Читать онлайн Королева из Прованса, автора - Холт Виктория, Раздел - МАЛЕНЬКАЯ НЕВЕСТА в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева из Прованса - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева из Прованса - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева из Прованса - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Королева из Прованса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

МАЛЕНЬКАЯ НЕВЕСТА

В детской всегда и во всем верховодил Эдуард. Ему исполнилось одиннадцать лет, он был очень высок для своего возраста, волосы его с годами немного потемнели, но все равно сохранили золотистый оттенок. Генрих, двоюродный брат принца, был четырьмя годами старше. Он отличался спокойным, рассудительным нравом, тоже был высок и красив, но на первенство не претендовал. Генрих был верным братом и товарищем наследному принцу; мальчики доверяли друг другу все секреты.
Здесь же, в детской, воспитывались сыновья Симона де Монфора и принцессы Элеаноры. Их родители в настоящее время находились в Гаскони, ибо король послал Монфора туда губернаторствовать. После безобразной сцены в храме, когда Генрих ложно обвинил своего зятя в совращении принцессы Элеаноры, король проникся к Монфору глубочайшей неприязнью и при первой же возможности отослал обиженного подальше, хотя примирение считалось состоявшимся. Дети Симона и Элеаноры остались на попечении короля.
Старшего из них звали Генрихом, он родился за год до Эдуарда; Симон был двумя годами младше, а Ги недавно сравнялось семь лет. Братья Монфоры славились задиристостью и непослушанием, они то и дело втягивали своих более сдержанных кузенов в разные проказы. Правда, Генрих Корнуэлльский, как самый старший из мальчишек, пользовался особым уважением и старался приструнить своих приятелей.
Королевские дочери, Маргарет и Беатриса, держались особняком. А самый маленький, Эдмунд, не участвовал в общих играх, потому что был для этого еще слишком мал.
Маленькая Маргарет еще в двухлетнем возрасте была обручена с сыном шотландского короля Александра; жених был на год младше невесты.
Отношения между Англией и Шотландией всегда были напряженными. Стоило в Англии начаться какой-нибудь смуте, как шотландцы тут же вторгались в северные области. Вот почему Генрих придавал этому браку очень большое значение. Уже после обручения на шотландской границе начались стычки, и король решил, что детей нужно как можно скорее женить.
Маргарет и Беатриса обычно играли вдвоем или же брали к себе маленького Эдмунда. В свою компанию девочек большие мальчики не допускали: Эдуард считал, что в «мужских» играх им не место, и даже рассудительный Генрих Корнуэлльский был того же мнения. Маргарет и знать не знала, что в раннем возрасте ее с кем-то обручили. Девочка жила безмятежно, не подозревая, что скоро ее отправят из детской во взрослый мир.
Однажды в летний день королева заглянула в детскую и увидела, что девочки сидят у окна и смотрят, как во дворе старшие мальчики катаются верхом.
Элеанора решила, что самое время поговорить с дочерью.
Девочки бросились матери на шею, и она принялась их целовать. Королева любила всех своих детей, хотя отдавала явное предпочтение Эдуарду. Впрочем, младшие дети считали такое положение вещей вполне естественным. В принце Эдуарде было нечто особенное, что отличало его от всех.
– Миледи, вы только посмотрите на Эдуарда! – закричала Маргарет. – Он уже ездит без поводьев. Видите? Он руки закладывает за голову!
– Вижу. Он прекрасно держится в седле. Вам очень повезло со старшим братом, мои милые.
Элеанора смотрела на лихого наездника, и сердце у нее сжималось от страха.
– Вырасту, тоже буду так скакать, – объявил Эдмунд.
Мать поцеловала его и сказала:
– Конечно, мой маленький. Эдуард вас научит.
– Кузен Генрих тоже так умеет, – сообщил малыш.
– Но сначала, дитя мое, вам нужно еще многому научиться. Беатриса, отведите Эдмунда в класс, а сами возвращайтесь сюда с учебником. Я хочу проверить ваши знания. А вас, Маргарет, я прошу остаться.
Маргарет несказанно обрадовалась. Побыть наедине с матерью – это такая редкость!
Элеанора притянула девочку к себе.
– Дитя мое, скоро вас выдадут замуж.
Маргарет молчала, непонимающе глядя на королеву.
– Да, милая. Вы выйдете замуж за юного шотландского короля. Подумайте только, вы сами станете королевой.
– И у меня будет своя корона?
– Да, очень красивая. Уверена, что вы будете там счастливы.
– А где мой жених?
– В Шотландии.
– Значит, он приедет сюда?
Королева ответила не сразу.
– Дорогая, он не сможет сюда приехать. Обычно невеста едет к мужу.
– И мы все уезжаем в Шотландию?
– Мы проводим вас до Йорка, где состоится свадьба. Потом вы с мужем отправитесь дальше, в Шотландию.
– Без вас, батюшки, Эдуарда, Генриха и Беатрисы я никуда не поеду.
– Дитя мое, вы дочь короля и королевы. Быть принцессой очень ответственно. Своим замужеством вы можете установить мир между странами. Именно этого и хочет ваш отец. Я тоже этого хочу, и вы должны быть послушны.
– Хорошо, но, когда мир будет заключен, мы снова станем жить вместе, да?
– Ах, вы еще так малы! К сожалению, королевским дочерям приходится слишком рано взрослеть. Вы должны выполнить свой долг и быть доброй женой шотландскому королю. Я вам рассказывала, как счастливо жилось мне в детстве в моем родном Провансе. Со мной были ваша бабушка, мой дорогой отец, которого вы никогда не видели, тетя Санча…
– Но бабушка и тетя Санча живут с нами.
– Так было не всегда. Я приехала в Англию совсем одна, вашего отца впервые увидела только перед свадьбой. Но потом мы полюбили друг друга, у нас родились вы, наши чудесные дети. Во всем мире нет более счастливой супружеской пары. Моя маленькая Маргарет тоже будет счастлива с шотландским королем. И мы будем встречаться… часто. Обещаю вам, дитя мое. Мы будем ездить на север, вы будете ездить на юг. А потом у вас родятся дети, вы их будете любить, и я их буду любить. Мы вспомним тогда сегодняшний разговор и посмеемся вместе.
– Но я не хочу уезжать от вас и от батюшки…
– Конечно же, не хотите. Маленькие невесты никогда не хотят покидать родительский кров. Но потом они становятся такими счастливыми, что обо всем забывают.
Маргарет прижалась к матери, а у той разрывалось сердце. Элеанора знала, что нарисованная ею картина слишком уж идиллична.
К тому времени, когда Беатриса вернулась с учебником в руках, Маргарет уже успокоилась, уверенная, что впереди ее ждут сплошные радости.
* * *
Приготовления к свадьбе шли полным ходом. Возникла всегдашняя проблема: где раздобыть деньги. Лондонские жители объявили, что устали от королевской расточительности и денег больше не дадут.
Разозлившись, Генрих решил наказать строптивцев. Ему пришло в голову устроить на Тотхиллских полях ярмарку для жителей Вестминстера. Ярмарка должна была продолжаться две недели, и все это время в городе Лондоне запрещалась любая торговля. Лавка, которая посмела бы торговать, облагалась огромным штрафом. Лондонцы поняли, что у них нет выхода: или две недели жить без торговли, или же уступить королевским требованиям.
Деньги были собраны, но купцы уже в открытую говорили друг другу:
– Доколе можно терпеть произвол короля? Разве мало страна настрадалась от его родителя? Помните, как народ восстал против тирана? Неужто мы простим сыну то, чего не простили отцу?
Однако между королем Джоном и королем Генрихом была немалая разница, с этим не могли спорить даже заклятые враги нынешнего монарха. Джон был жестоким безумцем, который ни в грош не ставил ни людей, ни Бога. Генрих же слаб и вздорен, но он верный муж, любящий отец и истинный христианин. Наследник Эдуард обладает всеми задатками великого короля. К тому же он горячо любит своего отца и никогда не пойдет против него.
И все же, повторяли лондонцы, любому терпению есть предел.
Королева старалась побольше времени проводить с маленькой перепуганной Маргарет. Когда кто-то из детей болел или чувствовал себя несчастным, Элеанора забывала обо всем, даже о своем любимом Долговязом, чтобы утешить бедняжку. С утра до вечера мать и дочь были вместе. Королева рассказывала принцессе о ее будущей жизни, обсуждала с ней новые платья, старалась развеселить и успокоить девочку. Маргарет была так рада материнской ласке, что и думать забыла о предстоящих испытаниях.
Элеанора, безмерно любившая дорогие ткани и украшения, с удовольствием подбирала гардероб для маленькой невесты. Энтузиазм матери передался дочери, и они вдвоем оживленно обсуждали наряды и драгоценности.
Однажды – дело было в Виндзоре – Элеанора и Маргарет рассматривали образцы тканей, которые привезли придворные портнихи. Внезапно небо потемнело, и в комнате стало почти совсем темно. Всю неделю стояла жаркая, душная погода, а с утра духота сделалась просто невыносимой.
Девочка немного испугалась, поглядев на свинцовое, отливающее чернотой небо.
– Ничего, – успокоила ее королева. – После такой жары обязательно бывает буря. Как вам нравится этот «каприз»? Вы могли бы надеть его на следующий день после свадьбы. Мне хотелось бы, чтобы ваш наряд был не хуже, чем в день венчания.
Маргарет сказала, что «каприз» ей нравится. Так назывались платья, недавно вошедшие в моду. Они могли быть любой формы и любой длины – с длинным, волочащимся по полу шлейфом или же совсем короткие, выше щиколоток. «Каприз» мог быть и широким, и приталенным, а рукава обычно украшались фестонами. Элеанора обожала эту моду и все время старалась ее разнообразить, а придворные дамы немедленно подхватывали все новшества, вводимые королевой.
Однако темнота все сгущалась, и тут уж даже королеве стало не до «каприза».
Оглушительно прогрохотала молния, и замок содрогнулся, словно расколотый пополам. Выглянув в окно, Элеанора увидела, что все небо располосовано молниями. Дождь лил сплошной стеной, затем последовал новый удар, и каменные стены дрогнули, а из каминной трубы в очаг хлынули куски камня и глины. Королева едва успела схватить дочь за руку, и мощная сила швырнула их обеих на пол.
Маргарет была напугана, но не слишком – ведь рядом с ней была всезнающая, всемогущая мать. Девочка привыкла считать, что маме все под силу и ничего плохого не может случиться, когда мама рядом. При мысли о предстоящей свадьбе девочка горевала не из-за перемены в своей судьбе, а из-за того, что придется расстаться с родителями.
В коридоре раздались громкие голоса, дверь распахнулась и в комнату вбежал король.
– Мои дорогие!
Он бросился на колени, поднял Элеанору, коснулся дочери. Все трое прижались друг к другу. – Где дети? Где Эдуард? – воскликнула Элеанора.
– Все живы и здоровы. Молния ударила в крышу над вами. О, моя дорогая Элеанора!
– Все в порядке. Мы не пострадали.
– Идем отсюда скорей, – сказал король. – Неизвестно, удержится ли кровля.
Он обхватил жену и дочь за плечи. Они выбежали в коридор. Всюду сновали рыцари, слуги, придворные дамы. Увидев, что королева и принцесса живы, все радостно загалдели. Вся королевская семья собралась в главном зале. Увидев, что никто из детей не пострадал, Элеанора возблагодарила Господа. А Генрих все не мог наглядеться на своих близких, все не мог оправиться от испуга.
Выяснилось, что гроза принесла немало вреда. Покои королевы сильно пострадали, на пастбищах лежали мертвые овцы, и даже вековые дубы в парке были вывернуты с корнем.
Увидев весь этот разгром, маленькая Маргарет содрогнулась и подумала: уж не дурной ли это знак?
* * *
Кавалькада медленно двигалась по направлению к Йорку. Маргарет ехала верхом между отцом и матерью, то и дело поглядывая на них. Девочка хотела запомнить родителей получше, ведь скоро ей предстоит с ними разлука.
Король и королева изображали веселость, но так и не сумели скрыть от дочери свою печаль. Элеанора, готовая пренебречь любым законом и любой традицией ради блага своих детей, понимала, что иного выхода нет. Этот брак необходим королевству. Ничего, думала Элеанора, ведь жених еще младше невесты, а характер у девочки сильный, она сумеет за себя постоять.
И еще Элеанора утешалась тем, что решила сыграть свадьбу попышнее. Пусть никто не догадывается, в каком затруднительном положении английский монарх. Подданные, собравшиеся посмотреть на королевскую кавалькаду, разевали рты при виде такого великолепия. Генриха и Элеанору сопровождала тысяча рыцарей, соревновавшихся друг с другом великолепием одежд. Их наряды сверкали золотой и серебряной вышивкой, искрились драгоценными камнями.
Но величественнее всех смотрелась королева. Ее пышные волосы были убраны золотой сеткой, длинный шлейф платья-»каприз» волочился по земле.
Шотландцы, встретившие поезд невесты, выглядели поскромнее: жениха сопровождали всего шестьсот рыцарей, да и одеты они были не так богато, как англичане.
Улицы Йорка были запружены народом. В толпе только и говорили, что о предстоящей свадьбе. Все были радостно возбуждены – кроме самих юных героев торжества.
Генрих и Элеанора с тревогой поглядывали на свою маленькую дочь, предчувствуя неминуемое и скорое расставание.
– Если шотландцы будут ее обижать, я пойду на них войной, – молвил Генрих. – Они сполна заплатят мне за малейшую обиду, причиненную нашей Маргарет!
Королева крепко вцепилась ему в локоть, и Генрих испугался – не потребует ли она, чтобы свадьбу в последний миг отменили. Это было бы совершенно невозможно – даже ради Элеаноры.
– Нужно сыграть свадьбу рано утром, – поспешно сказал король, – пока не собралась толпа. Иначе будет ужасная давка.
Элеанора одобрила этот план. Ей тоже хотелось, чтобы Маргарет побыстрей выдали замуж – тогда решительный шаг будет уже сделан, обратно не повернешь.
И вот рано утром, в серый декабрьский день, архиепископ Йоркский Уолтер Грей сочетал браком юного Александра и принцессу Маргарет. Церемония состоялась в южном приделе храма. Это сооружение архиепископ Грей строил целых двадцать лет и очень гордился своим детищем. Шествуя к аналою, принцесса чувствовала себя так, словно ей на плечи обрушилась неимоверная тяжесть. Внутренне Маргарет молилась только об одном: хоть бы с неба на землю вновь грянула молния и разнесла столь любимый архиепископом храм на мелкие кусочки. Тогда свадьбу пришлось бы отменить.
Девочка предчувствовала, что гром все равно рано или поздно грянет – не сегодня, так позднее – от судьбы не убережешься.
Настал час прощаться с родиной, с любимыми родителями, с братьями, сестрой, кузенами и кузинами. Принцессе предстоял путь в далекую, суровую страну, где ее мужем будет этот чужой, хмурый мальчик.
Венчание закончилось, началось празднество.
Король Английский решил продемонстрировать шотландцам, как он богат и могуществен. Пусть оценят по достоинству оказанную им честь.
Свадебные торжества совпали с Рождеством, поэтому гости веселились вдвойне. Народ тоже веселился, не зная, что платить за угощение придется ему. Король думал, что есть и богатые евреи, и лондонские купцы. Для себя у них деньги находятся, так, значит, найдутся и для их государя.
Не следует монарху ломать себе голову над тем, как оплачивать свои расходы. В конце концов, речь идет о государственном деле – английская принцесса выходит замуж за шотландского государя. Два соседних королевства заключают мир, плодами которого будут пользоваться подданные. А раз так, то пусть платят.
В завершение празднества Генрих возвел Александра в рыцарское достоинство. Мальчик королю понравился – через несколько лет из него может получиться неплохой супруг для Маргарет.
Конечно, сейчас, когда жениху десять, а невесте одиннадцать, становиться мужем и женой им еще рано. Что ж, королевские браки часто заключаются подобным образом. Пройдет несколько лет, и «супруги» созреют для настоящей семейной жизни.
Когда церемония посвящения в рыцари подходила к концу, Генрих сказал:
– Мой дорогой сын, сегодня радостный день. Я знаю, вы сделаете мою дочь счастливой. А теперь, чтобы достойным образом завершить празднество, принесите мне клятву на верность от имени вашего королевства.
Александр был юн, однако уже готовился к своей будущей миссии, да и советники предупреждали его быть с английским королем поосторожней.
Немного поколебавшись, мальчик ответил:
– Я прибыл сюда с миром, дабы оказать честь королю Англии и посредством брака заключить союз с соседним королевством. Однако принести вам присягу я не могу до тех пор, пока не посоветуюсь со своими лордами, ибо вопрос этот требует всестороннего обсуждения.
Тут Генрих понял, что мальчик не так прост, как кажется, и воспользоваться его неопытностью не удастся.
Наконец наступило время прощаться.
Маргарет никак не могла расстаться с родителями, плакали и она, и королева.
– Все будет хорошо, моя милая, – прошептала Элеанора. – Александр будет добр к вам. А если кто-нибудь вас обидит, обидчику придется держать ответ перед вашим отцом.
* * *
Каким унылым казался принцессе север! Ветер здесь был холоднее, и девочка тщетно куталась в горностаевый плащ. Рядом с ней ехал ее муж – десятилетний мальчик с суровым, хмурым лицом. Маргарет понимала, что он тоже пытается свыкнуться с поворотом в своей жизни.
Принцессу сопровождали ее прислужницы, но Маргарет знала, что и с ними ей придется расстаться. Шотландцы не такие, как англичане. Они мрачные, неулыбчивые, не любят веселья и развлечений.
Принцесса думала о доме, о том, как весело было играть с братьями и сестрами. Заводилой у них был Эдуард, а с кузенами Монфорами они все время ссорились, потому что те хвастались, будто у них в жилах тоже течет королевская кровь и они якобы такие же потомки Вильгельма Завоевателя. Пусть Долговязый и Маргарет не зазнаются, ведь у них и у Монфоров один и тот же дед – король Джон. Старший из детей, Генрих, все время пытался примирить ссорящихся. Он говорил, что все они – потомки королей, так что нечего спорить. Вот было бы славно вернуться назад, в детскую!
Маргарет пыталась заговорить с Александром, но он лишь подозрительно косился в ее сторону.
По крайней мере, мы могли бы стать друзьями, думала девочка.
Она стала рассказывать своему мужу об английском дворе, о матери и отце, о братьях и сестрах. Александр слушал внимательно и вежливо, но сам рта почти не раскрывал.
Кавалькада двигалась все дальше и дальше, через унылые поля и горы.
– Здесь так холодно, – пожаловалась Маргарет. – Всегда так?
– Только зимой.
Принцесса зябко повела плечами и с тоской подумала о Виндзоре, где в каминах весело пылают дрова, где дети играют друг с другом, а иногда к ним присоединяются и родители.
Потом Маргарет вспомнила страшную грозу в Виндзоре и то, как они с матерью лежали на полу, обнявшись.
– Знак, дурной знак, – прошептала принцесса, окончательно в этом уверившись.
И вот наконец вдали, на холме, показался замок – мрачный, устрашающий, с мощными гранитными стенами.
Кони с трудом поднялись по извилистой дороге, под сводами ворот процокали копыта.
Маргарет вся закоченела от холода, но, когда она увидела, что в просторном зале пылает камин, ей стало немного веселей.
– Вот мы и дома, – сказал Александр.
Принцессу окружили какие-то мужчины и женщины, все с серьезными, неулыбчивыми лицами. Одна из дам, в черном траурном платье, приблизилась к Маргарет и сказала, что проводит ее высочество в комнату, где принцесса сможет отдохнуть и поесть. Должно быть, миледи устала после длительного, тяжелого путешествия.
Маргарет оказалась в унылой комнате с толстыми каменными стенами, голым полом и поразительно скудной обстановкой.
– Я – леди Матильда де Кантелуп, – представилась дама. – Я буду вашей воспитательницей до тех пор… пока вы не переедете жить к королю.
Маргарет вспомнила, что говорила ей мать: «Вы не сразу станете женой. Вам нужно подрасти, да и Александру тоже, ведь он еще совсем мальчик. Вам там назначат воспитательницу, которую вы должны полюбить, ибо она будет помогать вам и давать мудрые советы».
Однако Матильда де Кантелуп девочке совсем не понравилась.
Маргарет сказала, что с удовольствием отдохнет, потому что действительно очень устала. Матильда усадила ее в кресло и накрыла меховым одеялом. Потом девочка немного поела и некоторое время спустя вышла в большой зал, где ее уже поджидал Александр, тоже отдохнувший и подкрепившийся.
Он сказал, что им придется расстаться. Отныне Маргарет вверена попечению двух опекунов – Роберта Ле-Норре и Стивена Бозана. Они, как и леди де Кантелуп, будут состоять при Маргарет до тех пор, пока она не сможет присоединиться к своему супругу.
В эту минуту девочке хотелось броситься Александру на шею и прижаться к нему. Он был здесь самым близким ей человеком. Такой же юный, неопытный, подавленный обстоятельствами. Между ними было немало общего. Если бы Александр остался, девочке было бы легче. Но он, увы, уезжал, оставлял ее с этими чужими, неприветливыми людьми.
Маргарет была испугана. Она хотела домой, к матери.
Александр холодно поцеловал свою жену в щеку.
– Я вернусь за вами.
Девочка потерянно кивнула и осталась стоять во дворе, завернутая в свой меховой плащ. Над ней возвышались Матильда де Кантелуп и двое мрачных рыцарей, которые отныне являлись ее опекунами. Маргарет смотрела вслед удаляющемуся Александру и его спутникам.
Потом, повернувшись, побрела назад в замок. Ее сопровождали те, кого в глубине души она считала своими тюремщиками.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королева из Прованса - Холт Виктория


Комментарии к роману "Королева из Прованса - Холт Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100