычный роман .. Описана жизнь рабов на плантации по разведению негров . Все изложено простыми словами ..
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер ЛансVita
15.12.2014, 6.59





Есть продолжение Хозяин Фалкохерста.Читала в книжном варианте.Здесь его нет,может на других сайтах.
Хозяйка Фалкохерста - Хорнер Лансс
13.02.2015, 19.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100