Читать онлайн Королева из Прованса, автора - Холт Виктория, Раздел - О СЫН, МОЙ СЫН! в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева из Прованса - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева из Прованса - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева из Прованса - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Королева из Прованса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

О СЫН, МОЙ СЫН!

Ричард следил за развитием событий с крайним неодобрением. Он был сердит на брата за то, что тот решил сделать юного Эдмунда сицилийским королем, ни с кем не посоветовавшись. Генрих должен был спросить мнение Ричарда, и тот непременно сказал бы, что завоевывать корону – дело хлопотное и дорогостоящее. Король ничего не понимает в финансах. Ему кажется, что сундуки сами наполняются золотом как по мановению волшебной палочки. Казалось бы, жизнь давно должна была научить короля уму-разуму. Ведь знает, как настроен против него народ из-за постоянных поборов. В этом отношении Ричард был мало похож на брата. У принца всегда водились деньги, много денег. Он относился к золоту с уважением, никогда не раздавал, а если одалживал, то под проценты. Чужеземные прихлебатели быстро поняли, что у Ричарда поживиться им не удастся.
После крестового похода принц обрел всеевропейскую славу. На континенте его считали особой важной и значительной. Папа римский предложил Ричарду корону германского императора, однако принц отказался, ибо не хотел портить отношения со своим зятем Фридрихом II. Но вот Фридрих умер, а вслед за ним умер и его сын Генрих, племянник Ричарда.
Теперь ситуация изменилась, можно было всерьез задуматься о германской короне. Ричарду очень не нравилось, как идут дела в Англии. На горизонте сгущались тучи, назревал конфликт. Ричард не мог встать на сторону баронов, потому что это означало бы измену по отношению к брату, однако и короля поддерживать он не хотел, так как Генрих действовал вопреки здравому смыслу. Ничего не поделаешь, Генрих глуп, находится под каблуком у жены и ее родственников. Казалось, король испытывает к чужеземцам особую любовь, не скупится для них ни на какие щедроты. А как безрассудно осыпает он милостями своих единоутробных братьев и сестер!
Вот почему Ричард дал понять, что на сей раз не станет возражать, если его изберут германским императором.
Был, правда, еще один кандидат на престол Священной Римской империи – Альфонсо Кастильский, брат инфанты Элеаноры. Кастильского короля поддерживали французы, которым вовсе не хотелось, чтобы на континенте усилилось влияние англичан.
Однако электоры сочли, что Ричард предпочтительнее: граф Корнуэлльский доблестно проявил себя в крестовом походе, он несметно богат, наделен государственной мудростью.
И избрание состоялось.
Ричард блаженствовал. Вот наконец настал и его час. Он всегда мечтал о короне, смертельно завидовал брату, которому выпало родиться чуть раньше. Теперь же Ричард сам станет государем.
Санча тоже была рада, что сравняется по положению со старшими сестрами. Оказывается, Ромео был не так уж далек от истины, когда обещал сделать всех дочерей графа Прованского королевами.
Ричард и Санча много разговаривали о своем будущем. Не так-то просто будет иметь дело с германскими князьями. Хорошо хоть, сводная сестра дона Альфонсо замужем за Эдуардом – это удержит неудачливого кандидата от открытой враждебности.
Супружеская чета готовилась покинуть Англию.
– Момент самый что ни на есть подходящий, – говорил Ричард жене. – Англию ждут черные дни. Народ готов к бунту. Попробуйте напоследок вразумить вашу сестру. Может быть, хоть она сумеет наставить короля на путь истинный.
– Элеанора не слушает ничьих советов. Она твердо уверена, что всегда и во всем поступает правильно.
– На сей раз, увы, она ведет себя неразумно.
Ричард послал за своим старшим сыном и сказал, чтобы Генрих собирался в дорогу – он должен присутствовать на коронации в Аахене.
Молодой человек был рад за отца. Наконец-то Ричард дождался осуществления своей давней мечты. Жаль, конечно, что придется расстаться с Эдуардом. После примирения дружба между двоюродными братьями укрепилась. Этому способствовало искреннее раскаяние Эдуарда.
– Момент выбран как нельзя более удачно, – радовался Ричард. – Всякий разумный человек видит, куда катится страна. Скоро здесь начнется смута. Это очевидно.
– Король пытается делать вид, что ничего особенного не происходит, – вздохнул Генрих.
– Этим способом от беды не уйдешь. Рано или поздно придется смотреть правде в глаза, – пожал плечами Ричард. – Однако нам пора готовиться к отъезду. – Он положил сыну руки на плечи. – Скоро мы станем еще богаче, сын мой. А более всего я рад тому, что теперь смогу больше сделать для вас.
Теплым майским днем Ричард и его семья отплыли на материк. Флот принца насчитывал полсотни кораблей.
В Аахене Ричард и Санча были коронованы императором и императрицей Священной Римской империи германской нации.
* * *
В Виндзоре царил траур. Маленькая Катарина была смертельно больна.
Ничто так не выбивало королеву из колеи, как болезнь кого-либо из ее детей. Элеанора и в благополучные-то времена не находила себе места от беспокойства, тревожась за здоровье сыновей и дочерей.
Маленькая Катарина угасала на глазах. Она всегда была странным ребенком и держалась в стороне от других детей. Это и неудивительно – ведь девочка была глухонемой. Но королева любила свою несчастную дочь особенной, исступленной любовью. Элеаноре хотелось, чтобы Катарина ни в чем не чувствовала себя ущемленной.
Катарина отличалась небесной красотой. Генрих говорил, что она больше, чем остальные девочки, похожа на свою мать.
И вот принцесса умирала.
Королева не отходила от ее изголовья, да и король все время был неподалеку.
– Вы себя совсем измучили, дорогая, – говорил он жене, но Элеанора лишь качала головой. Она была убеждена, что смерть не посмеет отнять у нее ребенка, если мать все время будет рядом.
Бедняжка Катарина неотрывно смотрела на Элеанору, цеплялась за нее горячей, влажной ручкой.
Но все было тщетно. Даже самоотверженность матери не могла спасти больную.
Пасмурным утром Катарина ушла из жизни – так же беззвучно, как жила.
* * *
А тем временем недовольство баронов достигло критической точки. В Англию вернулся Симон де Монфор, которого Генрих всегда так боялся. Теперь у лордов появился вождь.
Поводом к возмущению стало назначение Эмера де Валанса, сводного брата короля, епископом Винчестерским. Теперь оба главных диоцеза королевства принадлежали чужеземцам: Бонифас Савойский, дядя королевы, был архиепископом Кентерберийским, Эмер де Валанс – епископом Винчестерским, а руководил чужеземной партией могущественный Гийом де Валанс, еще один из сводных братьев короля.
Бароны собрались, чтобы обсудить создавшееся положение. Вскоре все ключевые посты будут заняты иностранцами. Этому необходимо положить конец.
Чужеземцы алчны и честолюбивы. Чем больше дает им король, тем сильнее разыгрываются их аппетиты. Гийом де Валанс обнаглел до того, что посмел покуситься на владения самого Симона де Монфора.
Монфор мириться с этим не стал. Заручившись поддержкой самых могущественных лордов, он потребовал разбирательства на государственном совете.
Гийом де Валанс, уверенный в поддержке короля, объявил на ассамблее, что не намерен судиться с изменником.
– Я не изменник! – громко выкрикнул Монфор. – И не сын изменника.
Тем самым он намекал на отца Гийома, Юга де Лузиньяна, некогда восставшего против своего короля.
– Мой отец был не таков, как ваш, – с нажимом произнес Монфор.
Гийом на него бросился, схватившись за рукоять меча.
Их едва растащили.
Подобные стычки между знатными господами происходили довольно часто, и им не придавали большого значения. Но на сей раз столкнулись предводители двух враждующих партий.
У выхода из зала Монфора поджидал Роджер Биго, граф Норфолк.
– Милорд, – сказал он. – Пора положить конец наглости этих иностранцев.
– Совершенно с вами согласен.
– Хвала Господу. На нашей стороне тысячи. Как поступим?
– Соберем тех, кто мыслит с нами заодно. И тогда решим, как нам действовать.
Единомышленники охотно откликнулись на зов.
* * *
Следующая встреча короля с представителями знати была бурной.
Генрих начал с того, что сообщил собранию о своих финансовых затруднениях. Урожай в том году выдался скудный, стране угрожал голод, на западе бунтовали уэльсцы, на севере, того и гляди, зашевелятся шотландцы. Король сказал, что казне потребны значительные средства, которые необходимо где-то изыскать.
На это лорды ответили, что король слишком много денег расходует на своих многочисленных родственников и их иностранных друзей. Все эти суммы с куда большей пользой можно было бы потратить на благо страны.
Сторонники короля повскакивали с мест, однако Монфор и его единомышленники стояли на своем. Они говорили, что повышать подати и налоги невозможно, что выход только один – отослать чужеземных паразитов восвояси.
Спор перерос бы во всеобщую потасовку, если бы король не объявил заседание закрытым.
Несколько дней спустя в Вестминстер явились несколько баронов, закованных в латы. Генрих встревожился не на шутку. Он понял, что дело зашло слишком далеко.
Правда, ни один из лордов не захватил с собой меча – оружие они оставили у дворцовых ворот, дабы показать, что на сей раз речь идет не о войне, а лишь об угрозе войны.
– Что это означает? – вскричал король. – Вы что же, решили захватить своего государя в плен?
– Вовсе нет, милорд, – ответил за всех Роджер Биго. – Мы пришли просить вас избавить страну от чужеземцев. Они иссушили королевство. Народ больше не может этого терпеть. Если не принять меры, начнется смута, как во времена вашего отца.
Генрих мрачно выслушал графа. Он знал, что в стране и в самом деле назревает бунт. Достаточно посмотреть на то, какими взглядами провожает толпа на улице своего монарха. А в адрес Элеаноры чернь выкрикивает оскорбления. Королева делает вид, что ей это безразлично, но Генрих отлично знал, как ранит ее эта ненависть.
– Мы просим, милорд, учредить совет из двадцати четырех лордов, который будет править страной вместе с вами, – сказал Монфор. – Необходимо провести реформы.
Генрих обвел взглядом решительные лица баронов. Ему показалось, что за их спиной маячит тень короля Джона, в свое время поставленного лордами на колени.
И Генрих ответил, что согласен.
* * *
Монфор и Роджер Биго приступили к действиям. Совет из двадцати четырех человек был наполовину избран баронами, а наполовину назначен королем. Совет должен был встречаться трижды в год, чтобы проводить реформы как в государственном, так и в церковном устройстве.
Затем парламент избрал еще двадцать четыре члена совета, который, таким образом, стал состоять из сорока восьми мест. Совет избрал верховного судью, канцлера и казначея. Подразумевалось, что этот орган будет существовать временно. По истечении первого года совет должен отчитаться перед королем и его министрами за свои действия.
Первым актом нового совета, который все называли парламентом, было требование вернуть в государственную казну все владения, подаренные чужеземцам. Гийом де Валанс ответил, что ничего возвращать не будет. Тогда Симон де Монфор предложил ему выбор: или он возвращает замок, или расстается с головой. Гийом не уступил и засел со своей дружиной в замке Вулфси, принадлежавшем его брату Эмеру.
Король оказался в затруднительном положении. Бароны ожидали от него, что он, согласно решению парламента, выступит против мятежника со своим войском. Но как воевать против собственных братьев? Генрих хотел ответить отказом, но не посмел. В результате ему пришлось-таки выступить против Гийома, и тот сложил оружие.
Генрих чувствовал, как власть уходит у него из рук. Элеанора уговаривала мужа не уступать баронам. Ведь он – законный государь, пусть подданные об этом не забывают.
Генрих мягко объяснял жене, что лорды слишком сильны, что необходимо проявлять осторожность. Самую большую опасность представляет Симон де Монфор.
– Зачем только я позволил ему жениться на моей сестре, – вздыхал король.
Однако в глубине души он знал, что Монфор и принцесса Элеанора все равно поступили бы по-своему. Этот человек никогда не отступается от поставленной цели. Вот и сейчас он решил во что бы то ни стало перевернуть Англию с ног на голову и ради этого придумал свой парламент – лишь бы только ограничить власть короля.
Однажды король плыл на барке по Темзе. День был душный, июльский, небо заволокли тучи. Мысли короля были тоже мрачными, под стать погоде. Вдалеке пророкотал гром. Этот звук показался Генриху пророческим.
– Идет буря, милорд, – сказал один из гребцов.
– Да, вижу.
Внезапно небеса разверзлись, и вниз сплошной стеной обрушился ливень. Палубу заливали потоки воды. Затем прямо над головой мелькнула молния, оглушительно прогрохотал гром.
В последние годы на Англию не раз обрушивались жестокие бури. Все помнили, как молния угодила в покои королевы, когда Элеанора находилась в Виндзорском замке. В другой раз молния попала в Сент-Олбанское аббатство, где как раз гостила Элеанора со своими детьми. В аббатстве сгорела прачечная, а монахи рассказывали, будто видели в пламени ангела с огненным мечом и факелом. По поводу ангела мнения разделились: одни считали, что его послал Господь, дабы спасти обитель, другие же утверждали, что то был ангел гнева, присланный королеве в предостережение. Ведь ее один раз уже предупреждали, в Виндзоре. Однако она не избавилась от своих грехов, и потому в Сент-Олбансе Господь предостерег ее еще раз.
Генрих не знал, кого ему следует опасаться больше – Господа или мятежных баронов.
Когда он был рядом с королевой, суеверия казались смехотворными, но одна мысль о том, что Элеанора подвергается опасности, приводила Генриха в ужас. Он взглянул на сумрачное небо, прочерченное молниями, и содрогнулся. Когда кормчий предложил пристать к берегу, король спорить не стал.
По злому стечению обстоятельств ближе всего находился замок Дерхем-хаус, где находилась резиденция Симона де Монфора. Граф сам спустился к причалу, чтобы встретить государя.
– Не бойтесь, милорд, – сказал он. – Буря прошла стороной.
Генрих посмотрел на хозяина в упор, и с уст у него сорвалось:
– Я действительно боюсь грома и молнии, но, клянусь головой Господа, вас я страшусь еще больше.
Следуя за Монфором вверх по лестнице, Генрих понял, что совершил непоправимую ошибку – выдал Монфору свои истинные чувства.
* * *
Эдуарду исполнилось двадцать лет. Он подолгу гостил у французского короля, принимал там участие в рыцарских ристалищах. Французы обожали английского наследного принца за красоту, высокий рост и непревзойденное искусство верховой езды.
Эдуард часто вспоминал жену, однако они по-прежнему жили порознь, ибо Элеанора еще не вошла в возраст. Девочка училась наукам, а ее супруг постигал законы рыцарства.
До Франции доходили тревожные слухи о раздорах между королем и баронами. Эдуард советовался с французским королем, мудрость которого почиталась во всем христианском мире, однако Людовик не мог сказать племяннику ничего утешительного. Было ясно лишь одно: в Англии настали мрачные времена, а значит, наследник престола должен быть дома. Эдуард поспешил в Англию и отправился в Винчестер, где в то время находился король. Генрих тепло обнял сына, даже прослезился от удовольствия. Первым делом он спросил, здоров ли Эдуард, все ли у него благополучно.
– Ваша матушка будет счастлива вас видеть.
Эдуард подумал, что отец выглядит больным и усталым. Должно быть, причиной тому – внутренние неурядицы в стране.
– Мне известно о том, что происходит в королевстве, – сказал принц.
– Да, сын мой, некоторые из моих подданных никак не угомонятся, да и мне не дают покоя.
– Правда ли, что бароны созвали парламент, который диктует вам свою волю?
– Не совсем так. Я имею право назначать туда своих людей. Но все упирается в деньги. Парламент ни о чем другом не говорит.
– Королевством нельзя управлять без денег.
– И я твержу им о том же. Они же полагают, что я могу сотворять деньги из пустоты.
– А Людовик Французский говорит, что нельзя облагать народ чрезмерными податями.
– Так вы тоже стали поклонником Людовика?
– Он мудрый король, во Франции все его любят. Мне показалось, что он говорит здраво.
Генрих кивнул:
– Весьма серьезный господин. Хорошо ему – у него куда более покладистые подданные, чем у меня.
Эдуард хотел возразить, что Людовик сумел заслужить уважение и любовь своего народа, однако воздержался от этих слов – они прозвучали бы как критика в адрес отца.
И все же от внимания Генриха не укрылся скептицизм сына. Король был потрясен. Ведь его семья всегда отличалась сплоченностью. Неужто единству наступит конец, когда надвигается беда?
Генрих рассказал сыну, что произошло в стране за время отсутствия Эдуарда – о том, как Гийом де Валанс поссорился с Симоном де Монфором, как они чуть было не сцепились в схватке.
Эдуард был очень расстроен.
– К счастью, в лагере баронов тоже нет единогласия, – продолжал король. – Глостер, похоже, поссорился с Монфором. Если они между собой передерутся, все устроится само собой.
– А что вы намерены делать, отец, если произойдет худшее?
– Худшее? Что вы имеете в виду?
– Если все бароны объединятся, как это случилось во времена вашего отца.
– Я думаю об этом все время. О прегрешениях короля Джона я не забыл. Но разве я за них в ответе?
– Многие боятся, что вы их повторите.
Генрих удивленно воззрился на сына. Кажется, в словах принца прозвучал упрек? Неужели в семье и в самом деле наметился раздор?
Возвращение Эдуарда повергло короля в тягостные сомнения.
* * *
К принцу явился Симон де Монфор. Он тоже узнал о возвращении Эдуарда и решил проверить, не окажется ли молодой человек разумнее своего отца.
Может быть, он сумеет оценить всю опасность обстановки. Пусть что-нибудь сделает – ведь ему суждено рано или поздно воссесть на отцовский престол.
– Больше всего на свете я хочу избежать междуусобной войны, – озабоченно начал он.
– Вы думаете, такая опасность реальна?
– Война почти неизбежна.
– Но ведь теперь у вас есть парламент!
– Согласия нет и там, к сожалению. Ваш отец должен отказаться от сицилийской авантюры. Этот титул ничего не прибавит вашему младшему брату, а стране обойдется крайне дорого. Сицилийская корона словно околдовала ваших отца и мать!
– Если так, то нам следует забыть о Сицилии.
– Милорд, я знал, что вы проявите благоразумие. Мне нужно о многом рассказать вам. Вы должны присоединиться к нам, и тогда, с помощью Божьей, мы сможем избежать большой беды.
– Охотно сделаю это, – пообещал Эдуард.
Вскоре при дворе начали шептаться, что наследник престола много времени проводит в обществе Симона де Монфора. Похоже, они сумели найти общий язык.
* * *
Иногда Элеанора жалела, что дети растут так быстро. Особенно горевала она о дочерях, которым суждено было покинуть отчий дом.
Джон де Дор, герцог Бретанский, посватался к Беатрисе. Партия была выгодная, Беатриса заневестилась, и потому предложение было рассмотрено благосклонно.
Однако Элеанора помнила о печальном опыте Маргарет и не торопилась с ответом. Она все повторяла, что предпочла бы иметь одних сыновей – принцам, по крайней мере, не нужно уезжать на чужбину.
Однако в конце концов решение было принято, и Беатриса стала готовиться к отъезду.
Генрих, у которого были дела во Франции, должен был сопровождать свою дочь. Однако Элеаноре пришлось остаться, ибо в столь тревожные времена нельзя было оставлять страну без управления.
– Вам поможет Эдуард, дорогая, – сказал Генрих. – А что касается меня, то я постараюсь вернуться побыстрее.
По правде говоря, Элеанора была даже рада, что никуда не едет. Конечно, она могла бы провести с дочерью чуть больше времени, провожая ее, но зато пришлось бы присутствовать при душераздирающей церемонии вверения невесты жениху, совершенно чужому человеку. Элеанора и так не могла забыть злосчастный день, когда малютка Маргарет сочеталась браком с Александром Шотландским.
Королева попрощалась с мужем и дочерью, а затем удалилась в Виндзор, где ей составила компанию юная жена Эдуарда, славная и покладистая девушка. Они отлично ладили друг с другом.
* * *
Вскоре после свадьбы Беатрисы в Бретань прибыл герцог Глостер. Это был честолюбивый молодой человек, люто завидовавший Симону де Монфору, который пользовался среди английской знати особым уважением.
Герцог явился к королю и сказал, что хочет побеседовать с ним по конфиденциальному делу. – Милорд, мне горько говорить об этом, ибо я знаю, как расстроят вас мои слова. Заранее прошу прощения за это, но все же считаю своим долгом провести этот разговор.
– Говорите, в чем дело, и поскорей, – приказал Генрих.
– Ваш сын Эдуард заключил союз с Симоном де Монфором.
– Невозможно!
– Увы, милорд, это правда.
– Не верю!
– Многие могут это подтвердить.
Генрих покачал головой:
– Здесь какая-то ошибка, – упрямо повторил он.
– Нет, сир. Лорд Эдуард почти все время проводит с Монфором, выслушивает все обвинения, которые Монфор выдвигает против вас.
Генрих закрыл лицо руками.
Какой жестокий удар! Ему легче было бы перенести утрату короны, но только не раздор в собственной семье.
Он велел Глостеру удалиться и остался в одиночестве.
И все же произошла какая-то ошибка. Эдуард… Их с Элеанорой сын… Выступает против отца? Невозможно!
О Господи, неужели история повторяется? Дед короля, Генрих Второй, в последние годы царствования сравнивал себя со старым, усталым орлом, на которого нападают вскормленные им орлята. Он же, Генрих Третий, так гордившийся своими детьми и благодаривший за них Всевышнего, всегда относился к деду со снисходительной жалостью. Неужто и его постигнет та же участь?
Нет, это клевета. Элеанора такого не допустила бы. Генрих решил, что Эдуарду можно доверять. И все же лучше вернуться в Англию.
* * *
Увы, слух подтвердился. Эдуард и в самом деле смотрел Монфору в рот, громогласно заявлял, что вполне разделяет недовольство баронов.
Генрих впал в меланхолию. Он удалился в лондонский Тауэр, отказывался появляться на людях. Король чувствовал себя совсем больным.
Ричард, император германцев, узнав о распрях в английском королевском семействе, приехал навестить брата.
Когда Ричард явился в Тауэр, Генрих не выдержал и разрыдался.
– Спасибо, хоть вы пришли ко мне, брат.
– Генрих, я хорошо понимаю ваши чувства, ведь у меня тоже есть сын. Я был бы в отчаянии, если б мой Генрих от меня отвернулся. Но почему вы не встречаетесь с Эдуардом? Я слышал, что вы отказываетесь его видеть.
– Не могу. Вы знаете, как я его люблю. Если он предстанет передо мной, я не выдержу и брошусь ему на шею.
– Вот и хорошо. А как королева?
– Она разрывается между мной и сыном. Ничего дурного об Эдуарде она слышать не желает.
– Послушайте, Генрих, Эдуард уже не мальчик. Когда-нибудь он станет великим королем… Надеюсь, это произойдет не скоро. Да, он прислушивается к Симону де Монфору. Не забывайте, что Монфор – человек незаурядный. И он во многом прав: народ бунтует из-за непомерных податей. Ведь вы не станете с этим спорить. Представляю, как терзается Эдуард из-за того, что вы ему не доверяете. Он вам предан, уверяю вас. Просто принц считает, что королевству нужны реформы. В конце концов, Монфор – наш с вами родственник.
– О, как я об этом сожалею!
– Вы ничего не смогли бы сделать. Наша сестра упряма, она сама хотела за него выйти.
– Я уступил лишь потому, что Монфор ее соблазнил.
– И он, и его жена отрицают это. А уж кому знать, как не им? Ничего не поделаешь, братец, они женаты. Причем с вашего согласия. Но забудем об этом, у нас разговор о другом. Я хочу, чтобы вы помирились с сыном. Встретьтесь с ним, выслушайте его. Он сам расскажет вам о своих чувствах.
– Возможно, Ричард, вы и правы. Но я знаю, что, стоит мне увидеть сына, и я сразу забуду обо всех государственных делах. Я так люблю смотреть на его лицо.
– Так смотрите и радуйтесь… Сначала. А потом можно и объясниться. Я уверен, что вы убедитесь в своей неправоте.
– Ах, Ричард, если б я мог в это верить!
– Так убедитесь во всем сами.
И Ричард тут же послал за Эдуардом.
* * *
Эдуард явился в Тауэр в сопровождении матери. Элеанора последнее время была неразлучна с сыном, пытаясь разобраться в причинах раздора между королем и принцем.
Эдуард поклялся, что и в мыслях не держал противиться отцу. Да, он прислушивался к словам Симона де Монфора, потому что граф во многом прав. Однако Эдуард твердо уверен, что его дядя Симон – верный слуга короля и искренне обеспокоен ростом недовольства в стране.
Встреча происходила так.
Эдуард вошел в комнату к отцу один и тут же бросился ему в объятия.
Генрих расцеловал сына в обе щеки, оба заплакали.
– Мой дорогой отец, неужто вы могли подумать, что я выступлю против вашей воли?
– Простите меня, Эдуард. Простите, я доверился клеветникам.
– Я и в самом деле встречался с Монфором. Отец, он – человек чести и зла вам не желает.
– Монфор соблазнил вас красивыми речами, сын мой. Мы с ним противники. Он не может считаться моим другом до тех пор, пока не будет мне повиноваться. Но это неважно, главное, что вы со мной. Вы пришли ко мне, вы меня любите, и мне этого довольно.
– Никому не верьте! Никогда не стану я вашим врагом.
– Не поверю, да и не верил… в глубине души.
– Просто мне показалось, что Симон де Монфор говорит вещи разумные. Однако, если он выступит против вас, я буду на вашей стороне. Что бы ни случилось, отец, я всегда с вами.
– Какой счастливый день! Я даже рад этой размолвке, ибо примирение доставило мне столько счастья.
– Давайте скажем матушке, что нас больше ничто не разделяет. Она так тревожилась! Она и сейчас здесь. Вы не представляете, отец, как матушка обрадовалась, когда вы согласились меня принять. Я сейчас ее приведу.
Эдуард вернулся с матерью, и та воскликнула:
– Это больше никогда не должно повториться! Ничто не может нарушить нашего единства. Мы – единое целое. Умоляю вас, сын мой и муж мой, не забывайте об этом.
В глазах Генриха стояли слезы.
– Кто возвел на меня напраслину? – спросил принц. – Этот человек враг и вам, и мне.
– Граф Глостер.
– Отныне он мой недруг, и примирит нас только смерть, – объявил наследник.
После примирения отец и сын были неразлучны, а вскоре принц уехал во Францию, ибо при тамошнем дворе должен был состояться пышный турнир, в котором Эдуард непременно хотел принять участие.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королева из Прованса - Холт Виктория


Комментарии к роману "Королева из Прованса - Холт Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100