Читать онлайн Роковой опал, автора - Холт Виктория, Раздел - Глава 7. Павлины в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой опал - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой опал - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой опал - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Роковой опал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7. Павлины

Фэнси Таун вырос на берегах естественного канала, неподалеку от богатых месторождений опалов. Некоторые рабочие жили в палатках, но кое-где виднелись деревянные и кирпичные строения с грубыми глиняными трубами. На одной стороне улицы открылся магазин, рядом под навесом были выставлены товары. После невероятно красивых пейзажей дикой природы селение производило удручающее впечатление.
Судя по шумихе, сопутствовавшей нашему приезду, путешественники здесь появлялись редко. Прибежали дети, чтобы поглазеть на нас, причем большинство из них — грязные и оборванные. Ничего удивительного в этом не было: молодое поколение подрастало в лачугах и палатках.
— Рад, что вы вернулись, сэр, — окликнул Джосса какой-то мужчина.
— Спасибо, Марк, — ответил Мэдден.
— Мы все скорбим о кончине мистера Хенникера, сэр.
Имение было расположено в миле от города и служило контрастом городской бедности и грязи. Мы въехали в ворота, и впереди показалась дорога длиною в четверть мили, она вела к дому, выстроенному в колониальном стиле. Грациозный белый особняк словно парил в прозрачном воздухе. Крыльцо и террасы украшали резные колонны, чем-то напоминающие греческие, а в самом строении сказались и готика, и стиль королевы Анны, и влияние Тюдора. Эта смесь придавала особое очарование.
На газоне появился важный павлин с подружкой. Он остановился у террасы, будто спрашивая наш пропуск. Лужайки были столь прекрасно подстрижены, что могло показаться: люди прожили здесь многие сотни лет. В целом создавалось впечатление, что это старинный замок, хотя на самом деле дом был построен недавно.
— Займись лошадьми, Том, — приказал Джосс. — Кто дома?
— Миссис Лод, сэр, мистер Джимсон и мисс Лилия.
— Пусть их предупредят о нашем приезде.
Мы спешились, Джосс взял меня за руку и повел на крыльцо. Дэвид Кроиссант следовал за нами. Дверь в холл оказалась открытой. Тонкие деревянные венецианские жалюзи задерживали лучи палящего солнца, и на нас пахнуло приятной прохладой. Холл оказался большим, пол был выложен ярко-голубой мозаикой. В центре размещался рисунок великолепного павлина.
— Герб нашего дома, — шутливо объяснил Джосс. — Бен назвал поместье Павлиньим, так как здесь полно этих птиц. Оно навсегда останется в собственности нашей семьи. Бен оставил напоминания о его названии во многих комнатах.
На широкой витой лестнице я увидела женщину, наблюдавшую за нами. Она, должно быть, уже несколько минут слушала разговоры Джосса, который наконец заметил ее.
— А вот и миссис Лод.
По ступенькам спускалась высокая худощавая дама с густыми седеющими волосами, расчесанными на прямой пробор и связанными в пучок на затылке. Зеленое платье с глухим воротом, белоснежный воротничок и манжеты напомнили мне одежду квакеров.
— У меня для вас сюрприз, — продолжил Джосс. — Разрешите представить мою жену.
Миссис Лод внезапно побледнела и схватилась за перила, будто боясь упасть. Сумев побороть недоумение, она слегка улыбнулась.
— Вы, должно быть, шутите, мистер Мэдден.
Джосс взял меня за руку и слегка подтолкнул вперед.
— Это ведь не шутка, Джессика? Мы поженились в Англии. На нашей свадьбе присутствовал Бен.
Женщина очень медленно спускалась по лестнице. Ее лицо слегка побагровело, и мне показалось, что на глазах вот-вот появятся слезы.
— Печальные новости о кончине мистера Хенникера пришли к нам только неделю назад, — тупо произнесла она. — Но вы ничего не писали… о своей женитьбе.
— Хотел сделать приятный сюрприз.
Миссис Лод приблизилась, и я протянула ей руку.
— Что вы обо мне подумаете? Мы ведь не имели никакого понятия и страшно горевали, потеряв старого доброго друга и хозяина.
— Я разделяю вашу скорбь. Бен тоже был мне настоящим другом.
— С нами приехал мистер Кроиссант, — вмешался Джосс. — Мы случайно встретились по дороге из Сиднея. Джимсон и Лилия дома?
— Да. Я послала слуг разыскать их.
— Миссис Лод расскажет вам все о нашем поместье, Джессика, — обратился ко мне Джосс.
— Буду рада.
Миссис Лод подобострастно улыбалась. По рассказам Бена я ожидала увидеть более волевую женщину. Эта же казалась мягкой и нерешительной, и тембр ее голоса будто убаюкивал.
— Мы хотели бы выпить чего-нибудь, — попросил Джосс.
— Именно об этом я и думала, — миссис Лод беспомощно взмахнула руками. — Столько новостей… Сначала смерть мистера Хенникера…
— А потом моя женитьба, — продолжил Мэдден. — Ничего, привыкнете. Нам всем придется привыкать, — и многозначительно посмотрел на меня.
— Пойду прикажу, чтобы подали чай, — засуетилась миссис Лод. — Ужин будет готов где-то через час, если вы не желаете ускорить его.
— По дороге мы подкрепились цыпленком, — сказал Джосс. — Несите чай, а потом подождем ужина.
Миссис Лод открыла дверь, и мы оказались в гостиной с окнами от пола до потолка. Занавеси повторяли цвета павлиньего оперения. Свет не проникал благодаря жалюзи. Экономка немедленно открыла их, и стало светлее.
Я мгновенно заметила на стене картину с изображением павлина и поймала взгляд Джосса. Между нами пробежал электрический заряд, так как оба предвкушали великолепное зрелище. Зеленый Огонь был спрятан в раме, и при первой возможности мы увидим его.
В комнате стояла большая деревянная горка с покрытыми бархатом полками, на которых лежали образцы минералов, содержащих опалы.
Джосс заметил, что я рассматриваю их, и пояснил:
— Это придумал Бен. Образцы из разных шахт… А вот и Джимсон.
Младший Лод оказался приблизительно одного возраста с Джоссом, но отличался от мужа мягкостью манер, чем напоминал мать.
— Джимсон, познакомься с моей женой.
Эта новость ошарашила и его. Джосс подмигнул мне.
— Мы произвели эффект разорвавшейся бомбы, — сказал он. — Свадьба состоялась в Англии.
— Примите мои поздравления…
— Спасибо, — поблагодарила я.
— Рад познакомиться с вами, — Джимсон быстро взял себя в руки, а потом выразил сожаление по поводу смерти Хенникера.
— Мы все скорбим, но спасти его было невозможно, — ответил Мэдден. — Именно поэтому он вызвал меня в Оуклэнд.
— И там вы познакомились с невестой… — пробормотала миссис Лод.
— Джимсон работает в нашей компании, — продолжал объяснять Джосс. — Они с сестрой живут в апартаментах матери.
— Это огромный особняк, — прокомментировала я.
— Мистер Хенникер настоял, чтобы было много комнат для гостей, — сказала экономка. — Иногда дом переполнен… А вот и моя дочь.
Такое семейное сходство! Лилия, видимо, была воплощением матери в молодости — такая же скромная и неяркая, с опущенными в пол глазами.
— Лилия, это миссис Мэдден… Наша будущая хозяйка, — заявила миссис Лод.
Лилия так же удивилась, как и ее родственники. Я заметила ее взгляд, брошенный на Джосса, и отлично поняла, что он означает. Девушку бесконечно расстроило известие о нашей свадьбе, но выражение лица быстро поменялось, и она опять потупила взор, как несколько мгновений назад.
— Вы остановитесь у нас, мистер Кроиссант? — спросила экономка.
— Пару дней. А потом мне нужно в Мельбурн.
— Ничего не произошло, пока я отсутствовал, миссис Лод? — поинтересовался Джосс.
— В доме, за который я отвечаю, все нормально, мистер Мэдден.
Джосс смотрел на Джимсона Лода, и тот торопливо заговорил:
— В компании была пара неприятных случаев, но ничего серьезного. Надеюсь, мы скоро увидим вас на работе.
— Не сомневайся, — ответил Джосс. — Миссис Лод, завтра вы покажете моей жене дом.
Экономка поклонилась.
— Мне будет интересно осмотреть особняк, — сказала я.
В этот момент принесли чай.
— Мне разлить? — спросила миссис Лод.
— Думаю, жена сама справится, — ответил Мэдден, подчеркнув, что экономка может удалиться.
— Лилия проследит, чтобы вам приготовили комнаты, — заявила миссис Лод.
— Поговорим позднее, Джимсон, и ты мне все расскажешь, — сказал Джосс.
Мы остались с Дэвидом. Однако по поведению мужа я поняла, что ему не терпится оказаться без посторонних наедине с картиной.
Я сама не могла дождаться этого момента. Скоро мы увидим великолепный Зеленый Огонь.
Кроиссант принялся описывать драгоценные камни, которые привез с собой. Некоторые из них мы уже видели в Кейптауне. Ему хотелось поскорее побывать в Фэнси Тауне, чтобы узнать, как идет добыча.
— Я тоже только об этом и мечтаю, — напомнил ему Джосс.
Покончив с чаем, муж предложил проводить меня наверх. Поднимаясь по лестнице, он заговорил:
— Я заметил, что вы не могли оторвать глаз от картины. Наверное, думали о том же, что и я.
— Похоже.
— Мы его увидим при первой же возможности. Придется закрыть дверь, чтобы нам не помешали. Мне не хочется открывать тайник, пока Дэвид в доме. Он нюхом чует опалы. Так что придется выбрать удобный момент. Ну как вам понравился дом?
— Я его еще совсем не видела.
— Он не сравнится с вашим родовым замком, но чем-то напоминает Оуклэнд. Бен задумал его таким. Подражание всегда лестно. Здесь многое будет напоминать вам о Холле. Увидите, особняк вам понравится.
— Он мне уже пришелся по душе.
— Воздержитесь от суждений, пока не увидите все. По традиции я должен был перенести вас через порог на руках.
Я проигнорировала его замечание.
— Как вам Лоды? — поменял тему Джосс.
— Мне они показались скромными… и готовыми услужить.
— Миссис Лод служит здесь уже двадцать семь лет. Она вдова, ее муж был золотоискателем, но прогорел и оставил семью без средств. Когда Бен взял их в дом, Лилии исполнился год, а Джимсону пять. Миссис Лод была не просто экономкой.
— Я догадалась.
— Одно время они с Беном были больше, чем друзья.
— Вы хотите сказать?
Муж бросил на меня презрительный взгляд.
— Вы не поймете.
— Наоборот, — возразила я.
— Именно поэтому у семьи особое положение в доме. Джимсон работает в компании. Он отличный бухгалтер, но без амбиций.
— А Лилия?
— Приятная девушка… И более талантлива, чем вам показалось.
— Откуда вы знаете, что мне показалось?
— Дорогая женушка, вы для меня — открытая книга. Я заметил ваш изучающий взгляд.
— Ей особенно хотелось угодить лично вам. Именно поэтому вы считаете ее талантливой?
— Конечно. Ее отношение доказывает врожденную мудрость. Кажется, они приготовили для нас спальню молодоженов.
Джосс открыл дверь, быстро повернулся, схватил меня на руки и внес в комнату. Я не протестовала, ибо он ожидал от меня именно этого, и даже не двигалась, пока ноги не коснулись пола.
— Боже, Боже, — прищелкнул языком Мэдден. — Та же ошибка, — и он показал на огромную постель. — А вот гардеробная. — Джосс взял меня за руку и повел туда. — Она предназначается для тех моментов, когда между любящими супругами происходят ссоры. Но постель здесь не очень удобна. Кроме того, столь близкое присутствие мужа будет беспокоить вас.
Джосс вернулся в спальню и позвонил в колокольчик.
Немедленно появилась Лилия, явно поджидавшая поблизости.
— Приготовь мою старую комнату, — попросил Мэдден.
Девушка откровенно удивилась и вопросительно смотрела на моего мужа. Интересно, какие между ними отношения?
— Сделаю немедленно, — сказала она и вышла из комнаты. Джосс повернулся ко мне.
— Вот видите, как все внимательны к вам.
Я не ответила, но щеки пылали. Служанка принесла горячую воду.
— Оставляю вас, — сказал Джосс. — Зайду перед ужином.
После его ухода я осмотрела комнату. Желтые занавески, бежевый ковер, яркое покрывало на кровати — все выдержано в желтоватых тонах, которые великолепно сочетались.
Я вымылась и надела зеленое шелковое платье, раздумывая, когда же прибудет багаж.
Подойдя к окну, я открыла жалюзи, и солнце немедленно ослепило меня. Вдали виднелся Фэнси Таун. Я представила Бена в этом доме, напоминавшем ему Оуклэнд, и мысленно задала ему вопрос: «Теперь ты доволен?» Но тут же вспомнила о панике, охватившей меня в сожженной гостинице. Страх сидел где-то внутри, готовый вновь выплеснуться наружу.
Я скучала по Бену. Хотелось объяснить ему, что брак, устроенный по расчету, сулит мне опасность. Но в голове слышался смеющийся голос друга: «Вы сделали свободный выбор, не так ли? Вас никто не заставлял. А за все приходится платить».
Бен был человеком беспощадным, и его сын такой же. Хенникер убирал с пути тех, кто мешал ему. Неужели он никогда не подумал, что я могу оказаться помехой Джоссу?
Эта мысль не покидала меня с момента того страшного сна в лесу. Он послужил мне зловещим предупреждением.
Когда Джосс зашел перед ужином, я уже ждала его.
— Лоды всегда сидят за одним столом с нами. Вам придется с этим смириться. Они все сделают, чтобы угодить. Миссис Лод — отличная экономка. Положитесь на нее. В Павлиньем часто бывают гости, и она прекрасно справляется.
Столовая была отделана такими же деревянными панелями, как в Оуклэнде. На огромных окнах висели голубые шторы, расшитые серебром. Огромный канделябр украшал середину стола, а по обе стороны стояли изумительные букеты из листьев, явно приготовленные заботливой рукой миссис Лод.
Она зорко следила за сервировкой и прислугой. Еда оказалась превосходной.
Я чувствовала себя не в своей тарелке, потому что за столом все вели себя напряженно.
Меня опять посетило дурное предчувствие. Казалось, что в отношениях обитателей этого дома существуют какие-то подводные течения, которые, вырвавшись на волю, могут вызвать шторм. Странное чувство.
Лилия не спускала с меня глаз, но, когда наши взгляды встречались, тут же отводила взор, и я все больше верила в то, что наш брак с Джоссом был для нее настоящим ударом.
Миссис Лод молча руководила прислугой, не упуская даже мелочей.
За столом я в основном молчала, так как разговор шел о компании.
— Том Полинг сильно поранился, когда попал под колесо своей повозки. Он приезжал повидаться с Джимсоном, а на обратном пути чуть не погиб, — заговорила миссис Лод.
— Полинг? — воскликнул Джосс. — Господи! Надеюсь, он поправился?
— Он больше не сможет ходить. Теперь Джимсон делает его работу. Но отдел работает прекрасно. Думаю, ты сам расскажешь об этом мистеру Мэддену, — обратилась экономка к сыну.
— Мы боялись, что бедному Тому пришел конец, — пояснил Джимсон. — Он повредил спину и теперь парализован. Я немедленно принял на себя его обязанности.
Мэдден сильно разволновался.
— Полинг был одним из лучших служащих. А как его семья?
— О ней позаботились, — сказал младший Лод. — Вы завтра увидите, что дела идут нормально.
— Джимсон работал день и ночь, — вмешалась экономка.
— И все же это неприятная новость, — пробормотал Джосс. — Что еще случилось?
— Сожгли гостиницу Трантов, — поделилась Лилия.
— Мы знаем, — ответил Дэвид. — Были там по дороге сюда.
— А какая судьба постигла Трантов? — спросил муж. — Надеюсь, они спаслись?
— К счастью, да. И организовали столовую в городе.
— Какая трагедия для них!
— Конечно. Джеймс страшно переживал, но Этель как всегда опекала его, и теперь дела идут хорошо. В столовой обедают служащие, и многие рабочие покупают еду навынос.
— Рад, что все наладилось, — сказал Джосс.
— Нет худа без добра, — опять заговорила миссис Лод. — После несчастного случая с Томом Полингом его отдел стал работать лучше под руководством Джимсона. Во всяком случае, все так говорят.
— Поживем — увидим.
— Мне кажется, — продолжила экономка, — вы захотите пригласить Бэнноков на ужин. Завтра вы увидитесь с Эзрой в городе и сможете позвать его в гости.
— Иза захочет увидеть драгоценности, — вмешался Дэвид.
— Неплохое предложение, — согласился Мэдден. — Нам нужно многое обговорить. — Муж повернулся ко мне. — Эзра Бэннок — наш генеральный менеджер, он живет неподалеку, в пяти милях отсюда. Его жену зовут Изабель, но мы все называем ее Иза.
— Значит, решено, вы приглашаете их завтра, — заключила миссис Лод.
— Хорошо, — ответил Джосс.
— О, мы еще не рассказали мистеру Мэддену о Десмонде Дерехэме!
— Что?!
Все приподнялись на стульях… И я тоже.
— Мы узнали эту новость от Трантов, — сказала экономка.
— Да, — продолжил Джимсон. — Прямо перед пожаром один путешественник останавливался у них. Он приехал из Америки, где жил вместе с Дерехэмом. Именно этот человек сообщил о смерти Десмонда. Они были друзьями и деловыми партнерами, продавали и покупали драгоценные камни. Десмонд долго болел, у него было плохо с легкими. Он рассказал своему компаньону невероятную историю о Зеленом Огне.
— Какую? — поинтересовался Джосс.
— Он клялся, что не украл камень, хотя соблазн был велик и Бен застал его на месте преступления. Хенникер пригрозил Дерехэму разоблачением и приказал немедленно убираться, иначе ареста не миновать. Поскольку в Австралии Десмонда ничего хорошего не ожидало, он отправился в Америку.
— И теперь все повторяют эту чушь, — не сдержался Мэдден.
— Люди судачат только об этом, — согласился Джимсон. — Дерехэм признался, что с той роковой ночи его преследуют несчастья. Несколько минут он держал этот камень в руке, и с тех пор удача стала ускользать от него.
— Тогда где же Зеленый Огонь? — недоуменно спросил Дэвид.
— По рассказам Десмонда, он всегда был у Бена, — сказал Джимсон. — Камень либо в Англии, либо здесь… — он не сводил глаз с Джосса. — Должно быть, вы знаете…
— Я не видел Зеленого Огня с той ночи, когда его украли, — поспешил объяснить Мэдден. — Надеюсь, люди не болтают о том, что опалы — несчастливые камни, это плохо для бизнеса. Необходимо прекратить такие разговоры!
— У Зеленого Огня странная история, — вмешался Кроиссант.
— Не нужно заострять на ней внимание, — огрызнулся Мэдден.
— Неясно, говорил ли этот парень правду, — продолжил Дэвид. — Если да, то нужно найти, где Бен спрятал Зеленый Огонь.
— Хотите еще яблочного пирога, мистер Мэдден? — заговорила миссис Лод. — Я приготовила его специально для вас.
Джосс начал рассказывать о нашем путешествии из Англии, и всем стало ясно, что он не желает обсуждать Зеленый Огонь.
Кофе подали в небольшой гостиной.
— Завтра, — обратился ко мне муж, — миссис Лод покажет вам имение. А мне нужно побывать в городе и посмотреть, что произошло за время моего отсутствия. Позднее я все объясню.
— Это будет интересно, — ответила я.
При свете свечей спальня выглядела иначе. Муж назвал ее комнатой для молодоженов, и кровать действительно оказалась огромной. Бен построил этот дом с размахом на перспективу, но так никогда и не женился.
Я сидела у зеркала и вынимала шпильки из волос, вспоминая обрывки разговоров.
Лоды произвели на меня странное впечатление. Чего-то в них я не понимала, словно эти люди скрывали какую-то тайну. Лилия явно наблюдала за мной. Влюблена ли она в Джосса? Джимсон показался человеком выдержанным, но, когда речь зашла об отделе, который оказался под его руководством после несчастья с Томом Полингом, я уловила неприятный подтекст… Нужно разобраться.
Эмоции переполняли меня. Это был странный день. Слишком многое произошло, и воображение разыгралось.
Я сняла платье и надела халат из красного бархата, который очень шел мне.
Сидя перед зеркалом, я начала расчесывать волосы, рассыпавшиеся по плечам. На меня смотрела женщина, испуганная ожиданием новой жизни. Кровать, окно, мебель отражались рядом. Я вспомнила спальню в Дауэре, на стене которой висел портрет негодницы Маргарет Клейверинг. Там я была в безопасности… Почему я вдруг подумала об этом?
Внезапно послышался шорох, и я затаила дыхание. В коридоре раздались шаги. Кто-то приблизился к моей комнате и остановился у двери.
Раздался стук.
— Кто там?
Появился Джосс со свечой в серебряном подсвечнике.
— Что вам нужно? — испуганно воскликнула я.
— Поговорить о Зеленом Огне. Мы должны найти его.
— Сейчас?
— Все в доме спят. Я собирался дождаться, пока уедет Кроиссант, но поменял решение. Страшно хочу увидеть камень, а вы?
— Я тоже.
— Тогда быстрее пойдемте и посмотрим.
— Что будет, когда мы найдем его?
— Оставим там, где его спрятал Бен, а потом решим.
Я закуталась в халат и отправилась с Джоссом в гостиную. Он закрыл дверь и зажег свечи. Сняв картину, муж положил ее на стол.
— Здесь должна быть пружина, о которой говорил Бен. Наверное, ее трудно найти. Поднимите свечу повыше.
Я подчинилась, и через несколько минут Мэдден воскликнул:
— Нашел! Крышка снята.
В правом углу оказалась большая вмятина, в которой мог поместиться опал. Джосс быстро осмотрел ее.
— Джессика, сейчас мы увидим нечто невероятное… — Он внезапно замолк. — Невозможно… Здесь ничего нет. Посмотрите.
Я приложила пальцы к вмятине. Она была пуста.
— Кто-то побывал здесь до нас, — констатировал Джосс.
Мы стояли и смотрели друг на друга. И в этот момент я заметила тень за окном. Я тут же обернулась, но никого не обнаружила.
— В чем дело? — спросил Мэдден.
— Мне показалось, что кто-то стоит за окном.
Он забрал у меня свечу и выглянул.
— Подождите. — Джосс открыл дверь и выбежал из дома. Потом я заметила его тень у окна и не знала, чего ожидать.
Вскоре муж вернулся.
— Никого. Вам, должно быть, показалось.
— Возможно, — согласилась я. — Но я точно видела…
— Кто же знал? — пробормотал Джосс. — И что теперь делать? Кто-то обнаружил тайник до нас. Необходимо выяснить личность этого человека и найти место, где спрятан опал. Давайте повесим картину и ляжем спать, а остальное обсудим завтра.
— Это, вероятно, кто-то из живущих в доме и прекрасно знающих его.
— Бен был хитрецом. Может, он вообще не оставил опал в картине?
— Но зачем тогда говорить нам об этом?
— Не знаю. Это тайна. Похоже, камень украли. Сегодня мы ничего не решим.
Джосс повесил картину на место, и гордый павлин опять украсил комнату.
— Я провожу вас, — сказал муж.
Мы поднялись по лестнице, и он довел меня до двери.
Вполне естественно, что я провела беспокойную ночь.
Когда я утром проснулась, Джосс уже уехал в Фэнси Таун в сопровождении Джимсона и Дэвида. События вчерашнего дня привели меня в замешательство, особенно те мгновения, когда мы обнаружили пропажу опала.
Внизу меня ожидала миссис Лод.
— Мистер Хенникер любил, чтобы в доме соблюдали английские традиции. Пожалуйте к завтраку. У нас есть бекон, яйца и почки. Можете взять все на буфете.
Я так и сделала.
— Надеюсь, вы хорошо спали?
— Как обычно в незнакомом месте.
— Мистер Мэдден попросил меня показать вам особняк. И если вы захотите внести какие-нибудь изменения, только скажите. Я веду этот дом двадцать семь лет. Мистер Хенникер был очень добр к нам… Лилия помогает мне справляться с хозяйством. Дом очень большой, и здесь бывает много гостей. Приезжают купцы и бизнесмены, хотя некоторые останавливаются у Бэнноков. Менеджеры компании часто ужинают тут и попутно обсуждают дела. Случаются и приемы. Мистер Хенникер любил людей, и Бэнноки здесь частые гости.
— Кажется, я познакомлюсь с ними сегодня.
— Да, — сказала экономка, поджав губы. И мне показалось, что эти Бэнноки ей не очень по душе.
— Глава семьи — генеральный менеджер, так ведь?
— Да. Говорят, он все знает об опалах. Некоторые люди наделены таким талантом. А его жена — коллекционерка.
— Рада буду познакомиться с этими людьми. Сколько им лет?
— Ему около сорока пяти, а она значительно моложе… Лет на десять. Хотя не признается в этом.
Что-то в замечаниях миссис Лод насторожило меня. Но эта женщина умела держать свое мнение при себе.
После завтрака мы отправились осматривать дом, в котором все напоминало мне о Бене. Он пытался воспроизвести второй Оуклэнд Холл, но неудачно. Комнаты казались огромными. Рядом с гостиной, где висела картина с павлином, располагался кабинет. Все окна были прикрыты жалюзи, чтобы жара не проникала в помещения.
Комнат оказалось очень много, и в конце концов мы очутились в галерее, сразу напомнившей мне Оуклэнд.
— Мистер Хенникер очень любил это место, — пояснила миссис Лод. — И хотел, чтобы оно напоминало ему об Англии.
— А вот и клавесин…
— Он привез его из Оуклэнда. Женщина, которую хозяин любил, играла на нем. Но она умерла…
Меня переполняли эмоции. Об этом клавесине упоминала в письме мать. Именно его боялись слуги, считая, что в галерее поселились призраки.
Оказывается, Бен был очень сентиментальным.
Экономка повела меня на кухню и представила слугам. Тут я встретила нескольких аборигенов.
— Они неплохие работники, — рассказала мне миссис Лод. — Но иногда уходят из дома. Так что на этих людей трудно положиться. Мистер Хенникер часто клялся выгнать их вон, но всегда шел на попятную.
Сад был посажен в стиле Тюдора и тоже напоминал родину.
— Хозяин говорил, что здесь все, как в Англии. Хотя содержать растения трудно из-за засухи. Идемте, посмотрите оранжерею.
Там выращивали апельсины, лимоны, фиги и бананы.
— Мистер Хенникер посадил яблони, но плоды не сравнятся с английскими.
— Похоже, он страшно скучал по тому дому.
— Хозяин был сложным человеком и хотел жить несколькими жизнями сразу.
— Ему это удалось.
— Мистер Хенникер был очень хорошим человеком, — ответила экономка. — Жаль только, что он владел Зеленым Огнем.
Я внимательно посмотрела на женщину, и та опустила глаза.
— Этот камень приносит несчастье. Все знают. Зачем он людям?
— Такой опал способен околдовать любого.
— Когда я узнала, что Десмонд Дерехэм украл его, то обрадовалась… Надеялась, что камень не наделает зла. А потом с мистером Хенникером случилось несчастье, после которого он так и не поправился. Хозяин умер, потому что Зеленый Огонь наказал его… Если он оставался в доме, то смерть мистера Хенникера объяснима. Где опал сейчас?
Миссис Лод внимательно смотрела на меня, и я покачала головой.
— Возможно, до сих пор в доме… — продолжила она. — Мне это не нравится. Я боюсь Зеленого Огня. Он принесет нам несчастье, как и прежним владельцам.
Меня удивило возбуждение экономки, умевшей держать свои чувства под контролем. До этого момента она казалась мне воплощением спокойствия.
— Нельзя верить в сказки, миссис Лод, — сказала я. — Никто не может доказать, что камень приносит несчастье. Подобные россказни возникают из-за сплетен.
Она взяла меня за руку.
— Я боюсь, миссис Мэдден, и надеюсь, что его никогда не найдут.
Я поняла, что экономка взволнована, и предложила вернуться в мою комнату. Багаж уже прибыл, и необходимо распаковать его.
Я не видела Джосса до ужина, но в спальню пришла Лилия и предложила мне помощь. Поблагодарив девушку, я сказала, что справлюсь сама, но та осталась и наблюдала, как я распаковываю вещи. Наряды показались Лилии очень элегантными, она восхищалась ими и не преминула отметить, что Иза Бэннок с завистью воспримет такие красивые вещи.
— Считает себя роковой женщиной, — добавила Лилия.
— Она такая?
— Все так говорят. Никто в Фэнси Тауне с этой женщиной не сравнится.
— Будет интересно познакомиться с ней.
— Надеюсь. Мама показала вам дом?
— Он очаровательный.
— Похож на ваш в Англии?
— Не совсем.
— Хозяину хотелось этого.
Я улыбнулась.
— Мистер Хенникер, должно быть, задумал это сначала, но потом понял, что ничего не получится.
— Пожалуйста, скажите нам, что вам не по душе. Надеюсь, вы не считаете нас слишком навязчивыми.
— Конечно, нет.
— Мистер Хенникер очень по-доброму относился к нам… Это имение стало для меня домом.
— Так и будет… Пока вы не выйдете замуж.
Девушка опять опустила глаза. Эту привычку я уже наблюдала у матери.
— Мы сильно беспокоились, когда узнали, что мистер Мэдден женился…
— Это было для вас неожиданностью. Муж должен был предупредить вас.
— В этом доме командуем не мы.
— Сожалею, что вас не предупредили. Надеюсь, мы подружимся.
— Мой брат хорошо справляется с работой, получив место Тома Полинга. Мы уверены, что мистер Мэдден будет доволен.
— Вот и хорошо.
— Без Джимсона возникли бы проблемы. Мы им гордимся. Имя моего брата, наверное, показалось вам странным… Отца звали Джим, поэтому его назвали Джимсон.
— Отлично.
— Мы очень любим друг друга и никогда не забываем, что мама сделала для нас. Я, наверное, утомляю вас, миссис Мэдден. Но я просто хотела помочь. Здесь достаточно места для ваших вещей? Все, принадлежащее мистеру Мэддену, в другой комнате.
Девушка опять потупила взор. Может, для того, чтобы скрыть триумф?
— Достаточно, — холодно ответила я.
— Ужин в семь тридцать. На него придут Бэнноки. Вы спуститесь, когда будете готовы?
Я кивнула, и она наконец-то оставила меня одну.
У меня возникло подозрение, что Лилия рада тому, что мы с Джоссом не живем в одной комнате. Девушка не зря упомянула Изу Бэннок.
А может, опять разыгралось воображение? Почему я вечно ищу какую-то тайну? Но слишком многое случилось за столь короткий промежуток времени, и вчерашнее происшествие заставило думать о том, что в этом доме что-то неладно. Меня не оставляла мысль, что кто-то подглядывал за нами с улицы. Значит, вор в доме.
Я оделась с особой тщательностью, выбрав ярко-голубое шелковое платье, которое бабушка приготовила для выхода в свет. В таком виде я отправилась знакомиться с Бэнноками.
Они пили аперитивы в гостиной, и ко мне тут же направился Джосс.
— Джессика, познакомьтесь с Изой и Эзрой.
Я не сразу увидела женщину, так как огромный мужчина схватил мою руку и принялся трясти ее.
— Вот это сюрприз! — зычным голосом воскликнул он. — Поздравляю, Джосс! Она у тебя красавица.
Не зная, как повести себя, я улыбнулась и вежливо поприветствовала Бэннока, сказав, что много слышала о нем.
— Надеюсь, не плохое?
— Ни в коем случае.
— А вот Иза.
Жена оказалась на несколько лет моложе мужа. Очаровательные глаза цвета топаза разглядывали меня с интересом. Женщина напомнила мне тигрицу. Цвет волос гармонировал с цветом глаз, и она двигалась с грацией кошки, как в джунглях.
— Значит, вот какая жена у Джосса, — заговорила Иза. — Мы и не думали, что он когда-нибудь женится. Какая глупость… И такая неожиданная. Надеюсь, вам здесь понравится. Приятно, что появилась новая женщина. Тут их мало. Что делает нас весьма драгоценными. Ты согласен, Дэвид? — Она улыбалась Кроиссанту, покоренному ее чарами.
— Это зависит от женщины, — поклонился тот.
— Чушь, — огрызнулась Иза. — Цена поднимается из-за нехватки товара. Ты ведь купец и должен знать это.
Дэвид во весь рот улыбался ей. Видимо, его разум куда-то испарялся в присутствии этой сирены.
— Я принесу вам выпить, миссис Мэдден, — вмешалась экономка.
Но Иза уже спрашивала:
— Что ты привез, Дэвид? Ужасно хочу увидеть.
— Он покажет после ужина, — сказал Джосс.
— Черные опалы отлично продаются, — добавил Эзра.
— Я слышал, что у вас отличные находки, — встрял Дэвид.
— Можете не сомневаться, — добавил Эзра.
Иза улыбнулась мне.
— Хотите увидеть их?
— Да. Хотя я кое-что видела в Кейптауне, в доме Ван дер Штелей, куда приехал Дэвид.
Глаза Изы приобрели мечтательное выражение.
— Медовый месяц на море, должно быть, приносит замечательные впечатления. Как романтично! А потом появился Дэвид и показал вам драгоценные опалы.
— Во всяком случае, один из них, под названием Арлекин, я запомнила.
— Арлекин! — воскликнула Иза. — Он у тебя с собой, Дэвид?
— Покажу после ужина, — пообещал тот.
— Камень красив?
— Я получу за него огромную цену, — сказал Кроиссант.
— Для Дэвида опалы — это деньги, — сказала мне Иза. — Он не воспринимает их красоту. Я другая. И обожаю красивые камни. Их блеск возбуждает меня. Знаете, какой из них самый дорогой? Конечно, Зеленый Огонь.
— Ужин подан, — объявила миссис Лод.
Джосс сидел на одной стороне стола, а я на другой. Рядом с ним расположилась Иза. Эзра оказался моим соседом. Все мужчины не сводили глаз с его жены, и она считала такое всеобщее внимание заслуженным. Меня же злили ее манеры. Эта женщина наслаждалась своей властью и намеренно демонстрировала свое превосходство передо мной.
Подали бифштексы с овощами, а потом фруктовое желе. Но я не замечала, что ем. Мои глаза были прикованы к Изе, а точнее, к Изе и Джоссу. Я заметила, как пару раз она нежно касалась его руки и муж ласково улыбался в ответ. Миссис Лод и Лилия следили за моей реакцией.
Эзра пребывал в неведении и радовался успеху жены. Он ее явно обожал. Я пыталась убедить себя, что это пустая, легкомысленная женщина, но понимала, что не права. Ловкости и хитрости ей не занимать. Иза шутливо ругала Джосса за то, что он женился, не предупредив их, но было очевидно, что эта новость привела ее в замешательство.
Миссис Бэннок заговорила о Зеленом Огне и опять пересказала историю Десмонда Дерехэма.
— Выходит, что опал оставался у Бена. Что же случилось с ним?
После недолгой паузы Джосс поднял глаза и посмотрел на меня.
— Перед смертью Бен рассказал нам с женой, где спрятал камень. Он оставил его в наше общее владение.
Иза захлопала в ладоши.
— Я хочу увидеть его, немедленно!
— Боюсь, мы не можем показать его вам. Вчера мы проверили тайник, и опала там не оказалось.
Миссис Лод побледнела.
— Вы хотите сказать, мистер Мэдден, что он находился в доме?
— Когда Бен прятал его. Но кто-то украл Зеленый Огонь.
— Слава Богу, что его здесь больше нет, — тихо произнесла экономка.
— Вы наслушались сказок, миссис Лод, — заговорил Эзра. — О драгоценных опалах всегда рассказывают дурные истории, чтобы польстить самолюбию их владельцев. Придумывают, что камень приносит несчастье, и все начинают болтать об этом. Что ты намерен предпринять, Джосс?
— Разыскать камень. Но с чего начать?
— Кто мог узнать, где Бен спрятал его? — спросил Эзра. — Кому он рассказывал о нем?
— Думаю, никому. Он поделился со мной перед смертью. И еще с Джессикой.
— Где же тайник? — не унималась Иза.
— В картине.
— Как таинственно! — воскликнула Иза. — Интересно, кто украл его.
— Я этому человеку не завидую, — пробормотала миссис Лод.
— Мама, не нужно верить сплетням, — сказал Джимсон.
— Хочу напомнить, — вмешался Джосс, — что мне не нравятся разговоры о том, что опалы приносят несчастье. Люди перестанут покупать их.
— Джосс, — промурлыкала Иза, — как ты разыщешь Зеленый Огонь?
— Думаю, что нет смысла давать объявление и просить вора вернуть его.
— Конечно. Но с чего начать?
— Придется подумать. Но я не сомневаюсь, что верну камень.
— Если уж Джосс решил, то обязательно получит свое, не так ли, миссис Мэдден? — кошачьи глаза смеялись надо мной. — Вы, должно быть, знаете это.
— Уверена, что он человек решительный.
— Не хочу, чтобы по городу поползли слухи, — продолжил Мэдден.
— Но все уже пересказывают историю Десмонда Дерехэма, — сказал Эзра.
— Знаю. Пусть прекратят болтовню. — И, намереваясь поменять тему разговора, муж обратился к Эзре: — Ты не покупал новых лошадей в последнее время?
— Одну или двух. Они тебе понравятся, Джосс. Я приобрел серого коня. Его назвали Уэттлом. Чувственное животное и любит меня.
— Все лошади вас любят, — вмешался Джимсон. — Вы умеете с ними обращаться.
— Лошади и женщины, — сказала Иза, глядя на мужа.
— Первые — точно, — ответил Эзра. — Ты купил лошадь для миссис Мэдден? — спросил он Джосса.
— У меня их полно в конюшнях, но можно будет поискать новую.
— Пусть возьмет Уэттла. Он сильный, волевой, я шепну ему на ушко, и конь станет верным слугой твоей жены.
— Это слишком щедрый подарок, — сказала я.
Эзра отмахнулся.
— Мы все работаем в одной компании.
— Я очень благодарна…
— Конь вам понравится, он красавец. Относитесь к нему хорошо, и он отплатит вам тем же.
— Эзра умеет разговаривать с лошадьми, — обратился ко мне Джимсон.
— Еще раз большое спасибо.
— Тогда решено, — сказала Иза. — Дэвид, я не могу дождаться, чтобы взглянуть на твои сокровища.
— Может быть, после кофе? — предложила миссис Лод.
Изе хотелось поскорее добраться до драгоценностей. Мы отправились в гостиную, и под картиной с павлином Кроиссант разложил камни. Подняли жалюзи, чтобы стало светлее, и зажгли несколько свечей.
Мы все сидели за круглым столом, а трое Лодов расположились рядом. Мне показалось, что эти люди чувствуют себя неловко. Они вроде были членами семьи и при этом чужаками.
В центре стола стоял канделябр, и свет бросал отблески на драгоценные опалы.
— Да здесь настоящие красавцы, Дэвид! — сказал Эзра.
— В основном из Южной Австралии. Их трудно добывать. Там сейчас засуха, и шахтеры бедствуют. Нет дров, и вода в цене золота.
— Стараешься поднять цену, — подмигнул Эзра.
Джосс повернулся ко мне.
— Там богатые месторождения, но страшно тяжелая жизнь.
Мне было приятно, что муж вдруг вспомнил обо мне.
— А где же Арлекин? — как императрица, вопрошала Иза.
— Все в свое время, — ответил Дэвид. — Если вы увидите этот камень первым, то не захотите смотреть ни на что другое.
— А ты умеешь помучать!
Он открыл еще одну коробку, и мужчины принялись рассматривать опалы, обсуждая их достоинства и недостатки.
— Пожалуйста! — взвыла Иза. — Я хочу увидеть Арлекин!
Кроиссант открыл коробку, и камень предстал во всей своей красоте. Дэвид поднял его, взял в руку и любовно погладил. Интересно, купец думал о его красоте или цене?
Иза жадно схватила опал.
— Потрясающе! Посмотрите на эти цвета. Арлекин… Неудивительно, что Коломбина полюбила его. Фантастика… — она подняла голову. — Такого красивого камня я еще не видела.
— Он, наверное, и стоит немало, — заметил Эзра.
— Ты абсолютно прав, — констатировал Дэвид.
— Я бы все отдала, чтобы добавить его к своей коллекции, — вздохнула Иза.
— Придется начать собирать деньги, — сказал Эзра.
Джосс опять повернулся ко мне.
— У Изы прекрасная коллекция опалов. Хотя она их редко носит. Просто наедине восхищается своими сокровищами.
Женщина рассмеялась, и ее тигриное лицо приобрело странное выражение. В нем читались триумф и жадность.
— Они — мое состояние. Если Эзра бросит меня, придется продать коллекцию.
— Разве ваш муж способен на это? — холодно спросила я. Мне надоело, что эта дама демонстрирует свое превосходство.
— Никогда! — возмутился Эзра. — Иза — мое сокровище. Но когда она слышит о каком-нибудь красивом камне, то всегда хочет добавить его к своей коллекции.
— И Арлекин тоже. Ненавижу, когда опалы расценивают, как деньги, — сказала Иза. — Вы согласны со мной, миссис Мэдден?
— Конечно.
— Такой камень обязательно попадет в частную коллекцию, — вмешался Джосс.
— Ты хочешь его добавить в свою? — хитровато спросила Иза. Они обменялись странными взглядами, и муж тихо произнес:
— Подумаю.
Иза повернулась ко мне.
— Я собрала очень хорошие камни и с удовольствием покажу их вам.
— Буду рада увидеть.
— Пожалуйста, приходите к нам. Мы живем в пяти милях. Уэттл сам довезет вас. Он пообщается с Эзрой, пока мы рассматриваем коллекцию.
— Спасибо.
Иза неохотно отдала Арлекин, и Дэвид спрятал его. Напряжение спало.
Бэнноки вскоре уехали, и Джосс вышел проводить их.
Я вернулась в свою комнату, раздумывая о том, что произошло вечером. У меня из головы не выходила Иза, держащая в руках Арлекин. Что-то в этой сцене было важное… Люди, сидящие за столом и рассматривающие камень, разговоры об опалах. Собравшиеся понимали, что от этих камней исходит какой-то особый таинственный свет. Все происходившее казалось мне греческой трагедией, в которой Лоды играли роль хора. У меня опять появилось ощущение, что подводное течение так и осталось неуловимым. В моем новом доме происходило нечто непонятное и зловещее.
Отношения Изы и Джосса не выходили у меня из головы. Она была кокеткой от природы, но к моему мужу относилась по-особому. Все мужчины поддались ее чарам, даже Джимсон Лод. Недаром Лилия назвала ее роковой женщиной.
Я страшно злилась. Как эта дама посмела кокетничать с моим мужем? Так впервые я подумала о Джоссе как о законном супруге.
И тут же попыталась отбросить эти мысли. Женщины, подобные Изе, всегда раздражали меня. Мне наплевать на те отношения, что существуют между ней и Мэдденом.
Я уже собиралась лечь спать, когда услышала шаги в коридоре. Подойдя к двери, я прислушалась. Кто-то медленно и осторожно подходил к моей комнате, а потом остановился. По телу пробежала дрожь. Человек подслушивал у двери. Я осторожно дотронулась до ключа и повернула его в замке. Звук, должно быть, дошел до стоявшего.
Наступила тишина, а потом я услышала удаляющиеся шаги.
Этот инцидент меня сильно напугал.
К завтраку опять появился Эзра Бэннок. И это меня удивило. Я застала их с Джоссом за столом, и генеральный менеджер весело поздоровался со мной.
— Думаю, вам с Уэттлом нужно скорее подружиться. Я с ним переговорил, и конь не возражает, хотя поначалу брыкался. Поешьте, а потом отправимся в конюшню. Хочу удостовериться, что между вами сложились хорошие отношения, — сказал Эзра.
— А потом поедем в город, нужно все показать Джессике, — добавил Джосс.
Мы сразу же подружились с Уэттлом. Меня особенно поразило умение Эзры общаться с животными и разговаривать с ними.
— Ну, что, старина, не скучай, мы обязательно увидимся, — любовно приговаривал он. — Присмотри за этой молодой леди. Здесь трудно ездить верхом, так что не подведи!
Уэттл терся носом о бывшего хозяина.
— Ты, наверное, чувствуешь себя чужаком в новой конюшне. Съешь кусочек сахара и привыкай.
Животное с благодарностью жевало сладости.
Уэттл не сопротивлялся, когда его оседлали, но я почувствовала в своем новом друге спесивый нрав и принялась уговаривать, ласково трепать за уши, дабы произвести наилучшее впечатление.
Мы выехали верхом, и я в душе благодарила Эзру, огромного неуклюжего мужчину, за столь щедрый подарок и раздумывала, почему он женился на Изе и как относится к ее вольному поведению.
Вскоре показался город. Он производил удручающее впечатление.
— Вас здесь многое удивит, — заговорил Джосс. — Запомните, это селение выросло за одну ночь. Люди до сих пор живут во времянках, некоторые с женами и детьми. Здесь находится работа для всех.
Ребятишки высыпали из палаток, чтобы посмотреть на нас. Мы проехали к центру, где стояли небольшие деревянные коттеджи. В магазине торговали провизией и другими товарами. Я не могла не заметить, как уважительно здоровались с Мэдденом и с каким любопытством разглядывали меня.
Мы миновали кузницу, где подковывали лошадь, и Джосс поздоровался.
— Доброе утро, Джо!
— Здравствуйте, хозяин!
— Это миссис Мэдден, моя жена. В будущем вы часто будете видеться, Джо.
На пороге появился кузнец, вытиравший руки.
— Добро пожаловать, мадам, — сказал он.
— Благодарю вас, Джо.
— И мои поздравления, если не возражаете.
— Еще раз благодарю.
— Хорошо, что хозяин наконец-то женился, — прокомментировал Джо. Джосс внезапно рассмеялся.
— Так вот каково твое мнение.
— Мужчины должны жениться, ведь вы уже давно не мальчик.
— Да. — И муж обратился ко мне: — Видите, Джо не стесняется говорить правду. Он мастерски обувает лошадей и считает их важнее людей. Так, Джо?
— Похоже, хозяин. Без них не обойтись.
— Ты прав. Привяжи лошадей, Джо, — приказал Джосс.
Мы с Эзрой спешились, и тот опять принялся любовно разговаривать со своей лошадью и с Уэттлом, которого наградил еще одним куском сахара. Потом генеральный менеджер заторопился в свой кабинет, а Джосс взял меня за руку и повел по улице, по пути представляя разным людям.
Стояла жара. Над нами кружили мухи, я тщетно пыталась отбиться от них, что немедленно повлекло за собой насмешки мужа.
— В полдень будет еще хуже, — довольно произнес он. — Будьте осторожны, они кусаются, предпочитая свежую английскую кровь, особенно голубую. Насекомые привыкли к более грубой, так что поберегитесь.
— Мне кажется, вы намеренно делаете все, чтобы мне здесь не понравилось.
— Просто рисую реальную картину. У вас слишком романтические взгляды на жизнь. Вы, наверное, думали, что будете гулять под ярким солнцем и подбирать с земли прекрасные опалы.
— Чушь! Ничего подобного! Бен много рассказывал о тех опасностях, которые поджидают шахтеров. Несчастный случай, происшедший с ним самим, — тому наглядное подтверждение.
— Не надо злиться, а то люди подумают, что мы ссоримся.
— А разве нет?
— Просто дружеская перепалка. Мы должны произвести хорошее впечатление. Молодожены не должны браниться, это плохо смотрится со стороны.
— Почему?
— Все дело в нашем общем бизнесе. В компании не должно быть никаких трений.
— Вы ни о чем другом не думаете?
— Думаю, но лишь изредка.
— Позвольте мне самой прийти к какому-нибудь мнению.
— Договорились, пусть будет так.
Многие мужчины, встречавшиеся в Фэнси Тауне, носили огромные соломенные шляпы, покрытые капустными листьями. Это предохраняло их от палящих солнечных лучей. Рабочие спешили на поля, простиравшиеся за городом. Там я заметила шахты и огромные кучи сухой земли. Добыча шла полным ходом.
— Здесь две тысячи народу, и часто появляются разные торговцы, обслуживающие население. Столовая Трантов преуспевает, так мне сказали.
— Я хотела бы с ними познакомиться.
— Сейчас переговорим.
Мы подошли к деревянному строению и встретились с Джеймсом и Этель. Хозяин чистил картошку и при виде Джосса вскочил на ноги.
Мужчины пожали друг другу руки.
— Очень сожалею о случившемся, — сказал Мэдден. Трант кивнул.
— Слава Богу, что хоть здесь дела идут хорошо.
— В городе все довольны.
— Это приятно, сэр. Мистер Бэннок подал нам идею, и она сработала.
— Вот и отлично… Познакомьтесь с моей женой. Я привез ее, чтобы показать Фэнси Таун.
Джеймс пожал мне руку и сказал:
— Добро пожаловать, мадам, — и тут же побежал за Этель.
Хозяйка немедленно явилась, вытирая перепачканные мукой руки о большой передник. Нас представили, и Джосс поделился нашими переживаниями о проведенной ночи в сожженной гостинице.
— Давайте не будем говорить о плохом, — сказала Этель. — В лесу невозможно спасти деревянный дом, особенно во время засухи… Когда мы увидели огонь, то надежды не оставалось. К счастью, мистер Бэннок предложил дом и посоветовал устроить здесь столовую. Сейчас все хорошо. Мужчины тут едят, как лошади. Они работают не покладая рук и рады домашней пище. Обожают жаркое и жареную говядину, да еще хороший суп и картошку в мундирах, когда ее готовят на костре, а потом чай…
Джеймс прервал жену и сказал, что им вполне хватит на жизнь, пока месторождение приносит опалы.
— Нужно просить Бога, чтобы так и было, — снова заговорила Этель.
— Не беспокойтесь, в Фэнси Тауне полно опалов, — заверил ее Джосс.
— Странно, что за несколько дней до пожара появился тот человек, — продолжила миссис Трант.
— Какой? — тревожно спросил мой муж.
— Он дружил с Дерехэмом в Америке и сказал, что Десмонд не воровал Зеленый Огонь и камень все время находился в Австралии. Мне кажется, что именно этот рассказ принес нам несчастье.
— Глупости! — вмешался Джосс.
— Именно так я и говорю Этель, — согласился Джеймс.
— Но где бы этот Огонь ни появился, он приносит одни трагедии. Возьмите, к примеру, мистера Хенникера, который попал в обвал.
— Несчастные случаи здесь бывают часто, — напряженно огрызнулся Мэдден.
— И все же мистер Хенникер умер… Похоже, опал все время находился у него.
— Вам придется закрыть столовую, если эти разговоры не прекратятся, — злобно сказал Джосс. — Нужно положить им конец. Нельзя напоминать о том, что опалы приносят несчастье.
Джеймс и Этель страшно расстроились. Я, конечно, пожалела их и разозлилась на мужа, а поэтому сказала:
— Думаю, что никто не воспринимает подобную болтовню всерьез.
— Вы не правы, — выпалил Джосс. — Необходимо прекратить все россказни немедленно.
Я улыбнулась Трантам, словно извиняясь перед ними за тяжелый разговор, и тут Джосс позвал:
— Нам пора.
Когда мы отошли в сторону, я тут же заговорила:
— Зачем быть таким грубым?
— Это необходимость.
— Бедные Транты пережили страшную трагедию, а вы даже не посочувствовали им.
— Неправда. Но их болтовня может понизить цену опалов, и тогда никакая столовая не понадобится. С этим необходимо бороться.
— Понятно. Тогда жестокость породит доброту.
— Вот именно. У вас есть какие-то возражения?
— Такое положение вещей мне не нравится.
— Я кое-что обнаружил.
— Что?
— Многое во мне вам очень не по душе. — Я предпочла промолчать, а муж злобно продолжил: — Боюсь, что вы сожгли мосты, приняв условия Бена. Так что привыкайте… — И опять раздался саркастический смех.
— Я приехала сюда с надеждой полюбить Австралию, а вы только все портите.
— Это моя характерная черта….. Если бы Бен выдал вас замуж за приятного джентльмена, вы бы несказанно радовались.
— Мы должны вести себя уважительно по отношению друг к другу, несмотря на то, что оба попали в ужасное положение.
— Наверное, это добрый старый английский обычай.
— И неплохой.
— Тогда подайте хороший пример. Притворитесь, что все прекрасно, и это поможет. Может быть, со временем вам здесь и понравится. Когда-нибудь на этом месте вырастет прекрасный город с большим собором. Мы избавимся от лачуг и построим настоящие дома, которые удовлетворят ваш тонкий вкус.
— Возможно.
— Здесь расположено управление компании, — он показал мне на самое большое здание. — Вы, должно быть, захотите ознакомиться с ее работой. Вникнете в дела позднее, а сегодня давайте обойдемся представлением.
— Надеюсь, что служащие воспримут меня без насмешек.
— Мою жену?! Да они не посмеют.
Мы зашли в прохладное здание, где, к счастью, не было мух. В нескольких кабинетах работали люди. Меня поразило их отношение к Джоссу — он пользовался всеобщим уважением. Эзра собрал начальников отделов, и их представили мне.
— Миссис Мэдден — одна из новых директоров, — объяснил муж.
Присутствовало шесть мужчин, включая Эзру и Джимсона Лода. Мне особенно понравился Джереми Диксон — высокий блондин, приехавший из Англии. Скорее всего у нас много общего.
Джосс объяснил, что добыча — лишь часть дел компании. Здесь были эксперты по сортировке и обработке опалов, ибо малейшая ошибка стоила больших денег.
Мы сидели за столом, когда муж рассказал сотрудникам о завещании Бена, который разделил свои акции пополам между Джоссом и мной, впервые сделав женщину столь важной персоной в своей фирме.
Мэдден повернулся ко мне.
— Вы познакомитесь со всеми делами…если решите заняться ими вплотную. Не нужно принимать решение в спешке, я могу позаботиться обо всем сам.
— Мне хотелось бы участвовать в работе компании, — сказала я.
И тут же раздались аплодисменты.
— В таком случае давайте послушаем, что произошло за время моего отсутствия. Это будет началом вашей карьеры.
Честно признаюсь, что не понимала многого из того, что обсуждалось экспертами. Но очень не хотелось, чтобы Джосс понял это. Я решила заняться делами и доказать мужчинам, что не стушуюсь и смогу вникнуть в суть проблем, стоящих перед компанией по добыче опалов.
Они проговорили около часа. Все было поучительным. Джосс спросил, хочу ли я остаться в городе или вернуться в имение, тогда он пошлет человека проводить меня.
Я решила остаться, и Джереми Диксон повел меня по кабинетам, чтобы потом отвезти в Павлинье, так как муж намеревался пробыть в Фэнси Тауне весь день.
Так я увидела, как сортируют и обрабатывают опалы, наблюдала за работой и оценкой их качества. Я научилась определять породу, в которой могут быть первоклассные опалы, и находить пустую. Джереми оказался мастером по этой части.
Меня поразило, как при тщательной обработке появляются камни невероятных цветов, ибо при малейшей неосторожности драгоценные опалы могут быть испорчены навсегда.
Позднее я увидела уже готовую продукцию. Некоторые рабочие чуть не плакали, когда камень, в который было вложено столько пота и крови, оказывался не стоящим ни гроша.
День прошел очень интересно, но Джосс оказался прав: все за один раз не усвоишь. Стояла страшная жара, и я решила вернуться в имение.
Уэттл и ухом не шевельнул, когда я оседлала его. Мы двинулись в путь с Джереми Диксоном, всю дорогу рассказывавшем мне о своем доме в Нортхэмптоншире. Он был сыном священника и напомнил мне о Мириам с Эрнстом.
Джереми приехал в Австралию восемь лет назад с надеждой преуспеть в добыче золота. Но, к сожалению, ему не повезло. Постепенно опалы завладели воображением Диксона, а потом он познакомился в Сиднее с Беном Хенникером, понравился моему другу, и тот предложил молодому человеку место в компании. Джереми старался изо всех сил и произвел на Бена отличное впечатление. Три года назад он возглавил отдел.
— Вам нравится здешняя жизнь? — спросила я.
— Я люблю опалы. Эти камни меня завораживают. Ничто не может принести такое удовольствие.
— А вы не скучаете по Англии?
— Все в Австралии испытывают ностальгию. После работы тут скучно. Бен это понимал и всегда старался, чтобы служащие были счастливы. Нас часто приглашали в имение на ужин обсудить дела, и кроме того, там часто устраивали приемы. Когда Хенникер уехал в Англию, мы все скучали по нему. Но ваш муж следовал традициям отца, а когда уехал и он, Лоды часто звали меня в Павлинье.
— Зайдете в дом? — пригласила я, когда мы добрались до места.
— Только на полчасика. Мне нужно возвращаться на работу. Следует поздороваться с миссис и мисс Лод.
Я отвела его в гостиную и послала слугу предупредить Лилию и ее мать, что у нас гость.
Девушка появилась первой, и меня тут же удивила перемена в ней. Она улыбалась, протягивая обе руки Джереми Диксону.
— Я привез миссис Мэдден, — объяснил он.
— Вы, должно быть, устали, — сказала Лилия. — Принести что-нибудь выпить?
— Пожалуйста.
Она позвонила и приказала слуге подать лимонад, который сделала утром сама, предупредив, что напиток стоял на льду и освежит нас.
Мы приятно беседовали. Джереми Диксон оказался англичанином до мозга костей, и мне с ним было легко. Кроме того, в его присутствии Лилия оживилась, и это навело меня на мысль, что молодой человек ей небезразличен.
Я рассказывала о том, что успела увидеть в городе, когда вошла миссис Лод.
Она стояла у двери, устремив взгляд на Лилию.
— Значит, приехал мистер Диксон, — чуть погодя заговорила экономка.
— Да, мама. Он провожал миссис Мэдден. Лимонад пригодился.
— Вот и хорошо, — произнесла миссис Лод и опустила глаза, словно не желая смотреть на нас. Она явно нервничала.
— Напиток очень вкусный, — продолжила я разговор, но в душе подозревала, что сейчас не время говорить о лимонаде, ибо в доме разыгрывается какая-то неведомая драма.
Мой взгляд остановился на картине, павлин напоминал Джосса. Мне опять показалось, что я невольно стала главным действующим лицом в какой-то пьесе, о драматической развязке которой можно было только догадываться.
Следующие три дня я ездила в город с Джоссом. Каждый из них начинался одинаково — с совещания, на котором председательствовал мой муж. Обсуждались все заслуживающие внимания находки. Джосс показывал мне камни, а я училась противостоять ему, так как все больше узнавала об опалах, красота которых завораживала меня.
Я познакомилась со всеми рабочими и служащими, часто разговаривала с шахтерами, поначалу не воспринимавшими меня всерьез. Однако обнаружив мои знания и интерес к делу, они начали выказывать некоторое уважение. Это помогало в спорах с Джоссом. Я же старалась доказать, что удел женщины — не только дом и дети.
Больше всего меня интересовала обработка минералов. А поскольку этим отделом руководил Джереми Диксон, то я встречалась с ним чаще, чем с другими служащими компании. Этот человек оказался романтиком своего дела.
Однажды днем он подогрел воду на спиртовке и приготовил чай в своем офисе. А потом рассказал мне много интересных историй.
— Древние турки утверждали, что огненный камень был выброшен ударом молнии из рая. Он разбился и дождем упал на нашу планету. Так появились опалы, — восторженно говорил Джереми. — Когда-то их называли огненными камнями, и это справедливо. Миссис Мэдден, опалы околдовывают, от них невозможно оторвать глаз. Вы это чувствуете?
— Начинаю.
— Опалы обладают странной властью над людьми. Ее ощущают все.
Во время нашего разговора в офис заглянул Джосс.
— Я не прервал ваше чаепитие? — спросил он.
— Это рабочее чаепитие, — ответила я. — Мистер Диксон дает мне урок.
— Надеюсь, моя жена — способная ученица, — он подчеркнул слова «моя жена», словно напоминая Джереми о моем положении. Мне это показалось излишним, и когда муж удалился, я уже злилась, что он прервал такой приятный тет-а-тет. Диксон, конечно, понял, что пора возвращаться к работе.
Через день за завтраком Мэдден сказал:
— Пора показать вам окрестности. Мы можем прокатиться сегодня и ознакомиться с ними. Вам нельзя ездить одной.
— Но я могу найти сопровождающего.
— Вот я себя и предлагаю… Хотя молодой Диксон с удовольствием провожает вас.
— Он много знает об опалах.
— Иначе бы он не работал в компании, — сухо ответил Джосс.
Мы поехали в другую сторону от Фэнси Тауна.
— Вы ничего не узнали о пропаже Зеленого Огня? — спросила я мужа по пути.
— Хотите предложить что-нибудь дельное?
— Когда пропадает ценная вещь, ее непременно ищут.
— Это не обычная кража. Во-первых, никто не знает, когда она произошла.
— Скорее всего после отъезда Бена в Англию. Непонятно, почему он не забрал камень с собой.
— Это было бы рискованно, и отец считал, что оставил его в надежном месте.
— Но кто-то нашел тайник. Нам нужно сделать все возможное…
— Я уже делаю.
— Не забывайте, что этот камень частично принадлежит мне.
— Всегда помню.
И внезапно меня осенило: муж оставался в имении после отъезда Бена. А что если он нашел опал в картине?
Но Джосс бы не стал воровать у Бена. Хотя этот камень оказывает загадочное влияние на людей. Моего отца он околдовал, и тот бросил мать. Кто может точно сказать? Тогда бездействие Джосса объяснимо.
— Положитесь на меня, — заговорил он. — Я что-нибудь придумаю. Мы найдем Зеленый Огонь. Вы торопитесь, но жизнь не мелодрама. Человеческие поступки нельзя упаковать в аккуратные пакетики и подписать. Сейчас важно прекратить любые разговоры о Зеленом Огне. Люди станут думать, что опалы приносят несчастье. Мы с Беном всегда боролись против вредной болтовни. Лучше вспоминать старые легенды, в которых говорится, что опалы — талисманы против зла. И запомните: никому ни слова об этом камне.
— Ваши слова звучат, как приказ.
— Именно так. Так лучше для нашего общего блага.
Муж отвернулся и поскакал к низким холмам. Из под копыт лошади поднялась пыль, и на некоторое время я потеряла его из виду. Мне хотелось развернуть лошадь, но остановила боязнь заблудиться в лесу. Без Джосса мне до имения не добраться.
Муж ждал меня в ложбине.
— Здесь когда-то была большая шахта, — показал он. — Сейчас она заброшена. Под землей полно помещений. Говорят, это место посещают привидения.
— Я думала, что в подобные вещи вы не верите.
Джосс ухмыльнулся.
— Зато верят другие. Шахтеры очень суеверны, так как их постоянно испытывает судьба. Ходит молва, что человек по имени Гровер сделал на этом месторождении состояние, а потом переехал в Сидней. Женился и вместе с супругой промотал все деньги. Жена тут же оставила его, и Гровер превратился в бродягу. Говорят, он прятался под землей в старой шахте и всегда носил маску. Люди прозвали его Бандитом из шахты Гровера. Когда парня пристрелил кучер дилижанса, маску сняли и обнаружили, кто скрывался под ней. А потом пошли разговоры, что дух бушмена поселился в шахте, и теперь никто не ходит здесь ночью. Некоторые клялись, что видели привидение в маске. Поэтому лучше не появляться здесь после захода солнца, иначе можно услышать плач Гровера, скорбящего по своему богатству и по своей женщине.
— В этом месте есть что-то зловещее.
Мы спешились и дошли до старой шахты. Она провалилась, но сохранилась старая железная лестница, ведущая в забой.
Джосс внимательно наблюдал за мной, а я не могла сдержать дрожь.
— Здесь чувствуется запах смерти, — зловещим полушепотом произнес он и приблизился ко мне.
— Не знаю, что бы я подумала, если бы вы не рассказали эту историю. Может, просто посчитала бы, что здесь обычная выработанная шахта.
— Пошли. На сегодня достаточно.
Джосс ускакал вперед, показывая мне в сторону горизонта.
— Видите здание?
— С трудом. Это дом?
— Имение.
— Чье?
— Сейчас узнаете, — прокричал Джосс и поскакал.
Мы приблизились к белому дому, сверкающему на солнце.
— Здесь обитают Бэнноки, — сказал муж, и мое настроение тут же упало. Меньше всего хотелось встречаться с Изой.
При нашем приближении залаяли собаки, и на пороге появился Эзра.
— Посмотри, кто здесь.
Он открыл ворота и с радостью погладил Уэттла, спрашивая коня, как тот поживает.
— Входите, — пригласил хозяин. — Иза будет рада… Но сначала сходим в конюшню. У меня новая лошадь. Ты ведь за этим приехал, Джосс?
— Джессике захотелось увидеть вас, — ответил муж и вопросительно посмотрел на меня, прекрасно понимая, что между мной и Изой с момента знакомства возник антагонизм.
Мы посетили огромные конюшни. Уэттл обрадовался знакомой обстановке. А потом все вернулись в особняк. На огромном дубовом комоде стояла ваза с великолепным букетом. Полы в холле были выложены мозаикой, и нас встретила приятная прохлада.
— Иза, у нас гости! — прокричал Эзра.
Женщина в фиолетовом платье с оборками выглядела свежей и красивой даже при предвзятом рассмотрении. Пришлось признаться себе в этом.
— Как приятно, миссис Мэдден… с мужем, — приблизилась она.
Джосс поцеловал Изе руку, что было не в его стиле, и это шокировало меня. Но, к сожалению, мой муж относился к этой даме по-особому.
— Дорогой Джосс, — ласково прошептала она. — Как приятно, что ты приехал.
— Надеюсь, мы не помешали? — сказала я, чтобы привлечь внимание к собственной персоне.
— О, миссис Мэдден, не пора ли нам перейти на «ты»? Мы ведь будем часто встречаться. Я называю вашего мужа по имени и так же должна называть его жену. Пусть будет Джессика, если ты не против…
Она произнесла мое имя так, словно оно подходило угрюмой старой женщине, воспринимавшей жизнь слишком серьезно.
— Джессика, твои визиты всегда кстати. У нас редко бывают гости, и они желанны.
— Но мы ведь встречались совсем недавно.
— Нет, давно, — пропела она. — Оставайтесь на обед. Эзра сегодня работает дома и с удовольствием присоединится. Вы сможете вдоволь наговориться о делах.
— Отлично, — тепло согласился Джосс. — Я надеялся на приглашение. Мы сможем вернуться домой после обеда, когда станет прохладнее.
Сам елейный тон, которым муж обращался к этой даме, возмущал меня.
— Сначала выпьем чего-нибудь холодненького в моей гостиной, — сказала Иза. — Эзра, дорогой, позови Эмили.
Чувствовалось, что эта комната принадлежит именно женщине. Раньше она представлялась мне тигрицей, а теперь показалась паучихой, пожирающей своего самца, ибо тот перестал быть полезным для нее. Обстановка поражала женственностью: муслиновые занавески, множество цветов, стулья с яркой обивкой. Вскоре принесли прохладительные напитки.
— Мы всегда дружим с соседями, Джессика, — сказала Иза, — и очень рады видеть их. Особенно настоящих друзей, — она кокетливо посмотрела на Джосса, а тот глупо улыбнулся в ответ, что привело меня в еще большую ярость. Он не смеет восхищаться другой женщиной в присутствии собственной жены. Несмотря на то, что между нами нет близких отношений, нужно соблюдать условности.
Они долго болтали о людях, которых я не знала. Словом, Иза делала все, чтобы вычеркнуть меня из разговора до того момента, пока не упомянула об Охоте за сокровищами — ежегодной вечеринке в Павлиньем имении.
— Ты слышала о ней, Джессика? Джосс, бессовестный, — обратилась дама к моему мужу, — не рассказал об этом жене.
Мэдден повернулся ко мне.
— Мы проводим Охоту за сокровищами раз в год. Она состоится через несколько недель.
— На ней очень весело, — сказала Иза. — В имение приезжают около семидесяти гостей. Каждый получает карту, по которой может начать поиски. Это так увлекательно! Игру придумал Бен, чтобы развлечь своих служащих. Он всегда говорил, что все беды начинаются от скуки.
— Там должно быть интересно, — без воодушевления сказала я и холодно посмотрела на Джосса. — Хотелось бы узнать о приеме подробнее.
— Я просто забыл. Эта игра может показаться немного детской…
— Но зато веселой! — воскликнула Иза.
— Людям нравится, — добавил Джосс. Но дама поменяла тему так же быстро, как и затронула ее.
— Я ведь обещала показать тебе свою коллекцию, Джессика. Как ты на это смотришь, Джосс?
Они с моим мужем обменялись понимающими взглядами.
— Конечно, покажи. Джессика заинтересовалась опалами и быстро входит в курс дела.
— После обеда, — пообещала Иза, — а сейчас за стол.
Подали холодного цыпленка с салатом, затем фрукты, которые законсервировали слуги.
— Ты тоже будешь заниматься заготовками, Джессика. Надеюсь, тебе они будут удаваться. Я — плохая хозяйка, но могу проявить себя в другом.
Эзра громко рассмеялся, и Джосс последовал его примеру, будто женщина сказала нечто предельно остроумное.
Мое раздражение росло, хотелось как можно дальше убраться от Изы, чьи таланты меня не прельщали. Хотя мой муж явно потакал ей во всем.
После обеда мы отправились смотреть коллекцию. Иза достала из сейфа коробки и продемонстрировала великолепные камни, о которых знала множество интересного. Каждый был по-своему неповторим.
— Я собираю только лучшие образцы, — сказала она мне.
— Несомненно, — подтвердил Джосс.
— Приятно слышать это из уст такого знатока, как ты, — улыбнулась она Мэддену.
— Иза хочет иметь лучшую коллекцию в Австралии, — вмешался Эзра.
— В мире, — поправила его жена. — А теперь… — дама вытащила маленькую коробочку, открыла ее, и мне показалось, что в ней блеснул знакомый красавец Арлекин.
Я не могла поверить своим глазам. Может, это нечто похожее, и я не могу различить? Как Арлекин оказался у Изы?
Дама довольно хмыкнула и выдала себя:
— Она узнала его…
Я подняла глаза и поймала на себе взгляд Джосса, напряженно следившего за мной.
— Он похож на Арлекин, — пробормотала я.
— Это он самый.
— О… Очень красивый.
— Возьми, подержи в руке. Он неповторим. Один из лучших в моей коллекции.
— Тебе повезло, — сказала я.
— Я должна благодарить очень хорошего друга… — Она улыбалась Джоссу, и мое сердце сжалось от злости.
— Какого хорошего друга? — неуклюже спросила я.
— Милого Джосса. Он знал, что я загорелась этим камнем, и преподнес его мне. Правда, Эзра?
— Щедрый подарок, — согласился Эзра.
— Очень интересно… — с трудом выдавила я.
Я положила камень на бархат, надеясь, что мои пальцы не дрожат и не выдают охватившее меня бешенство. Так я еще никогда в жизни не злилась.
Однако Эзра не выглядел обеспокоенным. Как он терпит, когда его жена принимает дорогие подарки от другого мужчины? Неужели не чувствует того же, что испытываю я при мысли о том, что мой муж так бесстыдно одаривает чужую жену.
— Значит, ты его все-таки получила, — не сдержалась я.
— Я всегда добиваюсь своего, не так ли, Эзра?
— Похоже на то, дорогая.
— У тебя прекрасная коллекция. Сколько времени понадобилось, чтобы собрать ее?
— Немного. Прошло пятнадцать лет с тех пор, как мы с Эзрой поженились.
— Так мало? — спросила я, стараясь подчеркнуть ее зрелый возраст. Ненависть, прозвучавшая в моем голосе, заставила Джосса хитровато сощуриться. В этот момент я ненавидела его.
Коллекцию убрали, и время нашего визита подошло к концу. Его цель была достигнута. Мы еще немного поговорили, пока тигриные глаза Изы пожирали моего мужа.
Я почувствовала облегчение, когда взобралась на Уэттла и мы отправились в Павлинье.
Всю дорогу я старалась держаться подальше от Джосса и была погружена в свои мысли.
— Что-то вы сегодня молчаливая, — заметил он.
— Нужно было предупредить меня, прежде чем ехать к Бэннокам.
— Хотел устроить приятный сюрприз. Иза ведь прекрасно приняла нас, да?
— Особенно вас.
— Она меня давно знает.
— И очень близко, как мне кажется.
— Мы старые друзья.
— Она должна быть благодарна, вы делаете ей такие замечательные подарки.
— Этот камень — красавец.
— Согласна.
— Послушайте, а почему вы злитесь?
— Что вы хотите сказать?
— По-моему, вы не одобряете моего поступка.
— Он мне показался странным.
— Значит, вам самой хотелось заполучить Арлекин? Я и не подумал. Благодаря стараниям Джереми Диксона вы теперь знаете толк в драгоценных опалах. Нужно было попросить, и я бы подарил Арлекин вам.
— Мне не нужны дорогие подарки от вас.
— Но вы злитесь из-за того, что я отдал камень Изе.
— Как на это отреагировал ее так называемый муж?
— Ему так же плевать, как и моей так называемой жене. Хотя, может быть, я ошибаюсь?
— Это глупый поступок.
— Почему? Иза хотела иметь этот камень. Разве я не могу сделать подарок доброму другу?
— Немножко странно, что вы дарите нечто чужой жене, а потом просите свою собственную, ничего не знавшую об этом, одобрить ваши действия.
— Я ничего не просил. Ни один из моих поступков не получил вашего одобрения.
— Но этот выходит за рамки элементарных приличий.
— Здесь они не нужны.
— Вы — ее любовник.
Он промолчал.
— Так? — потребовала я ответа.
— Мы ведь должны делать красивую мину при плохой игре, так что нечего выспрашивать чужие секреты. Именно по этой причине я не отвечу на ваш вопрос.
— Вы на него ответили.
— Я почувствовал ваше неодобрение. Но имеете ли вы на него право? Вы ведь меня отвергли. Разве можно винить за то что я ищу любви в другом месте?
Один взгляд на Джосса, и я поняла, что он издевается надо мной. Когда это прекратится? Будучи не в силах сдерживать себя, я пустила лошадь галопом.
— Остановитесь! — закричал Джосс. — Куда это вы поехали? Вы сразу заблудитесь. Следуйте за мной.
Пришлось подчиниться.
Оказавшись в спальне, я ощутила себя несчастной и злой одновременно. Итак, Джосс влюблен в Изу Бэннок. Ничего удивительного, она женственная и привлекательная. В этой даме есть все, чего не хватает мне. Вывод один: Иза — его любовница.
Я лежала на кровати и смотрела в потолок, убеждая себя в том, что презираю мужа. Высокомерный, скрытный, бессердечный и жестокий негодяй! Ненавижу!
— Проклятый Павлин, — бормотала я. — Ишь ты, распустил хвост!
Однако Арлекин открыл мне нечто другое, о чем размышлять не хотелось. Какая глупость! Почему я так разозлилась? Почему обиделась? Потому что…
Придется признать правду. Я либо влюбилась в Джосса, либо приближаюсь к этому состоянию. Его страсть к другой женщине заставила меня осознать неизбежное. Нужно быть откровенной, в обществе Мэддена я чувствовала себя счастливой, отсюда моя предвзятость и надуманная ненависть.
Теперь правда открылась мне. Я любила собственного мужа, несмотря на последнее открытие. В нем было все, что мне не нравилось в мужчинах, и тем не менее чувство не угасало.
— Ты сошла с ума, — ругала я себя вслух.
Но так и было. Все влюбленные одинаковы. Больше часа я размышляла над своим открытием, а потом в дверь постучали.
— Войдите.
На пороге появилась миссис Лод.
— Извините, не знала, что вы отдыхаете.
— Нет, я просто не переоделась. Было очень жарко, и мы далеко ездили.
— Мистер Мэдден говорил, что вы обедали у Бэнноков.
— Да.
— Говорят, у них отличная кухарка.
— Несомненно, еда была вкусная.
— Хочу рассказать вам об «Охоте за сокровищами».
— Я сегодня услышала о ней впервые.
— Жаль, что мистер Мэдден забыл упомянуть об игре. Она проходит ежегодно. Мистер Хенникер придумал это развлечение, чтобы отвлечь служащих от скуки.
— Расскажите подробнее, миссис Лод.
— Готовятся карты, на которых наш дом изображен как необитаемый остров. Все ищут два опала, довольно ценных. Слуги вешают указатели, дабы облегчить поиск. Мистер Хенникер считал, что нужно вовлекать челядь в подобные мероприятия. Они вспоминают это событие целый год.
— Очень занимательно.
— Я им помогаю, но обычно не принимаю участия в поиске сокровищ, хотя мистер Хенникер настаивал на этом. — она улыбнулась воспоминаниям. — Мне хотелось бы обсудить все приготовления с вами. Мы рассылаем приглашения заранее и готовимся к фуршету.
— Кто обычно приезжает?
— Главы отделов и служащие, где-то около семидесяти человек. Для рабочих праздник устраивается отдельно. Тоже с призами.
— Вы способны обойтись и без моей помощи, миссис Лод.
— Конечно, но, может, вы захотите внести какие-нибудь изменения?
— Ни в коем случае, я здесь новичок. Пусть пройдет первая Охота, а потом решим, стоит ли менять старые правила.
— Я обычно посылаю в Сидней за продуктами, и мы многое готовим на кухне.
— Делайте все, как обычно.
— Я думала, что вы знаете, как проводить такие праздники. Вы ведь происходите из такой хорошей семьи.
Я с удивлением смотрела на миссис Лод, но экономка тут же потупила взор.
— Мистер Хенникер многим делился со мной, а мистер Мэдден говорил, что вы одна из Клейверингов… Хозяин ведь купил у них дом.
— Я действительно в девичестве мисс Клейверинг, но никогда не жила в Оуклэнд Холле. Наша семья обеднела и поэтому продала его.
— Знаю, но я думала, что вы мастерица в таких делах.
— Не уверена, — ответила я. — Думаю, вы прекрасно справитесь и без меня.
— Я рада, что вы не настроены против нас.
— Против?! Почему? Вы столь полезны в доме.
— Я имела в виду всю семью… Мы живем здесь и пользуемся привилегиями.
— Таково желание мистера Хенникера.
— Да, он не забыл нас в завещании, так как всегда любил Джимсона и Лилию. Они были совсем детьми, когда мы приехали сюда… Я всегда буду благодарна хозярну. В то время я была в отчаянии. Мы с мужем были очень близки, и я не хотела ехать в Австралию. Когда он умер, семья осталась без дома и средств к существованию. И тогда появился мистер Хенникер.
— Значит, вам повезло.
— Но после его кончины я ждала перемен, а когда мистер Мэдден приехал с женой…
— Вас это, конечно, удивило. Но не беспокойтесь, я очень рада, что вы есть. Без вас мне бы не справиться.
Экономка с трудом взяла себя в руки и заговорила практичным тоном:
— Я хочу показать вам приглашения. Они одинаковые каждый год.
— Не нужно беспокоиться. Делайте, как знаете, и все будет хорошо.
Она недоуменно смотрела на меня.
— Я больше интересуюсь делами компании, нежели домом, миссис Лод, — продолжила я.
— Вы очень необычная леди и добьетесь своего.
— Надеюсь, миссис Лод, — сказала я.
Ночью я не могла спать и думала о том моменте, когда Иза открыла коробку с Арлекином. Джосс знал, что она собирается показать его мне, и дал свое добро. Именно с этой целью муж и повел меня к Бэннокам. Чтобы отомстить за мое пренебрежительное отношение. Джосс явно хотел показать, что я ему так же безразлична, как и он мне. Кроме того, ему не нравилась наша крепнущая дружба с Джереми Диксоном. Как он может протестовать против невинных отношений, имея в то же время порочную связь с Изой?
И что думает Эзра? Неужели он отступил только потому, что Джосс владеет компанией? Что это тогда за муж? Он потакает всем желаниям жены. Какую власть имеет над ним кокетливая тигрица? Ее красота порочна. Иза чем-то похожа на сирену, которая доводит мужчин до погибели. Они прекрасно знают о последствиях, но не могут противостоять зловещим чарам.
Я страшно переживала и начинала понимать, что вопреки собственному желанию поддалась очарованию Джосса. Презирая его, я хотела, чтобы муж был постоянно рядом, обнимал меня, улыбался и как-то поборол мое сопротивление.
Что же произошло со мной?
Если бы не Иза… Но какой смысл теперь думать о ней? Эта женщина существует. И понадобилась ревность, чтобы раскрылась глубина моих чувств.
Я неспокойно спала и увидела во сне, как Иза показывает Арлекин.
— Посмотрите на него, — говорила она. Потом послышался голос Джосса:
— Зачем ты мне нужна? Ты мне не жена. Я хочу Изу, а ты мешаешь. Если бы не ты, Зеленый Огонь принадлежал бы мне. Ты стоишь на моем пути…
Я почувствовала его руки у себя на горле и с криком проснулась, дрожа в темноте.
Я принялась убеждать себя, что это только сон, но он послужил мне предупреждением. В имении происходит нечто странное. В присутствии Бена все было бы по-другому. Он вдохнул бы в дом свежий воздух, отмел бы все дурное…
Я страшно скучала по Бену. Ему все можно было бы объяснить. Лоды напоминали мне тени, живущие двумя жизнями. Настоящей я не знала. Джимсон и Лилия боялись матери… А может, старались защитить ее? Это естественно, и все же…
И вдруг я услышала шаги у своей комнаты. Кто-то там подглядывает… Прямо за дверью. Я встала с кровати, подбежала к ней и заперлась на замок перед сном.
Ручка медленно повернулась.
Потом наступила тишина, и шаги удалились. Я лежала неподвижно на кровати и думала, что бы случилось, будь дверь открыта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковой опал - Холт Виктория



Замечательный роман!!!!
Роковой опал - Холт ВикторияВиктория
27.06.2012, 14.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100