Читать онлайн Королева из Прованса, автора - Холт Виктория, Раздел - НЕСЧАСТНАЯ КОРОЛЕВА ШОТЛАНДИИ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева из Прованса - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева из Прованса - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева из Прованса - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Королева из Прованса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

НЕСЧАСТНАЯ КОРОЛЕВА ШОТЛАНДИИ

Пока английская королевская семья гостила в Париже, к Генриху явились посланцы от римского папы Иннокентия IV с весьма лестным предложением. Дело в том, что Иннокентий враждовал с сицилийским королем Манфредом, незаконным сыном императора Фридриха II. У святейшего престола не хватало денег на войну, однако Иннокентий хотел во что бы то ни стало лишить Манфреда престола. Английский король обладал удивительной способностью добывать деньги, вот папа и решил, что с помощью Генриха сумеет урегулировать проблему Сицилии. За помощь английский король получит щедрую награду.
Обрадованный Генрих немедленно отправился к Элеаноре.
– Дорогая, взгляните на этот перстень. Мне прислал его папа римский.
Элеанора взяла кольцо, рассмотрела его со всех сторон.
– Зачем его святейшество прислал вам этот перстень?
– Это перстень не простой. Он будет принадлежать новому королю Сицилии. Я вижу, вы удивлены? Еще бы! Папа воюет с сицилийским королем Манфредом. Тому, кто поможет его святейшеству свергнуть Манфреда, достанется этот перстень. А обладатель перстня станет сицилийским королем.
– И кому же предложена такая честь?
– Папа пишет, что сицилийским королем мог бы стать один из моих сыновей.
Элеанора просияла:
– Эдуард!
– Но дорогая, Эдуарду достанется Англия и немалый кусок Франции. Я подумал, что Сицилию можно предложить Эдмунду. Тогда у вас сразу двое сыновей станут королями.
Элеанора звонко рассмеялась:
– Вы правы! Пусть Сицилия достанется Эдмунду.
Генрих немедленно устроил пир в честь своего второго сына, будущего сицилийского короля. Правда, многие из придворных роптали, предвидя, во что обойдется стране сицилийская авантюра. Новые подати! С этим народ не смирится. Король так и не понял, что Англия на грани бунта.
Праздники шли один за другим. Элеанора заказала своему сыну сицилийский костюм, и все единодушно объявили, что принцу наряд к лицу.
* * *
Наконец настало время возвращаться на родину. Весь французский двор провожал высоких гостей в течение одного дня, затем англичане отправились дальше, к побережью. Холодным январским днем корабли пересекли Ла-Манш, и кортеж направился из Дувра в Лондон.
Столица встретила короля и королеву торжественно. Согласно традиции, Генриху преподнесли денежный подарок в сумме ста фунтов стерлингов. Однако король пожаловался мэру, что после столь длительного отсутствия монарха такое подношение является недостаточным. Мэр посоветовался с купцами, и они присовокупили к денежному подарку серебряный столовый сервиз. Сервиз королю понравился, но он все равно остался недоволен.
– Так и знал, что лондонцы испортят мне всю радость от возвращения, – жаловался король жене.
Несмотря на радушный прием, оказанный Генриху и Элеаноре в Париже, оба были рады вернуться домой.
Первым делом королева поспешила в детскую, чтобы посмотреть на свою маленькую дочку. Катарина выглядела здоровенькой и прехорошенькой, однако у мамок и нянек вид был какой-то странный.
– В чем дело? – спросила королева. – Ребенок болен?
– Не совсем, миледи, но…
Элеанора схватилась за сердце. Оказывается, пока она наслаждалась жизнью во Франции, с ее дочерью случилось какое-то несчастье!
– Ну же, выкладывайте, – прикрикнула она на служанок. – Ничего от меня не утаивайте.
– Миледи, девочка не разговаривает.
– Вы хотите сказать, что она…
– Увы, миледи. Похоже, она глухонемая.
Элеанора прижала к груди малютку.
– Моя маленькая Катарина… Какое несчастье! А я ничего не знала…
Она страстно осыпала девочку поцелуями, и Катарина лучезарно улыбалась матери. Она была нежна и мила, но уст не размыкала.
Элеанора заливалась слезами, винила во всем себя.
– Милая, – утешал ее Генрих. – Если даже вы остались бы в Англии, это ничего бы не изменило.
Но Элеанора не желала, чтобы ее утешали. Как могло случиться, что она произвела на свет больного ребенка? Тут Элеанора вспомнила и о своей старшей дочери Маргарет.
– Что-то от нее давно нет вестей, – забеспокоилась королева. – Девочка еще так мала, да и ее муж Александр пока ребенок. Генрих, мы должны ее увидеть. История с Катариной меня испугала.
Генрих обрадовался, что может утешить жену хоть таким образом:
– Я немедленно отправлю гонца в Шотландию. Потребую, чтобы Маргарет нас навестила. Может быть, мы съездим на север, в Йорк, и там с ней встретимся.
– Давайте сделаем это поскорей. Мне не будет покоя, пока я не увижу нашу дочь.
– Не стоит так уж тревожиться…
– Возможно. Но у меня дурное предчувствие. Если с кем-то из моих детей беда, я должна об этом знать. А из-за Маргарет на душе у меня неспокойно.
– Гонец отправится немедленно.
Королева с нетерпением ждала вестей из Шотландии. Когда же вести пришли, Элеанора забеспокоилась еще пуще. Маргарет не написала матери ни слова, а королевские опекуны Роберт де Рос и Джон Бальоль сообщили, что в настоящее время королева Маргарет покинуть Шотландию не может.
Элеанора была в панике.
– Там что-то случилось, я знаю! Ах, Генрих, зачем мы отпустили нашу девочку в эту жуткую страну?
– Брак был необходим, чтобы обеспечить мир на границе. Иначе нам пришлось бы воевать…
– Понадобится воевать – будем воевать, – свирепо заявила королева.
Генрих обнял ее за плечи:
– Может быть, дорогая, вы напрасно беспокоитесь. Нужно выяснить, почему Маргарет нам не пишет и почему ей нельзя нас навестить. Но давайте сделаем это осторожно.
– Я знаю, что нужно сделать. Отправим к Маргарет одного из придворных лекарей. Шотландцы не посмеют не допустить его к королеве. Если врач сообщит мне, что с девочкой все в порядке и она довольна жизнью, вот тогда я успокоюсь.
Король признал, что идея хороша и тут же послал за Реджинальдом Батом, лучшим из английских лекарей.
– Отправляйтесь в Эдинбург, – приказала врачу Элеанора. – Там, в королевском замке, вы объявите, что явились от короля и королевы Англии к королеве Шотландской. Пусть она сама расскажет вам о том, как ей там живется. Привезите мне подробный отчет о ее здоровье.
Реджинальд незамедлительно отправился в путь.
* * *
Дни тянулись тоскливой, мучительной чередой, и Маргарет вспоминала счастливые дни своего детства, как сказочный сон. О, до чего же она ненавидела Шотландию! Возможно, Александр, ее юный супруг, мог бы скрасить существование пленницы, но ей дозволяли видеться с ним лишь изредка.
Эдинбургский замок был так же мрачен и угрюм, как королевские опекуны. Маргарет скучала по Виндзору, по отцу и матери, таким ласковым, таким заботливым. Блаженная пора, когда она играла с братьями и сестрами – пусть даже мальчишки не всегда соглашались взять ее в игру. Особенно Маргарет скучала по Беатрисе и маленькому Эдмунду. Она бы дорого заплатила, чтобы вновь увидеть, как златокудрый Эдуард носится по двору, повелевая стайкой своих сверстников.
Неужели она больше не увидит отчего дома?
С самого первого дня замок показался ей тюрьмой. Он был высечен в скале – серый, устрашающий, более зловещий, чем лондонский Тауэр. Унылое, безрадостное место. Вокруг не было ни зеленых полей, ни садов. Маргарет чувствовала, что климат этой страны ей вреден – она чахла и слабела. Хотя, возможно, виной тому была тоска по дому.
Девочка ненавидела бесконечные уроки с Матильдой де Кантелуп, которая почти никогда не улыбалась и не хвалила ученицу за успехи. А ведь Маргарет училась усердно, ибо больше занять себя ей было нечем. Александр жил где-то в другой части замка, под присмотром опекунов – Роберта де Роса и Джона Бальоля. Время от времени опекуны наведывались и к Маргарет, задавали вопросы об английском королевском дворе, пытались выведать, не ведет ли девочка тайную переписку с родителями.
Поистине в Эдинбурге Маргарет была пленницей.
Днем она гуляла по высокой крепостной стене в сопровождении своей гувернантки. Та не оставляла подопечную ни на минуту, словно боясь, что девочка сбежит.
Изредка Александру дозволялось гулять со своей женой, но их никогда не оставляли наедине. Рядом все время был кто-то из тюремщиков.
Маргарет много раз писала родителям, однако ответа ни разу не получила. Может быть, ее письма до Англии не доходили? Невозможно представить, чтобы родители забыли о ней и за все время не написали ни единого письма.
Иногда Маргарет выходила из себя, требовала от Матильды объяснений – почему с ней так обращаются.
– С вами обращаются как подобает, – отвечала Матильда. – Вас хорошо кормят, вы ни в чем не знаете нужды, вы получаете хорошее образование. Чего вам еще нужно?
– Я хочу быть свободной. Ведь я королева!
– Так и ведите себя, как королева.
– Что вы имеете в виду? Разве королева может быть пленницей?
– Ерунда. Ваши покои никак не похожи на темницу.
– И все же я живу в тюрьме. Почему со мной так обращаются?
– Мы воспитываем из вас королеву.
– Ах так? Я бы предпочла быть служанкой, а не вашей королевой!
– Вы говорите глупости, миледи.
Маргарет отшвырнула в сторону табурет, но гувернантка так крепко стиснула ей руку, что девочка вскрикнула.
– Уберите руки! Не забывайте, что перед вами дочь английского короля!
– Мы об этом помним. Однако вам нужно успокоиться. Мне кажется, вы подвержены приступам безумия.
О боже, испугалась Маргарет, неужели они попытаются выставить меня сумасшедшей? Что меня тогда ожидает?
И она замолчала.
Трудно бороться со всем миром, когда тебе всего пятнадцать лет.
Она часто вспоминала родителей, их любовь и заботу. О, как бы они разгневались, если б им стало известно, сколь печальна участь их дочери! Они прибыли бы в Шотландию и освободили бы ее. Маргарет выдали за Александра, чтобы замириться с шотландцами, но ради блага дочери король Генрих наверняка сам пошел бы на Шотландию войной.
Что же делать? Оставалось только ждать. Александр еще слишком юн. Возможно, он помог бы своей жене, но с ним обращаются не лучше, чем с ней.
Тоска по родине иссушала ей тело и душу. Маргарет все время пребывала в унынии и печали. Если при ней произносили слово «Англия», девочка тут же начинала всхлипывать. Она чувствовала себя больной, несчастной, почти ничего не ела.
Матильда и опекуны, господа весьма устрашающего вида, были недовольны, но поделать ничего не могли.
– Вы неблагодарны, – бранила ее Матильда. – Мы с ног сбиваемся, чтобы вам угодить, и вот чем вы нам платите!
– Могу себе представить, что было бы, если б вы не сбивались с ног, – огрызалась Маргарет.
– Чего же вы хотите?
– Вырваться из этой тюрьмы. Вернуться домой.
– Ваш дом здесь. Тут находится ваш муж.
– Он мне не муж. Он ваш пленник – такой же, как и я. Я всех вас ненавижу! Хочу назад, в Англию, хочу к отцу и матери!
– Детские разговоры, – обрывала ее Матильда.
* * *
Маргарет сидела у окна и смотрела вниз, на поля. Она знала, что убежать отсюда невозможно. Вот было бы замечательно, если бы сюда явился Эдуард или кузен Генрих. Они настоящие рыцари, как часто играли они в доблестных кавалеров, которые спасают из заточения прекрасных дам!
Подъезжает Эдуард к замку, над ним развевается штандарт. «Я приехал, чтобы освободить мою сестру», – объявляет он и отшвыривает в сторону де Роса и Бальоля. На Матильду де Кантелуп он даже не взглянет. Схватит сестру на руки, посадит перед собой на коня, и они со смехом и песнями помчатся вперед.
Несколько месяцев назад Матильда сообщила, что Генрих и Элеанора отправились во Францию, чтобы женить Эдуарда на сестре кастильского короля. Гувернантка рассказывала, что свадьба была пышная и торжественная.
Зачем она все это говорила? Должно быть, для того, чтобы лишний раз помучить свою пленницу.
Меня все забыли, думала Маргарет. Празднуют свадьбу счастливчика Эдуарда. Ему-то не придется покидать отчий дом. Интересно, какая у него невеста? Вот уж кому повезло. Король и королева Англии не станут тиранить свою невестку. Они примут ее с распростертыми объятиями. Счастливица! Попасть в такую семью!
Когда Маргарет и Александр гуляли вместе, он пытался ее утешить:
– Так будет не всегда. Просто я еще недостаточно взрослый, чтобы быть настоящим королем. Страной правят регенты.
Что ж, возможно, все это когда-нибудь и кончится. Но ждать оставалось еще очень долго – вряд ли регенты скоро признают Александра совершеннолетним.
Сидя у окна, Маргарет увидела, как к замку приближается небольшая кавалькада, и тут же насторожилась.
Верховые поднялись по склону, скрылись в воротах, и снизу донесся стук копыт.
В замке началась непонятная суета, происходило нечто необычное. Маргарет была рада любому событию, которое нарушало бы унылую монотонность ее существования. А вдруг эти люди прибыли из Англии?
На каменных ступенях раздались шаги. К покоям королевы кто-то приближался.
Маргарет поднялась, и в тот же миг открылась дверь.
На пороге стоял какой-то мужчина, рядом с ним неуверенно топталась Матильда де Кантелуп.
– Я прибыл по повелению английской королевы, – сказал мужчина и Маргарет чуть не упала в обморок от радости.
– Добро пожаловать, – пролепетала она. – Как… Как поживает моя матушка?
– Ваша мать здорова и с нетерпением ждет от вас известий.
О Господи, подумала Маргарет, Ты услышал мои молитвы. Я знала, что матушка пришлет кого-нибудь, что она меня не забудет.
От меланхолии девочки не осталось и следа.
– Оставьте нас, – приказала она Матильде.
– Я полагаю, миледи… – начала было гувернантка, но мужчина прикрикнул на нее:
– Мадам, вы что, не слышали приказа вашей королевы?
– Я получила указания…
– Вам только что отдала приказание сама королева. Мы с ней будем беседовать наедине.
Эти слова были произнесены таким тоном, что Матильда совсем растерялась. Ей было строго-настрого приказано не оставлять английского гонца наедине с королевой. В то же время, если воспротивиться их беседе с глазу на глаз, это произведет на посланца тягостное впечатление и он тем скорее поверит словам девчонки. Матильда попятилась в коридор и тут же велела сообщить о случившемся господам де Росу и Бальолю.
Маргарет бросилась навстречу незнакомцу и подала ему руку.
– Я так рада вас видеть! Вы прибыли от матушки! Какие известия вы привезли? Говорите скорей, пока нам не помешали.
– Ваша мать очень о вас беспокоится. Она боится, не заболели ли вы.
– Я так и знала! Ах, милая матушка! Она никогда не бросит своих детей. И отец тоже.
– Да, король тоже обеспокоен вашей судьбой. От вас ведь не было никаких известий.
– Но я часто писала. А из Англии не пришло ни одного письма.
– Значит, это заговор. Родители писали вам неоднократно, а от вас не было ни единой весточки. Письма попадали в чужие руки. Ваша мать хочет, чтобы я сообщил ей о состоянии вашего здоровья. Я врач. Возможно, вы обо мне слышали. Я – Реджинальд Бат.
– Еще бы! – воскликнула Маргарет. – Конечно, я о вас слышала.
– Я сообщу королеве о вашем здоровье, однако с первого взгляда видно, что этот климат вам вреден.
– Я все время чувствую себя усталой, у меня нет аппетита. Здесь так холодно, безрадостно. Всю зиму я болею. Мне хочется только лежать и плакать. Ах, если б можно было вернуться домой!
– Я доложу об этом вашей матери. А как вам здесь живется?
– Я здесь пленница. Мне не разрешается покидать пределы замка. Я редко вижу Александра, с которым обращаются точно так же, как со мной. Мои тюремщики, де Рос и Бальоль, все время выспрашивают меня об Англии. Сразу видно, как ненавидят они нашу страну. Передайте матушке, что я очень тоскую. Если б я могла вновь увидеть ее и всех остальных, увидеть зеленые поля и леса Виндзора, моя болезнь сразу бы прошла. Мне не нравится Шотландия. Ах, доктор Реджинальд, как я хочу домой!
– Я сообщу обо всем вашей матери. Долго оставаться здесь я не смогу, ибо королева с нетерпением ждет моего возвращения. Но можете не сомневаться – она этого так не оставит. Я скажу ей, что вы слабы здоровьем, и ее величество что-нибудь придумает.
Они поговорили еще какое-то время. Маргарет жаловалась на обиды и притеснения, повторяла, что ее содержат в Эдинбурге как пленницу.
Тем временем Матильде было приказано, чтобы она приготовила для Реджинальда гостевые покои. Врач сказал, что проведет в замке всего одну ночь, а наутро отправится в обратный путь. Королева с нетерпением ждет известий от дочери.
– Весьма странно, что письма, отправленные королеве, так и не попали к ней в руки, – сухо заметил врач. – Корреспонденция от вашей госпожи до Англии тоже не доходила.
– Дороги опасны и ненадежны, – ответила Матильда. – На гонцов часто нападают.
– Особенно в Шотландии, – язвительно произнес Реджинальд.
В этот вечер ужинали в большом зале, в присутствии короля и королевы. Маргарет заметно повеселела, но от волнения почти не могла есть.
Александр был немало удивлен переменой, произошедшей в замке. Он подтвердил Реджинальду все, что рассказывала Маргарет.
Врач подумал, что ему будет о чем доложить Генриху и Элеаноре.
На рассвете врач и его свита покинули замок, а вскоре в Эдинбург вернулись Роберт де Рос и Джон Бальоль. Они находились в отлучке, однако, получив сообщение Матильды, немедленно отправились в столицу. Какова же была их ярость, когда выяснилось, что английский посланец уже отбыл.
Гувернантка рассказала опекунам о случившемся во всех подробностях. Они признали, что она поступила правильно, оставив гонца с королевой наедине, однако строго отчитали ее за то, что она не удосужилась подслушать, о чем Маргарет беседовала с лекарем.
Реджинальда необходимо было остановить. Нельзя допустить, чтобы он вернулся к английскому двору.
* * *
Реджинальд и его сопровождающие быстро двигались на юг. Врач был доволен исходом своей миссии. Он выяснил все, что ему было поручено. Король и королева будут им довольны.
Их подозрения полностью оправдались. В Эдинбурге не все благополучно. Нужно что-то делать, нельзя допустить, чтобы шотландцы так обращались с дочерью английского короля.
На второй день пути к Реджинальду присоединились некие путники, следовавшие в том же направлении. Это были приятные, общительные люди. Они сказали, что часто путешествуют этой дорогой и с удовольствием поделятся опытом со своими английскими друзьями. Например, в случае спешки можно свернуть в сторону, и это значительно сократит путь.
На ночлег путешественники остановились на постоялом дворе. Хозяин встретил их радушно, угостил мясом, элем, а жена его испекла свежий хлеб. Шотландцы сказали, что здешний эль славится на всю округу. Чужеземцы непременно должны его попробовать. Собеседники поговорили о том, о сем. Реджинальд рассказал о том, что он лекарь, самый известный во всей Англии, и служит не кому-нибудь, а самому государю.
Эль и в самом деле был добрый, и вскоре врач почувствовал, что его неудержимо клонит в сон. Гостям постелили на галерее, прямо над обеденным залом. Реджинальд опустился на соломенную подстилку и тут же уснул, но ночью проснулся от жестокой боли в животе. Как опытный лекарь, он сразу понял, что за ужином съел или выпил что– то болезнетворное.
Утром Реджинальд не смог подняться с ложа. Шотландские попутчики сказали, что им пора в путь, распрощались и отбыли.
А к полудню Реджинальд Бат скончался.
* * *
Элеанору одолевали недобрые предчувствия. С недугом Катарины она уже смирилась – ведь немая девочка была так мила и ласкова, – но судьба старшей дочери не давала королеве покоя.
Элеанора инстинктивно чувствовала, что с Маргарет не все благополучно. Почему Реджинальд так задерживается? Генрих успокаивал жену, говорил, что прошло не так уж много времени. Почтенный лекарь – человек бывалый и отлично понимает, с каким нетерпением ждут его в Англии.
Однако Реджинальда привезли мертвым, и тут королева испугалась не на шутку.
Она подробно расспросила спутников врача и услышала от них следующее: королеву Шотландскую сами они не видели, но Реджинальд с нею встречался и затем рассказывал, что юная госпожа нездорова, несчастна и содержится шотландцами как пленница.
– Я знаю, Реджинальда отравили! – воскликнула Элеанора. – Отравили, чтобы он не мог рассказать нам о дочери. Генрих, что мы будем делать? Нужно вернуть нашу девочку обратно.
Генрих был возмущен до глубины души, однако, посоветовавшись с братом Ричардом, понял, что не сможет пойти войной на шотландцев. Это стоило бы слишком больших денег, а Генрих уже обещал папе римскому предпринять экспедицию на Сицилию. Для того чтобы собрать средства для этого похода, и так пришлось обложить народ дополнительной податью.
В конце концов Генрих отправил в Шотландию графа Глостера с внушительным отрядом. Глостер должен был добиться, чтобы власть от регентов перешла к Александру и Маргарет, которые отныне стали бы полноправными королем и королевой.
Элеанора сочла, что этой меры недостаточно. Нужно во что бы то ни стало увидеться с дочерью. До тех пор, пока этого не произойдет, не будет Элеаноре покоя.
Что ж, быть посему, согласился Генрих.
Граф Глостер выполнил свою миссию успешно. Александр и Маргарет были провозглашены полновластными правителями Шотландии и переехали из замка в королевскую резиденцию. Теперь можно было вести разговор и о встрече.
Свидание английского и шотландского королей было назначено в городе Йорк.
Наконец-то мечта Маргарет осуществилась! Забыв о церемониале, она с разбегу бросилась матери на шею, и обе разрыдались.
– Я знала, что вы меня не забыли, – всхлипывала Маргарет. – Я знала, что вы меня выручите.
– Разве я могу забыть свою дочь! – улыбнулась сквозь слезы Элеанора. – Да ни за что на свете!
– Я знала, что вы все уладите. Только нужно было как-то с вами связаться.
– Такого больше никогда не повторится, – мрачно заявила Элеанора, покосившись на зятя.
Тот уверил ее, что все неприятности позади.
Мать и дочь были неразлучны. Элеанора хотела знать во всех подробностях, как жила Маргарет в разлуке с родителями. Сама она рассказывала дочери о путешествии во Францию и Испанию, о встрече с сестрами и матерью. Все было бы чудесно, если бы не разлука со старшей дочерью.
Рассказала она и о невесте Эдуарда.
– Очаровательное создание. Совсем молоденькая, но уже обожает нашего Эдуарда всей душой.
– Эдуарда обожала бы любая, – убежденно заявила Маргарет, и Элеанора охотно с этим согласилась.
– Вам бы она понравилась, Маргарет. Нужно нам будет встретиться вновь. Маленькая Элеанора привезла с собой очаровательные кастильские гобелены. В Испании ими накрывают мебель. Очень разумный обычай, он быстро входит в моду и в Англии.
– Ах, милая матушка, как я счастлива быть рядом с вами!
Элеанора уверила свою дочь, что теперь в Шотландии все будет хорошо. Негодяи де Рос и Бальоль изгнаны, они еще горько пожалеют о том, что посмели так обходиться с дочерью английского короля. Юный Александр – теперь полновластный государь, знать не посмеет оспаривать его верховенство.
– А вскоре вас навестит наш Эдуард, – пообещала Элеанора. – Надеюсь, дорогая доченька, что вы пожалуете к нам в Вудсток. Если же вы задержитесь, то так и знайте: мы с вашим отцом сами явимся за вами.
Маргарет все не могла насмотреться на своих родителей. Все произошло в точности, как ей мечталось: они пришли ей на помощь, и все сразу встало на свои места.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королева из Прованса - Холт Виктория


Комментарии к роману "Королева из Прованса - Холт Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100