Читать онлайн Подмененная, автора - Холт Виктория, Раздел - ПРИЗНАНИЕ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подмененная - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подмененная - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подмененная - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Подмененная

Читать онлайн


Предыдущая страница

ПРИЗНАНИЕ

Течение следующих нескольких дней случилось очень многое Радостно было видеть повеселевшую Селесту.
Она уже знала, что Бенедикт посвящен во все подробности случившегося и ни в чем не упрекает ее. Он признал свою вину и, по всей видимости, намерен был изменить свое отношение к жене.
Что же касается Селесты, то она жила как будто в каком-то счастливом сне.
Доктор был доволен развитием событий и сказал, что лучше не напоминать ей о случившемся до полного излечения. Дело с прессой улаживал Бенедикт, и в газетах, конечно, появились ожидаемые заголовки. Он был изображен восторженным мужем, пережившим ужасные испытания смело и достойно. Я вспомнила дядю Питера, который сказал бы, что это, в конце концов, послужит созданию образа политика. Нет ничего лучше для людей, чем счастливый конец романтической истории.
Жаль, конечно, что это случилось уже после формирования кабинета, но, как философски заметил бы дядя Питер, кабинет формируется не в последний раз и теперь у сокрушенного горем мужа, бурно радующегося возвращению жены, шансы были хороши как никогда.
Я поговорила с Бенедиктом с глазу на глаз и сказала, что хотела бы вернуться в Мэйнорли раньше, чем они. Я собиралась открыть запертую комнату, вынести оттуда вещи мамы и сменить там всю обстановку. Мне могла помочь миссис Эмери.
К моему удивлению и радости, Бенедикт согласился. Они с Селестой собирались задержаться в Лондоне на несколько дней. Он полностью посвятил себя жене, обсуждая с ней вопросы политики и вовлекая ее в орбиту своей жизни. Она откликалась на это, как цветок, раскрывающийся солнцу, и к ней возвращались былая красота и живость.
Я вернулась в Мэйнорли.
Конечно, все чрезвычайно радовались возвращению Селесты. Дети засыпали меня вопросами о ней. Я рассказала им, что она потерялась, так как забыла, кто она такая, и они слушали меня с округлившимися от удивления глазами.
— А потом она очутилась на нашей улице, увидела наш дом и начала вспоминать, — завершила я объяснение.
— Да как же можно забыть, кто ты такой? — удивилась Белинда.
— Такое иногда случается.
— А теперь она снова все помнит? — спросила Люси.
— Начинает припоминать… и вскоре приедет сюда.
Белинда задумалась. Любопытно было бы узнать, о чем она думала.
Вскоре я сидела в комнате миссис Эмери и пила чай.
— Думаю, нам предстоит сделать некоторые изменения, миссис Эмери, сказала я. — Знаете, мистер Лэнсдон очень страдал.
— Может быть, может быть, — сказала миссис Эмери.
— Это заставило его понять, что жена значит для него гораздо больше, чем он предполагал.
Миссис Эмери кивнула.
— Много же времени это у него заняло, — сурово заметила она.
— Миссис Эмери, я хотела поговорить по поводу запертой комнаты. Я собираюсь вынести оттуда вещи моей матери и надеюсь, что вы поможете мне.
Миссис Эмери облегченно вздохнула.
— А мистер Лэнсдон знает? — спросила она.
— Да. Это я ему предложила. Он все понимает. Я сказала, что к их приезду здесь больше не будет запертой комнаты.
— Это хорошо. Очень мне эта комната не нравилась.
— Я думаю, что мы сменим там и меблировку, может быть, кое-что вынесем. Письменный стол, где хранятся его бумаги, нужно оставить. А вот одежду мы уберем всю. Возможно, пригодится что-нибудь из мебели, стоящей на чердаке. Комната сразу станет выглядеть иначе…
— Я понимаю, что вы имеете в виду, мисс Ребекка.
Вы только скажите, когда начинать.
К концу следующего дня комната совершенно преобразилась. Я упаковала одежду мамы, и ее отнесли на чердак. Ее щетку для волос с инициалами я отнесла в свою комнату Когда мы закончили работу, ничто в этой комнате уже не напоминало о маме. Теперь вей было готово к их возвращению.
Ответа от Патрика пока не было. Я убеждала себя, что ждать его еще рано, но в каком-то уголке сознания оставался страх, что Патрик может не вернуться.
Возможно, усомнившись в нем, я нанесла ему слишком глубокую рану.
Я гнала от себя эти мысли. Слишком рано, внушала я себе. Он вернется, обязательно вернется. Бенедикт и Селеста сумели начать новую жизнь, и я надеялась, что то же произойдет со мной и Патриком.
Я заметила, что Том Марнер несколько подавлен.
Это удивило меня, и я решила поговорить с ним, пока дети занимались с мисс Стрингер. Я спросила его, что случилось. Некоторое время он молчал, а потом сказал:
— Я замечательно провел здесь время. Я не хотел уезжать, когда у вас начались неприятности, но теперь все в порядке, и мне пора думать о возвращении.
— Я полагала, что за вашим рудником есть кому присмотреть.
— Конечно. Но не могу же я пробыть здесь вечность. И теперь, когда хозяйка вернулась, что ж, кажется, мне пора собирать вещи. Но мне этого очень не хочется…
— Нам будет жаль расставаться с вами. Не представляю, что скажет Белинда.
Том Марнер улыбнулся:
— Ха, в том-то и дело. Я и так довольно надолго задержался здесь. Но нужно же было подождать, пока все уладится. Теперь я могу уехать.
— Судя по всему, это вас не радует.
— Здесь у вас хорошо. Уж и не припомню, когда я в последний раз был так доволен — Всегда становится грустно, когда визит подходит к концу и наступает пора расставания. Но я надеюсь, что вы еще приедете к нам.
— Хотелось бы, — сказал он.
Значит, дело было в этом. Его тянуло на родину, но он не хотел расставаться с Англией. Это было понятно. Мы все будем сожалеть о его отъезде, потому что полюбили его.
Я волновалась за Белинду. Вначале Оливер Джерсон, а теперь Том Марнер. Она будет очень расстроена.
* * *
Вернулись Селеста и Бенедикт. К их приезду все слуги собрались в холле. Это была волнующая сцена.
Селеста светилась от радости. Она была красива как никогда. Я понимала, что все это, несомненно, благодаря Бенедикту. Я искренне надеялась, что он не просто играет роль любящего супруга, пытаясь искупить грехи, а действительно испытывает к ней глубокое чувство.
Получился настоящий праздник Я попросила мистера Эмери принести из погреба шампанское, чтобы все в доме выпили за счастливое возвращение миссис Лэнсдон. Селеста обратилась к собравшимся и поблагодарила за теплую встречу.
— Мне кажется, я уже почти поправилась, — сказала она.
Раздались аплодисменты.
В этот же день должен был состояться званый обед, на который были приглашены многие местные жители, сотрудничавшие с Бенедиктом.
Раньше Селеста настороженно отнеслась бы к такой перспективе, но теперь она изменилась. Она стала более доверчивой Бенедикт сказал ей, что любит ее, и она была горда тем, что помогает ему делать карьеру.
Я никогда не подумала бы, что люди могут так быстро меняться. Это было похоже на чудо.
Званый обед прошел прекрасно.
Селеста и Бенедикт были счастливы. По крайней мере, я надеялась на это, хотя время от времени мне казалось, что он играет заранее разученную роль Иногда мы встречались взглядами, и между нами пролетала искра понимания. Я знала, что моя мать навсегда останется в его сердце, что он будет вечно оплакивать ее, но рядом с ним была Селеста — живая, любящая, способная поддержать его.
* * *
Оказывается, никто в доме не предполагал, что Том Марнер вскоре собирается покинуть нас. Все были огорчены. Он был очень веселым человеком, всегда готовым уделить внимание любому человеку в доме.
— Весьма приятный джентльмен, — определила миссис Эмери, — пусть даже не с самой верхней полки.
Я рассмеялась и сказала, что мне и в голову не приходило раскладывать людей по полкам — Так уж принято говорить, — как бы оправдываясь, пояснила миссис Эмери.
Мисс Стрингер сказала.
— Обе девочки очень расстроены, но особенно Белинда. Она спрашивает, далеко ли до Австралии.
Я слышала, как она рассказывала Люси про людей, путешествовавших на кораблях тайком, и, полагаю, представляла себя в этой роли. У этого ребенка богатое воображение.
Белинда всегда была несдержанна в проявлении своих чувств. Разве она не пыталась разрушить нашу с Патриком жизнь из-за своего слепого увлечения Оливером Джерсоном?
Я попробовала выяснить, насколько глубоко она привязана к Тому Марнеру Она все время задавала вопросы насчет золотых рудников.
— Повезло тебе там родиться, Ребекка, — сказала она. — Ты счастливая!
— Я не считаю это каким-то особенным везением.
Уверяю тебя, это не самое подходящее место для младенцев.
— Вот было бы здорово, если бы я родилась на приисках А до Австралии далеко?
— Она как раз на другой стороне света, — вызвалась объяснить Люси.
— Туда плывут на больших кораблях, которые перевозят множество людей, и некоторые едут «зайцем».
— Что ты знаешь про «зайцев»?
— Это те, кто ездит без билетов. Они пробираются на корабль, когда он стоит в порту, и прячутся там.
А когда корабль выходит в море, они вылезают, потому что их уже не смогут высадить.
— Их высаживают в ближайшем порту.
— Ну, самые хитрые прячутся до тех пор, пока не приедут в Австралию.
— Нельзя так долго прятаться.
— Можно, если сумеешь, — и она испытующе посмотрела на меня.
— Уж не собираешься ли ты сама попутешествовать? — спросила я.
— Это было бы здорово, — сказала она, сверкая глазами.
— Тебе бы там не понравилось. Если бы тебя нашли, тебе пришлось бы работать до тех пор, пока не высадили бы.
— Ну и что? Я бы работала, правда, Люси?
— Я бы тоже.
— И ты стала бы чистить овощи, мыть камбуз, драить палубу? — спросила я.
— Я бы драила палубу, — сказала Белинда. — А Люси пусть моет и чистит овощи.
— Чепуху вы мелете, — сказала я.
На самом деле Белинда обеспокоила меня. Она была склонна воплощать свои фантазии в реальность.
* * *
С Ли что-то происходило. Она стала очень задумчива. Несколько раз я не получала от нее ответа на свои вопросы. Она смотрела на меня так, словно понятия не имела, о чем я только что разговаривала с ней.
Я поднялась в детскую в то время, когда девочки занимались с мисс Стрингер, решив поговорить с Ли в спокойной обстановке. Я застала ее за разборкой одежды. Она держала в руках ночную рубашку Белинды и, видимо, была готова расплакаться.
— Ли, — сказала я, — с тобой что-то случилось.
Почему ты не хочешь рассказать мне? Я могла бы тебе помочь.
Она молчала, — покусывая губы и едва удерживаясь от слез. Я сказала наугад:
— Это оттого, что мистер Марнер уезжает?
Она взглянула на меня, и я поняла, что была права.
— Бедная моя Ли! — проговорила я, — Должно быть, ты влюбилась в него?
Она кивнула.
— Ах, Ли, как мне жаль! Я уверена, что он не собирался обманывать тебя… Видишь ли, он ко всем относится очень дружелюбно.
— Я знаю. Но ко мне он относится особенно дружелюбно.
— Мне очень жаль. Думаю, он огорчился бы, узнав, что ты восприняла это именно так.
— Он не огорчен, мисс Ребекка. Он просит меня выйти за него замуж и уехать с ним в Австралию.
Я удивленно уставилась на нее, а потом бросилась к ней и расцеловала ее.
— Ну так почему же ты печалишься? Ведь ты любишь его, правда?
— О да, люблю. Я очень люблю его. Он самый чудесный из всех людей. Я и не думала, что он обратит на меня внимание…
— Ли, ты ведь очень красива и к тому же очень добра. Конечно же, он полюбил тебя. Но отчего ты так печальна?
— Из-за Белинды. Я не могу оставить ее.
— Милая Ли, я знаю, как ты привязалась к ней.
Это естественно. Ты ухаживала за ней с самых первых дней ее жизни. Однако ты должна подумать и о себе.
Такое иногда случается: люди, ухаживающие за детьми, так привязываются к ним, что не в силах с ними расстаться. Но рано или поздно это все равно приходится делать.
— Я не могу оставить ее. Просто не могу…
Как странно, что именно Белинда, эта несносная девчонка, вызывала у нее такие чувства.
— Получается, что надо выбирать, — сказала она. — И я не знаю, что делать.
— Ты говорила об этом мистеру Марнеру? — спросила я.
Ли покачала головой:
— Говорила. Я не знаю, что делать. Он думает, это потому, что я не уверена в своих чувствах. Он сказал, что даст мне время… только это время уже кончается.
Ему надо возвращаться, и он хочет, чтобы я поехала с ним.
— Но ты должна ехать, Ли. Ты ведь любишь его, правда? Речь идет о твоем будущем.
— Я не могу выбирать между ними. Как ни выбирай, мне будет плохо.
— Ах, Ли, у вас с Томом Маркером впереди целая жизнь. Я уверена, он будет превосходным мужем. Ты чудесно заживешь с ним, а Белинда… она непредсказуема, у нее семь пятниц на неделе. Кроме того, скоро у нее сложится своя собственная жизнь, Ее лицо исказилось, как от боли.
— Рассуди спокойно, — продолжала я, — подумай, что это значит для тебя. Твое будущее, твой брак, твои собственные дети… Нельзя отказываться от всего этого ради чужого ребенка.
Мне показалось, что Ли готова разрыдаться.
— Я не знаю, что делать, — сказала она. — Просто не знаю.
— Подумай хорошенько. Надеюсь, ты примешь правильное решение.
Я ушла от нее в полной уверенности, что она не откажется от брака с Томом Марнером ради чужого ребенка.
* * *
Через два дня Бенедикт зашел ко мне и сообщил, что Том Марнер хочет переговорить с нами.
— С нами? — удивленно спросила я.
— С тобой, со мной и Селестой, — ответил он.
— По поводу Ли?
— Да, она вместе с ним. Кажется, речь пойдет о чем-то серьезном. Иди в мой кабинет. Скоро они туда придут.
Вслед за нами в кабинет вошла Селеста — новая Селеста. Всякий раз, видя ее, я тихо радовалась.
— Интересно, в чем тут дело? — спросила она.
— Я думаю, Том Марнер и Ли собираются пожениться.
— О, этот брак будет очень… очень… как это сказать?
— Подходящим? — подсказала я.
— Вот именно.
Наконец они пришли. Ли была очень взволнованна, а Том Марнер — как никогда серьезен.
— Садитесь и рассказывайте, — пригласил Бенедикт.
Наступила пауза Том Марнер взглянул на Ли и улыбнулся.
— Начинай, — сказал он.
Ли собралась с духом.
— Это произошло, когда я поехала в Хай-Тор. Мне впервые пришлось жить вне дома.
— Я помню, как ты приехала, — пробормотала Селеста.
— Да, вы там были, — продолжала Ли. — Для меня все было в новинку, ведь я до этого никуда не уезжала.
Все очень хорошо относились ко мне, а особенно месье Жан-Паскаль.
Я глубоко вздохнула. Невозможно было без содрогания слышать это имя. Я уже предполагала, что она расскажет дальше — Я… я подумала, что у нас с ним любовь. Я думала, что он женится на мне Постарайтесь понять меня. Я ничего не знала о жизни, проводя все время возле матери, которая без конца толковала о грехе, о геенне огненной. Я знала, что грешу… но так уж получилось. Никаких разговоров про женитьбу не было, но я думала, что если люди делают то, что мы, то они должны… со временем…
— Мы понимаем, Ли, — сказала я.
— Потом я закончила эти гобелены и отправилась домой. И тут выяснилось, что у меня будет ребенок.
Мою мать вы знаете.
— Я хорошо знала ее, — подтвердила я.
Мне нетрудно было представить себе сцены, которые разыгрывались в этом доме, ужас Ли и гнев ее матери. Она, отыскивающая грехи во всем, что ее окружало, внезапно узнала о том, что ее дочь станет матерью незаконнорожденного ребенка.
— Она сказала мне, что я проклята, — продолжала Ли, — что я буду гореть в аду. Наша репутация будет подорвана. Она решила прогнать меня, чтобы я сама позаботилась о себе.
— Вот оно, ее христианское человеколюбие, — пробормотал Бенедикт.
— Не судите ее слишком строго, — попросила Ли. — Она считала, что вправе так поступать. Кое-что выяснилось, когда она говорила со мной… Она была так взволнованна, что проболталась. Ей тоже было нелегко.
Она всегда называла себя миссис Полгенни, но на самом деле никогда не была замужем. С ней случилось нечто похожее. Когда ей было шестнадцать, ее соблазнил сквайр из тех мест, в которых она жила. Родилась я… Родители были потрясены и отослали ее к какой-то тетушке, где она сказала, будто она овдовела. Эта тетушка была акушеркой. У нее моя мать выучилась этому ремеслу, а позже вернулась в Полдери и стала там практиковать. Мне тогда было лет пять. Случившееся подействовало на нее так, что она стала фанатично религиозной. Она полагала, что спасена, зато во всех и в каждом видела только грехи. Представляю ее ужас… да и мне было очень плохо ведь я принесла ей столько огорчений. Она держала меня запертой в доме, а всем в округе сказала, что я уехала к тетушке в Сент-Ив. Никакой тетушки в Сент-Иве у нас не было.
— Мне однажды показалось, что я видела тебя в окне, — сказала я. Только тень… ты появилась и исчезла.
— Да, я вас видела, — подтвердила Ли, — и очень испугалась. Я не представляла, что делать, если все об этом узнают, и мое состояние ухудшилось. Моя мать сказала, что у нее есть план. Она была готова на все, что угодно, лишь бы никто не узнал. Вот она и придумала такую вещь. Дженни Стаббс время от времени приходило в голову, что она беременна. Очень уж она хотела ребенка. Моя мать, будучи акушеркой, смогла воплотить свой план в жизнь. У Дженни и в самом деле когда-то был ребенок. Мать решила осмотреть ее и сообщить всем, что Дженни действительно беременна.
Она будет навещать ее, а потом объявит, что Дженни родила, и выдаст моего ребенка за ребенка Дженни.
Чем больше она об этом думала, тем больше ей нравился ее план: она избавится от ребенка, а моя честь будет сохранена.
— Значит, Люси — твой ребенок! — воскликнула я.
— Но не все пошло так, как было задумано. В то же самое время рожала ваша матушка. Она умерла, а на ребенка поначалу мало обращали внимания. Девочка родилась слабой. Моя мать решила, что жить ей несколько дней, в крайнем случае, несколько недель.
Она всегда любила малышей, и только когда они Подрастали, она начинала замечать в них недостатки.
Тогда она изменила план. Она взяла слабенького ребенка миссис Лэнсдон и отнесла его к Дженни, а моего ребенка положила сюда, в детскую. Моя девочка была крепенькой, здоровой, и моя мать посчитала, что так будет лучше. Моя девочка должна была расти в таких условиях, которых не смогла бы обеспечить Дженни Стаббс… В конце концов, моя мать была ее бабушкой.
Она решила, что все уладила как нельзя лучше. Мы не знали, что Люси выживет.
Я взглянула на Бенедикта. Он был потрясен не меньше меня. Том Марнер сказал:
— То есть, вы понимаете… Белинда — родная дочь Ли.
— Но это значит, что Люси — мой ребенок, — сказал Бенедикт.
Наступило долгое молчание. Я живо припомнила те случаи, когда ощущала присутствие своей мамы и твердое убеждение, что я обязана заботиться о Люси — дочери моей мамы… и Бенедикта.
Первым заговорил Том Марнер;
— Ли рассказала мне все это, и я убедил ее сознаться. Мы очень озабочены, потому что нужно решать, что делать дальше. Вы представляете, что чувствует сейчас Ли…
— Вы правы, — сказал Бенедикт. — Но это огромное потрясение для всех нас.
— Я скажу вам, что предлагаем мы, — продолжил Том. — Мы с Ли хотим забрать Белинду в Австралию.
* * *
В этот вечер мы сидели вместе в малой гостиной — Бенедикт, Том Марнер, Селеста и я. Сделав свое признание, Ли настолько расстроилась, что не смогла спуститься с нами вниз.
— Мне все еще трудно поверить в эту историю, — сказал Бенедикт. — Кто бы мог подумать, что эта акушерка способна на такое?
— Я могла бы, — заметила я. — Но это тяжким грузом лежало на ее совести. Теперь я понимаю, почему она, умирая, так хотела поговорить с моей бабушкой. Она собиралась признаться ей. Если бы это произошло, мы давным-давно знали бы обо всем.
— Ли нельзя разлучать с ее ребенком, — сказала Селеста. — Ах, как я желаю ей счастья! Ведь она, оказывается, моя племянница. Я чувствую за нее определенную ответственность.
— Меня всегда влекло к Люси, — задумчиво сказал Бенедикт. — Видимо, существуют какие-то узы между родителями и детьми, даже если они не знают о своих родственных отношениях.
— Мне тоже очень нравится Люси, — согласилась Селеста.
Мы еще разговаривали долго, до поздней ночи. Том Марнер заявил, что хочет забрать с собой Ли и Белинду.
— Странный это ребенок, — сказал он. — С ней нужно обращаться по-особенному, — и он улыбнулся сам себе.
Я подумала, что дружба, возникшая между ним и Белиндой, поможет ему справиться с ней. Более того, Белинда была бы несчастна, если бы они уехали без нее. Я знала, что она испытывает ко мне нежность и привязанность. Однако на первом месте у нее всегда была Ли, а теперь это место с ней разделит Том.
Мы все радовались, что Белинда обрела семью, — теперь у нее есть мать и отец.
* * *
Вскоре отпраздновали свадьбу. Том сказал, что нет ни причин, ни времени затягивать с этим. Белинда и Люси были подружками невесты.
Белинда сияла от восторга. Она непрерывно говорила об Австралии и о непревзойденных качествах своего нового отца. Возможно, это было несколько неблагодарно с ее стороны по отношению к тем, кто заботился о ней все эти годы, но она была искренне счастлива и настолько взволнованна, что не могла скрывать своих чувств. Мы все это понимали.
После церемонии бракосочетания мы отправились в Мэйнор Грейндж отпраздновать событие.
Как только я вошла в холл, одна из служанок окликнула меня. Ее глаза сияли, а голос дрожал, когда она говорила:
— К вам пришли, мисс Ребекка. Вас ждут в той маленькой комнате.
Я прошла в комнату, где обычно Бенедикт принимал своих избирателей. Спиной к окну стоял какой-то мужчина. Поначалу он показался мне незнакомым…
— Патрик! — воскликнула я.
Мы бросились друг к другу и обнялись так крепко, что у меня перехватило дыхание. Я все-таки сумела выговорить:
— Значит, ты вернулся домой. Я так ждала от тебя вестей!
— Я подумал, что лучше приехать самому.
— Наконец-то! Как долго тянулось…
— Ничего. Главное, что мы вместе. Я всегда любил тебя, Ребекка.
— А я — тебя.
— Только никогда не сомневайся во мне.
— Никогда… — сказала я.
* * *
Нам нужно было так много рассказать друг другу, так много решить.
Ли, Том и Белинда должны были уезжать вскоре после свадьбы. Настал день прощания. Белинда не могла устоять на одном месте.
— Мы еще приедем к вам, — сказала она. — А вы можете приехать к нам в гости. Так сказал мой папа…
Она подпрыгнула и обняла меня за шею.
— Я правда люблю тебя, Ребекка, — сказала она несколько смущенно, словно извиняясь за свою горячность. — Я приеду повидаться с тобой. — Она еще крепче прижалась ко мне. — А теперь ты можешь выходить замуж за этого скучного Патрика.
— Спасибо тебе. Обязательно выйду, — ответила я.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Подмененная - Холт Виктория


Комментарии к роману "Подмененная - Холт Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100