Читать онлайн Опрометчивость королевы, автора - Холт Виктория, Раздел - Воссоединение в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опрометчивость королевы - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опрометчивость королевы - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опрометчивость королевы - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Опрометчивость королевы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Воссоединение

Мисс Пигот вздохнула, поглядывая на Марию. Сколько еще им пребывать в этом состоянии неопределенности? Что толку Марии убеждать себя, что она решилась никогда больше не встречаться с ним, мисс Пигот знала, что это всего лишь вопрос времени.
Мисс Пигот была романтиком и верила, что ее возлюбленные дети, принц Уэльский и Мария Фитцгерберт, были созданы друг для друга. Она знала это. Они никогда не будут счастливы врозь, и пришло время Марии избавиться от своей глупой гордости, а Его Высочеству от его капризной страсти к переменам и понять, что свое счастье они могут найти только вместе. Если бы мисс Пигот могла внушить им эту прекрасную мысль, она бы не медлила это сделать.
– Вы видели его, – ворчала она, – Ну, что еще он должен сделать? Я уверена, он был так покорен, как только может быть покорен мужчина, а он принц Уэльский.
– Ради Бога, Пиг, прекратите ваше романтическое сватовство. Говорю вам, я в нем не нуждаюсь.
– Немножко поздно об этом вести речь, или нет… ведь вы говорите о вашем законном муже.
– Сам он этот факт не признает.
– Ну, Боже мой, ведь он дает знать, что хочет признать это.
– Я не хочу больше об этом слышать. С меня довольно.
– Ну, ну, замужество обычно бывает на всю жизнь.
– Скажите это ему, а не мне. Или это я разорвала с ним брачные узы? Это я вышла замуж за кого-нибудь еще? О, расстаньтесь с вашими дурацкими романтическими мечтами. Наш брак распался. Я не хочу его больше видеть.
– И отвечать на его письма! – сказала с упреком мисс Пигот. – Отсылаете их непрочитанными. Я никогда так не делала. Я считаю, это кощунство или что-то в этом роде.
– Забудьте, что он принц Уэльский, и думайте о нем просто как о мужчине.
– Ну, он расстался с леди Джерси. И я слышала, что от нее было нелегко избавиться. Намеков она не понимала, а он, бедняга, надеялся расстаться с ней по-хорошему. Ну, теперь она знает… весь Лондон знает, что у принца одно желание – вернуться к своей настоящей жене.
– Тогда ему лучше поехать в Монтэгю-хауз.
– Бросьте, вы знаете, он сделал это, только чтобы успокоить короля. Это государственный брак… брак по расчету.
– А наш?
– Брак по любви, моя дорогая, и вы это знаете.
– Я знаю также, что, когда мужчина женат на одной женщине, он не может жениться на другой. Однако он поступил так, и весь мир признал ее его законной женой. Я – не жена.
– Ерунда. Мы-то знаем правду. Перестаньте, моя дорогая, вы слишком суровы к нему. Подумайте, он несчастен.
– Но кто, как не он, виноват в этом?
Однако она думала о нем и его несчастьях. В душе своей она верила, что он может быть счастлив только с ней.
Мисс Пигот расцвела. «Пройдет время, – думала она, – и Мария простит. Очень скоро она получит еще письма». Мисс Пигот знала принца. Раз он решил, что вернется к Марии, он не перестанет добиваться этого, пока они вновь не будут вместе.
При стуке лошадиных копыт на дороге Мария бежала к окну и смотрела с ожиданием… с надеждой. О, она не могла скрыть своих истинных чувств от преданной Пигот.
– Кто это? – спросила она и на этот раз. Мисс Пигот выглянула в окно.
– Может быть, это гонец от Его Высочества, – сказала она с улыбкой.
Мария обращала к нему свою мольбу. И вот письмо. Она должна вернуться к принцу. Она его дорогая жена, его ангел. Он не представляет, как она могла быть так жестока с ним. Он признавал, что стал жертвой помрачения рассудка, когда думал, что может обойтись без нее. Правда, временами она бывала немного груба с ним. Она должна признать, что иногда выходила из себя. Не то чтобы он не заслуживал упреков, которые она обрушивала на него, но ему хочется кротости. Она его ангел, а он был глуп и нуждается в прощении. Как могла она поверить, что он и в самом деле не хочет видеть ее, когда получила то роковое письмо? Как же она не поняла, что это было написано в шутку? Почему она не рассмеялась и не отказалась верить этому? Разве она не знала, что он был ее преданным мужем и будет до тех пор, пока их не разлучит смерть?
Мария рыдала, читая письмо, она вспоминала, в каком отчаянии она была, когда он оставил ее, думала о счастливых временах в Кемпшоте, где он оставил ее, где он наделал столько долгов, что им пришлось покинуть Карлтон-хауз, закрыть его для посетителей и гостей.
Могла ли она вернуться к нему? Нет, конечно, не могла. Он женат на Каролине Брунсвикской, женитьба была признана законом, а это означало, что торжественный обряд в ее доме на Парк-стрит, связавший их узами брака, не считался больше браком.
– Я никогда не смогу вернуться к нему, – говорила она мисс Пигот. – До его официальной женитьбы было совсем другое дело. Я верю, что тогда многие люди признавали меня его женой. Теперь это невозможно, сделать это – означает признать, что брак с принцессой Каролиной незаконный, а принцесса Шарлотта незаконнорожденная.
– Ох, уж эти права и законы, – вздохнула мисс Пигот, – что нам в них? Вы знаете, что вы его жена. Я думаю, что этого вполне достаточно.
– Вы пытаетесь искушать меня.
«Ага, – думала мисс Пигот, – она признает, что это искушение!»
Мисс Хейман принесла новости в Монтэгю-хауз.
– Принц настойчиво ухаживает за госпожой Фитцгерберт.
– Ну, я желаю ему успеха! – воскликнула Каролина.
– Люди поговаривают, что он опять влюблен в нее, как раньше.
– Надо бы выпить за здоровье наших толстяков любовников, – рассмеялась Каролина.
Мисс Хейман была удивлена отношением принцессы, ну, да, впрочем, она всегда была непредсказуема.
– Давайте наполните бокалы и выпейте со мной. Я говорю, что остается надеяться, что он не считает меня препятствием к примирению с этой леди.
– Разве такое возможно, Ваше Величество?
– О, перестаньте, Хейман, будем честны. Мне он не нужен. – Она содрогнулась. – Эта наша брачная ночь. Он был пьян. Только в таком виде он мог меня переносить. У скольких молодых, как вы думаете, мужья провели брачную ночь, лежа возле каминной решетки? – Она начала смеяться, и к ней присоединилась мисс Хейман. Если принцесса готова обратить все в шутку, она присоединится к ней. – Скажу вам кое-что, Хейман, – продолжала принцесса. – Я наделала много глупостей в моей жизни, как вы можете предположить, но самая большая ошибка – это брак с мужем госпожи Фитцгерберт.
Она начала громко смеяться.
* * *
Лорд Чолмондели не знал, как развеять уныние своего хозяина. Принц постоянно вызывал его, чтобы обсудить проблемы Его Высочества.
– Чолмондели, – раздраженно вещал он, – я разочарован во всем. Мой отец лишил меня права, дарованного каждому англичанину, сражаться за свою страну. Я предложил свою службу, мне отказали. Я подчеркивал, что у меня шесть братьев, которые могут заменить меня, если я погибну в бою. А каков ответ! Нет! Нет! Всегда одно и то же. Уже не в первый раз я предлагаю пойти сражаться за мою страну, а мне отказывают в этой чести.
– Как принц Уэльский, Ваше Высочество…
– Я знаю, что вы собираетесь сказать, Чолмондели. Как у меня язык поворачивается? Да, я наследник трона. Правда и то, что состояние моего отца… прискорбное. Но у меня есть братья.
– Но Ваше Высочество – принц Уэльский.
Ну да он призвал Чолмондели говорить не о войне, а о любви.
– Лишен моих прав, как англичанин и как муж. Да, мой дорогой Чолмондели, как муж. О, я не имею в виду эту особу, на которой меня заставили жениться, я говорю о моей дорогой жене, Марии Фитцгерберт, у которой я не могу добиться успеха… никакого успеха.
– Я надеюсь, что у вас все впереди, Ваше Высочество.
– Впереди! С тех пор как я оставил Каролину, я пытаюсь убедить Марию вернуться ко мне. Она всегда отвечает «нет».
Чолмондели погрузился в размышления. Была ведь еще леди Джерси, возможно, Мария не вполне уверена, что эту связь принц разорвал. Но он не терпит напоминаний о том, что он хочет забыть.
– Я не думаю, Ваше Высочество, что леди будет сопротивляться вам чересчур долго.
– Пока что сопротивляется. Я послал ей копию завещания, которое прилюдно подписал. В нем я оставляю все, что имею, ей, я называю ее моей дорогой женой, моим вторым «я», потому что это как раз то, что я испытываю к Марии.
– А она по-прежнему непреклонна?
– Она не ответила на большинство моих писем.
– Вероятно, она боится оскорбить принцессу Уэльскую.
– Коим образом? Эта женщина для меня не имеет значения.
– Разве Его Высочество не знает о приеме, который люди оказывают принцессе повсюду, где бы она ни появлялась? А то, что к ней привязан король? И самое главное, народ на стороне принцессы и поддерживает ее против принца.
– А она продолжает жить в Илинге… Илинге, Чолмондели… и так скромно, хотя могла бы жить в роскоши в Пэл-Мэл.
– Госпожа Фитцгерберт всегда была женщиной твердых убеждений. Я думаю, Ваше Высочество, из всех леди, что я знал, она ведет себя наиболее по-королевски, но…
Глаза принца затуманились.
– По-королевски, истинная правда. Если бы ее признали принцессой Уэльской, я был бы счастливейшим человеком на земле, Чолмондели. Но в том положении, что я нахожусь, я самый несчастный. Хотя, если бы она вернулась ко мне…
– Я слышал, Ваше Высочество, что принцесса Уэльская выражает желание, чтобы ваше примирение с госпожой Фитцгерберт, на которое вы надеетесь, успешно завершилось, к вашему общему счастью.
– Она сказала это? У нее, по крайней мере, доброе сердце, хотя самое отвратительное тело в мире. Говорю вам, Чолмондели, когда я вспоминаю о нем, я делаюсь больным.
– Тогда, пожалуй, старайтесь больше не вспоминать, Ваше Высочество.
Принц улыбался.
– Она сказала это, сказала? Раз так, наверное, это правильное решение… раз даже она так думает. Подумать только, что на пути моего счастья только один человек, и этот человек – Мария! Она разрывает узы супружества. Ведь она клялась быть со мной в радости и в горе! Правда, Чолмондели, с этим надо кончать. Я решил, что она должна вернуться ко мне. Я ей скажу, что это мое повеление. Если она не согласится, я предам огласке факт, что я обручен с ней. Ее брат и отец были свидетелями церемонии. Она моя жена, Чолмондели, и, клянусь Богом, я заставлю ее выполнять священный долг.
Чолмондели был поражен, но он знал принца достаточно хорошо, чтобы понять, бесполезно удерживать его.
* * *
Мария прочитала письмо и побледнела. Мисс Пигот была рядом.
– Что там, что нового?
– Можете почитать, – сказала Мария, и госпожа Пигот подобрала письмо, упавшее на пол.
– Он опубликует заявление, что он обвенчан с вами. Ну, я думаю, ему всегда этого хотелось, да и вам тоже, – присвистнула мисс Пигот, очевидно, вспомнив молодость.
– Вы говорите глупости. Разве не видите, что это было опасно до приезда принцессы Каролины, а теперь это опасно вдвойне.
– Опасно?
– Если он объявит о нашей женитьбе, как быть с его браком с принцессой Каролиной?
– Да, вопрос, ответа на который дожидаются очень многие. Может быть, если он сделает заявление, мы узнаем на него ответ.
– Вы не думаете о последствиях. О, он сумасшедший… сумасшедший.
– Он сходит с ума из-за вас.
– Это речи романтической дуры, Пигги.
– Что ж, наверное, так оно и есть. Но я хотела бы видеть вас счастливыми вместе. Он славный добряк, несмотря на то, что бывает ветреным время от времени. Подумайте о его завещании. Вы видите, как он любит вас. Он называет вас своей женой, своей душой, своим ангелом. А ведь это спустя всего несколько дней после рождения его дочери.
– О, тише, Пигги, тише!
– Как хотите, но вы должны принять решение. Вспомните, как он заботился обо мне. Пятьсот фунтов в год он дал мне и, мой дорогой мальчик, думая, что он может умереть, позаботился обо мне, повелел, чтобы мне предоставили место в одном из дворцов после его смерти. Он такой предусмотрительный.
– Вы всегда его защищаете. Я подозреваю, что вы с ним в сговоре.
– Разве что ради вашего счастья, моя дорогая, и его тоже.
– О, я знаю, знаю. Он приводит меня в смятение.
– Я всегда знала, что вы любите его.
– Разве я отрицала?
– Это бы не помогло, моя дорогая, я слишком хорошо вас знаю. Да, Мария, что случилось?
– Мне только что пришло в голову, если он такой дурак, что объявит о нашем браке, вы знаете, что будет, Пиг? Нас обвинят в прелюбодеянии! А какой гнев обрушится на голову архиепископа!
– Во имя всех святых, что это значит?
– Это преступление против церкви. Видите ли, мы знали об Акте о королевском браке, мы знали, что государство не признает его брак с простой подданной, к тому же католичкой. Но, несмотря на это, мы венчались.
– Вы имеете в виду, что священника обвинят? Как его зовут?
– Бурт. Он уже умер, они ничего ему не сделают. Но… о, Пигги, я только что вспомнила. Мой брат и мой дядя были свидетелями. Бог знает, что с ними может статься. Их признают виновными.
Мария поднялась, мисс Пигот встала рядом с ней.
– Что вы собираетесь делать? – тревожно спросила она.
Мария не ответила и поспешно прошла из комнаты в будуар. Мисс Пигот пошла следом за ней. Там Мария достала ларец из шкафа и вынула из него документ.
Она просматривала его с волнением в течение нескольких секунд. В нем была запись, что пятнадцатого ноября тысяча семьсот восемьдесят пятого года Георг Август Фредерик, принц Уэльский, взял в жены Марию Фитцгерберт. Затем медленно взяла ножницы и вырезала имена свидетелей, ее брата Джона Смита и ее дяди Генри Эрингтона.
– Мария, – задохнулась Пигот, – что вы делаете?
– Я спасаю брата и дядю от катастрофы, которая последует, если мой муж выполнит свою глупую угрозу.
Мисс Пигот оставалось только с горестью смотреть на испорченное брачное свидетельство.
Почему бы вам не уступить! – сказала она. – Вы ведь знаете, что уступите в конце концов.
* * *
Королева сидела с принцессами Августой и Мэри, которые трудились над вышиванием. Чтецов отпустили, потому что королева желала беседовать с дочерьми. Она не хотела, чтобы то, что она скажет, вышло из семьи.
Принц Уэльский был в Карлтон-хаузе, там же была и его дочь. Принцесса Каролина находилась в Блэкхите, но она часто приезжала в Карлтон повидать дочь, а девочка приезжала к ней. Королеве хотелось бы, чтобы Каролина вообще не была вхожа в их семью. Она ненавидела невестку отчасти потому, что принц предпочел Каролину племяннице королевы – Луизе. Другой причиной была ненависть королевы к матери Каролины. Когда она впервые приехала в Англию, испуганная, неопытная девочка семнадцати лет, мать Каролины шпионила за ней, доносила на нее свекрови. Фактически это из-за нее королева провела в забвении все годы, пока рожала детей. Теперь она узнала, как восхитительна власть. Она была мстительной и старалась отыграться на дочери своей обидчицы.
В любом случае, как она себя уверяла, она не любила принцессу саму по себе, ее раздражало, что король проявляет к ней такую нежность. Он заступался за нее чаще, чем за свою жену, и постоянно ее защищал.
Если вдруг принц решит помириться с Каролиной и дать ей еще детей, таких, как Шарлотта, которая, и это она вынуждена признать, очаровательная девочка, наделенная даром очаровывать других, то Каролина обретет слишком большую власть.
Сообщали, что принцу она отвратительна, но эту особу всегда сопровождают ликующие толпы, когда она приезжает в Лондон, а она знает, как принц любит популярность. Политика может заставить его вернуться к Каролине.
Этого не должно быть. И теперь, когда он оставил дорогую леди Джерси, трудно сказать, что он может предпринять дальше. Правда, он ухаживает за госпожой Фитцгерберт, но леди держится твердо.
Она взглянула на дочерей и вздохнула. Отвратительно было обсуждать с ними такие вещи, и она боялась, что помощи от них не дождаться.
– Я слышала, что госпожа Фитцгерберт живет сейчас в Илинге, хотя и снимает дом на Тилни-стрит для коротких визитов в город.
Принцессы были настороже, чрезвычайно внимательны, не то что во время чтения, мрачно отметила мать.
– Она очень хорошая женщина, как мне кажется. Я никогда не слышала о ней ничего плохого.
– Был скандал вокруг ее брака с Георгом, мама, – сказала Августа и замолчала под взглядом матери.
– Я хотела бы, чтобы при дворе было больше добродетельных леди.
– Она католичка… – начала бестактная Августа.
«О Боже, – думала королева, – Августа так импульсивна, Мэри более тактична, Елизавета – натура артистичная, лишенная практичности».
Вероятно, это все, что ей следовало им сказать. Королевские особы должны быть дипломатами. Ее дочери обязаны понять, что она благосклонно воспримет возвращение принца Уэльского к госпоже Фитцгерберт и что все, сделанное ими для этого, заслуживает ее одобрения.
– Она никогда не была фанатично верующей, – сказала королева. – Всегда соблюдала приличия, а теперь мы получили принцессу Уэльскую, не связанную приличиями…
Ее дочери поняли. Королева хочет, чтобы Георг вернулся к Марии Фитцгерберт, Георг тоже этого желал, а его братья всегда были дружелюбны к леди. Естественно, что сестры принца должны принять участие в примирении.
* * *
Мисс Пигот торжествовала. Было ясно, что королевская семья хочет возвращения Марии к принцу. Как ей устоять перед мнением таких людей? Братья принца всегда были на ее стороне, поэтому, если принц хочет вернуться, братья помогут убедить Марию. Но, когда королевские принцессы, которых она встретила в одном из знатных домов, от посещения которых не принято отказываться, подошли к ней и намекнули, что семья желает воссоединения Марии с принцем, этого уже нельзя было игнорировать. А когда придворные дамы открыто дали ей понять, что Ее Величество делает такие же намеки, Мария поняла, что надо действовать.
Теперь она отвечала на письма принца. Она была тронута выражением его преданности, без сомнения, ее чувства остались прежними, но прежде, чем она вернется к нему, она должна иметь санкцию Святого папы. Он должен подтвердить, что она продолжает быть женой принца. Только в том случае, если папа считает ее женой Георга, она сможет вернуться.
Зная, как задерживались письма, адресованные в Рим, принц стиснул зубы от нетерпения. Но он хотел Марию и должен был согласиться на ее условия.
* * *
Каждый день мисс Пигот ждала гонца из Рима. Она была так же нетерпелива, как принц. Мария ждала ответ с философским покоем, стойко, и никто не знал, что творилось у нее в душе. Вернуться к былому счастью? Возможно ли?
Ей придется следить за своим характером. Она должна будет измениться, ведь он самый прекрасный мужчина. Бесполезно обманывать себя. Она любила его. Вероятно, больше, чем он ее. Его чувства всегда были поверхностны, но к ней они были глубже, чем к кому-либо еще в его жизни. Она поразилась, что все это время он ждал, что она вернется к нему. Она не слушала рассказов о его похождениях после того, как он оставил леди Джерси. Так было и в те дни, много лет назад, когда он ухаживал за ней так ревностно, что ей пришлось бежать от него на материк. Тогда он и вступил с ней в брак, что могло стоить ему короны… и все из-за любви к ней.
Как она могла не любить этого человека?
Наконец пришло послание от самого папы. Он рассмотрел брак Георга, принца Уэльского, и Марии Фитцгерберт и вынес решение, что перед лицом Святой Церкви они муж и жена.
Больше не было препятствий к их воссоединению.
* * *
Дом Марии на Тилни-стрит был украшен белыми розами, потому что был июнь. Потому что Марию он называл «белой розой», в шутку обзывал ее якобинкой и говорил, что она желает увидеть конец Ганноверской династии. Белые розы были на всех столах. Лондонское избранное общество было приглашено принцем Уэльским на завтрак, все догадывались, что он был дан в честь восстановления брачных уз с Марией. Мария торжественно вернулась к принцу Уэльскому.
Полные, отнюдь уже не молодые, они светились счастьем. Принц вел себя, как мальчик. Он не отводил взгляда от Марии. Все было прощено: ее вспыльчивость, его измены. Они снова любили друг друга.
– Вместе, – сказал принц Уэльский, – пока не разлучит смерть.
Начался второй медовый месяц.
* * *
Каролина громко смеялась, когда услышала об этом.
Она настояла выпить за их здоровье.
– Удачи им и счастья, – сказала она. – Благословение нашей толстой парочке. Я искренне рада, что муж Марии Фитцгерберт вернулся к ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опрометчивость королевы - Холт Виктория



Читаю эту серию на одном дыхании. Хочется знать что же будет дальше. 10 баллов.
Опрометчивость королевы - Холт ВикторияНаталья
3.06.2013, 19.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100