Читать онлайн В Ночь Седьмой Луны, автора - Холт Виктория, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В Ночь Седьмой Луны - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В Ночь Седьмой Луны - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В Ночь Седьмой Луны - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

В Ночь Седьмой Луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Я была в необычном состоянии возбуждения. В ту ночь в охотничьем домике что-то изменилось во мне, и я никогда не смогу снова стать прежней. Иногда мне казалось, что я ужинала с богами или с одним из них по крайней мере. Он жил в Асгарде, обители богов и павших героев, вместе с Одином и Тором; этот бог был храбрым и мужественным, хитроумным и безжалостным, как и другие небожители. Он завладел моим сознанием, превратив меня в рыцаря, встретившего прекрасную даму без жалости. Одиноким и безутешным скитальцем мне предстояло блуждать по земле до тех пор, пока не найду его.
До чего может дойти человеческая глупость! И все же, с другой стороны, если бы я могла пройти тот же путь, если бы я смогла убедить себя, что встретила в ту ночь не бога, а далеко не безупречного мужчину, склонявшего меня к поступку, который для некоторых вроде моих теток был бы хуже смерти, то тогда я, вероятно, смогла бы сбросить заклятие, сковавшее меня. Я вернулась бы в Оксфорд и постигала науку хорошей хозяйки дома. Я, весьма вероятно, осталась бы старой девой, ухаживающей за престарелыми тетками, или бы вышла замуж, завела детей и воспитывала из них добропорядочных граждан. Моих дочерей никогда е послали бы в какой-нибудь Даменштифт в сосновых лесах из-за боязни, что они заблудятся в тумане и будут похищены безнравственным бароном. А кто даст гарантию, что там найдется добрый ангел в обличье некой Хилдегарды?
Мы путешествовали по знакомой местности, и от запаха хвойных деревьев мое настроение изменялось к лучшему. Наконец мы прибыли на маленький вокзал Локенбурга. Экипаж отвез нас и багаж в дом Глайбергов.
Меня охватило волнение – я в Локенбурге. На окраине Альтштадта – Старого города – появилось несколько недавно построенных зданий. Весь же город с аркадами улиц, казалось, сошел со страниц средневековой сказки.
– Восхитительно! – восклицала я, любуясь высокими крышами и остроконечными домами, маленькими куполами, венчавшими башни, цветочными ящиками на, подоконниках с цветущими растениями. В центре; рыночной площади играл струями воды фонтан, на лавках висели вывески из металла, скрипевшие от ветра. Причудливые рисунки на вывесках обозначали товары; продававшиеся в лавках.
– Ты должна посетить нашу городскую церковь, – сказала Ильза, показывая на церковное здание. – Церемониальный крест сейчас спрятан под замком, но его нам вынесут и покажут.
– Как приятно снова вернуться сюда! – воскликнула я.
– Мы приехали как раз к Ночи Седьмой луны, – вдруг сказала Ильза.
И я явственно услышала его голос.
– В Ночь Седьмой луны, – закричала я, – когда Лок – бог раздоров – повсюду и изгоняется всемогущим Одином.
Ильза восхитилась:
– Твоя мама посвятила тебя в наши легенды. Хотя эта скорее местное поверье.
Мы проехали центр городка и достигли его окраин. Дом отстоял примерно на милю от границ Старого города. Мы свернули в проезд, который окаймляли довольно: низкорослые сосны с голубой хвоей, и остановились у крыльца.
По размерам здание напоминало охотничий домик и внешне от него мало чем отличалось. В нем была гостиная, на стенах которой висели копья и ружья, деревянная лестница вела к площадке второго этажа, где находились спальные.
Меня отвели в мою комнату и принесли кувшин с горячей водой. Умывшись, я спустилась вниз, где для нас с Ильзой подали колбасу, кислую капусту и ржаной хлеб. Эрнст не вышел к обеду. «Путешествие очень утомило его» – объяснила Ильза. Возможно, я, тоже устала от дороги, и даже больше, чем предполагала.
Однако я не чувствовала этого.
Ильза удовлетворенно улыбалась. Ей нравилось мое возбужденное настроение. Интересно, что бы она подумала, если бы знала подлинный источник моего возбуждения – надежду снова встретить Зигфрида.
Днем мы снова выехали в экипаже в лес, и меня очаровало облако голубых горечавок и розовых орхидей. Мне захотелось сорвать их, но Ильза отговорила меня от этого. Лесные цветы недолговечны в букетах.
Я мало спала в эту ночь – мешало волнение. Из головы не шла мысль, что я увижу его снова. Он отправится на охоту, и мы встретимся в лесу. Мы должны встретиться. Я не верила в невозможность нашей встречи, и я приехала так ненадолго, что эта встреча не могла не состояться очень скоро.
Я с жадностью оглядывала все кругом, но мы мало кого видели в лесу: нам встретилась лишь старуха, собиравшая хворост, и пастух, гнавший стадо коров с мелодично звучавшими колокольцами на шеях.
На следующий день я отправилась на рыночную площадь, которая была украшена флагами в честь ночи полнолуния – седьмой ночи полной луны – ночи гуляний и маскарадов, когда, по преданию, бог Лок бродит повсюду.
– Ты увидишь девушек в красных юбках, белых вышитых кофтах и желтых с кисточками фартуках. Некоторые мужчины будут в масках, возможно, они оденутся в одежды богов и в легкие накидки, на них будут маски, и к головы украсят рога. Ты, наверно, видела изображения богов в книжках своей мамы. Они будут танцевать и выделывать фокусы.
Смысл в том, что никто не знает, какой из них воображает Лока, а кто – Одина, всемогущего бога-отца. Ты должна все это увидеть. Мы отправимся на рыночную площадь, как только взойдет луна.
Я не видела Эрнста целый день. Он был очень замкнутьм и незаметным человеком, и можно было легко поверить в его отсутствие.
– Он здорово изменился во время болезни, – объяснила Ильза. – Он страдает гораздо больше, но не признается в этом.
Поэтому Эрнст не выходил из своей комнаты, и мы с Ильзой проводили вместе почти все время. Мы много говорили, в основном я. Думаю, тетя Каролина была права, называя меня болтушкой. Ильза была, напротив, идеальной слушательницей и не любительницей посплетничать.
И вот пришел вечер этого второго дня – прелюдия к Ночи Седьмой луны. Мы перекусили, так как для обеда еще было слишком рано, и Ильза намеревалась вернуться не слишком поздно – до того как страсти не накалятся и веселье станет неуправляемым.
После закуски Ильза пришла ко мне в комнату с удрученным выражением лица.
– Я не могу позволить Эрнсту отправиться с нами, сказала она. – Он неважно себя чувствует.
– Ну что ж, поедем вдвоем.
– Я... я думаю, стоит ли.
– Нет, поедем!..
– Понимаешь, в такие дни... двум женщинам без спутников...
– Нет, мы должны пойти.
Ильза колебалась.
– Хорошо, но мы не должны оставаться на площади допоздна. Мы прокрадемся на рыночную площадь Я посмотрим только начало. Жаль, что мы не живем на площади. Тогда мы могли бы все увидеть из окна. Эрнст будет очень беспокоиться. Он не ляжет, пока мы не вернемся.
– А нет ли кого-нибудь пойти с нами? Если так необходимо.
Она покачала головой.
– Вообще это не наш дом, мы просто арендуем его на праздники. Мы уже бывали здесь прежде, но у нас нет друзей по соседству.
– Понятно. Ну что ж. Мы пойдем пораньше и вернемся, < чтобы не волновать Эрнста.
Вот так мы и попали на площадь в гущу толпы гуляк. Было около восьми часов вечера. Над нашими головами висела огромная луна – седьмое полнолуние года, и в нем было нечто мистическое. Лигроиновые огни железных светильников освещали лица людей. Их было много; они махали руками, окликали друг друга. На глаза мне попался мужчина в маске, его голову украшал головной убор с рогами, о котором рассказывала Ильза и который я видела на картинках в книгах моей матери. Потом я увидала другого и еще, и еще.
Ильза сжала мою руку.
– Что ты думаешь об этом?
– Удивительно!
– Держись ближе ко мне. Толпа увеличивается, и люди могут потерять контроль над собой.
– Еще так рано.
На глазах у меня рогатый мужчина схватил девушку и закружил ее в танце.
– Ты видишь, возбуждение нарастает.
– А что бывает, если небо в тучах и не видно луны?
– Говорят, что Лок сердится и не покажется людям. Или он разыгрывает один из своих коварных фокусов – и тогда берегись.
Появилась группа скрипач ей, заиграла музыка, начались танцы.
Я не поняла до конца, как это случилось. Наверно, это свойство толпы. Только что я стояла рядом с Ильзой, наблюдая за водоворотом смеющихся и танцующих людей, и вдруг началась неразбериха.
Неожиданно раздался всплеск, кого-то швырнули в бассейн фонтана. Толпа ринулась поглазеть, и в суматохе я потеряла Ильзу.
Чья-то рука крепко схватила меня, другая обняла меня за талию. Голос, от которого забилось мое сердце, прошептал на ухо: «Ленхен!» Я обернулась и увидела глаза в маске и смеющийся рот. Ошибки не было.
– Зигфрид, – прошептала я.
– Он самый, – ответил он. – Давайте выбираться отсюда.
Он не отпускал меня, и скоро мы выбрались из толпы. Он взял меня за подбородок.
– Все та же Ленхен.
– Что вы здесь делаете?
– Праздную Ночь Седьмой луны! Но есть другая, более важная причина. Возвращение Ленхен.
Он тянул меня дальше и дальше от толпы, и скоро мы, очутились на маленькой улочке, где было немного празднующих.
– Куда вы меня ведете?
– Давайте вернемся в охотничий домик, – сказал он. – Там нас ждет ужин. Вы наденете синий бархатный халат и распустите волосы.
– Мне надо найти Ильзу.
– Кого?
– Мою кузину, которая привезла меня сюда. Она будет беспокоиться.
– Ваша особа так драгоценна, что всегда находятся люди, обеспокоенные вашим исчезновением. Тогда монахини, а теперь эта... Ильза.
– Я должна немедленно ее найти.
– Найти, в такой толпе!
– Конечно. – Я попыталась выдернуть руку, но он не отпускал меня.
– Вернемся обратно и, если сможем, найдем ее.
– Тогда пошли. Она будет беспокоиться. Она не хотела идти без мужа, а ему нездоровится. Должно быть, она предвидела такой случай.
– Ну что ж. Она потеряла, а я нашел вас. Бесспорно, мне положено какое-то вознаграждение.
– Вознаграждение? – повторила я. Он рассмеялся и обнял меня.
Я сказала твердо:
– Как вас представить Ильзе?
– Если понадобится, я представлюсь сам.
– Вас все время окружает тайна. Тогда вы предстали Зигфридом, теперь Одином. Или... Локом?
– Определите сами. Это входит в игру.
Он обладал каким-то магическим воздействием на меня, я уже почти не беспокоилась об Ильзе. Но затем я вспомнила ее беспокойство о нашем возвращении и осознала ее тревогу, если я не вернусь домой.
Мы достигли площади с бесновавшимися в танце людьми, Ильзы нигде не было видно. Кто-то наступил мне на ногу, и я потеряла туфлю. Я остановилась и попыталась найти ее. Зигфрид стоял позади меня. Я сказала о потере.
– Сейчас найду!
Он наклонился, но натиск огромной толпы унес нас от этого места.
Теперь, – сказал он, – вы потеряли и кузину, и туфельку. Его глаза блеснули. – Какая потеря – следующая?
Я быстро сказала:
– Мне надо домой.
– Позвольте мне сопровождать вас.
– Вы... вы приехали специально на праздник. Зачем мне отрывать вас от него.
– Этого не произойдет. В эту ночь праздник там, где вы.
Я испугалась не на шутку. Я должна идти. Здравый смысл подсказывал мне это.
– Мне надо вернуться.
– Если вы действительно этого хотите, тогда пойдемте. Я прыгала на одной ноге рядом с ним.
– Далеко до дома?
– Примерно с милю от центра города.
– Я бы сказал, что дорога плохая. В этих местах нет хороших дорог. Что-то надо сделать. У меня лошадь в гостинице неподалеку. Вы поедете со мной, как в прошлый раз.
Я убедила себя, что на одной ноге идти очень трудно, и поэтому пошла с ним в гостиницу, во дворе которой он оставил коня. Как и в прошлый раз, он посадил меня верхом, и мы двинулись в путь.
Мы молчали. Он крепко прижимал меня к себе, и мое волнение было почти невыносимым. Мне казалось, что я живу во сне, но вдруг у меня возникло подозрение, что мы едем не к дому.
Я отодвинулась от него.
– Куда мы едем?
– Скоро узнаете.
– Вы сказали мне, что отвезете меня к Ильзе.
– Я не говорил такого.
– Вы сказали, если я захочу.
– Правильно, но вы же этого не хотите. Вы не хотите, чтобы я отвез вас домой и сказал: «Получайте вашу кузину в целости и сохранности, если не считать, конечно, потерянной туфельки».
– Спустите меня на землю, – потребовала я.
– Прямо здесь! Но мы же в лесу, вы можете заблудиться. В такую ночь молодым леди нельзя гулять одной.
– Что вы собираетесь делать?
– Сюрпризы более интересны, чем ожидаемое.
– Вы везете меня куда-то.
– Мы совсем недалеко от моего охотничьего домика.
– Нет! – сказала я твердо. – Нет.
– Нет? Но вам же понравилось у меня в прошлый раз.
– Я хочу сейчас же вернуться в дом моей кузины. Как вы смеете увозить меня помимо моей воли?
– Не будьте неблагодарной, Ленхен. Это не против вашей воли. Вспомните косточку желаний. Вы пожелали, чтобы мы снова встретились, не так ли?
– Да, но не так.
– А как?
– Наши встречи так непостоянны.
– Вы говорите, как эти ваши тетки.
– Откуда вы знаете? Вы их никогда не видели.
– Моя дорогая малышка Ленхен. Вы рассказывали мне так много в ту ночь. Помните? Вы сидели в синем бархатном халате и говорили, и говорили. И вы были так разочарованы, когда мы пожелали друг другу спокойной ночи.
– И вы даже не пришли попрощаться со мной.
– Прощания не было.
– Но откуда вы могли знать?
– Я знал. Я был уверен, что мы встретимся снова. Для меня, если бы такая встреча не состоялась, это стало бы трагедией.
– Вы специально говорите мне это, чтобы отвлечь мое внимание. Я хочу вернуться, я должна вернуться к моей кузине.
Зигфрид остановил коня и неожиданно поцеловал меня. Это был самый необычный поцелуй в моей жизни. Но кто целовал меня прежде? Отец в лоб, мама в обе щеки, легкий клевок от тети Каролины в день моего возвращения. Тетя Матильда вообще не допускала поцелуев – она слышала где-то, что целование может быть средством передачи микробов. Но этот поцелуй, казалось, истощил все мое сопротивление, в нем слились восторг и ожидание, жестокость и нежность, страсть и ласка.
Я отодвинулась и сказала нетвердым голосом:
– Отвезите меня обратно... сейчас же!
– Вам не следовало высовывать нос на улицу в Ночь Седьмой луны, – сказал они рассмеялся довольно жестоко. Его глаза сверкали в отверстиях маски, а рога делали его похожим на викинга.
Я спросила сердито:
– Кого вы сегодня представляете?
– Только себя.
– У вас вид разбойника, который хватает женщин и поступает, как ему заблагорассудится.
– И вы считаете, я такой? – Он приблизил свое лицо ко мне, улыбаясь.
– Нет, – закричала я сердито. – Не со мной. Может быть, с кем другим, но не, со мной.
– Ленхен, – спросил он, – вы клянетесь, что вы этого не хотите?
– Не понимаю.
– Поклянитесь луной, Седьмой луной, что ваше единственное желание – чтобы я отвез вас к кузине.
– Но, конечно, вы должны...
Он наклонился надо мной.
– Опасно давать ложные клятвы при Седьмой луне.
– Я не боюсь сказок и вас.
– Вы больше боитесь себя, я думаю.
– Что вы этим хотите сказать?
– Ленхен, я думал о вас постоянно с той ночи, когда мы ужинали вместе и все так кончилось.
– Как вы смели думать, что та ночь могла кончиться иначе?
– А почему бы нет? И вы так думали.
– Я... я не участвую в подобных приключениях, уверяю вас.
– Нет нужды уверять, я знаю вас.
– А вот не станете утверждать подобное про себя, для вас – это обычное дело.
– У меня никогда не было такого приключения. Оно – единственное, и вот мы снова. Ленхен, оставайтесь со мной. Не просите отвезти вас в дом кузины.
– Я должна. Она сойдет с ума от страха.
– В этом все дело? Только?
– Нет, я хочу домой, потому...
– ... потому что вас воспитали монахини, но, если бы я : был вашим мужем, вы с удовольствием поехали со мной.
Я молчала.
– Это так, Ленхен! – воскликнул он. – Они вбили эти мысли в вашу голову. Вы избрали путь благопристойности, или его выбрали для вас. Вам все равно, какие радость, удовольствие, страсть я мог бы дать вам, для вас это ничто, если вы не моя жена.
– Вы говорите чушь. Отвезите меня домой.
– Все могло быть так замечательно, и не могло быть иначе, – печально сказал он. – Ленхен, у меня не было никогда такой ночи, как ночь нашей встречи. Я мечтал о ней каждый раз, когда опускался туман, я порывался скакать в лес и искать вас. Это глупо, вы скажете. Но вы хотите домой – и быть посему.
Он повернул лошадь, и мы замолчали. Он крепко прижимал меня к себе, и я была счастлива. Теперь я знала, что люблю его. Он волновал меня, как никто другой, и я была убеждена, не мог никто другой. Но когда он повернул коня к городу, я полюбила его, потому что, несмотря на неопытность, я понимала, какое почти непреодолимое желание он заставил себя обуздать. И его заставила это сделать нежность ко мне, чувство, которое в моих глазах составляло главное в любви. И тогда я поняла, что люблю его.
Я слышала крики гуляк, когда мы приблизились к городу. Всюду виднелись отблески огней, и мимо нас прошло несколько человек, в основном пары, направляясь к лесу. Окраинами мы проехали к дому кузины.
Он соскочил с седла и опустил меня наземь. Он несколько секунд держал меня в своих объятиях и поцеловал нежно, нежно.
– Спокойной ночи, малышка Ленхен!
Я хотела сказать ему, что мы должны встретиться снова, но, вспомнив о ждущей меня Ильзе, поспешила войти в дом. Но не только поэтому. Я не знаю, кто он. Я точно знала, что привезти женщину к себе в охотничий домик было для него обычным делом, что шелковая ночная рубашка и синий бархатньш халат предназначались для одной из них и что он предполагал так же позабавиться и со мной.
Меня спас мой ангел-хранитель, а сегодня я сама против желания, помимо воли, да, да, но я знала, что поступила правильно.
Он не предложил встретиться еще раз. Он отпустил меня, и, подходя к крыльцу, я услышала стук его лошади по дороге.
Ильза выскочила из дома.
– Елена! Что случилось?
Я все рассказала ей, как потеряла ее, потом туфельку и как один из гуляк привез меня домой.
– Я была вне себя, – сказала она. – Я не знала что делать. Металась по площади в поисках тебя, а потом подумала, что лучше вернуться домой и организовать поиски.
– Все теперь в порядке, Ильза. Я беспокоилась о вас и вернулась как можно быстрее домой.
– Ты, должно быть, устала?
Устала. Я была возбуждена и подавлена, взволнованна и опустошена. Моя голова шла кругом. Ильза посмотрела на меня с удивлением.
– Ложись спать, – сказала она. – Я принесу тебе теплого молока. Это поможет тебе уснуть.
– Ничто не могло заставить меня уснуть в эту ночь.
Я лежала в постели, и передо мной снова проходили события минувшей ночи. Его слова, их скрытый смысл, его намерения отвезти меня в охотничий домик. Интересно, была ли там Хиддегарда.
И тогда, вспомнив все детали этой второй встречи, я сказала себе: «Теперь я потеряла его. Третьей встречи не будет никогда».
Но одно я знала наверняка: всю мою жизнь меня будет преследовать его образ, я никогда не забуду его. Я встала поздно на следующее утро, потому что ночью я спала урывками и только к утру забылась глубоким сном.
Потоки солнечного света заливали комнату, когда я проснулась, но в душе у меня было очень грустно. Он бросил меня, ему нужна была спутница на ночь, в противном случае лучше расстаться. Он объяснил это так четко.
Словно в полусне я оделась, без аппетита позавтракала на небольшой террасе в тыльной стороне дома. Я сказала Ильзе, что прогуляюсь по городку и, возможно, кое-что куплю для нее.
Когда я вернулась домой, у двери меня встретила Ильза. Взволнованное выражение ее лица удивило меня.
– Тебя ждет гость.
– Гость?
– Граф Локенбург.
Я уставилась на нее.
– Кто он такой?
– Иди и взгляни. – Она повела меня в гостиную, открыла дверь и пропустила вперед. Она прикрыла дверь, оставив нас одних, что было очень непохоже на нее. Дома я никогда не оставалась наедине с мужчиной, а здесь правила поведения были не менее, а более строгими.
Но я уже увидела гостя. Он выглядел неуместным в этой комнатушке, он заполнял ее всю своим присутствием.
– Я снял свой шлем, – сказал он. – Надеюсь, вы узнаете меня без него.
– Вы!.. Граф Локенбург! Что вы здесь делаете?
– Уверен, тетю Каролину шокировали бы ваши манеры встречи гостя и, ведь вы обычно придаете этому большое значение.
Краска залила мои щеки, глаза мои сверкали, я была так счастлива.
– Не знаю, где Ильза, – пробормотала я, запинаясь.
– Выполняет распоряжение. – Он взял меня за руки. – Ленхен, я думал о вас всю ночь. А вы, вы думали обо мне?
– Почти всю ночь, – призналась я. – Я не спала до рассвета.
– Вы хотели поехать со мной? Вам хотелось, чтобы я похитил вас и увез в охотничий домик? Признайтесь.
– Если бы это могло случиться и потом не случилось... и было бы только сном...
– Невозможно, дорогая. Вы были так напуганы, я совсем не хотел вас напугать. Я хочу вас более всего на свете, и вы должны хотеть того же. Иначе не может быть. Наши желания должны совпадать.
– Это одно из ваших условий?
Он кивнул.
– Вы не сказали мне, кто вы такой.
– Зигфрид вполне подходил вашему вкусу.
– А потом Один или Лок. А вы – этот граф.
– Герой или бог более впечатляют, чем граф.
– Но граф более реален.
– А вы предпочитаете реальность.
Если речь идет о постоянстве, ему должна сопутствовать реальность.
– Моя практичная Ленхен, я одержим вами.
– Так ли?
– У вас ослепительная улыбка. Вы знаете, я здесь, а вы со мной. У меня нет никаких условий.
– Условий?
– Вы понимаете, Ленхен. Если бы мы давали клятву перед священником, вы не сказали бы мне: «Возвращайтесь!» Вы сказали бы: «Поехали дальше», и ваше желание соответствовало моему. Признайтесь. Вы не скрываете своих чувств. Я знаю, о чем вы думаете каждую минуту. Они – на вашем лице, на вашем юном, прекрасном лице. Я знаю его малейшую деталь. Я мечтал о нем каждую ночь и видел его каждый день с тех пор, как нашел вас в лесу. Я люблю вас, Ленхен, и вы любите меня, и любовь, подобная нашей, не может не сбыться. Поэтому мы принесем клятву перед священником, и у вас не будет причин меня бояться. Вы сможете свободно любить. Вам не придется мысленно бояться тети Каролины, в ужасе, воздымающей руки, ни монахинь, ни вашей кузины. Никто, кроме нас, и я хочу, чтобы так было.
– Вы просите меня выйти за вас замуж?
– И что вы на это скажете?
Мне не пришлось отвечать. Мое лицо выдало меня.
– Завтра, – спросила я. – Завтра бракосочетание? Так не бывает.
– Здесь это бывает. Он все устроит. Если он даем команду священнику сочетать нас браком, священник подчинится. Это будет простая церемония. Священник придет сюда или в охотничий домик. Так уже делалось. Можете положиться на меня.
Я была поражена. Меня не покидала мысль, что нахожусь в обществе сверхъестественного существа. Быть может, это обычное состояние влюбленных. Любимый, бесспорно, неповторим, более того, он – само совершенство. Все изменилось вокруг, весь мир, казалось, сошел с ума от радости. Птицы пели веселее, трава зеленела ярче, чудеснее стали цветы. Солнце сверкало особой теплотой, а луна цвета спелого меда, чуть-чуть наклонившись, все еще почти круглая, мудрая и снисходительная к влюбленным, казалось, улыбалась тому, что Елена Трант любит графа, Локенбурга и все препятствия исчезнут, когда они произнесут перед священником клятву любить и лелеять; друг друга, пока их не разлучит смерть.
– Возможно ли это? – спрашивала я Ильзу и Эрнста, когда он ужинал с нами той ночью. – Ведь бракосочетание нельзя так просто устроить?
– Это будет простой церемонией, – объясняла Ильза. – Ее часто проводят в доме невесты или жениха, если это более удобно. Граф – влиятельный человек в этих краях.
Влиятельный человек. Я полностью ощущала это. Ильза произносила его имя с таким почтением.
– Все кажется таким неожиданным, – сказала я без особого протеста и не собираясь в действительности глубоко вникать в этику этого дела. Меня волновало только одно: состоится ли бракосочетание.
Ильза принесла горячего молока мне в постель; казалось, она считала необходимым немного меня побаловать. А мне хотелось одного: остаться одной и думать об удивительном выпавшем мне счастье.
Ранним утром от графа пришло сообщение. Бракосочетание состоится в охотничьем домике. Священник уже ждал нас. Ильза и Эрнст должны были отвезти меня туда. Дорога должна была занять часа три, но их это не пугало. Казалось, они благоговели перед графом. Его звали в действительности не Зигфридом, а Максимилианом. Я рассмеялась, узнав об этом.
Оно напоминает имя одного из императоров Священной Римской империи.
– А почему бы нет? – ответил он. – Так оно и есть. Не считаете ли вы меня недостойным носить такое имя?
– Оно подходит вам восхитительно, – заверила я его. – Я никогда не буду называть вас Максом. Оно не для вас. Максимилиан, мне кажется, сродни Зигфриду. Оно предполагает вождя.
Максимилиан! Я сотни раз повторяла про себя это имя в тот день. Я не уставала говорить Ильзе, что, кажется, я сплю и боюсь проснуться и узнать, что все это я выдумала. Ильза смеялась надо мной.
– Ты опьянена счастьем, – говорила она.
Потом я рассказала ей, как я заблудилась в тумане и Максимилиан показался совсем нереальным, что-то вроде бога. Но я не рассказала подробности той ночи в лесу, о попытке открыть дверь моей комнаты и присутствии Хилдегарды, помешавшей этому.
Я упаковала саквояж, и мы отправились в охотничий домик. Около четырех часов дня мы были уже там. Около домика росла группа сосен, я на них обратила внимание еще тем утром; когда Хилдегарда отвозила меня в Даменштифт. Мы подъехали к двум каменным колоннам, стоявшим по обеим сторонам ворот, и, проехав через них, я увидела Максимилиана на ступеньках крыльца.
Он заторопился к нам навстречу, и при виде его сердце запрыгало у меня в груди от радости.
– Я ждал вас на полчаса раньше, – сказал он с укоризной.
Ильза робко пробормотала, что мы выехали вовремя.
Он взял меня за руку, и его глаза заблестели, когда он скользнул взглядом по мне. Я была счастлива, видя его нетерпение.
Все произошедшее затем напоминало сон, это обстоятельство впоследствии помогло мне усомниться в реальности случившегося.
Гостиную декорировали так, что она напоминала часовню, и посреди комнаты стоял человек в черном, что свидетельствовало об его священническом сане.
– Нет смысла ждать! – сказал Максимилиан.
Я сказала, что мне следует причесаться и сменить платье до бракосочетания.
Максимилиан взглянул на меня с нежным осуждением, но я настояла на своем, и вскоре Хилдегарда отвела меня наверх в знакомую мне комнату, где я провела тогда ночь.
Я сказала ей, что мне очень приятно видеть ее снова.
Она улыбнулась, но я не заметила на ее лице особой радости от нашей встречи. У нее была привычка встряхивать головой, что придавало ей вид злой прорицательницы. По крайней мере на меня она производила такое впечатление. Впрочем, тогда мне было не до нее. Я снова стояла в той комнате с окном, выходящим на сосновые деревья. Комната, казалось, была пропитана ароматом смолы. Этот запах навсегда остался в моей памяти связанным с этой комнатой в охотничьем домике. Я снова почувствовала почти невыносимое волнение, которое возникло у меня в ту ночь под воздействием одного человека и оставшееся со мной на всю жизнь.
В одиночестве я умылась и достала платье из саквояжа. Оно слегка помялось, но это было мое лучшее платье из зеленого шелка со стоячим воротничком из темно-зеленого бархата. Не совсем свадебный наряд, но более соответствующий свадебной церемонии, чем дорожные блузка и юбка.
Заглянув в шкаф, я нашла там синий бархатный халат, который надевала той ночью.
Я спустилась вниз к ожидавшим меня людям.
Максимилиан взял меня за руку и подвел к священнику, стоявшему перед столом, покрытым вышитой скатертью, на котором возвышались свечи в высоких алебастровых подсвечниках.
Обряд бракосочетания шел на немецком и был недолгим. Максимилиан поклялся любить и заботиться обо мне, как и я о нем, затем он надел мне на палец простое золотое кольцо, оказавшееся чуть-чуть большим для меня.
Церемония закончилась, я стала женой Максимилиана, графа Локенбургского.
Наступил вечер, мы сидели за ужином, как и в тот, первый раз, но как все изменилось. Я надела синий бархатный халат, распустила волосы и без преувеличения могу сказать, что никогда я не испытывала такого полного счастья, как в тот вечер. Я купалась в своем счастье, не испытывая никаких страхов перед будущим. Все представлялось естественным и обычным, и мне в голову не могло прийти, что впоследствии произойдет что-то странное.
Мы разговаривали, касались друг друга руками, он не спускал с меня глаз, пылавших страстью. Меня смущала его пылкость, но я знала, несмотря на свою неопытность, то стою на пороге самого большого события в моей жизни.
Рука об руку мы поднялись по лестнице в опочивальню, приготовленную для нас.
Мне никогда не забыть эту ночь, каждое ее мгновение. Память о ней впоследствии, я думаю, помогла мне не сойти с ума. Неопытная девушка не смогла бы представить себе такую ночь. Вряд ли она могла вообразить Максимилиана в роли возлюбленного, не испытав прежде любви.
Проснувшись рядом с Максимилианом, я тихо лежала в постели и думала о том чуде, которое случилось со мной, и слезы медленно потекли по моим щекам.
Максимилиан проснулся и увидел меня плачущей.
Я сказала ему, что плачу от счастья и ничто на свете не может сравниться с моим замужеством.
Он поцеловал мои мокрые щеки, и мы молча полежали немного, а потом снова стали дурачиться.
Что сказать об этих летних днях, насыщенных до предела и таких мимолетных? Максимилиан решил учить меня верховой езде, я никогда раньше не ездила верхом, если не считать прогулок на пони. Умение ездить верхом монахини не считали обязательным для воспитанниц. Я была прилежной ученицей, к тому же мне очень хотелось заслужить похвалу Максимилиана. Днем мы гуляли в лесу и подолгу лежали под деревьями в объятиях друг друга. Он говорил мне о своей любви, я отвечала тем же, и эта тема, казалось, была неистощимой.
– Но я знаю так мало, – пожаловалась я ему. – Медовый месяц пройдет, мы поедем в твой, дом, и мне хотелось бы знать, что там меня ожидает.
– Я – единственный человек, от кого ты должна что-то ожидать! – парировал он.
– Конечно, господин граф. Но, я полагаю, у вас есть семья.
– Да, есть!
– А как же они?
– Их нужно подготовить для встречи с тобой.
– У них, наверно, были другие планы относительно твоей женитьбы.
– Да, конечно. Так бывает во всех семьях.
– И их не очень обрадует, что ты женился на девушке, которую нашел в тумане.
– Для меня главное, доволен ли я, а я счастлив.
– Спасибо, – сказала я весело, – я рада, что ты доволен.
– Полностью и до конца.
– Так ты не будешь сожалеть о случившемся?
Он жадно прижал меня к себе, и его объятие, как было уже не раз, вызвало у меня боль – боль, смешанную с восторгом.
– Никогда.
– Но мне нужно подготовиться для встречи с твоей семьей.
– Когда придет время, ты познакомишься с ними.
– Это время не пришло?
– Пожалуй. Они ничего не знают о тебе.
– Кого же мне предстоит ублаготворить?
– Их слишком долго перечислять.
Значит, у тебя большая семья, а твой отец – великан-людоед. Или твою мать?
– Она, по-твоему, великанша-людоедка? Правильно я называю?
– Каким ты стал педантичным.
– Теперь, когда – у меня англичанка-жена, я обязан мастерски владеть языком.
– Ты уже и так мастер.
– В некоторых делах – да. В языковом – не совсем.
Мне стало ясно, что всякий раз, когда я заговаривала об его семье, он отделывался шуткой. Он не хотел говорить об этом, и в эти первые дни, когда мне не хотелось ни в чем ему перечить, я не настаивала.
Мне было известно, что он происходил из знатной семьи. Его отец, о котором он вскользь упоминал, должно быть, хотел женить его, как принято у знати, и для него было бы ударом узнать, что его сын женился без его ведома. И естественно, придется обождать, пока он не предупредит своих родственников, и, как выразился Максимилиан, придет время.
А пока мы дурачились, смеялись, любили друг друга, и мне этого хватало.
Он рассказывал мне о лесе, и в этих рассказах легенды прошлого занимали не последнее место. Я многое узнала о коварных проделках Лока, об удивительных подвигах Тора с его молотом. Нас обслуживала только Хилдегарда, стряпавшая для нас, и Ганс, ходивший за лошадьми. Кроме них двоих мы были одни в своем зачарованном мире.
На второй день я зашла в одну из комнат и, открыв шкаф, обнаружила кучу одежды. Я знала, что белая шелковая ночная рубашка, которую мне дали в первое мое посещение охотничьего домика, также из этого шкафа. «Зачем, – спросила я себя, – хранились эти вещи?» Я спросила Хилдегарду, кому принадлежала эта одежда, но, пожав плечами, она сделала вид, что не понимает меня, хотя это было довольно глупо, ибо я бегло говорила по-немецки.
Той же ночью, когда мы лежали в большой кровати, я спросила:
– А чьи это вещи в шкафах в синей комнате?
Он взял мой локон и закрутил его на палец.
– Ты хочешь их взять?
– Взять их? Они же не мои, чьи они?
Максимилиан рассмеялся.
– Одна из моих знакомых держала их здесь.
– Потому что она часто бывала у тебя?
– Да, чтобы не возить их взад и вперед.
– Твоя приятельница?
– Да, приятельница.
– Бывшая приятельница?
– Теперь у меня нет таких приятельниц.
– Конечно, она была твоей любовницей?
– Дорогая, все это позади. Я начал новую жизнь!
– Тогда зачем здесь ее вещи?
– Думаю, их просто забыли убрать.
– Мне бы хотелось, чтобы их здесь не было. А то страшно открывать шкафы, вдруг в них опять что такое.
– Вначале я был героем Зигфридом. Затем я превратился в коварного Лока, потом в Одина, – а вот теперь, кажется, я стал Синей Бородой. Помнится, у него была жена, она все высматривала, где что получше. Что случилось с этой чрезмерно любопытной леди, я забыл, но что-то не очень для нее приятное.
– Ты предлагаешь мне не задавать вопросов?
– Лучше не задавать вопросов, если догадываешься, что ответ будет не очень приятный.
– Думаю, здесь побывало много женщин. Ты подстерегал их в лесу и привозил сюда.
– Такое случилось лишь однажды, но неумышленно. Я нашел свою настоящую любовь.
– Но многие приезжали сюда.
– Здесь удобно встречаться.
– И всем ты говорил, что любишь навеки.
– Без всякого убеждения.
– А теперь?
– С полным убеждением, потому что в противном случае я был бы несчастнейшим человеком, а я самый счастливый среди живущих.
– Так, значит, были другие, бессчетное число.
– Других не было...
– Я не верю.
– Ты не дала мне кончить. Не было других, похожих на тебя, и не будет. Женщины здесь бывали, да. И много. Но Ленхен – только одна.
– Поэтому ты женился на мне.
Он страстно меня поцеловал.
– Когда-нибудь ты поймешь, как сильно я люблю тебя.
– Я знаю так мало.
– Что тебе нужно знать, кроме того, что я люблю тебя?
– Жизнь состоит из большего.
– Нет больше ничего, кроме любви.
– Но мне надо быть готовой к нашей совместной жизни. Я действительно графиня? Это звучит величественно.
– Мы – небольшая страна. Не сравнивай со своей великой державой.
– Но граф есть граф, и графиня – графиня.
– Графы бывают разные, большие и маленькие. Помни, ты живешь в стране с множеством княжеств и герцогств, поэтому у нас есть много людей с громкими, но мало значащими титулами. Есть герцогства, состоящие из одного дворца и одной-двух деревенских улочек, и все. В не очень отдаленном прошлом некоторые наши поместья были так малы и бедны, что, если у владельца было пять или шесть сыновей, им приходилось влачить жалкое существование. Они бросали жребий или просто тянули соломинки. Отец держал в кулаке соломинки: одну – короткую, остальные – длинные. Вытянувший короткую становился наследником всего состояния.
– Сколько у тебя братьев?
– Я единственный сын.
– Тогда они тем более заинтересованы, чтобы ты женился по их выбору.
– Со временем они будут очарованы моим выбором.
– Хотелось бы верить в это.
– Ты должна только полагаться на меня... сейчас и навсегда.
Я была готова задать еще кучу вопросов, но он поцелуями закрыл мне рот.
Прошло три дня нашего блаженного существования. У меня было странное чувство, что я должна считать каждое мгновение, наслаждаться и беречь его, чтобы сохранить о них память на долгие годы. Было ли это предчувствием или чем-то другим? Или все это было частью фантастического сна?
Эти летние дни были полны волнения и наслаждения. Солнце не сходило с горизонта, и мы проводили все время в лесу и мало кого видели. Вечерами мы ужинали вместе, и я надевала синий бархатный халат, который Максимилиан, по его словам, купил случайно.
– Для одной из твоих подруг, которых ты привозил.
– Я не давал его никому. Он висел в шкафу в ожидании тебя.
– Ты говоришь так, словно знал, что найдешь меня в тумане.
Он наклонился ко мне и сказал:
– Каждый мечтает о том, когда придет единственный и неповторимый!
Он не мог дать мне более убедительного ответа.
Максимилиан был действительно идеальным любовником – он умел точно схватывать настроение партнера. Вначале нежный и ласковый, он словно сдерживал свою страсть, боясь напугать меня. Мой интимный опыт в эти три дня и три ночи был разнообразным и обильным, и каждый раз Максимилиан возбуждал меня более глубоко и по-новому, чем прежде.
Перед этим чудом я забыла все реальности жизни. Я хотела хотя бы немного пожить в этом заколдованном мире.
Ранним утром на четвертый день моего замужества нас разбудили на рассвете топот конских копыт и звуки голосов.
Максимилиан спустился вниз, а я лежала, прислушиваясь, в ожидании его возвращения.
Когда он вошел в спальню, я поняла: что-то случилось. Я встала, и он взял меня за руки и поцеловал.
– Плохие вести, Ленхен. Мне надо ехать к отцу.
– Он болен?
– Он в беде. Самое позднее через час я должен уехать.
– Куда? – закричала я. – Куда ты едешь?
– Все будет хорошо. Сейчас не время для объяснений. Мне надо собраться.
Я забегала, собирая вещи. Накинув на рубашку синий халат, – я стала надевать его вместо пеньюара, – я пошла позвать Хилдегарду.
Она готовила кофе, и запах его наполнял всю кухню.
Максимилиан, уже в дорожном платье, выглядел очень несчастным.
– Это невыносимо, Ленхен, бросать тебя в наш медовый месяц.
– Можно мне поехать с тобой?
Он взял мои руки и взглянул в глаза:
– Ох, если б это было возможно!
– А почему нет?
Он только покачал головой и прижал меня к себе.
– Оставайся здесь, милая, и жди меня. Я вернусь как можно быстрее.
– Мне будет так грустно без тебя.
– И мне тоже. Тебе не придется сожалеть никогда. Я уверен.
Вопросы застыли на моих губах: «Я ничего не знаю. Где твой отец, куда ты едешь? Смогу ли написать тебе?»
Так много я хотела знать. Но он говорил мне о своей любви, как я нужна ему, что он понял, встретив меня в лесу, что всю дальнейшую жизнь мы должны жить вместе.
Он сказал:
– Милая! Я вернусь к тебе очень скоро.
– Куда я могу написать тебе?
– Не надо. Я вернусь. Просто жди меня здесь. И все, Ленхен.
Потом он уехал и я осталась одна.
Каким пустынным казался мне охотничий домик. Он стоял тихий и мрачный. Я бродила по комнатам, не зная, как убить время. Зашла в комнату, где я провела ту нелегкую ночь. Дотронулась до ручки двери и вспомнила, как он стоял снаружи, надеясь, что я оставлю ее открытой. Потом я зашла в другую комнату, где висела одежда той, другой женщины, и попыталась представить, как она выглядела. Я думала о всех других женщинах, которых он любил или делал вид что любит. Они, конечно, были красивы, веселы, опытны и, может быть, не глупы; я ужасно ревновала его к ним и очень сожалела о своих недостатках. Но все же он женился на мне.
Мне придется многому научиться. Графиня Локенбург.
Неужели этот знатный титул принадлежит мне? Я повернула кольцо на своем пальце и подумала о документе, хранившемся в моей сумке и гласившем, что 20 июля 1860 года Елена Трант бракосочеталась с графом Локенбургом в присутствии свидетелей Эрнста и Илъзы Глайбергов.
Впереди был целый бесконечный день. Как пустынен был дом, как одинока я!
Я пошла в лес, вошла в сосновую рощу, села под сосну я задумалась о случившемся.
Интересно, что сказали бы тети, узнав, что я стала женой графа. Что сказали бы Гревилли и Клисы. Они казались мне теперь такими нереальными. Все это могло случиться только в заколдованном лесу.
Когда я вернулась в домик, я застала там, к моему удивлению, Ильзу и Эрнста.
– Граф заехал к нам по пути. Он неожиданно решил, что тебе не стоит оставаться здесь, пока его нет. Он сказал, что ты будешь скучать в одиночестве, и просит тебя переехать к нам. Он заедет за тобой сразу при возвращении.
Я осталась очень довольна, сложила вещи, и после полудня мы отправились в город. Мне не хотелось оставаться в домике, где я была так счастлива, и мне будет легче ждать возвращения Максимилиана в обществе Ильзы.
Уже стемнело, когда мы приехали к Глайбергам.
Ильза сказала, что я, должно быть, очень устала и настоятельно предложила немедленно лечь спать.
Она пришла ко мне с неизменным стаканом горячего молока.
Я выпила его и быстро погрузилась в глубокий сон.
И когда я проснулась, лесная идиллия, увы, кончилась и начался страшный, кошмарный сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В Ночь Седьмой Луны - Холт Виктория

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману В Ночь Седьмой Луны - Холт Виктория



ТЯЖЕЛОВАТО ЧИТАЕТСЯ
В Ночь Седьмой Луны - Холт ВикторияЛИЛИЯ
20.02.2012, 18.40





а мне нравится как пишет холт.она прекрасная писательница.не те писулки от которых только пошлости и ждешь
В Ночь Седьмой Луны - Холт Викториямия
20.02.2012, 20.32





заинтригована, приступаю к чтению.
В Ночь Седьмой Луны - Холт ВикторияАленький
28.03.2012, 20.21





Обожаю этот роман, очень захватывает. Невозможно оторваться, легко читается.
В Ночь Седьмой Луны - Холт Викториявероника
9.05.2012, 9.09





Очень хороший роман,просто супер!*
В Ночь Седьмой Луны - Холт ВикторияДиана
4.06.2012, 15.43





очень интересно , напоминает конечно сказку, но такой сюжет !!!!!
В Ночь Седьмой Луны - Холт ВикторияНАТАЛЬЯ
28.01.2013, 16.04





Один из любимых романов Виктории Холт. Много познавательного о Германии тех времен и конечно же сказка, которая становится реальностью.
В Ночь Седьмой Луны - Холт ВикторияВиктория
29.05.2013, 16.51





такая тягомотина!в жизни такую чушь не читала!притом что перелистывала по 100 страниц сразу!бла бла бла. конец..бред!!!
В Ночь Седьмой Луны - Холт Викторияюлия
4.12.2013, 19.23





Дуже захоплюючий роман, рекомендую!
В Ночь Седьмой Луны - Холт ВикторияLorin
16.08.2015, 16.46





Роман интересный.ЛР с такими сюжетами ещё не читала, выдумка понравилась. Без слез и припадания на колени.Своеобразный роман, советую.
В Ночь Седьмой Луны - Холт Викториячитатель
29.01.2016, 14.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100