Читать онлайн Королева из Прованса, автора - Холт Виктория, Раздел - ПОИСКИ ЖЕНИХА в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева из Прованса - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева из Прованса - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева из Прованса - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Королева из Прованса

Читать онлайн

Аннотация

У графа Прованского было четыре дочери, прекрасные бесприданницы. По невероятному стечению обстоятельств три его дочери стали королевами. Но самая яркая, полная приключений судьба выпала на долю Элеаноры. Вместе со своим мужем королем Генрихом III она мужественно сражается за корону, за власть и за любовь…


Следующая страница

ПОИСКИ ЖЕНИХА

Раймонд Беранже, граф Прованский, и его друг, главный советник и ближайший конфидент Ромео де Вильнев, прогуливались по пышным зеленым аллеям, окружавшим замок Ле-Бо, беседуя о будущем.
Жизнь Раймонда Беранже сложилась счастливо. В жены он взял женщину, обладавшую столь же разносторонними талантами, как и он сам. Супругам удалось сделать свой двор самым образованным и привлекательным во всей Франции. Отовсюду в Прованс стекались поэты, трубадуры, художники, и все они находили здесь радушный прием. Графу и графине подобная жизнь была по сердцу, пусть все так и продолжалось бы хоть целую вечность. Но рая на земле не бывает: всю свою совместную жизнь супруги тщетно молили Бога о сыне, который унаследовал бы Прованс, правил бы им и приумножал славу и блеск графства. Увы, они производили на свет лишь дочерей.
Однако даже это обстоятельство не могло омрачить семейного счастья. Родители обожали дочерей и признавали, что не променяли бы ни одну из них на сына, о котором так усердно просили Небеса. Где на белом свете, спрашивал Раймонд графиню, где, скажите, вы найдете девочек столь же прекрасных и способных, как наши? И сам же отвечал – нигде.
Дочери подрастали, и предметом беседы графа с Ромео де Вильневом было устройство их дальнейшей судьбы.
Маргарите, старшей, исполнилось тринадцать лет. Еще ребенок, говорила графиня, но и сама понимала, что дочь уже вошла в возраст невесты. А потому не стоило затягивать с поисками подходящего жениха – надо ведь было подумать и о младших дочерях.
– Боюсь, Ромео, – говорил граф, – нам предстоит поломать над этим голову.
– Уверен, что мы справимся с этой проблемой, так же, как раньше справлялись с другими, – ответил советник.
– Сколько раз я целиком полагался на вас, Ромео, – вздохнул Раймонд, – и никогда не пожалел об этом. Но трудно найти хороших мужей дочерям обедневшего графа… Единственное, что мы можем предложить в приданое, это их красота, очарование и прекрасное воспитание.
– И еще их таланты, мой господин. Не забывайте, ваши дочери обладают ими в изобилии, в отличие от прочих девушек, которым отцы подыскивают мужей.
– Вы просто хотите меня утешить. Я люблю моих девочек. Они красивы и умны. Но золото, серебро и богатые поместья – приданое более желанное, чем образованность и обаяние.
– Прованс – не такое уж захудалое графство. Полагаю даже короли Англии и Франции не отказались бы от союза с вами.
– Короли Англии и Франции! – воскликнул граф. – Вы, должно быть, шутите!
– Почему, мой господин? И король Франции, и король Англии – мужчины молодые, к тому же оба ищут себе невест.
– Не можете же вы всерьез полагать, что одна из моих дочерей станет невестой такого государя?
– Почему одна, господин, могут и обе.
Потрясенный граф остановился.
– Это пустые мечты.
– Конечно, было бы уже огромной удачей, если бы осуществился хотя бы один подобный проект. Почему бы парижскому двору не рассмотреть вопрос о бракосочетании короля Французского с дочерью графа Прованского?
– Но что им это даст?
– Это обезопасило бы южные границы Франции. О, я знаю, мы бедны. Мы не можем предложить богатого приданого, но у нас есть кое-что, что королева-мать и ее сын Людовик ценят дороже денег. Франция недавно завоевала Бокер и Каркассон. По ту сторону Роны начинается Священная Римская империя, а мы владеем там землями, которые могли бы отдать Франции. Ввиду стратегического положения этих земель они считаются весьма важными, и если они окажутся под властью французского короля, его границы с Римской империей существенно укрепятся.
– Резонно. А самим французам это приходило в голову?
– Я позабочусь о том, чтобы пришло. Я не собираюсь сидеть и ждать у моря погоды. Надо послать ко двору французского короля наших трубадуров. Как вы думаете, что станет главным содержанием их баллад?
– Да уж во всяком случае, не богатое приданое моих дочерей.
– Ни в коем случае. Красота и очарование, которым нет равных во Франции.
– Мой добрый друг! Я хорошо знаю вашу преданность нашему дому, но, боюсь, она увлекает вас на призрачную тропу пустых фантазий. Королева Бланш с великим тщанием выбирает жену для своего сына, возможно ли нам вступать в борьбу за эту честь?
– Королева Бланш – женщина умная. Она внимательно прислушивается ко всему, что ей говорят.
Граф рассмеялся, покачал головой и сказал, что пойдет в замок и расскажет графине о предложении Ромео. Без сомнения, она посмеется вместе с мужем, но, конечно же, в который раз восхитится преданностью и добрыми намерениями господина де Вильнева.
* * *
В это самое время дочери графа и графини Прованских сидели в классной комнате. Тринадцатилетняя Маргарита вышивала гобелен. Элеанора, двумя годами младше, писала, сидя за столом – она сочиняла стихи, которые потом клала на музыку. Сейчас она была занята созданием длинной поэмы, которая, по единодушному мнению учителей, являлась поразительным свершением для девочки ее возраста. Восьмилетняя Санча вышивала вместе со старшей сестрой, а Беатриса – младшая (ей едва минуло шесть) – стояла рядом с Элеанорой и через ее плечо наблюдала, как перо скользит по строчкам.
Девочки росли под заботливым присмотром матери, и потому, в отличие от других детей их ранга и положения, детство сестер было на редкость счастливым. Они видели свою мать каждый день, да и отец, если позволяли дела, любил проводить время в детской. Поскольку они были девочками, их не пришлось отсылать на воспитание к какому-нибудь чужеземному двору, где детям неизбежно пришлось бы столкнуться с коварством и жестокостью взрослых. Жизнь графов Прованских не отличалась особой пышностью и великолепием, зато девочки получили на редкость хорошее образование, что было весьма необычно для отпрысков женского пола. Сестры, разумеется, преуспели и во всем, что полагалось уметь дочерям знатных особ, – вышивании, пении, танцах; однако их еще научили думать, красноречиво излагать свои мысли, они знали историю и разбирались в музыке и литературе. Графиня Беатриса, их мать, дочь графа Савойского, сама сочиняла музыку и стихи и не видела причин зарывать свой талант в землю. Она научила дочерей любить то, чем увлекалась сама, и в результате девочки росли не пустоголовыми красотками с прекрасными манерами, а девочками думающими и образованными.
Самой умной и способной из четырех несомненно являлась Элеанора. Маргарита прекрасно вышивала и хорошо играла на музыкальных инструментах, но во всем, кроме рукоделия, Элеанора ее превосходила. Элеанору взахлеб хвалили учителя, ее песни распевали все домочадцы и придворные.
Столь выдающиеся таланты сделали девочку несколько высокомерной; родители то с осуждением качали головами, то понимающе разводили руками. «Это у нее само со временем пройдет», – с присущим ему легкомыслием говорил граф. Ему вообще нравилось, когда все устраивалось само собой. Таков был и общий стиль жизни при провансальском дворе. Здесь цвели роскошные цветы, росли пышные зеленые кустарники, а люди любили лежать на солнце и слушать, как музыканты перебирают струны лютни. В Провансе сам воздух, казалось, был насыщен поэзией; Элеанора писала стихи – значит, она была истинной дочерью своей земли.
Характер Маргариты отличался мягкостью. Она с готовностью уступала пальму первенства младшей сестре, ее голос звучал громче всех, когда раздавались восторженные слова в адрес Элеаноры. Вся семья баловала Элеанору. Она же все не могла насытиться похвалами. Красивая, как и все сестры (многие говорили – самая красивая), она была еще и очень умной. Элеонора не могла не заметить, с каким радостным изумлением переглядываются родители, когда она читает им стихи собственного сочинения. Обычно она декламировала их перед всем семейством, и родители с восторгом аплодировали дочери. По глубокому убеждению Элеаноры, она являлась самой значительной персоной при провансальском дворе.
Санча, следующая за ней по возрасту, старалась следовать Элеаноре и во всем остальном. Она подражала ее манере говорить, ее жестам, и Маргарита даже говорила, что Санча хочет стать второй Элеанорой. На это Элеанора лишь поощрительно улыбалась: она вполне понимала стремление младшей сестры.
Беатриса была еще слишком мала, чтобы как-то проявлять характер. Лишь совсем недавно, после того как ей исполнилось шесть лет, малютку стали пускать в классную комнату.
– Как идет поэма? – спросила Маргарита, приподняв головку. Она смотрелась поистине очаровательно: изящная ручка с иголкой замерла, улыбчивые карие глаза устремлены на Элеанору.
– Очень хорошо, – ответила Элеанора. – Думаю, завтра я смогу прочесть ее отцу и матушке.
– А мы хотим послушать уже сейчас! – воскликнула Санча.
– Ну уж нет, – фыркнула Элеанора.
– Все должно быть обставлено соответствующим образом, – объяснила Маргарита со снисходительной улыбкой.
Элеанора тоже улыбалась, заранее предвкушая громкие аплодисменты, восхищенные взгляды родителей. Какая одаренная, какая необыкновенная у них дочь!
Маргарита выглянула в окно и воскликнула:
– У нас гости!
Элеанора и Беатриса тут же присоединились к ней и увидели, что к замку приближается отряд всадников. Один из конных держал в руке штандарт.
Девочки замерли. Гости – это так увлекательно! В большом зале наверняка состоится пир, на который позовут и их. Девочки будут петь, танцевать, а потом – правда, их уже отправят спать – веселье продлится до глубокой ночи. Приезд гостей был одним из главных развлечений в жизни обитателей замка.
– Это придворные французского короля, – объявила Элеанора.
– Как ты догадалась? – восхищенно спросила маленькая Беатриса.
– Видишь, на штандарте золотые лилии. Это герб Франции.
– Должно быть, какие-то важные вести, – предположила Маргарита.
Но Элеанора уже думала о другом – что бы такое надеть? Лучше всего – шелковое платье с узким лифом и длинным шлейфом. Рукава вытачаны по последней моде: до запястий облегающие, а потом расходятся раструбом и свисают до края юбки. Подол Элеанора сама расшила затейливой шелковой вышивкой. Не платье, а сплошное загляденье. На голову – сетку, которую недавно подарила ей матушка. Сетка украшена драгоценным халцедоном, камнем, который дает силу и здоровье.
Свои густые темные волосы Элеанора заплетет в косы, а чепец вообще надевать не будет. Она как раз недавно объяснила Маргарите, что чепцы и береты – для старух и жидковолосых, а дочерям графа Прованского эти глупости ни к чему.
– Скоро мы обо всем узнаем, – сказала Санча. – Интересно, зачем они пожаловали?
– Надеюсь, не из-за войны, – вздохнула маленькая Беатриса. Невзирая на нежный возраст, она уже знала, что, когда начинается война, батюшка уезжает из замка, а матушка все время беспокоится.
– Ничего, скоро все выяснится, – сказала Маргарита, откладывая иглу.
– Не подождать ли нам в классной, пока нас не вызовут? – спросила Санча.
– Нет, – решительно качнула головой Элеанора. – А вдруг нас сразу же позовут к гостям? Я предпочту быть во всеоружии.
Характерно, что младшие девочки послушались не Маргариту, а Элеанору.
– Ну же, идем, – поторопила их самая решительная из сестер. – Приведем себя в порядок.
* * *
Гости, возглавляемые Жилем де Флажи, прибыли со специальной миссией от королевы Бланш.
Узнав, в чем заключалась эта миссия, Раймонд Беранже не поверил собственным ушам. Выходит, Ромео де Вильнев – волшебник? Неужели королева Франции и впрямь хочет женить своего сына на дочери графа Прованского?
Жиль де Флажи, хозяева замка и Ромео де Вильнев прошли в личные покои графа, чтобы обсудить подробности.
Королева-мать наслышана о достоинствах дочерей графа Прованского. Она также в курсе денежных затруднений графа, однако полагает, что сейчас это не имеет значения. Дочери графа красивы и прекрасно образованы. Королева Франции считает, что в данном случае именно эти качества играют решающую роль.
Людовику IX двадцать лет. Пора жениться, и королева Бланш находит, что такая партия идеально ему подходит. Условия брака можно будет обсудить позже, но королева желает, чтобы все произошло как можно скорее. Старшей дочери графа тринадцать – девушка еще очень юна, но в этом возрасте уже выходят замуж. Король Франции – многообещающий молодой человек, ему нужна умная и понимающая жена. И потому королева-мать считает, что чем раньше невеста начнет жить при королевском дворе, тем лучше.
И еще Жиль де Флажи выразил желание во время своего краткого пребывания в Ле-Бо лично познакомиться с дочерьми графа.
Граф и графиня, едва пришедшие в себя после столь волнующего известия, заверили гостя, что он непременно получит возможность увидеть обеих старших дочерей.
Послали за Маргаритой и Элеанорой. Девочки, чувствовавшие необычную напряженность, овладевшую замком и его обитателями, не заставили себя ждать.
– У нас важный гость, – начала графиня.
– Из Франции, – перебила Элеанора. – Я видела лилии на штандарте.
Графиня кивнула.
– Сегодня во время ужина вы будете ему представлены. Я желаю, чтобы ваше поведение было безупречно и вы показали себя с лучшей стороны.
Элеанора с упреком посмотрела на мать.
– Неужели может быть иначе? – обиженно проговорила она.
– Мое дорогое дитя, – твердо сказала мать, – я прекрасно знаю ваши достоинства. Но этот гость – весьма важен для нас, и, возможно, было бы лучше, если бы сегодня вечером вы немного отошли в тень. Говорите, только если вас спросят.
Элеанора недоуменно пожала плечами, а графиня обратилась к старшей дочери:
– Вы, Маргарита, будьте скромны, но не бойтесь поддержать беседу. Ведите себя ненавязчиво, но в то же время…
– О, мадам, вы разговариваете с нами, словно… словно мы марионетки, готовящиеся к представлению! – не выдержала Элеанора.
– Возможно, я не права, – ответила графиня. – Возможно, мне следовало позволить вам вести себя естественно, как всегда. Но поймите и вы меня. Я хочу, чтобы вы произвели на посла французского короля наиблагоприятнейшее впечатление. Вы уже решили, что наденете?
– Я надену голубое платье, а на голову сетку, украшенную халцедоном, – заявила Элеанора.
– Прекрасный выбор, – кивнула мать. – А вы, Маргарита?
– Серое с пурпуром платье и серебряную сетку.
– Я дам вам свое бриллиантовое кольцо, Маргарита, – сказала графиня. – Оно будет отлично смотреться с серым и пурпурным.
– Бриллиантовое кольцо! – воскликнула Элеанора. – Говорят, бриллианты защищают от врагов. Разве у Маргариты есть враги?
– Надеюсь, что нет, – с чувством произнесла графиня и нежно взглянула на старшую дочь. – Я молю Бога о том, чтобы у вас их никогда не было. Но если занимаешь в обществе высокое положение, сразу появляются люди, желающие тебе зла.
– Так вот почему вы даете ей свое бриллиантовое кольцо? – спросила Элеанора.
– Оно теперь принадлежит Маргарите. У нее такая красивая ручка.
Элеанора взглянула на свою руку, не менее красивую. Что это сегодня с Маргаритой так носятся? Из-за того что она старшая?
Тринадцать! Какой чудесный возраст, а ей будет лишь двенадцать. Неужели посол из Франции приехал сделать Маргарите предложение?
Вечером все выяснилось. Хотя гостю представили обеих сестер, Жиль де Флажи смотрел только на Маргариту.
Элеанора почувствовала себя несколько задетой, особенно когда ее даже не попросили прочесть новую поэму.
Жиль де Флажи уехал, но причина и последствия его визита вскоре стали известны сестрам.
Граф и графиня вошли в классную комнату, когда девочки занимались. Элеанора немедленно догадалась, что за этим последует, ибо на лицах родителей все было написано: гордость, волнение, недоумение (они все еще не могли поверить, что все случившееся правда). И одновременно их лица выражали печальную нежность.
Девочки встали и сделали реверанс.
Граф шагнул вперед и взял Маргариту за руку.
– Мое дорогое дитя, – начал он. – Величайшая удача пришла к вам. Вы станете королевой Франции.
– Это означает, что Маргарита от нас уедет? – спросила Беатриса и тут же приготовилась плакать.
Мать взяла ее на руки и прижала к себе.
– Со временем ты поймешь, что это означает, деточка, – сказала она.
Граф продолжил:
– Я никогда не предполагал, что такое может случиться. Король Людовик – весьма многообещающий молодой человек. Он умен, добр и великодушен; он полон решимости справедливо и мудро править своей страной. И он решил жениться на нашей Маргарите. Дитя мое, вы должны до конца своих дней благодарить Небеса за невероятную удачу.
Санча смотрела на Элеанору, ожидая подсказки, как себя вести в подобной ситуации. Беатриса заплакала, поняв, что Маргарита уедет из дому. Элеанора не отрывала глаз от пола. Огромная честь, выпавшая на долю семьи, досталась Маргарите – не потому, что она была умнее или красивее остальных сестер, нет. Просто она была старшей.
Сама Маргарита пребывала в смятении. Она понимала, что должна благодарить Бога за ниспосланное чудо. Она осознавала, какая огромная честь ей оказана… и в то же время была очень напугана.
Тринадцать лет прожила она под сенью родительской любви. А теперь должна оставить родной кров ради… Маргарита сама не знала ради кого. Ради великого короля, который станет ее мужем. Она взглянула на Элеанору, но та не смотрела на нее, дабы не выдать бушевавших в ее душе чувств.
Одна и та же мысль билась в голове Элеаноры: только потому, что сестра старше, только потому.
– Уверена, вы будете очень счастливы, – сказала графиня. – Королева Бланш отныне заменит вам мать, и вы будете находиться под покровительством самого короля Франции. Почему же мы выглядим такими грустными? Давайте-ка веселиться.
– Я не хочу, чтобы Маргарита уезжала, – захныкала Беатриса.
– И никто из нас не хочет, детка. Но ее муж желает, чтобы она жила с ним, а у него теперь больше прав на нашу Маргариту.
– Пусть сам сюда приедет, – предложила Беатриса и тут же просияла от столь удачной мысли.
– Он не может, детка. Он управляет государством.
– А мы ему поможем.
Графиня рассмеялась и потрепала девочку по волосам.
– Нам очень многое нужно приготовить, Маргарита. Пойдем со мной. Мы обсудим ваши туалеты, и вообще мне необходимо поговорить с вами.
Граф подхватил:
– Разумеется, этот день счастливый для всех нас. Произошло истинное чудо. Никогда не верил, что такое возможно.
Элеанора подняла глаза и заявила:
– Я написала поэму.
– Прекрасно, – рассеянно ответил отец.
– Может быть, я ее прочту?
– Не сейчас, дорогая. В другой раз. Какие уж тут стихи…
– Пойдем, Маргарита, – позвала мать.
Дверь за ними закрылась, и три сестры остались одни.
Санча выжидательно смотрела на Элеанору. Та подошла к столу и взяла поэму, которую только что закончила и которую так жаждала прочесть родителям. Но им было не до стихов. Все теперь думали только о Маргаритиной свадьбе.
– Это только потому, что она старшая, – проговорила Элеанора. – Если бы старшей была я, то все бы готовились к моей свадьбе.
* * *
В Ле-Бо вовсю шли приготовления. И хозяева, и слуги ни о чем другом, кроме предстоящей свадьбы, не говорили. Теперь Ле-Бо был не просто замком графа Прованского, а домом будущей королевы Франции. Маргарита, поначалу испугавшаяся перемены в своей судьбе, теперь сияла лучезарной улыбкой и думала о будущем без страха. Она уже знала, что ее жених не просто хороший и добрый юноша, но обладает всеми задатками великого государя.
Над Маргаритой постоянно колдовали портнихи, а еще она много времени проводила наедине с родителями, которые без устали поучали ее, как себя вести, что она должна делать, а что нет. В конце концов сестра призналась Элеаноре, что безнадежно запуталась и что лучше бы ей вовсе не давали никаких наставлений.
Элеанорой владела зависть. Как бы она желала, чтобы вся эта суматоха поднялась вокруг нее! Если бы она была старшей и сейчас собиралась во Францию, как было бы чудесно! А ей предстоит еще несколько лет провести в Ле-Бо; потом ей тоже найдут мужа. Кого же? Какого-нибудь герцога? Или графа? И всю оставшуюся жизнь придется почтительно преклонять колени перед старшей сестрой?!
Почему Маргарита, а не она, появилась на свет первой?
Разлука с сестрой и без того была бы большим несчастьем, а тут еще все эти невероятные знаки внимания, оказываемые Маргарите! С этим трудно было бы смириться и девочке с куда менее гордой и независимой натурой, чем Элеанора.
Вначале она держалась настороженно, но потом любопытство пересилило. А когда Маргарита призналась ей по секрету, что немного напугана и желала бы вернуться к прежней спокойной жизни, Элеанора резко обругала сестру, сказав, что всей их семье оказана великая честь и что Маргарите следует радоваться такой невероятной удаче.
Время бежало быстро, и в назначенный срок в Ле-Бо прибыли послы короля Франции. Они приехали, чтобы без промедления доставить Людовику его невесту. Маргарита собиралась взять с собой нескольких служанок и одного менестреля. По дороге к ней присоединится епископ Валансский и будет сопровождать до Санса, где Маргариту встретит жених.
Молодых торжественно примет архиепископ Сансский, которому предстоит совершить обряд венчания и коронации, ибо Маргарита, выйдя замуж, должна короноваться на французский престол.
В замке царила невероятная суматоха. Все роскошные платья, сшитые для Маргариты, нужно было упаковать и погрузить на вьючных лошадей. Графиня давала дочери последние наставления, напоминала, что разлука будет недолгой – родители невесты должны присутствовать на бракосочетании и скоро отправятся в путь следом за дочерью. Наконец разодетая в пух и прах Маргарита, на челе которой уже лежало царственное величие, была готова к дороге.
В последний раз обнимая сестру, Элеанора позабыла всю свою ревность. А Маргарита, прижавшись к ней, шепнула, что как только она станет королевой, непременно вызовет к себе любимую сестричку, которая всегда была ей ближе других сестер и даже родителей.
Утешительные слова, но здравый смысл подсказывал Элеаноре, что вряд ли им суждено сбыться.
Маргарита ускакала в окружении всадников, охранявших ее как зеницу ока; и рыцари ее отца, и подданные ее будущего мужа готовы были отдать за нее жизнь. Над головой счастливой невесты весело трепетали штандарты с золотыми лилиями.
Этим вечером обитатели замка были печальны. Конечно, связь с королевским домом сильно подняла престиж семейства, но как же им не хватало Маргариты!
Вскоре снова начались лихорадочные приготовления к отъезду – на этот раз графа с графиней. Преисполненные гордости, они отправлялись в Санс на свадьбу и коронацию дочери.
* * *
Как же обидно оставаться на вторых ролях, как обидно считаться ребенком! Зато, утешала себя Элеанора, теперь я старшая. В следующий раз женихи приедут за мной.
Но какой жених может сравниться с королем Франции!
– Когда я буду выходить замуж, – заявила она Санче, – свадьба будет точь-в-точь такой, как у Маргариты.
– Тогда тебе надо выходить замуж за короля, сестричка, – ответила Санча.
– Знаю. На меньшее я не согласна.
– Какой же это будет король?
Элеанора задумалась.
– Король Англии, – решила она. – Да, полагаю, именно он.
Скоро родители вернулись, и какое же веселье царило в замке в тот вечер!
Все прошло даже лучше, чем они смели надеяться, рассказали отец с матерью девочкам. Их сестра так счастлива. Жених и невеста влюбились друг в друга с первого взгляда.
– И ничего удивительного, – заметила графиня. – Король Франции – красивейший мужчина своего королевства. Его золотистые волосы словно нимб обрамляют чело. У него чудесные синие глаза, а кожа такая нежная, что ему даже женщины завидуют. Но что произвело на нас самое благоприятное впечатление, так это его доброта. Франции повезло с королем.
– И с королевой, – вставил с улыбкой граф.
– Как я жалею, что вы не видели церемонию коронации, – вздохнула графиня.
– Я тоже, – сказала Элеанора.
– На Маргарите была соболья мантия и голубое бархатное платье, отороченное горностаем, – с упоением рассказывала графиня. – Никогда еще я не видела свою дочь столь прекрасной. Народ на улицах приветствовал будущую королеву восторженными криками. Король выглядел очень счастливым. На глазах у толпы он нежно поцеловал руку Маргариты, дабы показать, как нравится ему невеста, а следовательно, должна понравиться и его народу. Ваш отец подтвердит: я не могла удержаться от слез, увидев эту сцену.
Граф со счастливой улыбкой закивал головой.
– Ее золотая корона, подаренная королем, стоила пятьдесят восемь ливров. Жених просто засыпал Маргариту подарками. Роскошные меха, золотые украшения. Не правда ли, ее диадема не имеет себе равных? – обратилась графиня к мужу, и тот поспешил заверить ее, что так оно и есть.
– Специально для жениха и невесты отлили золотую чашу. Мы видели, как они пили из нее во время пира. Сначала король подал чашу Маргарите, а затем приложил свои губы к тому месту, которого только что касались ее уста. Ах, это было так трогательно! Какой счастливый год.
Элеанора внимательно слушала.
Счастливица Маргарита! Элеанора еще тверже укрепилась в мысли, что выйдет замуж только за короля.
* * *
Жизнь семьи изменилась. Покинувшая их Маргарита превратилась теперь в важную персону. Она была постоянным предметом разговоров, а рассказы о том, как живет королева Франции, стали ежедневным вечерним ритуалом.
Это хорошо, что их семейство стало таким влиятельным, говорила себе Элеанора. Теперь в замок чаще приезжали гости, а в один незабываемо прекрасный день их почтила своим посещением сама королевская чета. Король и впрямь был идеальным юношей. Все похвалы в его адрес не казались преувеличением. Он, несомненно, обладал красивой внешностью; черты лица были нежными и одновременно мужественными; прекрасный цвет лица и густые золотистые волосы дополняли картину. Он и Маргарита являли собой столь чудесную пару, что при одном только взгляде на них хотелось улыбаться. Графу же и графине отраднее всего было видеть, что любовь супругов – не сказки, а счастливая реальность. Рассказывали, что Людовик после женитьбы стал серьезнее, он твердо намеревался быть хорошим мужем и мудрым королем. Маргарита же пребывала в таком счастливом состоянии, что мало напоминала прежнюю сдержанную и немногословную девочку. Элеанора говорила себе, что станет такой же, как старшая сестра. Но каким образом?
У французского короля имелись братья, однако Элеанора не горела желанием стать женой обычного принца. Если она выйдет за брата короля (а такая возможность представлялась вполне вероятной), она всегда будет подданной своей сестры. И даже не в том дело, что Маргарита каким-то образом станет подчеркивать свое превосходство. Просто она всегда будет выше.
Прошел год. Приближался день, когда жениха найдут Элеаноре. Девушка пребывала в страшном нетерпении.
Только один король, думала Элеанора, женившись на ней, обеспечит ей равное положение с сестрой – король Англии. Он все еще холост, и маловероятно, что такое положение продлится долго. Он старше Маргаритиного мужа – ему исполнилось двадцать семь лет, а короли обычно женятся куда раньше этого возраста.
Она старалась разузнать о короле Английском все вплоть до мелочей, и, естественно, больше всех придворных помогал ей Ромео де Вильнев.
Элеанора использовала любую возможность для беседы с ним, и Ромео не имел ничего против. Он весьма гордился той ролью, которую сыграл в замужестве Маргариты; Элеанора знала, что Вильнев был бы счастлив оказать подобную услугу и второй дочери своего господина. Итак, у девочки был отличный союзник. Он во всеуслышание заявлял, что блестящий брак старшей сестры проложит дорогу другим дочерям. Многие колебались бы, брать ли в жены дочь графа Прованского, но мало кто отказался бы заключить брак с сестрой королевы Франции.
Элеанора возлагала большие надежды на Ромео.
Она теперь знала очень много об английском короле. Он пребывает на троне почти двадцать лет, так как его отец умер, когда сыну исполнилось девять. Англия тогда была захвачена армией отца нынешнего французского короля, которого призвали бароны, ненавидевшие короля Джона. Бароны посчитали, что иностранный правитель будет лучше. Когда же Джон умер, принца Генриха поспешно короновали, для чего пришлось воспользоваться ожерельем его матери, ибо королевские сокровища (в том числе и корона) были поглощены зыбучими песками Уоша, когда обоз короля Джона застрял у морского побережья.
Итак, Генриху было меньше лет, когда он стал королем, чем ей сейчас. У него имелись хорошие советники – чрезвычайно важное обстоятельство, подчеркивал Ромео, хитро поблескивая глазами. Так он намекал на собственную незаменимость, и Элеанора ни в коем случае не стала бы с ним спорить. Благодаря этим советникам Англия избавилась от иноземных захватчиков, и Генрих царствовал мирно, продолжая прислушиваться к советам своих мудрых наставников.
– Что он за человек, Ромео? – спрашивала Элеанора. – Он похож на короля Франции?
– Вряд ли найдется кто-либо похожий на Людовика Французского, но и Генрих – великий король. А если у него хватит мудрости, он станет более могущественным, чем Людовик.
Глаза Элеаноры сверкнули. Именно этого она и желала. Генрих станет более могущественным, чем Людовик, если она выйдет за него замуж.
Но пока ее желание оставалось несбыточной мечтой. Никто не присылал из Англии послов просить ее руки. Как возмутительно, что мужчина просит у женщины руки, а не наоборот!
Но ее расспросы заставляли Вильнева работать мозгами, а именно этого Элеанора и добивалась. Вскоре Ромео окончательно решил: нужно постараться, чтобы вторая дочь графа Прованского тоже стала королевой – королевой Англии.
Элеаноре не терпелось начать действовать. Но как? Не может же Ромео послать к английскому двору менестрелей, чтобы те воспели ее красоту. И притом, ей скоро будет всего двенадцать. Ах, почему она не старше!
Элеанора была буквально одержима Англией. Она постоянно расспрашивала Ромео об этой стране. Девочка знала, что Англию завоевал Вильгельм Нормандский, великий предок Генриха. Она знала, что из-за глупости короля Джона английская корона потеряла много своих владений.
– Англичане попытаются вернуть их, – говорил Ромео, – а король Французский приложит все силы к тому, чтобы эти владения удержать.
Интересная ситуация.
Владевшее Элеанорой нетерпение находило выход в сочинении стихов, и естественно, все, что она сочиняла, было об Англии. Девочке нравились старинные легенды, дошедшие через века, и она взяла одну из них за основу своей будущей поэмы.
Легенда повествовала о неких Бландине Корнуэлльском и Гийоме Миремасском, влюбившихся в двух сестер, принцесс Бриенду и Ирлонду. Чтобы добиться расположения дам, рыцари совершали необычайные по смелости подвиги. Сочинение поэмы шло трудно, зато, завершив это эпическое сочинение, Элеанора преисполнилась гордостью. В воображении она представляла себя прекрасной Бриендой.
Поэма была закончена, и родители пригласили нескольких придворных послушать чтение. В добавление к литературному таланту Элеанора обладала еще чудесным голосом и дополняла выразительное, страстное декламирование пением.
Это было великолепное представление. Пунцовая от похвал Элеанора окинула взглядом залу и вдруг заметила, что Ромео сидит и смотрит в пространство, кажется, не обращая на нее никакого внимания.
Элеанора рассердилась и обиделась. Ясно дело: он не слышал ни слова из ее поэмы.
Подошла мать и обняла девочку.
– Это выше всяких похвал, – сказала графиня. – Ты настоящая волшебница.
– Кажется, Ромео так не считает, – сухо ответила дочь.
Ромео немедленно встал.
– Госпожа Элеанора, – объявил он, – вы абсолютно не правы. Я размышлял о вашем замечательном произведении. Я думал: какая жалость, что мир не может узнать о ваших талантах.
– Думаю, Элеанора счастлива похвалами своих близких, – мягко заметил граф.
Позже в тот же день Элеанора вышла с Санчей погулять в сад и вдруг столкнулась там с господином де Вильневом.
Будучи девушкой догадливой, она сообразила, что встреча неслучайна, и когда Ромео самым деликатнейшим образом намекнул, что желал бы побеседовать с ней наедине, она отослала Санчу в дом, попросив сестру принести шаль.
Ромео сразу приступил к делу.
– Ваша поэма произвела на меня огромное впечатление. Вы полагали, что я вас не слушал. А я размышлял, как использовать эту поэму нам на пользу.
– Как это? – спросила Элеанора.
– В поэме говорится о Корнуэлле. А знаете ли вы, что граф Корнуэлльский в данный момент находится в Пуату?
– Не знала, – ответила Элеанора и спросила, хотя ответ прекрасно знала сама: – Кажется, он брат английского короля?
– Именно так. Сейчас он собирается в крестовый поход. Вот почему он во Франции. Мне подумалось, что, раз поэма посвящена Корнуэллу, графу будет приятно прочесть ее.
– Что вы предлагаете?
– Пошлите ему милое письмо и в нем скромненько сообщите, что написали поэму, а узнав, что он находится неподалеку, решили подарить ему ваше сочинение, поскольку Корнуэлл – его вотчина.
– Что скажет мой отец?
– Несомненно, ваш отец решит, что это несколько необычный поступок. Когда я послал менестрелей ко двору французского короля, чтобы они воспели красоту и таланты вашей сестры, он тоже так думал.
– Так вы считаете, что из-за этого…
– Нет. Но это сыграло свою роль. Юная красавица, прекрасно образованная… Качества, которые короли обычно желают видеть в своих будущих женах.
– Но Ричард не король…
– Он – брат короля, рано или поздно он вернется в Англию, где король все чаще задумывается о женитьбе. И правильно, ибо брак – священный долг монарха, Генрих и так протянул с этим слишком долго.
– Итак… если я пошлю поэму…
Ромео наклонил голову.
– С очаровательным письмом в придачу… что-нибудь трогательное и милое от юной девицы. Кто знает?..
– Так я и сделаю, – заявила Элеанора.
– Без промедления, – с нажимом сказал Ромео.
Она кивнула. Он удалился, а Элеанора вприпрыжку побежала к кустарнику, где ее с нетерпением дожидалась Санча с накидкой в руках.
* * *
Всю жизнь Ричарду, графу Корнуэлльскому, постоянно напоминали о его дяде, в честь которого он был назван, – о Ричарде Львиное Сердце. Величайший полководец своего времени, он уже превратился в легенду: по всей стране ходили рассказы о том, какой ужас наводило на сарацинов одно упоминание его имени. При всем своем мужестве и военном таланте Ричард так и не смог завоевать Иерусалим; однако, если бы не стрела, внезапно оборвавшая его жизнь при осаде замка Шалу, он довел бы до конца священную миссию.
Для молодого человека, которого природа не наделила физической крепостью (хотя принц отказывался смириться с этим обстоятельством), подобное наследство являлось тяжким бременем. Богатырь Ричард Львиное Сердце всю жизнь страдал от приступов жестокой лихорадки, но, едва лишь приступ проходил, силы к нему возвращались. Граф Корнуэлльский не был подвержен какому-то определенному недугу, но временами на него находила необъяснимая вялость и апатия.
Ричард знал, что рано или поздно ему придется отправиться в крестовый поход. От него все этого ждали, и вот теперь, кажется, подходящее время настало. По правде сказать, ему до смерти надоела законная супруга. Каким же надо было быть идиотом, чтобы в двадцать два года жениться на женщине намного старше себя! Безрассудный, опрометчивый поступок. Его ведь все предупреждали – даже сама невеста, – что подобное сумасбродство до добра не доведет. Как же они оказались правы!
Изабелла была дочерью Вильяма Маршала – одного из наиболее влиятельных (можно сказать, самого влиятельного) вельмож Англии. Если б после смерти короля Джона Вильям Маршал не поддержал Генриха, народ бы не согласился провозгласить мальчика королем.
Как же глупо было жениться на вдове Джилбера де Клэра, уже родившей к тому времени шестерых детей! Какое-то помрачение рассудка! Разумеется, Изабелла была необычайно хороша собой, и тогда разница в возрасте казалась Ричарду даже пикантной. Он убеждал себя, что ему не нужны молоденькие девчонки. Ему более по вкусу зрелые женщины. Итак, он женился, и что вышло? Она, родившая первому мужу шестерых, принесла Ричарду только одного сына. Из-за этого его визиты в опочивальню Изабеллы стали редкими, и тогда она впала в меланхолию, чем окончательно отбила у него охоту к супружеским обязанностям.
Вот положение! Генрих наверняка скажет: «А я тебя предупреждал». Генрих всегда так говорит. А у самого не больно-то все складывается с браком. Давно пора жениться. У короля есть обязанности перед государством. Но Генриху почему-то не везет. Такое впечатление, что никто особенно не горит желанием породниться с английским королем. Он уже посылал послов и в Бретань, и в Австрию, и в Богемию – никакого результата. Потом он решил посвататься к принцессе Шотландской; но поскольку ее сестра уже была замужем за Хьюбертом де Бургом, занявшим пост главного королевского министра после смерти Вильяма Маршала, брак сочли неподобающим – не могут же король и главный министр быть свояками. Поговаривали, что Хьюберт де Бург, раздраженный тем, что король никак не может вступить в брак, пустил слух, будто у короля Английского косоглазие, будто он отличается дурным нравом и склонен к распутству, да еще вероломен и труслив. Ходили даже слухи, что у него проказа. Бедняга Хьюберт, чье всесилие осталось в прошлом, стал жертвой злословия – враги возвели на него напраслину. Ричард не верил наветам, будто де Бург оклеветал короля. Старина Хьюберт – человек хороший. Конечно, он своего не упустит, хочет заграбастать как можно больше золота и владений… а кто не хочет? Но Хьюберт – человек достойный и порядочный (насколько это вообще возможно). Нет, Ричард отказывался верить россказням, распускаемым врагами де Бурга.
Однако факт оставался фактом: Генрих уже не так молод, а невесты у него нет. Он чувствовал себя уязвленным и очень хотел жениться. Семейные проблемы брата его ничуть не волновали. Ричард повел себя как дурак, считал он, пусть выпутывается как знает.
Но Ричард был не из тех, кто слепо покоряется своей судьбе. Он прощупал почву в Риме на предмет развода. Повод был традиционный – кровосмесительное родство с супругой, но папа ответил отказом. И тогда Ричард, не испытывавший более никакого интереса к жене, сосредоточил все свои помыслы на крестовом походе в Святую Землю.
К походу следовало тщательнейшим образом готовиться, может даже год или два, но приготовления эти Ричарду даже нравились.
Он очень удивился, когда из Ле-Бо прибыл посланец с письмом. Еще больше Ричарда заинтриговало само послание, написанное красивым, но явно детским почерком. В письме говорилось, что баллада в стихах – подарок ему от дочери графа Прованского. Она восхищается Корнуэллом, которому посвящены эти стихи, и надеется, что владетель этого прекрасного края будет снисходителен к ее творческому порыву.
Озадаченный Ричард велел привести посланца. – Это дала тебе дочь графа?
– Точно так, господин.
Ричард улыбнулся.
– Кажется, у графа несколько дочерей.
– Четыре, милорд.
– И одна из них недавно стала королевой Франции. Стихи тебе дала та, что по возрасту идет следом?
– Да, госпожа Элеанора.
– Она совсем молоденькая…
– Очень молоденькая, господин.
– Кажется, королева Франции – почти ребенок, а эта, значит, еще моложе.
– Моложе на два года, господин.
Ричард кивнул и наконец отпустил гонца, чтобы тот мог освежиться после путешествия. Потом прочел поэму.
Она была великолепна. Казалось, стихи принадлежат перу зрелого мастера; поразительно, как удалось тринадцатилетней (или, кажется, она еще младше) девочке так живописно описать приключения рыцаря и с невероятной точностью описать землю, которую она никогда не видела! Необыкновенная девица, можно сказать – выдающаяся. Ричард представил себе ученую девицу, день и ночь корпящую над книгами.
Надо написать письмо с благодарностью и похвалить ее талант. Талант! Для девицы ее возраста подобные стихи о крае, где она никогда не бывала, – не просто талантливы, они почти гениальны.
Он снова послал за гонцом, и когда тот пришел, Ричард спросил:
– Расскажи мне о леди Элеаноре. Она хороша собой?
– Утверждают, что она – самая красивая из сестер, а я сомневаюсь, можно ли во всей Франции сыскать таких красавиц.
– Неужели? – поразился Ричард.
– Это так, сударь. Ее называют Элеанора Прекрасная. Хотя ее сестры тоже весьма хороши собой.
– Эта леди оказала мне большую честь. Я желал бы лично поблагодарить ее. Скачи назад в Ле-Бо и передай графу Прованскому, что я буду проезжать через его владения и почту за честь нанести ему визит.
– Граф будет очень рад, господин, можете не сомневаться.
– Тогда отдохни и отправляйся назад. Я не заставлю себя ждать.
* * *
Увидев возвращающегося посыльного, Элеанора поспешила к нему.
– Что сказал граф Корнуэлльский, когда прочел послание? – волнуясь, спросила она.
– Он выразил желание приехать сюда и лично поблагодарить вас.
Окрыленная Элеанора не медля ни секунды помчалась разыскивать Ромео.
Ромео беседовал с ее отцом, но Элеанора решила, что нет смысла тянуть, и с порога выпалила то, что сказал гонец.
– Граф Корнуэлльский! – воскликнул граф. – Мы должны принять его как подобает. Но с чего вдруг он вздумал сюда приезжать?
Элеанора взглянула на Ромео, и тот сказал:
– Госпожа Элеанора послала графу свою поэму. Кажется, поэма ему понравилась, ведь она повествует о его земле.
Граф недоверчиво переводил взгляд с дочери на Ромео.
– Это было сделано по моему совету, – быстро добавил де Вильнев. – Не вижу причин, почему бы графу Корнуэлльскому (кстати, гостящему неподалеку) не узнать о талантах госпожи Элеаноры?
Граф издал короткий смешок.
– Мой дорогой Ромео, это снова ваши козни?
Ромео широко открыл глаза и ответил:
– Но это же так естественно. Поэма о Корнуэлле. Граф Корнуэлльский находится по соседству. Я уверен, ему было приятно. Думаю, мадам, он сам вам расскажет, какие из ваших описаний оказались наиболее удачными.
Элеанора посмотрела на него, потом – на отца. Граф казался слегка смущенным. Конечно, подумала она, Ричард – не Генрих, но он его брат, к тому же скоро вернется в Англию. Почему не попробовать? По своей натуре Элеанора всегда предпочитала действовать – пусть даже странным и непривычным образом, – а не сидеть сложа руки.
– Надо срочно сообщить графине, – заторопился граф. – Необходимо как следует встретить брата короля Англии.
* * * Очаровательный ребенок, думал Ричард. Именно ребенок, несмотря на всю ее самоуверенность. И, уж конечно, Элеанора Прекрасная! Поэму Ричард вначале намеревался лишь проглядеть, но неожиданно увлекся и даже растрогался. Девица, оказывается, столь же красива, сколь и умна.
В душе Ричарда вновь поднялось раздражение против собственного брака. Клянусь глазами Господа, твердил он себе, будь я свободен, я просил бы ее руки.
В честь брата английского короля устроили пир в парадном зале; гость был так очарован дочерью графа, что попросил представить его остальным девицам.
Элеанора, Санча и Беатриса являли собой пленительное трио; если Элеанора превосходила сестер красотой и манерами, то лишь самую малость.
Призвав на помощь все свое обаяние, Ричард заговорил с ними о написанной Элеанорой поэме. Стихи, посвященные Корнуэллу, потрясли его, сказал он, ибо они необычайно точно и живо передают красоту и очарование этого края.
Потом Ричард рассказал девочкам о замке Корф, где провел юные годы, о строгих учителях, воспитывавших мальчика, а потом заговорил о Корнуэлле. Самая западная часть Англии, Корнуэлл костистым горным хребтом врезается в океан. Болотистые заводи и извилистые берега часто становятся ловушками для кораблей. Эта земля хранит немало странных и мрачных тайн, легенд о деяниях прошлых времен. Он, Ричард, уверен, что сам король Артур со своими рыцарями бродил среди этих лесов и болот.
Он обратился к Элеаноре:
– С вашим воображением, сударыня, вы могли бы написать не одну, а несколько баллад о моей земле. Легенды сохранили имена многих славных рыцарей, не только Бландина. Я хотел бы показать вам мой Корнуэлл.
– Я давно об этом мечтаю, – горячо воскликнула Элеанора.
– Возможно, когда-нибудь… – уронил Ричард и так пристально посмотрел на Элеанору, что ее щеки вспыхнули и она поспешно опустила глаза – она боялась, как бы он не прочел ее потаенные мысли.
– Я тоже хотела бы посмотреть Корнуэлл, – вмешалась Санча. Она была слишком юна и не скрывала своего восхищения высоким гостем.
– Надеюсь, этот день скоро настанет, – сказал Ричард. – Почему бы мне не пригласить всех вас?
– Но это так далеко, – протянула Санча. – За морем.
– А мне было бы интересно путешествовать по морю, – вставила Беатриса. – Вы ведь приплыли на корабле, сударь?
– Да, и море отнеслось к нам столь недружелюбно, что некоторые из моих людей не раз желали умереть.
– А вы? – спросила Санча.
– Я – опытный моряк, – ответил Ричард. – В нашем семействе юношей с детства приучают плавать по морю. Может, когда-нибудь и придется вспомнить былые навыки.
Лишь одна Элеанора поняла, что таким образом Ричард выразил сожаление об утраченных заморских владениях Англии. Она молчала и очень внимательно слушала, о чем он говорил. Ей хотелось услышать еще как можно больше об Англии; а услышать об Англии означало услышать о короле.
– Как вам, наверное, известно, мой брат стал королем в очень юном возрасте. Он совсем чуть-чуть старше меня. Подумать только. Родись он на пятнадцать месяцев позже, вы бы сейчас беседовали с королем Англии.
– Тогда бы вы не сидели тут с нами, – заметила Элеанора.
– Почему же? Вот что я вам скажу. Если бы мой брат узнал, какими талантами и красотой отличаются дочери графа Прованского, он бы не удержался и нанес вам визит.
– Если король прибудет во Францию, – сказала Элеанора, – многих это насторожит. Он не может вот так просто взять и навестить дочерей графа Прованского.
– Я вижу, вы необычайно умны. Конечно, король не может приехать сюда без соответствующих его сану помпы и шума. Иначе все подумают, что он хочет просить вашего отца объединиться против французского короля.
– Но он же наш зять! – воскликнула Беатриса.
– Вот видите, дорогие барышни, сколько возникнет затруднений, если Генрих захочет приехать. Как удачно, что я всего лишь брат короля и могу ездить куда вздумается. Но можете быть уверены, я расскажу Генриху о посещении вашего семейства. Пусть он мне разок позавидует.
Вот ты и выдал себя, подумала Элеанора; значит, сам ты не один раз завидовал королю.
Потом она попросила его еще рассказать про Англию. Ей удалось узнать очень многое о королевском дворе и его церемониале; о том, что придворные дамы любят демонстрировать свои волосы и потому свои роскошные головные уборы они носят в руках; платья в Англии носят такие же, как в Провансе – мода ведь переходит из страны в страну; благородные господа шьют наряды из парчи, бархата, шелка и тонкого полотна, простолюдины носят одежду из грубого льна и овечьей шерсти – тоже как в Провансе. Король увлекается архитектурой, поэтому по всей стране, как грибы после дождя, растут замки и дворцы. А еще король очень любит музыку и литературу.
– Я покажу ему вашу поэму, когда вернусь в Англию, – пообещал Ричард Элеаноре. – Он придет в восхищение.
И снова Элеанора вспыхнула и опустила глаза. Безусловная победа. Какой Ромео мудрый! Они действовали верно.
– Может быть, вы покажете мои стихи и королеве? – промолвила она.
– У моего брата нет жены.
– Но скоро, наверное, будет.
– Должно быть. Это его долг. Хотя, знаете, пока он не женат, наследником трона являюсь я.
Элеанора насторожилась. Какой Ричард честолюбивый! А вдруг он заинтересован в том, чтобы король оставался неженатым? Да нет, конечно же, нет. Король не может быть холостым. И потом, Генрих сам все решает, в том числе и вопрос о собственном браке.
Ричард продолжал:
– Да, думаю, он очень скоро вступит в брак. Фактически, дело уже решено.
– Он обручен? – поразилась Элеанора.
– Не совсем, но переговоры в полном разгаре.
Сердце девочки бешено заколотилось. Слишком поздно. Она чувствовала, что ее добыча – единственная достойная ее добыча – как вода ускользает между пальцами.
Внезапно она ощутила глубокую симпатию к Ричарду Корнуэлльскому. Они оба родились слишком поздно.
Ричард продолжил свой рассказ об английском королевском дворе. Он поведал о тамошних пирах, об играх, в которые играют придворные. «Вопросы и ответы» – одна из самых любимых; еще – «Король не лжет», где отвечать на вопросы можно только правду; играют также в шахматы (Ричард не спрашивал девочек, умеют ли они играть в шахматы, ибо обучение этой игре входило в обязательное образование юношей и девиц их круга); есть еще игра под названием «столы» – двое играют в шашки, а очередность хода определяется бросанием костей; при дворе есть гимнасты, акробаты, жонглеры; и, конечно же, все любят музыку и танцы.
– А король ездит по стране во главе пышной процессии?
– Конечно. Мой брат любит пышность и великолепие. Именно таков его двор. Подданным это нравится.
– Что ж, вкусы, достойные короля, – одобрила Элеанора.
– Во всех замках его окружает роскошь, он обожает самые разнообразные развлечения. У нас много жонглеров, они умеют петь и танцевать. Среди них имеются и женщины. Актеры разыгрывают для нас небольшие представления. Должен сказать, что при дворе моего брата никто не страдает от скуки. А больше всего король любит музыкантов, поэтов и танцоров. Генрих всегда был ученее меня. Думаю, он любит свои книги почти так же сильно, как свое королевство.
– И кто же та девица, что будет восседать рядом с ним на троне?
– Жанна, дочь графа Понть.
Дочь графа Понть! – мысленно воскликнула Элеанора. Она ничуть не выше по происхождению, чем дочь графа Прованского. И она станет королевой! Ах, почему они с Ромео не начали действовать раньше!
– Когда же… когда же состоится обручение?
– Вряд ли с этим будут тянуть. Мой брат и так считает, что ждал слишком долго… да и его министры того же мнения. Полагаю, предварительная договоренность уже имеется. Брат с нетерпением ожидает окончания переговоров.
У Элеаноры упало сердце. Все могло бы получиться. Но, увы, слишком поздно.
Девочки и их родители вышли проводить Ричарда и долго махали ему вслед.
Он оглянулся и подумал: какое очаровательное семейство. И вправду, слухи о красоте девиц Прованского дома ничуть не преувеличены. Элеанора просто великолепна, юная Санча – мила и обаятельна и даже крошка Беатриса обещает в будущем стать настоящей красавицей.
Ричард увозил с собой поэму – истинное произведение искусства.
Он снова обернулся и крикнул:
– Мы обязательно встретимся снова! Обещаю это!
И поскакал прочь.
Санча захлопала в ладоши и заявила:
– Он прекраснее всех, кого я когда-либо видела.
Родители с нежностью взглянули на нее и рассмеялись. Элеанора молчала.
Слишком поздно, стучало у нее в голове. Она опоздала на каких-нибудь несколько недель.



загрузка...

Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Королева из Прованса - Холт Виктория


Комментарии к роману "Королева из Прованса - Холт Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100