Читать онлайн Убийство в Тауэре, автора - Холт Виктория, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Убийство в Тауэре - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Убийство в Тауэре - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Убийство в Тауэре - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Убийство в Тауэре

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9
ГРАФ – ИМПОТЕНТ?

Следующие недели были самыми счастливыми в жизни Франсис. Роберт, уязвленный вмешательством Овербери, был более нежным, чем прежде. Свидания стали чаще, и Франсис была уверена, что все это благодаря заклинаниям и колдовству.
Она встретилась с доктором Сейворисом и доктором Гришемом, которые выразили искреннее желание служить ей. Они были менее осторожны, чем доктор Форман, и согласились с миссис Тернер, что нужно поработать над графом Эссексом. Франсис виделась с несколькими женщинами, которые могли достать необходимый, по мнению докторов, ингредиент или обладали способностью к колдовству. Всем нужно было платить, и они с удовольствием принимали какое-нибудь драгоценное украшение.
Роберт с опаской относился к любовным свиданиям при дворе, где поблизости мог оказаться граф Эссекс, поэтому Франсис устроила так, что они встречались в Хаммерсмите. Но, почувствовав, что Роберт не совсем свободно там себя чувствует, потому что это был дом Анны Тернер, она решила купить загородный дом – маленькое местечко, которое она могла бы считать своим убежищем.
Импульсивная как всегда, Франсис вскоре приобрела дом в Хаунслоу, который был собственностью сэра Роджера Эстона, и сюда Роберт частенько наведывался, поскольку дом находился на расстоянии, легко покрываемом верхом от Уайтхолла.
Именно там Роберт выразил свое недовольство положением дел и объяснил, что испытывает неловкость каждый раз, когда ему приходится сталкиваться с ее мужем.
– Ты не должен обращать на него внимание, – ответила Франсис.
– Но я не могу! Он, в конце концов, твой муж, и при одной мысли о том, как мы с ним поступаем…
– Мой дорогой, ты не делаешь ему ничего плохого.
– Но как же так? Наши с тобой отношения…
– Он никогда не мог быть на твоем месте. Я же говорила тебе, что как муж он мне не дал ничего, кроме своего имени.
– Но это невероятно!
– Почему же?
Франсис вспомнила дни в Чартли, и ей пришла в голову ложь. Было необходимо успокоить Роберта. И что такое невинная ложь по сравнению со всем, что она делала?
– Почему же, – повторила Франсис, – если он импотент.
Она не была готова к эффекту, который произвели ее слова на Роберта.
– Так вот оно что? Он импотент? Неужели ты не понимаешь, как это важно? Если это так, я не понимаю, почему ты считаешь, что тебе трудно будет с ним развестись.
– Развестись с Эссексом?
– Тогда мы могли бы пожениться. И положить конец всем этим низкопробным уверткам.
И конец интригам, подумала Франсис. Конец поездкам в Хаммерсмит. Больше ей не нужно будет тайно сговариваться с доктором Сейворисом и доктором Гришемом, не нужно выражать признательность женщинам, которых она подозревала в колдовстве.
Избавление от Эссекса! Брак с Робертом, который сам его предложил!
Франсис была уверена, что на Роберта подействовали чары. Успех был не за горами.
* * *
Роберт решил переговорить с Нортгемптоном.
– Я частенько подумываю, что мне пора жениться.
Нортгемптон улыбнулся – он всегда заискивал перед фаворитом.
– Я удивлен, что Яков давным-давно не нашел вам достойную невесту.
– Мне ни одна не нравилась… до сих пор.
– И кто эта счастливица?
– Ваша внучатая племянница. О, я знаю, что в настоящее время у нее есть муж, но, поскольку он импотент, не думаю, что у пас возникнут трудности с разводом. Думаю, вы, как глава семейства, не станете возражать.
«Ну и Франсис! – размышлял Нортгемптон. – Подумать только, Эссекс – импотент! В первый раз об этом слышу!»
Он подумал о браке своей внучатой племянницы. Семейство было довольно, потому что у Эссекса есть и положение и состояние. Но конечно, мужчиной, который может предложить женщине больше, чем любой другой, был Роберт Карр, который так прочно удерживал привязанность короля.
– Ну, – настаивал Роберт, – как вы на это смотрите?
– Мой милый Роберт, никого бы я с такой радостью не принял в члены своего семейства, как вас.
– Тогда вы переговорите с графом и графиней Саффолк?
– С удовольствием и сообщу им свое мнение.
– А я поставлю в известность короля.
Нортгемптон ликовал. Он знал, что с родителями Франсис трудностей не возникнет, если он развернет перед ними перспективу блестящего будущего ее и семейства Хауард, когда она выйдет замуж за Роберта Карра.
* * *
Яков милостиво улыбался своему фавориту.
– Итак, у тебя возникла прихоть стать мужем, а, Робби?
– Думаю, настало время остепениться.
– Ну-ну! Никогда не думал, что тебя интересуют женщины.
– Одна женщина, ваше величество.
Яков похлопал Роберта по плечу.
– И она замужем. Было бы гораздо проще, мальчик, если твой выбор пал на ту, которая свободна.
– Ваше величество, графиня Эссекс должна быть свободна. Она связана узами брака с мужем-импотентом и никогда не жила с ним как жена.
– Неужели? Эссекс – импотент! В первый раз слышу об этом! Я, правда, никогда не обращал внимания на Роберта Девере. Слишком серьезен, но без проблесков ума. Всегда так выглядит, словно пребывает в дурном расположении духа.
– Ваше величество поймет, что графиню следует освободить от такого человека.
– И отдать тебе, Робби. Вижу, куда ты клонишь. А что на это скажут Нортгемптон и Саффолки?
– Я уже обсудил это дело с Нортгемптоном.
– И он не против?
– Очень даже не против, ваше величество.
– Это будет необычный случай, мальчик. Не знаю, полагается ли по закону жене подавать на развод с мужем. Не уверен, сочтут ли его половое бессилие причиной для развода. Очень даже интересно. Я сам рассмотрю это дело. – Яков рассмеялся. – Предвкушаю разговор с судьями. Не бойся, мальчик. Клянусь, твой старый папочка найдет выход из этой путаницы, и ты получишь девочку, как и все остальное, что ты просил.
Роберт поцеловал немытую королевскую руку.
– Ваше величество, как всегда, щедры ко мне.
* * *
– Король согласен. – Нортгемптон расхаживал по комнате, а граф и графиня Саффолк не сводили с него глаз. – Боже правый! Неужели вы не видите, какое благо это будет для всего нашего семейства?
– Да-да, – вставил Саффолк, – при условии, что ей дадут развод. Вы знаете, как эти юристы любят копать и вынюхивать.
– Ерунда, мой милый. Они сделают то, что хочет от них король. Роберт заверяет меня, что Яков сам будет рассматривать это дело.
– Меня беспокоит обвинение в импотенции, – сказала леди Саффолк. – Почему же тогда Эссекс требовал, чтобы она жила с ним, когда они находились в замке Чартли, а она запирала свою дверь от него? Он умолял нас воспользоваться родительской властью и убедить ее разделить с ним ложе. А вы называете его импотентом!
– Похоже, Франсис в этом уверена, – отозвался Нортгемптон с хитрым смешком. – Эссексу трудно будет доказать обратное, если такая женщина, как Франсис, готова поклясться в этом!
Леди Саффолк разразилась хриплым смехом.
– Определенно Эссексу не составит труда доказать свои возможности.
– Вы слишком вдаетесь в детали. Пусть король проявит свое желание развода, и если Эссекс умный человек, то не станет противиться. В конце концов, он горит желанием снова вернуться в провинцию. Дайте ему развод и новую жену, которая готова жить той жизнью, которая ему нравится, и он будет сговорчив.
– Я не уверен, – сказал Саффолк.
– Брось! – прервал его Нортгемптон. – Тебе везде мерещатся препятствия. Карр – самый влиятельный человек в этой стране. Яков никогда не назначает аудиенций, не посоветовавшись с ним. Подумай, что этот брак будет значить для Хауардов! Все важные посты в стране могут попасть в наши руки. У вас есть причина радоваться, что вы произвели на свет такую дочь, как Франсис.
– У меня горло пересохло, – сказала графиня. – Давайте выпьем за брак Франсис Хауард с Робертом Карром!
* * *
Посыльный из Хаммерсмита прибыл ко двору. Он безотлагательно хотел увидеться с графиней Эссекс.
Франсис, пребывавшая в состоянии ошеломленной радости с тех пор, как Карр предложил развестись, а ее семейство подхватило эту идею с таким энтузиазмом, принесла записку в свои покои и прочла ее дважды, прежде чем поняла всю срочность, скрывающуюся за словами.
Послание было от миссис Тернер, которая просила ее приехать в Хаммерсмит как можно скорее. Необходимо было встретиться, потому что миссис Тернер узнала нечто слишком секретное, чтобы довериться бумаге.
При первой же возможности Франсис в сопровождении Дженнет поехала в Хаммерсмит.
Анна Тернер поджидала ее, и Франсис тотчас же поняла, что она обезумела от беспокойства.
– Я должна была увидеться с вами, – сказала Анна, и руки ее тряслись, когда она обнимала Франсис. – Случилось ужасное!
– Расскажи скорее!
– Вы помните Мэри Вудз… ну конечно же не помните. Она одна из многих. Вы дали ей кольцо, усыпанное бриллиантами, а она пообещала взамен определенный порошок.
– Теперь мне больше не нужны никакие порошки – я развожусь с Эссексом. Мне все равно, что с ним будет!
– Но послушайте, дорогая подруга! Мэри Вудз арестована, и при ней обнаружили бриллиантовое кольцо. Когда ее допрашивали, она сказала, что его ей дала одна знатная дама за яд, чтобы избавиться от своего мужа.
– Она назвала имена?
Анна взволнованно кивнула.
– Но это ужасно! Она сказала, что я…
– Она сказала, что кольцо ей дала графиня Эссекс.
– И где она это сказала?
– В суде графства Саффолк, где она и предстала перед правосудием.
Франсис закрыла лицо руками. Этого не может быть! Только не сейчас, когда она собирается разводиться с Эссексом, когда Роберт захотел жениться на ней, и они смогут жить счастливо и открыто до конца дней.
– О, Анна! – простонала она. – Что мне делать? Будет такой скандал!
Анна взяла ее за руки и крепко их сжала.
– Скандала нельзя допустить! – сказала она.
– А как это сделать?
– У вас есть влиятельные друзья.
– Роберт! Рассказать Роберту, что я встречалась с такими людьми! Он придет в ужас. Он перестанет меня любить. Не нужно будет разводиться, потому что он не захочет жениться на мне.
– Я имела в виду вашего двоюродного дедушку. Он желает этого брака. Он – лорд – хранитель печати. Могу поклясться, он может положить конец судебному расследованию в маленьком суде Саффолка, если пожелает.
Франсис смотрела на свою приятельницу испуганными глазами.
– Вы не должны терять времени, – посоветовала Анна. – Ведь если дело зайдет далеко, даже лорд – хранитель печати не сможет прекратить его, когда об этом станет известно по всей стране.
* * *
Нортгемптон сурово смотрел на свою внучатую племянницу, пребывавшую в отчаянии.
– Итак, ты дала этой женщине кольцо?
– Да, дала.
– В обмен на порошок?
– Нет, для того, чтобы она его достала.
– Ты знала, что эта женщина – колдунья?
– Я ничего не знала, за исключением того, что мне сказали, что она может отыскать этот порошок.
Нортгемптон увидел свою родственницу в новом свете. «Боже правый! – подумал он. – Ее ничто не остановит. Она пыталась отравить Эссекса!»
Ему было прекрасно известно, что такое иметь амбиции и видеть стоящих у тебя на пути. Но поскольку это была юная и прекрасная женщина, он был шокирован.
Франсис никогда не должна забывать, что она представительница рода Хауард, и она потрудится на благо семейства, когда выйдет замуж за Карра. А выйти за него она просто обязана, потому что этот план для Нортгемптона стал так же важен, как для нее.
– Предоставь это мне, – сказал он. – Дело не должно пойти дальше. Будем надеяться, что оно не зашло слишком далеко.
Нортгемптон не стал тратить время на дальнейшие разговоры – ему было нужно отослать приказ в графство Саффолк. Это было делом времени. Если записка придет в суд до вынесения приговора, он мог положиться на то, что все, кто рассматривает дело, выполнят его желание.
Женщину нужно освободить и отослать куда-нибудь подальше. За ней будут следить, и какой-нибудь охотник за ведьмами обвинит ее позже, потому что она, несомненно, ведьма. Но о кольце, которое, по ее словам, ей дала графиня Эссекс, следует забыть.
Пришлось некоторое время поволноваться, но в конце концов Нортгемптон послал за своей внучатой племянницей и сообщил ей, что дело удалось замять. Расследование прекратили, а женщину отпустили вместе с кольцом.
– Будем надеяться, племянница, – сказал он мрачно, – что ты больше не рыла другим ям, в которые можешь попасть сама.
Франсис несколько дней чувствовала себя не в своей тарелке, но не могла пребывать в таком состоянии долго.
Она была слишком счастлива – горела нетерпением покончить с Эссексом и выйти замуж за Роберта Карра.
* * *
Овербери не верил своим ушам. Когда ему рассказали новость, он только рассмеялся.
– Чепуха, – сказал он. – Дворцовые сплетни, ничего больше. Эссекс – импотент! Посмотрите на него! Этот молодец – самый что ни на есть нормальный муж для любой жены.
– Очевидно, не такой уж и нормальный для графини Эссекс, – был ответ.
Овербери отправился в свою комнату, смежную с покоями Роберта Карра.
Если такое действительно правда, а он опасался, что так оно и есть, то тому есть одна-единственная причина. Графиня Эссекс надеется выйти замуж за Роберта Карра.
Если это случится, то дружбе между Робертом Карром и Томасом Овербери придет конец, потому что он, Овербери, ни за что не станет терпеть ее оскорбительное высокомерие. Он вспомнил все те случаи, когда критиковал Франсис в присутствии Роберта, а его друг отмахивался от его измышлений.
Роберт такой простодушный – он ничего не видит за этой прекрасной маской. Овербери был готов согласиться с тем, что эта леди очень привлекательна и вполне могла бы считаться самой красивой женщиной при дворе. Но он-то видел, что ее красота скрывает распутство, похоть, честолюбие, эгоизм и жестокость.
Роберту нужно дать понять, что это за женщина и что если он хочет сохранить свое высокое положение, то не должен на ней жениться.
В пылу гнева против графини и злости на глупость своего друга Овербери перехватил последнего на пути из королевских покоев и сказал, что должен с ним безотлагательно переговорить.
– Что с тобой, Том? – осведомился Роберт. – Ты выглядишь расстроенным.
– Я только что услышал тревожную новость. Хочу услышать от тебя, что это неправда.
– Да? И что же это за новость?
– Что графиня Эссекс задумала развестись со своем мужем по причине его импотенции.
На лице Роберта появилось настороженное выражение.
– Полагаю, это правда.
– Мотивы графини ясны.
– Тебе?
– Да, и всем, кто в курсе происходившего за последние месяцы.
– Ты перевозбудился, Том.
– Конечно перевозбудился. Я вижу тебя на краю гибели. Разве этого не достаточно для того, чтобы перевозбудиться?
– Ты слишком много пьешь.
– Я абсолютно трезв, Роберт. Неужели ты не понимаешь, что эта женщина опасна?
Роберт пожал плечами.
– Я не хочу обсуждать ее с тобой, Том. Я уже говорил об этом.
– Тебе придется обсудить ее со мной, Роберт.
– Ты забываешь свое место.
– Нет, я ничего не забываю! Это я писал ей письма, помнишь? Я писал ей стихи. Я знал, что происходило между ней и тобой в то время, как ты изображал дружбу с Эссексом.
Роберт покраснел от злости. Том задел его за живое. Он не мог избавиться от мысли об Эссексе даже на пике страсти и был так рад, когда Франсис объявила, что этот парень импотент, потому что это все меняло. Роберт больше не чувствовал угрызений совести, занимаясь любовью с замужней женщиной, так как ее муж был не способен на это. А когда процедура развода закончится и они поженятся, то станут людьми, не нарушающими приличий. Именно этого он с таким нетерпением ждал, а Том все испортил. Он жалел о том, что позволил ему писать эти письма. Том слишком много знает.
– Эссекс – импотент, – начал Роберт.
– Это все сказочки, которые она выдумала. Почему же тогда в Чартли ей приходилось запирать от него дверь на замок? Спроси Уилсона.
– Кто такой этот Уилсон?
– Конечно, он не занимает высокого положения и недостаточно могуществен, чтобы водить знакомство с благородными лордами. Уилсон – ученый и джентльмен, который служит Эссексу и является его другом.
– Я рад, что у него есть такой друг.
– Понятно – украв у него жену, ты желаешь, чтобы его было кому утешить. Очень великодушно с твоей стороны, Роберт.
– Давай не будем ссориться по этому поводу, Том.
– Будем. Роберт, ты очарован этой женщиной. Ты не видишь ее в реальном свете. Ты потерял рассудок. Если ты женишься на ней, она тебя погубит! Я уверен в этом, как ни в чем другом за всю свою жизнь.
– Ты просто относишься к ней пристрастно. Не в первый раз ты пытаешься настроить меня против нее.
– И не в последний, Роберт. Я не успокоюсь до тех пор, пока не заставлю увидеть тебя, в какую петлю ты суешь свою шею. В этой женщине есть что-то пагубное. Не знаю точно что, но есть. Клянусь всем святым, я сделаю все, чтобы воспрепятствовать этому браку. Боже, как я надеюсь, что ей не дадут развода!
Привычное спокойствие покинуло Роберта, и он показал свой гнев.
– Ты слишком многое позволяешь себе, Овербери, – сказал он. – Ты забываешь, что не имел бы такого положения сегодня, если бы не снискал моей благосклонности. Если будешь и дальше продолжать в том же духе, то можешь больше не рассчитывать на эту благосклонность.
– Что? Ты сам будешь писать письма? Не думаю, что ими будут восхищаться. Ты помог мне, но вспомни, как я тебе помогаю. Вспомни, что я знаю все об этой леди. Интересно, что скажет король, когда весь двор будет смеяться над тем, как Роберт Карр, виконт Рочестер, ускользал от его величества при первой же возможности, чтобы удовлетворить свою похоть с этой распутницей, которая хочет заставить нас поверить, будто ее муж, который требовал от нее нормальной супружеской жизни, все это время был импотентом. Я слишком много знаю, Роберт Карр. Пойди и скажи это своей даме. Возможно, она поймет побольше тебя.
Роберт широкими шагами вышел из комнаты.
Он направился прямо к Франсис и выложил ей все, что только что сказал ему Овербери.
Она слушала прищурясь, мысли вихрем носились у нее в голове. В том, что говорит этот гнусный тип, слишком много правды. Роберт, может, и не понимает всего, но Овербери в состоянии им очень сильно навредить. Что, если он начнет совать нос в ее деятельность? Это дело с Мэри Вудз было для нее таким потрясением!
Франсис поняла, что никогда не будет чувствовать себя в безопасности, пока Томас Овербери на свободе и может копаться в ее прошлом, так как он, похоже, находит удовольствие в развенчивании ее личности.
* * *
Имелось одно оружие, которым Овербери успешно пользовался всю свою жизнь, – его перо. Теперь он решил воспользоваться им снова, Томас был уверен, что карьере, которую он планировал для себя, придет конец, если Карр женится на графине Эссекс. Эта женщина ненавидит его и хочет уничтожить. Более того, он полагал, что, так как Франсис связалась с Анной Тернер, она контактировала и с такими людьми, как покойный доктор Форман. Том слышал от Уилсона, с которым поддерживал знакомство, о загадочном порошке, который тот обнаружил на одеждах мужа графини. Возможно, безжалостная графиня нажила себе и других врагов, кроме Овербери. Было какое-то странное заявление женщины в суде Саффолка. Овербери понимал, что женитьба на графине быстро погубит Роберта Карра. Возможно, молодой простак не сознает, как легко тем, кто на вершине успеха, скатиться до безвестности – или даже хуже. Тем более что триумф Карра зиждется не на его умственных способностях. Смазливое лицо, очаровательные манеры и легкий характер – вот качества, которые вознесли его туда, где он теперь, – и не без помощи Овербери.
«Нет, – думал Овербери, – мадам графиня от меня так просто не отделается! Я в этом деле значу гораздо больше, чем им кажется».
С тех пор как Том выболтал секрет своих отношений с Робертом Карром приятелям в таверне «Русалка», те стали относиться к нему с еще большим уважением, чем то, которое воздавали ему за литературные таланты. Овербери все чаще и чаще слышал, что настоящий правитель Англии – он.
Неужели он отступится и будет наблюдать со стороны, когда разразится эта катастрофа? Конечно нет!
Итак, Овербери взялся за перо, вложив в него пламя и яд и назвав созданное им стихотворение «Жена».
Они были нацелены на графиню Эссекс, и любой, кто хоть немного знал предысторию всех событий, понял бы это.
Стихи разошлись не только в таверне «Русалка», но и по всему двору.
* * *
Когда Франсис прочла стихотворение, то пришла в ярость. Скоро Овербери открыто будет говорить о ней. Он – человек умный и показал, что уже начал копаться в ее прошлом, а там можно было отыскать немало мерзостей.
Франсис не опасалась Эссекса. Пока они жили при дворе, он узнал, что его жена состоит в любовной связи с Карром, и наконец-то понял, что ее отказ исполнять супружеские обязанности не имеет никакого отношения к невинности, просто Франсис хотела быть любовницей другого мужчины. Эссекс также узнал, что и принц Уэльский был ее любовником и что в Чартли он повез вовсе не девственницу.
Разочарованный, чувствуя себя глупцом и прислушиваясь к тонким намекам Уилсона, мнению которого он доверял, Эссекс пришел к выводу, что от такой женщины лучше избавиться. Он находил успокоение в охоте и других занятиях на свежем воздухе с друзьями одного с ним пола и, когда услышал, что Франсис жаждет развестись с ним, пожал плечами и подумал, что, возможно, будет к лучшему освободиться от нее и со временем найти жену, которая будет готова вести с ним нормальную жизнь.
В последнее время они редко виделись друг с другом, и теперь, когда Франсис верила, что скоро освободится от мужа, она думала о нем реже.
Но на его месте возникло другое чудовище: сэр Томас Овербери.
Франсис не рассказала своему возлюбленному о своих страхах из опасения, что он посмеется над ними, не понимая, как может навредить им Овербери, если разнюхает слишком много. Роберт не должен знать, как много он может открыть. Но был один человек, которого, как она была уверена, не шокируют ее злодейства при условии, что они будут тайными и не станут причиной скандала. И теперь, когда он с ней заодно, то может воспользоваться своей немалой властью, чтобы все не выплыло наружу. Это ее двоюродный дедушка, граф Нортгемптон. И Франсис отправилась к нему.
Нортгемптон прочитал «Жену» и строго посмотрел на свою внучатую племянницу.
– Да, – сказал он, – этот человек может доставить неприятности – большие неприятности.
– Поэтому мы должны позаботиться, чтобы этого не произошло, – ответила Франсис.
– Ты была очень неблагоразумна.
– Возможно. Но не вам бранить меня, потому что вы сами рады тому, чего я добилась.
«Что за несносное создание!» – подумал Нортгемптон. Несмотря на то, что она была молода и неопытна, а он умудрен годами и опытом, ему не хотелось бы иметь ее среди своих врагов.
– Хм, – произнес Нортгемптон после паузы. – Мы должны положить конец деятельности этого человека.
– Я уже пыталась.
Брови Нортгемптона полезли вверх.
– Что?! – воскликнул он.
– Я предложила одному человеку тысячу фунтов, чтобы он вызвал его на дуэль и убил.
– Моя дорогая племянница, ты слишком импульсивна. И что это за человек?
– Сэр Дэвид Вудз, который, как я знаю, ненавидит его за то, что благодаря Овербери Роберт отказал ему в должности, которой он домогался.
– И что он ответил?
– Что это слишком опасно и что он возьмется за это, если только ему прикажет сам Роберт и пообещает ему покровительство впоследствии.
– А Роберт?
Франсис рассмеялась.
– Ясно, что вы совершенно не знаете Роберта. Он такой наивный. Он многого не понимает.
Нортгемптон пристально посмотрел в лицо своей внучатой племянницы.
– Я тоже так считаю, – сказал он. Франсис нетерпеливо отмахнулась.
– Хватит читать мне нотации. Вы думаете, я не знаю, что вы берете взятки у Испании?
– Тише, племянница, тише!
– Тогда не смотрите так, словно я – единственная грешница в нашем семействе. Моя мать берет взятки и имеет любовников. А вы…
Нортгемптон поднял руку и оглянулся.
– Моя дорогая Франсис, будь благоразумна. Я не виню тебя за содеянное. Я только прошу соблюдать приличия, дабы тебя не разоблачили.
– Именно это я и пытаюсь сделать. Вот почему я и хочу покончить с Овербери.
Нортгемптон задумался.
– Полагаю, мы должны, – сказал он наконец, – найти какой-то способ отправить его в Тауэр. Надежно запертый там, он не сможет нам повредить.
– Роберт никогда на это не согласится.
– Мне кажется, Роберт с ним поссорился.
– О да, но Роберт все еще благодарен ему. Он говорит, что Овербери – его друг. Ссоры возникают, когда эта змея оскорбляет меня. Роберт отказывается слушать – и за это я должна быть ему благодарна. Роберт думает, что Овербери ревнует, а вы знаете, как он снисходителен. Пожалуйста, поймите: Роберта нужно заставить понять, что против Овербери необходимо принимать меры. Вот где вы понадобитесь. Если я попытаюсь все объяснить ему, он наверняка подумает, что я боюсь клеветы, которую распространяет обо мне Овербери. Вы должны убедить Роберта.
– Как?
– Это уж вам решать! В конце концов, вы ведь тоже большой кусок урвете от нашей свадьбы, не так ли?
Нортгемптону ничего не оставалось, как признать, что это правда.
* * *
Нортгемптон позаботился о том, чтобы никто не мог услышать их разговора, когда сообщал Роберту, о чем хочет с ним переговорить в покоях последнего.
– Этот Овербери беспокоит меня, – признался Нортгемптон.
– Том? О, он немного вышел из себя, но гарантирую, он скоро успокоится.
– Кажется, он высказывает оскорбительные вещи о моей внучатой племяннице.
– За что, – продолжил Роберт, – мне трудно его простить. Но он мой очень близкий друг и, боюсь, немного ревнует.
– Роберт, вы слишком простодушны. Вы смотрите на зло и видите добро.
– Откуда взяться злу в Томе Овербери?
– Все зависит от того, что вы называете злом. Я слышал, он похваляется своими талантами и рассказывает приятелям, что вы достигли успеха благодаря ему.
– Мы не должны слишком серьезно относиться к тому, что он сейчас говорит.
– Но это серьезно, Роберт. Он против развода и вашей свадьбы и говорит, что не остановится ни перед чем, чтобы предотвратить и то и другое.
Роберт был потрясен.
– Неужели он так говорит?
– Более того. Он распускает слухи о Франсис. Вот этого я не могу ему простить.
– И я тоже, – поспешно добавил Роберт.
– Короче говоря, он опасен. Я знаю, Овербери был хорошим слугой вам в прошлом, но не теперь. Думаю, ему следует преподать урок, чтобы он охладил свой гнев.
– Я с ним поговорю.
– Вы лишь раздуете пламя, Роберт. У меня есть одна задумка. Ходили неприятные слухи, когда умер принц Уэльский. И всем было прекрасно известно, что вы недолюбливали друг друга.
– Принц всегда стремился меня уязвить.
– А люди шептались, что перед смертью он был вполне здоров и полон сил. Как получилось, говорили они, что он умер так внезапно?
– Он умер от изнурительной болезни, осложненной лихорадкой.
– Некоторые люди в Лондоне, неподалеку от Уайтхолла, знают, как сделать так, чтобы казалось, будто жертва умерла от изнурительной болезни.
– Что вы имеете в виду?
– Я говорю о слухах, которые дошли до моих ушей. Если Овербери скажет свое веское слово, эти слухи обретут значительный вес.
– Неужели вы думаете, что я приложил руку к смерти принца?
– Я так не думаю. Слухи не всегда должны быть правдивыми, Роберт. Одно время принц был влюблен во Франсис. Принц умер, а она стала вашей любовницей. Это не всем известно. Король об этом не знает. Он полагает, что вы с Франсис влюбились друг в друга, потому что ее муж импотент. Он жалеет вас и хочет помочь. Но если произойдет небольшой скандал, кто знает, что случится? Кто знает, кого в чем обвинят? А Овербери расположен устроить скандал. Он – надменный человек и высокого мнения о себе, Роберт. Нам нужно быть с ним очень острожными. Если мы смогли бы убрать его с дороги… О, лишь на пару недель, не больше – пока он не охладит свой пыл – ну, тогда жизнь стала бы для всех нас гораздо счастливее. Роберт погрузился в раздумье.
– Если он собирается нам навредить…
– И сделает это быстро. Будет нетрудно устроить ему небольшой отпуск в Тауэре.
– Но он же был моим другом… и все еще мой друг. Думаю, мне нужно ему все объяснить.
– Роберт, всего не объяснишь. Попытаемся засадить его в Тауэр. Когда он придет в чувство, его легко будет освободить.
Выражение лица Роберта было несчастным. Нортгемптон положил руку ему на плечо.
– Подумайте об этом, – сказал он. – Но не стоит медлить слишком долго.
* * *
Роберт никак не мог согласиться с планом засадить Овербери в Тауэр. Он не мог забыть дружбы с ним и был уверен, что Овербери со временем откажется от этой смехотворной затеи – воспрепятствовать разводу.
Ему пришла в голову идея, когда Яков отправлял новых послов в Нидерланды и во Францию. Почему бы не послать Тома? Это будет для него хороший опыт, он достаточно квалифицирован для этой миссии, и она удалит его на время, пока Франсис не получит развод.
Когда Роберт предложил это Нортгемптону, тот сказал, что это замечательная идея и что нужно немедленно предложить ее королю.
Яков никогда не жаловал Овербери. Он считал, что тот оказывает слишком большое влияние на Роберта и слишком властен. Роберт считал его хорошим секретарем, но Яков слышал, как Том хвастает своей значимостью.
– Мы отправим сэра Томаса Овербери в Нидерланды, – сказал Яков. – Или, если ему больше нравится, во Францию. Думаю, он прекрасно справится с этой должностью.
В результате Овербери был вызван лордом-канцлером, лордом Эллсмором и графом Пемброком явиться к ним и выслушать повеление короля.
Овербери, немного напуганный приказом, был совершенно не подготовлен к такому предложению.
– Послом в Нидерланды или Францию! – воскликнул он. – Нет, спасибо! Я предпочитаю остаться в родной стране.
Брови лорда-канцлера полезли на лоб от изумления.
– Но ведь сам король пожелал, чтобы вы заняли этот пост.
– У меня для него недостаточно хорошее здоровье.
– Мне казалось, – заметил лорд-канцлер, – что на здоровье вы не жалуетесь.
– Буду жаловаться, если поеду за границу.
– Сэр Томас, – сказал Пемброк, – вы глубоко ошибаетесь, отказываясь от этого назначения. Я полагаю, это лишь прелюдия к посту при дворе, возможно в казначействе. Король хочет убедиться, что вы будете преданно ему служить.
– Король знает, что я буду преданно служить своему господину.
– Тогда почему вы не хотите оправдать его доверие?
– Потому что я не хочу сейчас покидать Англию.
– Это ваше последнее слово?
– Можете считать, что да.
Когда королю сообщили об этом разговоре, он был раздосадован.
– Мне не правится его самомнение, – проворчал Яков. – Что за надменный человек! Хвастает, что управляет двором и страной. К тому же слишком несдержан. Это неуважение к власти и наказуемо тюремным заключением. Пусть не думает, что это сойдет ему с рук.
* * *
Овербери писал, сидя за своим столом, когда услышал звук шагов за дверью.
Он с удивлением поднял голову, когда дверь настежь распахнулась, и увидел стражников.
– Сэр Томас Овербери, – сказал начальник конвоя. – Именем короля, вы арестованы!
Овербери вскочил на ноги и, брызгая слюной от возмущения, спросил:
– В чем меня обвиняют?
– В неуважении к королевской особе, – последовал ответ.
– Я протестую! Вы не можете сделать этого. Позовите виконта Рочестера.
Ответом было предъявление ордера на его арест.
Ничего нельзя было поделать. Ему ничего не оставалось, как последовать за стражниками из дворца к поджидающей барже.
Они поплыли к мрачной серой крепости.
На сердце у Овербери было тяжело от недобрых предчувствий, когда он ступил на территорию лондонского Тауэра.
* * *
Новость о том, что Овербери в Тауэре, быстро распространилась при дворе. Неужели Рочестер не мог спасти его? Означает ли это, что Рочестер теряет свои позиции? Кто займет его место?
Роберт был испуган. Все произошло слишком быстро. Он жалел, что не смог спасти Овербери от тюрьмы. Странно, но все случилось именно так, как хотел того Нортгемптон. Мысль о том, что бедный старина Том сидит в камере, не доставляла удовольствия.
Нужно поговорить с королем. Яков наверняка поступил так в момент гнева, потому что Том слишком высокомерен. Он слишком большого мнения о собственной значимости. Ему следовало бы занять пост посла в Нидерландах. Он мог бы вернуться домой через некоторое время.
Роберт обратился бы к королю, если бы не Нортгемптон, который посоветовал не делать этого.
– Это лучшее, что могло случиться, – сказал он. – Пусть немного охладит свой пыл в крепких каменных стенах. Это пойдет ему на пользу. Мы продолжим дело с разводом, а когда все закончится, обещаю, что Том Овербери выйдет из тюрьмы поумневшим.
Роберт увидел в этом рациональное зерно, поэтому не стал говорить с королем о сэре Томасе Овербери.
* * *
Франсис ехала к Анне Тернер в Хаммерсмит. Обнимая свою приятельницу, она вся сияла красотой.
– Хорошие новости, Анна! – воскликнула она. – Овербери оказался там, где мы хотели. В Тауэре.
Анна захлопала в ладоши от удовольствия.
– Это лучшая новость за последнее время!
– И она весьма кстати, – продолжала Франсис, – так как этот человек стал угрозой.
– Какой мерзавец!
– Да, он вознамерился доставить нам неприятности. У него были свои шпионы. Он был готов оклеветать меня. На все мог пойти, лишь бы Роберт от меня отвернулся. А этого я бы не пережила!
– Еще бы. После всего, что вы сделали, чтобы завоевать его любовь и удержать его!
Франсис вздохнула.
– Мне нужно еще приворотного зелья, потому что он при малейшей неприятности готов отступиться.
– Бедняжка! Какие вам выпали испытания! Да, вы должны его удержать!
– Боюсь, Роберт может навестить Овербери в тюрьме и даже добиться его освобождения. Кто знает, что ему известно? Подозреваю, что Овербери покупал секреты у людей, которые желали получить за них деньги. Он может остановить развод и намерен это делать. Если он доведет до сведения короля, что…
Анна вздрогнула.
– Его надо остановить!
– Король не любит и боится колдовства.
Анна кивнула.
– Если он подумает, что я…
– Миледи, вы преувеличиваете. Он никогда ничего не узнает.
– Как мы можем быть в этом уверены?
– Держа Овербери в Тауэре, пока он не умрет.
– Пока он не умрет, – повторила Франсис. Она уставилась широко открытыми глазами на свою приятельницу и тут же приняла решение. Овербери не должен выйти из Тауэра живым.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Убийство в Тауэре - Холт Виктория

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Убийство в Тауэре - Холт Виктория


Комментарии к роману "Убийство в Тауэре - Холт Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100