Читать онлайн Любимицы королевы, автора - Холт Виктория, Раздел - ЗОЛОТЫЕ КЛЮЧИ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимицы королевы - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимицы королевы - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимицы королевы - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Любимицы королевы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ЗОЛОТЫЕ КЛЮЧИ

Нужда тайком проводить Харли в зеленый кабинет отпала. Как премьер-министр он мог приходить к королеве открыто. Эбигейл казалось, что он стал относится к ней менее любезно. Иногда она замечала, что винным перегаром от него разит сильнее, чем раньше. Перемена в его поведении сердила ее, она вновь и вновь задавалась вопросом — если б не благорасположение королевы к ней, признал бы он ее своей кузиной?
«Он использовал меня», — думала Эбигейл.
Какого она добилась успеха? Давно ли благодарила Черчилл за обноски ее дочерей? Теперь ее муж полковник. Вскоре она выхлопочет ему титул. У нее скоро вновь появится ребенок, если родится мальчик, она обязательно сделает его лордом Мэшемом.
Какой становишься честолюбивой, попадая в окружение честолюбцев!
Роберт Харли находился у королевы. Эбигейл знала, о чем он ведет речь. Герцогиня Мальборо лишилась дружбы Анны, однако сохраняла должностные ключи. Пока они у нее, их нельзя никому пожаловать. Анна все еще побаивалась герцогини, так как отменила требование их вернуть. Казалось, мысль о Саре была ей невыносимой, и она вела себя так, будто этой женщины не существовало.
Но мистер Харли объяснял, что надо повелеть герцогине вернуть ключи. А кому они достанутся потом?
Эбигейл знала это почти наверняка.
Дверь покоев королевы отворилась, вышел Харли. Он был очень доволен собой в последние дни.
Когда Эбигейл подошла к нему, Харли обратил на нее взгляд. Какой-то тусклый. От выпивки… или от безразличия? Не мог же он явиться к королеве пьяным? Это нелепость. Харли пьяным не бывает. Он привык к вину.
— Встреча прошла успешно? — спросила она. — Вполне.
— И…
Харли улыбнулся ей чуть ли не насмешливо. Он не собирался посвящать ее в свои дела.
— Буду у ее величества завтра, — сказал Харли и, откланявшись, пошел дальше.
Эбигейл поглядела ему вслед, закипая обидой. Он получил должность и больше в ее помощи не нуждается. Разве она не знала, что будет так? Знала, естественно. Тогда почему сердится, почему страдает?


Мальборо не знал, как быть. От разочарования и беспокойства он был сам не свой. Требовалось поговорить с Сарой, объяснить, в каком положении они очутились. Посмотреть правде в глаза Сара откажется. Так было всегда. Она считала себя гораздо лучше других, гораздо сильнее, гораздо умнее и, даже потерпев поражение, отказывалась его признать.
Он, честолюбивейший из людей, мечтал править Англией. Когда-то эта мечта казалась осуществимой, военные диктаторы уже существовали. Он проявил свой гений на континенте, его имя повергало врагов в трепет, однако в родной стране его уделом стало поражение. Отчего?.. Незачем обманывать себя. Из-за Сары.
В происшедшем повинна она. Ее властность, грубость, надменность, убежденность, что может не считаться ни с кем, в том числе и с королевой. Случилась катастрофа! Все беды навлекла на себя и на родных ослепленная самомнением Сара.
Сара навсегда утратила расположение королевы. Верить в это она отказывалась, но дело обстояло именно так. В ней больше не нуждались при дворе, однако стране требовался ее муж, великий полководец. Это понимал даже Харли, его злейший враг. Потому-то и прислал к нему Сент-Джона.
Им был нужен Мальборо… но не его супруга.
Сент-Джон повел разговор резко. «Сохранить свое положение ваша светлость может, лишь расставшись с женой».
Отвергнуть Сару! Расстаться с ней! Пусть все знают, что он противник ее властности.
Он любил Сару. Ему вспомнились страстные встречи после долгих разлук, дни, проведенные вдвоем в Сент-Олбансе или Виндзорском парке. Семья… дочери, так много для него значащие, внуки.
Расстаться с Сарой! Сделать выбор между женой и честолюбивыми устремлениями!
Никаких сомнений здесь быть не может. Разве он не любит Сару? Разве она ему не дороже всех на свете? Однако он — гениальный полководец, мечтавший править Англией. И ему предлагают выбирать между любовью и честолюбием.
Сара вошла в комнату — бодрая, решительная, воинственная.
— Дорогой Маль, что случилось? У тебя нездоровый вид.
— Старею я, Сара.
— Что за ерунда?
— И все мои надежды рухнули… пошли прахом.
— Опять ерунда. Ничто не может омрачить славу Бленхейма.
— Новое правительство заключит с Францией мир. Решит, что свергнуть внука Людовика с испанского трона невозможно. Скажет, что войну нет смысла продолжать. Таким вот образом, Сара, блестящие победы обращаются в ничто.
— Ты в дурном настроении. Тебя что-то расстроило. Кажется, здесь был этот червяк, Сент-Джон.
— Да, Сара, был.
— Что ему нужно?
— Он требует, чтобы ты вернула должностные ключи.
— И не подумаю.
— Сара, Бога ради, будь рассудительна. Раз королева решила тебя уволить, тебе на этих должностях не удержаться.
— Думаешь, я уйду, как испуганная горничная, попавшаяся на краже чая?
Попавшаяся на краже! Какие у нее вульгарные выражения! С искаженным от ярости лицом Мальборо взглянул на Сару и, слушая ее пронзительный голос, обливающий всех грязью, выдающий нежелание встать на чужую точку зрения, задумался… заколебался, хоть и презирал себя за это.
Перед его мысленным взором возникло множество неожиданных картин. Герцог представил себя — без Сары — в новом правительстве. В душе он был тори, пока Сара не склонилась на сторону вигов и не сочла, что ему нужно поступить так же. Представил себя продолжающим войну, одерживающим победы… без Сары.
Но она стояла перед ним — его Сара, ради женитьбы на ней он, пренебрегая мнением родителей, навлек на себя их гнев, хоть они оба были бедны, а честолюбивому человеку следовало б жениться на богатой невесте.
Как он мог бы жить без Сары? Поговаривают, что, постоянно находясь вместе с ней, долго бы он не выдержал. Что продолжительные разлуки спасли их брак. Возможно, однако он знал, что без Сары ему не жизнь.
Она дерзка и безрассудна, она привела их всех к катастрофе, но все равно это его любимая Сара.
— Ты улыбаешься. Я не вижу повода для улыбки.
— Мне вспомнились все прожитые вместе годы.
— Самое время об этом думать.
— Вполне подходящее. — Джон взял ее за руки и взглянул ей в лицо. — Ты все еще прекрасна. Наши дочери красавицы, но им не сравниться с тобой.
— К чему ты это, Маль? — нежно спросила она.
— Если нам придется жить в безвестности… даже в изгнании… я подумал, что по крайней мере мы будем вместе.
Губы Сары дрогнули, и она бросилась к нему в объятия.
— Дорогой мой Маль!
Он с самого начала знал, что здесь никаких сомнений не будет. Они неразрывно слиты до конца жизни.
Отведя от себя ее руки, герцог сказал:
— Ключи тебе придется отдать.
Нежность Сары как рукой сняло.
— Маль, ты слишком легко готов признать поражение. Предоставьте это мне. Я еще не рассчиталась с моей толстой подругой… и не позволю ей рассчитаться со мной.
— Сара, уверяю тебя, это конец. Она с тобой не помирится.
— Я напишу ей, — упрямо сказала Сара.
— Королева не станет читать твоего письма.
— Станет, если отвезешь его ты.
— Сара, неужели ты не видишь, что потерпела поражение?
— Нет, мой храбрый генерал, поражения я не потерпела.
— Сара…
Но герцогиня обняла мужа и засмеялась. Она, как всегда, настоит на своем, и герцог знал, что ему лучше крушение вместе с Сарой, чем успех без нее.


Сара закрылась в комнате и стала писать королеве. «Только ради Маля, — думала она. — Ему просто покоя нет. Если так и дальше пойдет, он сляжет».
Перо ее, как и язык, всегда бывало бойким, и теперь она старалась обратить его бойкость к своей выгоде. Ей припомнилась непринужденная болтовня еще при жизни принца Георга, они с Анной сидели, словно две кумушки, перемывая косточки своим мужьям. Мистеру Морли и мистеру Фримену. Анне мистер Фримен нравился. Он очаровал ее, как и всех. Маль очаровательный мужчина.
Теперь нужно растрогать королеву, напомнить ей о тех днях. Анна всегда отличалась сентиментальностью, и если сыграть на этой ее слабости, то, возможно, удастся сохранить ключи. Лишиться их — значит, навсегда проститься со двором, с надеждой вернуть былую власть.
Писала королеве она в необычайно смиренном тоне, темой письма было беспокойство о герцоге. Если он будет так волноваться, то не проживет и полугода. Давала слово не говорить Анне ничего неприятного, если та позволит ей остаться у себя на службе.
Письмо дышало покорностью. Сара не сомневалась в успехе.
Дописав, она отправилась к мужу. Тот лежал на кушетке. Войдя, Сара внезапно ощутила беспокойство. Кажется, она ничего не преувеличила в письме.
— Дорогой мой, ты нездоров.
Герцог поднялся и тут же стал выглядеть лучше.
— Когда пройдут все эти неприятности, я выздоровлю.
— Я написала письмо. Отвези его Анне и потребуй, чтобы она прочла.
— Я не могу приказывать королеве.
— Оставь, ты понимаешь, что я имею в виду. Попроси как следует, ты прекрасно это умеешь, и она не сможет тебе отказать.
— Сара, она твердо решила…
— Я знаю ее лучше, чем ты. Она прочтет письмо и расчувствуется. Когда я вернусь к ней, то уж постараюсь остаться там.
— Я не хотел бы…
— Вперед, мой доблестный полководец. Мы еще одержим победу.
С Сарой не было сладу. Пришлось нехотя повиноваться. Так поступали и Годолфин, и даже Сандерленд.
— Без этого не обойтись, — убежденно сказала она. — Если б курфюрст ознакомился с нашими планами, все было бы по-другому.
Мальборо покачал головой.
— Он считает, что через несколько лет корона сама свалится ему в руки, поэтому не видит причин сражаться за нее сейчас.
— Напрасно он так уверен. В Англии немало якобитов. Они призовут Претендента… и тогда курфюрст пожалеет, что не прислушивался к своим друзьям.
— Сара, он не желает рисковать и не готов начать войну за английскую корону. И я его не осуждаю.
— Кажется, я окружена трусами, — гневно воскликнула Сара, — что ж, остается только попытаться вернуть расположение Анны. Маль, она прочтет это письмо, а потом вспомнит старую дружбу. И тогда у нее не хватит решительности уволить меня.
Мальборо в этом сомневался, но тем не менее поехал во дворец и попросил аудиенции.
Анна его приняла, однако, когда он достал письмо, заявила, что не желает читать посланий от герцогини.
— Прошу ваше величество прочесть, — сказал Мальборо, встав на колени и умоляюще глядя на нее. Анна печально покачала головой. Такой красавец, по крайней мере, всегда был очень скромным. В прежние времена она считала мистера Фримена одним из самых обаятельных мужчин. Мистер Морли тоже держался о нем высокого мнения. Какие то были счастливые времена! Но даже тогда миссис Фримен была властной, указывала, как поступать. Ослабленную водянкой и подагрой Анну нередко мучили ночные кошмары. Во сне отец укорял ее за роль, сыгранную в его падении. В этих снах подстрекающая ее Сара всегда бывала рядом.
Нет, ей не хочется вспоминать о прошлом, она не станет читать письма Сары.
— Мадам, — сказал герцог, — если вы оставите Сару на ее должностях до тех пор, пока у вас не исчезнет необходимость в моем служении, это избавит ее от многих страданий. Надеюсь, в будущем году война завершится, и мы вместе с герцогиней уйдем на покой.
— Я не могу изменить своего решения, — твердо сказала Анна.
— Герцогиня глубоко сожалеет о беспокойствах, причиненных вашему величеству, и мечтает о возможности оживить те чувства, которые вы когда-то питали к ней. Клянется, что, если такую возможность вы предоставите, будет служить вам со всей смиренностью и усердием, дабы загладить те огорчения, что могла причинить.
Анна молчала.
— Прошу вас, прочтите письмо, — взмолился Мальборо.
Королева прочла, но не сказала ни слова.
— Я вижу, ваше величество растроганы. И хотели бы положить конец страданиям герцогини.
— Я не могу изменить своего решения, — повторила Анна.
Герцог вздохнул, пустив в ход все свое обаяние, чтобы тронуть ее, но королева лишь сказала:
— Ключи должны быть возвращены мне через три дня.
— Три дня, ваше величество! Прошу вас, дайте герцогине десять дней, чтобы уладить дело без кривотолков.
— Нет, — сказала королева, — и без того ключи находятся у нее слишком долго. Они должны быть возвращены мне через два дня.
— Два… но ваше величество сказали — три.
— Через два, — твердо повторила Анна. — Я не могу изменить своего решения.
Оставалось только вернуться к Саре с рассказом о неудаче.


Мальборо предстал перед женой.
— Ну? — спросила она, хотя по выражению его лица было ясно, чем окончился разговор.
— Бесполезно.
— Письмо она прочла?
— Да, и осталась непреклонной.
— Поговорил бы с нею.
— Я говорил.
— Небось ползая у ее ног.
— Я всеми силами старался смягчить Анну и, по крайней мере, уговорил прочесть письмо, хотя она поначалу не хотела.
— Позволяешь ей обращаться с тобой так, будто ты слуга.
— Мы и есть ее слуги.
— Что? Этой толстой дуры? Если б мне удалось вернуться, я бы показала ей, что такого обращения не потерплю.
— Ты именно этим и занималась, потому-то мы и находимся в таком положении.
— Значит, виновата я?
— По-твоему, кто-то другой?
— Да, эта мерзкая особа… с ее грязными собачонками, фавориткой-горничной, картами, шоколадом и пустой болтовней. Не могу передать, что я вытерпела от нее. Она чуть с ума не свела меня своей глупостью. А теперь… смотри, как со мной обращается!
— Сара, ради Бога, успокойся. Ключи придется отдать.
Глаза герцогини сузились.
— Если б ты поговорил с ней…
— Это невозможно. Она уперлась. Твердила, что не может изменить своего решения.
— Старая дура!
— Сара. Смирись. Отдать ключи придется. Она не хочет больше ни о чем со мной разговаривать, пока их не получит. Если не вернешь, я тоже лишусь должности.
Сара сорвала ключи с пояса, где постоянно носила их. Два золотых ключа, символы завидных должностей: распорядительницы гардеробной и хранительницы королевского кошелька.
Она едва сдерживала рыдания.
Давая волю чувствам, герцогиня швырнула ключи в мужа. Они ударились ему о голову, потом упали на пол.
Герцог поспешил подобрать их, пока Сара не передумала, и не теряя времени повез королеве.


Анна поглядела на два золотых ключа — это освобождение. Больше она никогда не станет ничьей рабыней. Даже дражайшей Мэшем — правда, Эбигейл никогда не вздумает управлять ею.
К Мэшем она привязалась сильнее, чем к кому бы то ни было, но тепло относилась и к герцогине Сомерсетской. У них был одинаковый цвет волос. Кое-кто мог бы назвать его морковным, однако Анна находила восхитительным. К тому же она прониклась симпатией к леди Сомерсет, когда та предоставила ей свой Сион-Хауз — после одной из ссор с зятем, Вильгельмом Оранским. Теперь ей вспомнилось, как Вильгельм не хотел этого допустить и как герцог с супругой настаивали, чтобы она жила там. Тогда они показали себя истинными друзьями, и она никогда этого не забудет.
Но Эбигейл стала ей дороже всех на свете. Позвякивая ключами, Анна улыбнулась при мысли, как та обрадуется.


— Миссис Мэшем.
Эбигейл подскочила и уставилась на человека, вошедшего к ней в комнату. Он слегка пошатывался, глаза его были мутными.
— Мистер Харли.
«Он становится безалаберным, — подумала она, — камзол в пятнах. Возможно, он явился прямо после пирушки с литераторами, которые рады работать на него за возможность называть себя его друзьями».
Харли дыхнул на нее перегаром.
Улыбался он ей чуть ли не пренебрежительно, как бы напоминая, что, хотя с другими она может напускать на себя важность, при нем этого ей позволять себе нельзя.
В душе Эбигейл вспыхнула обида. Она находила его привлекательным — этого авантюриста в политических джунглях. Теперь ей стало понятно, что завидовала она в Сент-Олбансе не столько положению Сары, сколько обожанию, которое она вызывала у такого человека, как ее муж. Вот чего ей хотелось. Сэмюэл не Мальборо, но Харли мог сравниться с ним. Блестящий политик… хоть и пьяница. Вместе они могли бы безраздельно властвовать — как намеревались Черчиллы — ведь она никогда не лишилась бы своего места, в отличие от Сары. И смогла бы привести Харли к величию. Но вместо него ей достался Сэмюэл — покладистый, мягкий, заурядный Сэмюэл. А Харли — премьер-министр — лишь приятно удивлялся тому, что она — никто и ничто — приносила ему пользу. Теперь же, когда он достиг своей цели, она стала ему не нужна.
Тут ей пришло в голову, что за сохранение своей должности ему придется сражаться так же усердно, как за то, чтобы ее получить, и это поумерит его пренебрежение.
— Мистер Харли, — сказала она, — вы пили.
— Миссис Мэшем, — ответил он, — я еще и дышал.
— Последнее необходимо, без первого можно обойтись.
— Что я слышу? Вы совсем меня не понимаете! Последнее так же необходимо, как первое.
— Еще более необходимо скрывать этот факт.
— Мой ангел-хранитель! — Харли засмеялся. — А я принес подарок хорошей девочке.
И показал ей золотой ключ.
Она уставилась на блестящую вещицу.
— Вам — хранение королевского кошелька. Гардеробная переходит к Ришей Сомерсет.
— Королевского кошелька! — повторила Эбигейл.
— Эта должность более значительна. «Пожалуйста, передайте миссис Мэшем, я желаю, чтобы этот пост занимала она». Таково распоряжение ее величества.
Эбигейл протянула руку за ключом, но Харли продолжал держать его, глядя на нее с насмешкой. Потом сунул ей за корсаж.
Да, он определенно был нетрезв.
Харли повернулся и пошел к двери. Эбигейл смотрела ему вслед. Раньше он держался почтительнее. Человеческую натуру мистер Харли знает хуже, чем ему кажется. Неужели не понимает, что если хочет сохранить свою должность, то должен выказывать величайшее почтение Эбигейл Мэшем — теперь хранительнице королевского кошелька?


Сара кипела гневом. Она лишилась должностей, и те достались ее злейшим врагам! Ей велено освободить комнаты во дворце, которые теперь принадлежат кому-то другому!
Ну ладно, она их освободит.
В Сент-Джеймский дворец герцогиня отправилась, взяв с собой нескольких слуг.
— В комнатах ничего не оставляйте, — приказала она. — Забирайте все… зеркала со стен и замки из дверей.
Слуги удивились этому распоряжению, но ослушаться не посмели.
Они вынули замки, Сара заявила, что потом заберет и каминные украшения.
В Мальборо-хауз Сара вернулась, торжествующе посмеиваясь совершенному.
И пообещала себе вернуться.
Мальборо, увидев, что она наделала, пришел в ужас.
— Сара, это безрассудство.
— Вот как? Думаешь, я позволю оскорблять себя? Мне велели убираться… я уберусь… я заберу все свои вещи. Это еще не все. Я вернусь за каминными украшениями.
— Нет, Сара, нет.
— Говорю тебе, я их заберу.
— Ты с ума сошла?
— Пусть и сошла, но, по крайней мере, я не трусиха.
— Это глупо.
— Глупо? Показать всему миру, как дурно со мной обошлись? Пусть все знают, что герцогиня Мальборо, в отличие от своего мужа, не смирится с оскорблениями. И я заберу оттуда все, что можно забрать.
— Нет.
Сара уставилась на него.
— Что?
— Ты больше ничего не возьмешь из дворца.
— Я дала себе клятву.
— А я даю клятву, что не возьмешь.
Герцогиня не сказала ни слова, и он продолжал:
— Сара, ради себя самой… ради нас обоих… успокойся… вспомни о своем достоинстве. Мы на грани катастрофы. Ради Бога, не губи нас окончательно.
Поглядев на него, Сара увидела в его глазах страдание и застарелую тревогу.
Тут она бросилась к нему в объятия и бурно разрыдалась. Герцог подвел ее к кушетке, оба сели, и он стал утешать ее, успокаивать.


Эбигейл, придя к королеве, рассказала, что леди Мальборо увезла из дворца все свои вещи.
— Навсегда, — заявила Анна. — Больше она не вернется.
— Теперь ваше величество избавились от этой неприятной особы.
— О Мэшем, какое я чувствую облегчение! Даже не могу передать, сколько беспокойств доставляла мне эта дама.
— Фурия, как именуют ее в памфлетах. Она оставила после себя разорение.
Эбигейл рассказала королеве об опустошенных апартаментах.
— Даже замки забрала!
— До чего необузданна! — воскликнула Анна.
— Зато она съехала, ваша величество. Вам больше никогда не придется видеться с ней.
— Хорошо, что не придется. Но испакостить дворец! А ведь какие деньги мы тратим на строительство дворца для них. Стоимость Бленхейма ужасающа, Мэшем… просто ужасающа.
— Мадам, это неуместно. Вы даете деньги на строительство дворца для нее, а она пакостит в вашем.
— Совершенно неуместно. Я приняла решение. Больше денег на строительство Бленхейма выделяться не будет. Раз герцогиня Мальборо оскверняет мой дворец, никаких домов для нее я строить не стану.
Для Мальборо то были поистине черные дни. Сара лишилась своих должностей; герцог не знал, получит ли поддержку правительства; а дворец Бленхейм, подаренный им королевой и благодарной нацией, стоял недостроенным, по распоряжению королевы работы на нем прекратились.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимицы королевы - Холт Виктория


Комментарии к роману "Любимицы королевы - Холт Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100