Читать онлайн Опрометчивость королевы, автора - Холт Виктория, Раздел - Новобрачный поневоле в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опрометчивость королевы - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опрометчивость королевы - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опрометчивость королевы - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Опрометчивость королевы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Новобрачный поневоле

Он ненавидит меня, думала она. Скажи он это словами, он бы не выразился яснее. Если б довелось встретиться раньше, при таком обращении со мной, как сейчас, я бы никогда не вышла за него замуж. Она чувствовала себя так одиноко. Ее единственным другом был герцог Малмсбери, но она знала и другое, хотя он и осуждал поведение принца, однако вполне понимал его. Почему этот толстый принц находил ее такой отталкивающей, а майору фон Тебингену она так нравилась?
Жизнь жестока к принцессам. Одно она усвоила – жалость к себе еще никому не помогала. Ей предстояло увидеть их всех за ужином в честь ее прибытия. Принц дает его для всех, кто прибыл с ней в Англию.
Для женщины, такой, как она, один путь – показать им всем, что их мнение о ней ничего не стоит в ее глазах, а особенно мнение ее мужа. Она должна была предвидеть, что ждет ее здесь. Разве он не оскорбил ее еще до встречи, назначив леди опочивальни свою любовницу?
Потом она уже точно не помнила, что произошло за ужином. Помнила лишь полные отвращения взгляды принца, ужас лорда Малмсбери и удовольствие леди Джерси, которого та и не пыталась скрыть. По крайней мере, они узнали, что она отнюдь не такое кроткое существо. Раз они решили объявить ее ничтожеством, она станет к ним относиться так же.
Мимоходом она обвинила леди Джерси и назвала любовницей принца, выдав все это за шалость, после чего громко и долго смеялась. Она болтала на диалекте французского, который очень отличался от элегантной манеры принца выражать себя на этом языке. Она ела и пила без остановки, ее смех становился все громче, а шутки все раскованнее. Королевские гости, с одной стороны, развлекались, а с другой – были в ужасе. Принц, конечно же, не развлекался, он только страдал.
Она продолжала подшучивать надо всеми и вдруг почувствовала себя страшно одинокой. Ей хотелось хоть чуть-чуть заинтересовать своего будущего мужа, обрести шанс доставить ему удовольствие. Она думала о детях, о которых всегда мечтала. Ведь этот человек должен быть их отцом.
Почему он предпочитает старуху, мать всех этих детей, молодой женщине, своей жене? Она молода и совсем не так отвратительна, как он воображает. У нее прекрасные волосы, а она слышала, что он обожает красивые волосы. Кто-то рассказывал, будто именно каскады пышных, вьющихся волос госпожи Фитцгерберт восхищали его в ней.
А эта женщина, молчаливо сидящая там с неприкрытым чувством удовлетворения на лице, пыталась заставить ее носить тюрбан, под которым прятались ее прекрасные волосы.
Импульсивно она вынула гребень из волос, и они рассыпались по плечам.
За столом наступило молчание. Принц смотрел на нее в смущении. «Она что, сумасшедшая? – думал он. – Боже, чем я тебя прогневал, что мне навязали это существо?» Лорд Малмсбери был расстроен, а это означало, что она опять сделала что-то не то, допустила какой-то промах.
Она смеялась громче, чем обычно, позволила себе непристойный жест. Все гости разговаривали между собой, не обращая на нее внимания.
Печальные взгляды лорда Малмсбери, явное удовольствие леди Джерси, едва завуалированный ужас принца – всего этого достаточно, чтобы подтвердить, что ужин ей не удался.
Вечером, когда служанки помогали ей раздеться, она продолжала буйствовать, но, оставшись одна, тихо лежала и стала думать о будущем.
«Что со мной будет?» – спрашивала она себя. В темноте собственной опочивальни не надо было притворяться вызывающей. Она явно боялась, она напоминала себе, что всегда была Брунсвикским львом, а эти звери никогда не показывают своего страха.
– Он ненавидит меня, – шептала она. – Ну, естественно, я не ожидала, что он будет меня любить… так скоро. Но ненавидеть! Я вызвала у него отвращение… да такое, что он не смог его скрыть. Вдруг он откажется от женитьбы на мне, вот было бы славно!
Потом она нарисовала себе возвращение в Брунсвик, собственное поражение. Принцесса, которую сначала выбрали, а потом отвергли! Она представляла укоры матери, их перепалка будет длиться всю оставшуюся жизнь, потому что ни один принц не женится на принцессе, отвергнутой принцем Уэльским. Там, где-то далеко, находился ее дражайший Тебинген. О, счастливы простые люди, они не короли и могут жениться на любимых!
Нет, что бы ни предстояло пережить в следующие несколько дней, она выдержит. И она знала, что будет делать! Она станет вести себя, как накануне! Будет грубой, вульгарной, насмешливой, не станет обращать внимания на чужую укоризну. Вот почему, наверное, был печален лорд Малмсбери.
«Но что же мне делать? – спрашивала она себя. – Разве есть другой выход?»
Она его не знала.
* * *
Королева приняла леди Джерси наедине.
Положение не из легких, задумалась королева. Она не хотела поощрять низость нравов при дворе. А любовные похождения принца были общеизвестны. Но леди Джерси, думала королева, оказала стране услугу. Она разлучила принца и госпожу Фитцгерберт. Он смог жениться, а если бы его отношения с этой женщиной продолжались, он бы никогда не женился, потому что та его убедила, будто именно она жена принца Уэльского. Королева напоминала себе, что иногда стоило поступиться моралью для блага страны.
Манеры леди Джерси были безупречны. Она склонилась в глубоком уважительном поклоне, и королева попросила ее подняться.
– Прошу вас, садитесь, леди Джерси.
Леди Джерси скромно поблагодарила и ждала вопросов.
– Вы только что от принцессы Каролины? Расскажите мне, как она?
– Ваше Величество, я боюсь… – Леди Джерси запнулась.
Королева величественно сказала:
– Вы можете продолжать.
– Ваше Величество сочтет меня предубежденной, но если Ваше Величество желает знать правду…
– Да, да, я хочу именно правду.
– Я боюсь, что Ее Высочество недостаточно воспитана для той высокой чести, ради которой ее привезли в Англию.
– Скажите, что случилось.
Леди Джерси рассказала, старательно подчеркивая все изъяны, плохие манеры, отталкивающее впечатление, произведенное женой на принца, его прямо-таки ужас.
– Вы думаете, он может отказаться жениться?
– О, он должен, Ваше Величество, возможно, я не права…
– Если он желает отказаться от церемонии, он еще может сделать это.
Леди Джерси была встревожена. Она знала ход мыслей королевы. Еще не поздно отказаться от Каролины Брунсвикской и взять Луизу Мекленбург-Штерлитцкую.
«Никогда! – думала леди Джерси. – Каролина, может, и не годится для принца, зато меня она очень устраивает».
– Ему решать, – победно сказала королева.
– Мадам, каковы ваши повеления относительно принцессы?
– Приглядывайте за ней. Будет писать домой, покажите мне письма, прежде чем отсылать. Запоминайте все ваши разговоры с нею. Она кажется мне весьма неблагоразумной молодой особой.
– Увы, Ваше Величество, это правда.
– Посмотрим, что будет. А пока сообщайте мне обо всем. Если представится возможность дать принцу совет, постарайтесь ему дать понять, что еще не поздно отказаться.
Леди Джерси сказала, что служить Ее Величеству для нее огромное удовольствие.
* * *
Принц расхаживал взад и вперед по гостиной, обитой шелком, и вещал:
– Я не могу жениться на этой женщине. От одной только мысли я заболеваю.
Леди Джерси печально глядела на него:
– Теперь вы не можете отказаться.
– Почему? Почему я не могу?
– Заключен предварительный брак, была совершена церемония.
– Черт с ней, с церемонией! Я этой женщине ничего не обещал.
– Если ее сейчас отошлют домой, то разразится скандал между нашими государствами.
– Маленький Брунсвик! Мы должны бояться такой мелочи?
– У вас есть долги.
– Я могу взять в жены другую, если необходимо, но не ее.
Леди Джерси прищурила глаза. Другую жену? Соблазнительную Луизу. Вот на что рассчитывала королева. У нее появится союзник, собственная племянница, жены короля и принца объединятся и будут править вместе. Добрый, бедный, слабоумный король с его приступами безумия и любящий удовольствия принц Уэльский будут отодвинуты, а управлять страной возьмутся леди из Мекленбург-Штерлитца. А что же леди Джерси? Как станет молодая очаровательная жена относиться к любовнице, которая к тому же, несмотря на весь свой шарм, стареет?
Она знала принца. Если ему удастся избавиться от Каролины, он будет считать свою новую избранницу желанной и прекрасной хотя бы по сравнению с Каролиной.
«Мой Бог, – думала она, – сколько сил я трачу, чтобы сохранить свое положение! Прошла ли через это мадам Фитцгерберт?»
Однако она упорна, и ей нравилась эта игра. Одно удовольствие иметь дело с королевой, позволять ей думать, что она работает на нее, тогда как на самом деле ведет свою собственную игру.
Тогда она спросила с деланной серьезностью:
– А как же народ?
– Народ? Какое он имеет отношение к моему браку?
– Все, что касается будущего короля, имеет отношение к народу. Люди уже выказывают симпатию к принцессе.
– Но почему? Откуда столь быстрое расположение?
– Вы же знаете, каковы люди. Стоит им вообразить, что кого-то обидели, и у них стразу появляются симпатии к обиженному. Думаю, отослав Каролину домой, вы сделаете из нее жертву, а вследствие этого станете очень непопулярны.
Это его задевало. Ему очень хотелось признания и любви. Он часто вспоминал былые дни, когда еще был Очаровательным Принцем, красивым и вовсе не толстым. Люди были рады ему, приветствовали повсюду. Он хотел, чтобы утраченная популярность вернулась к нему.
Леди Джерси улыбнулась про себя.
Она затронула нужную струну. Он пойдет на эту женитьбу, так как знает, что она права.
Люди будут против него, если он жестоко обойдется с Каролиной.
Принц выглядел мрачным, он видел, что ничего не остается делать, только жениться, и все же… Кто знает, может, случится чудо.
* * *
Каролина смотрела в сияющие глаза дяди. В них, по крайней мере, она видела доброту.
– Добро пожаловать в Англию, моя дорогая, – сказал он по-немецки, что было приятно. – Мы счастливы, что вы будете отныне в нашей семье…
Она хотела обнять его и уже почти обняла, когда вспомнила, что это все-таки король. Брат ее матери, про которого та говорила, что у него доброе сердце и пустая голова.
А вот и королева. Каролина была поражена злобой, искажавшей лицо этой маленькой женщины – королевы Англии.
«Она уродлива, – думала Каролина, – и они были правы, когда предупреждали, что ее следует опасаться, она меня ненавидит».
Она произнесла свое приветствие по-английски, но это не возымело действия. В королеве не угадывалось дружелюбия, теплоты к незнакомке. Каролина приехала без ее благословения, и Шарлотта не стала притворяться, будто все обстояло иначе.
А еще были принцессы, которые во всем подражали матушке.
«Вот она, моя новая семья», – подумала Каролина.
* * *
Принц явился к королю с королевой выяснять отношения.
– Мысль о женитьбе на Каролине приводит меня в ужас, – заявил он. – Она самая непривлекательная женщина из всех, с кем я знаком.
– Она кажется приятной молодой особой, – сказал король. – Я думаю, она красива… по-своему. Конечно, вы преувеличиваете, да? Что?
Королева хитро поглядывала на сына и мужа, наблюдая за ними. Принц выглядел действительно расстроенным, тут не могло быть и малейшего сомнения. Она была бы рада, если бы он отказался жениться на этой девчонке, вот тогда они привезут Луизу.
– Я чувствую, что я не могу продолжать всю эту комедию.
– Вы знаете, Георг, вы сами должны решить, жениться вам не принцессе или нет, – вмешалась королева.
– Я не могу жениться на ней, – сказал принц.
– Король подтвердит, что ваше слово решающее, – повторила королева.
Король кивнул:
– Никто не может заставить вас жениться, если вы не хотите. Но вы должны учесть причину предполагаемого брака. Это условие парламента, да? Что? Не будет женитьбы… не будет уплаты долгов. Что вы будете делать тогда, а? Кредиторы больше не беспокоят? Если мы откажемся от женитьбы, то они тотчас появятся в Карлтон-хаузе. Только и всего.
– Я не могу жениться на ней. Не могу. – Принц драматически морщил лоб. Но думал при этом о своих долгах, сумму которых лучше не вспоминать, да и какое дурное впечатление произведет это на народ, если он отвергнет принцессу. Он понимал, иного выхода нет.
* * *
Он беседовал на эту тему с друзьями. Он не мог не высказаться. Все знали о его отвращении к принцессе Каролине, в клубах ставки против его женитьбы были высоки.
– Не сделает он этого, – говорили многие, – не выдержит.
И сам принц повторял себе:
– Хватит ли у меня сил жениться на ней? Хватит ли сил не жениться?
Был один человек, который мог это решить за него. Мария. Он часто вспоминал о ней. Почему она не поняла, что, когда он писал, что не хочет ее видеть, он совсем другое имел в виду? Ей следовало плакать и ругать его, вот чего он ожидал. А в ответ молчание, потом она уехала из страны.
Но теперь она вернулась. И жила в Марбл-хилл. Она была его возлюбленной в Ричмонд-хилле, в старые добрые времена их многое связывало, так останется навсегда.
Он мог говорить с Марией так, как не мог беседовать с леди Джерси. Та очаровала его, он до сих пор это чувствует, но любил он Марию.
Он приказал подать фаэтон и погнал лошадей в Ричмонд.
* * *
Мисс Пигот увидела в окне знакомый фаэтон.
– Мария, – позвала она, – он приехал, он здесь. Мария ворвалась в гостиную с криком:
– Что вы такое говорите?
– Он только что проехал мимо. Я ясно видела его.
– Проехал мимо, – печально сказала Мария.
– Он вернется. Он проезжал мимо в надежде увидеть вас.
Мария стояла у окна, так чтобы самой видеть все и одновременно оставаться незамеченной.
– Вы уверены?
– Бедный мальчик, – кивнула мисс Пигот. – Он такой несчастный. Он ждет, чтобы вы подали ему знак.
Мария отрицательно покачала головой.
– Мне самой нужен знак.
– Вот он. Он возвращается к вам. Он приехал сказать это.
– Почему он едет мимо?
– Повторяю, он ждет знак от вас. Он ждет, чтобы вы пригласили его, поприветствовали.
– Раньше он не был таким застенчивым.
– Он просит принять его.
– Я не заметила. Странный способ просить. Проехать мимо сразу после помолвки, когда он уже практически женат.
– О Мария, не отворачивайтесь от счастья.
– Говорю вам, пусть сам решит. Он всегда решал сам. А я подожду.
– Он снова едет, он возвращается назад. Я слышу цокот копыт.
– Отойдите от окна.
– Наоборот, подойдите вы, пусть он вас увидит.
Мария стояла молча, ее не было видно. Она не двигалась. Фаэтон проехал мимо, но она знала, лошади замедлили бег около ее дома.
Может быть, он и вправду ждал знака от нее?
– Я не могла подать знак. Как я могу? Я его жена. Что он хочет? Чтобы я вернулась и стала его любовницей?
– Он уехал, – сказала мисс Пигот, – но, может, он вернется?
Он вернулся, дважды проехал мимо дома, и всякий раз Мария замирала у окна в ожидании, в надежде, но ничем себя не выдала.
Она затаилась, не подала знака, и он уехал назад в Карлтон-хауз.
А она все думала, почему он уехал из Ричмонда. Наверное, он надеялся, что она пригласит его в дом. Она думала о клятве в вечной верности, которую он дал ей. Она верила, что она его жена. А сам он верил?
Она узнает ответ на этот вопрос через несколько дней. Если он откажется жениться на принцессе Каролине, она будет знать, что он считает ее своей женой, и раз он приезжал в Ричмонд, возможно, он хочет, чтобы весь мир об этом узнал?
* * *
Принц провел бессонную ночь, но, когда он встал наутро, восьмого апреля в среду, уже точно знал, что должен жениться.
Пока его одевали в ослепительно расшитый голубой бархатный костюм и элегантные, до колена бриджи, он опять потребовал стакан бренди. Выпил залпом и почувствовал себя лучше. Но, когда на него надели туфли с пряжками, на высоком каблуке, чтобы ехать в королевскую часовню в Сент-Джеймсе, ему потребовалось еще выпить, чтобы сохранить присутствие духа.
Лорд Мойра, который обязан был его сопровождать, осведомился у принца очень осторожно, разумно ли пить столько бренди перед столь важным событием.
– Мне нужно, Мойра, – ответил тот со слезами на глазах, – без этого не удастся пройти эту церемонию.
Лорд Мойра сочувствовал, однако не соглашался с тем, что перед бракосочетанием необходимо обязательно выпить, да еще в таком количестве.
– Мой дорогой друг, – сказал принц, – вы видите перед собой самого подневольного новобрачного в мире.
– Ваше Высочество преувеличивает.
– Как иначе я завершу это отвратительное дело?
Подали карету, и блистательный жених занял свое место. Рядом сидел лорд Мойра.
Когда они отъехали от Карлтон-хауза и направились в Сент-Джеймс, принц скорбно промолвил:
– Бесполезно это все, никакую женщину, кроме Фитцгерберт, я любить не буду.
* * *
Каролину принялись наряжать в замке Сент-Джеймса сразу по возвращении с семейного обеда из Букингемского дворца. Тяжелое это испытание! Хитроватые принцессы все время за ней наблюдали, королева выказывала свое недовольство. Если бы она знала, что так будет, ни за что бы не приехала сюда. Впрочем, отец не стал бы ее даже заставлять. О, как хотелось оказаться дома, в Брунсвике. К тому же принц ненавидел ее. И вовсе этого не скрывал. С каждым днем его ненависть нарастала.
Изо всей семьи к ней был добр только король. Его руки тряслись, когда он обнимал ее, а когда он целовал ее, было видно, что это доставляет ему радость. Она почти пожалела, что не его невеста, а невеста его сына. По крайней мере, он был добр.
Когда она покидала Букингемский дворец, он обнял ее и расцеловал.
– Это счастливый день, моя дорогая, – растроганно сказал он, остальная семейка ясно показывала, что для них это тягостный день. Принц и королева ненавидели ее, а глупые попугаи-принцессы во всем вторили мамочке.
Она внимательно оглядела свое белое сатиновое платье, расшитое жемчугом. Оно было прекрасно. Она любила пышные платья и была довольна им, особенно большим розовым шлейфом к нему. Но поехала она в королевскую часовню очень озабоченной.
* * *
Принц покачивался, когда входил в королевскую часовню. Два холостых герцога шли по бокам, готовые помочь, если тот станет падать. Хорошенькая будет картина, если принца придется нести к алтарю, потому что он не сможет идти сам.
Каролина, которая вошла в часовню под руку с королем, решила скрывать свои истинные чувства от всех, кто пришел посмотреть венчание, поэтому старалась быть слишком веселой и беспечной. Она шла с королем по проходу, улыбалась и кивала всем, мимо кого проходила. Король не замечал ее странного поведения, однако остальные гости явно заметили.
Наконец в церкви настала полная тишина, все внимание теперь было приковано к двум блистающим в своих нарядах особам. Принц слегка покачивался, величественный в небесно-голубом бархате с Орденом Подвязки, выглядел он смущенным и скованным. Каролина вся светилась в белом сатиновом платье с драгоценностями, бриллиантовой короной на голове, она выглядела истинной принцессой.
Но принц не мог заставить себя смотреть на нее, он все время отворачивался. Он вспоминал другую церемонию, в доме госпожи Фитцгерберт на Парк-стрит. Это была настоящая женитьба, а здесь – фарс, он боготворил Марию и знал, что никогда ее не оставит. Но ведь оставил уже ради Франсес Джерси! Если бы он оставил ее из-за женитьбы на этой женщине, другое дело, это было в интересах государства. Но он бросил ее из-за леди Джерси, которая оказалась никчемной и алчной, несмотря на ее очарование. Он предал Марию. Он презирал себя и хотел ей об этом сказать.
И вот он у алтаря, его женят на женщине, которую он ненавидит. Да, он ненавидит ее, ненавидит яростно. Он не видит в ней никаких достоинств. Для него она отвратительна, и даже пары бренди, туманящие мозг и притупляющие чувства, не освободили его от ужаса при мысли о супружеском ложе.
Как все отличается от церемонии на Парк-стрит, в его чувствах никакого экстаза, а тогда он испытывал благоговение.
О Мария, ты покинула меня.
Нет, это не так. Он должен признать свое отступничество. Он сам оставил Марию.
Слишком поздно? Конечно, слишком поздно. Вот он у алтаря, и архиепископ Кентерберийский собирается начать церемонию.
Он преклонил колени, а архиепископ начал произносить слова, уже произнесенные много лет назад на Парк-стрит, и он участвовал в той брачной церемонии с радостью, а не с отвращением, как сейчас.
У принца кружилась голова, бренди начинало оказывать свое действие, но только не на его чувства. Он слышал, как архиепископ вопрошал, не знает ли кто о возможных препятствиях к заключаемому здесь святому браку, в этот момент принц увидел глаза Марии, с упреком умоляющие его вспомнить все.
Он поднялся с колен. Он должен уйти. Он не может продолжать этот фарс. В часовне наступила неожиданная тишина. Все глаза были устремлены на принца Уэльского, все гадали, свидетелями какой драмы они сейчас окажутся.
Тогда король покинул свое место и стал рядом с принцем.
– Заклинаю вас небесами, – прошептал король, – помните, что это означает.
– Я… – начал принц, его лицо сморщилось от горя, слезы брызнули из глаз.
– Слишком поздно… слишком поздно… – шептал король.
С потерянным видом принц кивнул и снова встал на колени рядом с принцессой.
Архиепископ Мур знал, отчего так расстраивался принц. Кто в часовне этого не знал? Все слышали о его женитьбе на госпоже Фитцгерберт.
Архиепископ продолжал церемонию, и, когда дошел до призыва к жениху забыть всех остальных, кроме жены, он дважды повторил это.
Атмосфера ожидания сгустилась в часовне. Пока он не наденет принцессе кольцо на руку, верили многие, принц может прервать церемонию.
Наконец все завершилось, и принц Уэльский был обвенчан с Каролиной Брунсвикской.
Часовню наполнила органная музыка, хор начал петь:
Блаженны убоявшиеся Господа.Мир им! Мир им, и счастливы будут они.
И хор с силой вознес к сводам часовни свой призыв:
Счастливы, счастливы, счастливы будут они.



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опрометчивость королевы - Холт Виктория



Читаю эту серию на одном дыхании. Хочется знать что же будет дальше. 10 баллов.
Опрометчивость королевы - Холт ВикторияНаталья
3.06.2013, 19.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100