Читать онлайн Дорога на райский остров, автора - Холт Виктория, Раздел - ОТЗВУКИ ПРОШЛОГО в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорога на райский остров - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорога на райский остров - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорога на райский остров - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Дорога на райский остров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ОТЗВУКИ ПРОШЛОГО



Это случилось спустя два дня. Я позавтракала и уселась на любимом месте на террасе, выходящей на берег. У меня уже появилась привычка сидеть здесь. Позже я собиралась зайти к Фелисити — посмотреть, как она.
Мне не надоело наблюдать за тем, что происходит на берегу.
Пока я сидела на террасе, подошел мужчина. Я видела его накануне и догадалась, что он остановился в отеле. Мужчина явно был англичанином и, проходя мимо моего стула, он поздоровался:
— Доброе утро.
— Доброе утро, — отозвалась я.
Мужчина постоял в нерешительности:
— Могу я присесть здесь?
— Прошу вас.
Он уселся на стул рядом с моим.
— Я видел вас. Вам нравится ваше пребывание здесь?
— О да, очень нравится.
— Ну и шум поднимают эти люди внизу! По-моему, они просто не в состоянии что-либо делать без крика и смеха.
— Да. Забавно смотреть на них.
— Вы ведь из Англии, не так ли?
— Да.
— А я австралиец.
— Не так далеко отсюда.
— Да. И очень удобно.
Он помолчал немного и сказал:
— Я слышал, вы спрашивали о некоем мистере Филипе Мэллори.
Я сразу насторожилась.
— О да. Вы знали его?
— Не могу сказать, что знал. Я заезжал сюда… примерно два года назад. И тогда разговаривал с ним так же, как сейчас с вами.
— Это был мой брат, — сказала я.
— Да что вы!
— Да. Меня зовут Эннэлис Мэллори. Вы когда-нибудь слышали что-нибудь о моем брате?
— Слышал о нем что-нибудь? Нет. Я просто говорил с ним пару раз. А потом вернулся домой. Несколько месяцев спустя я вернулся и, как ни странно, когда я спросил о нем, мне сообщили, что он уехал.
— Похоже, никто не знает, куда.
— Я пару раз беседовал с вашим братом. Он рассказывал мне что-то об острове, который собирался посетить.
— Да… да, это так.
— По-моему, он очень рассчитывал найти этот остров. По-видимому, он тогда уже сделал попытку и потерпел разочарование.
Мое возбуждение мало-помалу росло. Пока этот человек рассказал мне больше, чем все остальные.
— Мы так и не узнали, что сталось с братом. Мы ждали-ждали от него вестей, но так ничего и не дождались.
— Должно быть, это было ужасно для вас.
— Если бы мне только узнать, что с ним случилось! Если бы только найти этот остров…
— Эти моря хорошо изучены и нанесены на карту. Это должно быть нетрудно.
— Похоже, острова нет там, где он должен находиться.
— Вы приехали сюда искать этот остров?
— На самом деле я приехала что-нибудь узнать о брате. Я хочу выяснить, что с ним сталось.
— Сколько времени прошло с тех пор, как вы в последний раз получали от него известия?
— Два года.
— Долго.
— Здешние люди знали его. Я говорила с ними, но они не могут сообщить мне больше, чем сообщили вы. Они встречались с Филипом. Говорили с ним. Однако с вами он, похоже, говорил больше, чем с кем-либо еще, если рассказал вам об острове.
— Что ж, я тоже больше ничего добавить не могу. Полагаю, это естественно, что он говорил со мной. Он только что приехал из Англии, а я тоже англичанин, хотя и живу в Австралии. Мы просто разговорились, вот у него и сорвалось упоминание об острове.
— И больше вы ничего не можете вспомнить?
— Больше нечего и вспоминать. Мы просто посидели с полчаса и поговорили пару раз утром. Вот и все. Я была разочарована. Все одно и то же.
— Меня зовут Джон Эвертон, — сообщил мужчина. — Надеюсь, вы не возражаете, что я с вами заговорил.
— Нисколько. Мне очень интересно услышать любые подробности о брате.
— Жаль, что не могу вам помочь.
Мы поговорили об острове, и через некоторое время Джон Эвертон удалился. На следующее утро он снова подошел ко мне и объявил:
— Я много думал о том, о чем мы с вами говорили. Этот остров… По-видимому, его не существует. Откуда у вас такая уверенность?
— Я ведь уже была в море в поисках острова, и там, где он должен находиться, его нет.
— У вас тогда была с собой карта?
— Да, была.
— С изборажением острова?
— Да.
— Стало быть, он должен там находиться.
— Это очень старая карта… вернее, копия карты.
— А откуда она у вас? Это ведь нечто совершенно из ряда вон выходящее: место помечено на карте, и тем не менее, его там нет.
— Это копия карты, обнаруженной в моем доме.
— В вашем доме! Что? Простите меня. Я слишком много расспрашиваю.
— Нет… вовсе нет. Мы нашли эту карту в нашем доме. Она пробыла там сто лет или около того. И остров был помечен на ней.
— У вас она с собой?
— У меня с собой копия.
— Могу я… не будет ли это… Не будет ли слишком нескромно с моей стороны попросить посмотреть на нее?
— Разумеется, нет. Сейчас принесу.
Когда я принесла карту, Эвертон внимательно изучил ее.
— Вот и остров, — показал он. — Райский остров.
— Это название дал ему человек, составивший карту. Джон Эвертон озадаченно посмотрел на меня.
— Это долгая история, — сообщила я. — Карта была найдена в доме после того, как там кое-что перестроили. Так все и началось. Мой брат хотел найти этот остров.
— И приехал сюда… — Эвертон показал пальцем на остров. — Он явно помечен здесь. Я плавал по этим морям и могу с уверенностью утверждать, что такого острова здесь нет. Карта, должно быть, ошибочная. Вы уверены, что это та самая карта, что была обнаружена в вашем доме?
— Это ее точная копия. Я сама ее делала.
— Вы?!
— Да, с той, что была найдена в доме.
— Превосходная работа.
— Моя семья занимается картографией много лет. Я немного научилась этому. И могу вас заверить, что это точная копия.
— Как интересно!
Джон Эвертон вернул мне карту. И произнес:
— Меня это правда заинтриговало. Жаль, что не могу вам помочь.
— Мне было приятно поговорить с вами. Разговор перешел на другие темы, затем я попрощалась и удалилась. Похоже, Джон Эвертон превратил эти утренние беседы в некий ритуал, ибо на следующее утро снова подошел ко мне.
— Я так взволнован, — сообщил он. — Мне кое-что пришло в голову. Я проснулся сегодня с этой мыслью в пять утра. В это время ко мне всегда приходят идеи. И эта — самая лучшая. Интересно, как вы ее найдете.
— Расскажите же мне.
— Это касается карты острова. Карта ошибочна. Мне хотелось бы знать, кто составил оригинал.
— Ее составил человек, потерпевший кораблекрушение и выброшенный на остров. Он провел там некоторое время, а потом, когда он рыбачил, его настиг шторм, и он чуть не утонул. Некоторое время он дрейфовал по волнам, а затем его подобрал какой-то канал. Тогда он и составил эту карту.
— Боже праведный! Это многое объясняет.
— Вы хотите сказать, что острова не было. И он просто страдал от каких-то галлюцинаций. Мы тоже об этом думали.
— Так могло быть, конечно, но я-то думал не об этом. Он составил карту по памяти. Это могло бы все объяснить. Он мог находиться за много миль от острова.
— Да, такая возможность существует. Но ведь после вашего архипелага в море на сотни миль нет земли.
— Но что если его остров был одним из наших?
— Как такое могло случиться? Ваши острова четко помечены на карте.
— Есть один остров… отстоящий на несколько миль от остальных. Четыре находятся совсем рядом, а этот — чуть в стороне.
— Вы имеете в виду Львиный остров? Тот, что принадлежит семье горнодобытчиков?
— Да, именно этот остров я и имею в виду.
— Но ведь он помечен на карте. Здесь четыре острова и пятый — в стороне.
— Совершенно верно, однако человек, потерпевший кораблекрушение, мог быть выброшен на этот остров и считать, что тот отстоит от архипелага на много миль.
Я колебалась, и Эвертон продолжал:
— Вы не считаете, что стоит провести разведку?
— Но ведь остров — это чья-то собственность.
— Так почему бы не нанести им визит? Тамошние жители могут что-то знать об истории острова.
— Вы думаете, я могу это сделать?
— Не вижу оснований, почему нет. Послушайте, я невероятно заинтересовался. И обдумывал это с пяти часов утра. Сегодня день тихий. Почему бы мне не отвезти вас? Я могу прямо сейчас.
Я обдумала его слова. Почему бы и нет? Делать мне в это утро было нечего. Милтон должен был заехать вечером. Я была уверена, что с Фелисити все будет в порядке. Я ни на минуту не верила в то, что Львиный остров и есть Райский, а если так, то он, должно быть, полностью изменился, и как я могла доказать их тождество? Однако я должна хвататься за любую ниточку, какой бы слабой она ни показалась.
И я согласилась поехать. Я отправилась к Фелисити, по-прежнему лежавшей в постели. Та сообщила, что сегодня встанет позже. Я сказала:
— Я собираюсь на один из островов. И буду отсутствовать все утро. Так что не беспокойся, если я немного запоздаю.
— На один из островов?
— Да, просто посмотреть. Меня пригласили, и я решила — почему бы не поехать.
Отличительной чертой болезни Фелисити было то, что она была безучастна и безразлична ко всему окружающему. Она лишь кивнула и закрыла глаза.


Скоро мы уже скользили по воде. Дул нежный ветерок, и это было очень приятно. Глядя вперед, я видела, как все ближе и ближе становится развалившийся лев. Мне было даже жаль, когда лодка достигла берега.
— Мы вторгаемся в частные владения? — спросила я.
— Не думаю, что имеет значение.
Я стояла на берегу и осматривалась. Карибы и остальных островов видно не было.
— Я-то думала, что другие острова достаточно близко, чтобы их можно было видеть, — заметила я.
— Мы на другой стороне острова, — отозвался он. Я прикрыла рукой глаза и увидела грот, в котором стояли два корабля. Один из них был довольно большим.
— Что теперь? — спросила я.
— Начинаем разведку.
— А как мы определим, даже если мы на Райском острове?
— Не знаю. Надо просто подождать и посмотреть, что будет дальше.
Кое-что уже происходило. К нам приближался мужчина. Он был среднего роста, блондин со светло-голубыми глазами. У меня возникло чувство, что я его уже где-то видела — или я потом вообразила себе это?
Он протянул руку и произнес:
— Добро пожаловать на мой остров.
Я вложила свою руку в его. Мужчина сказал:
— Разрешите представиться. Я Магнус Перренсен.
Я была озадачена и не верила своим глазам. Даже теперь мне трудно отчетливо вспомнить тот день. С той минуты, как он взял меня за руку и заговорил, мне стало казаться, что я живу как во сне. Я просто стояла и смотрела на него. В тот момент я не была самой собой. Я была Энн Элис, воплотившейся во мне, также, как и он, возлюбленный из далекого прошлого, стоял теперь передо мной на Львином острове.
— Я Эннэлис Мэллори, — представилась я.
— Наконец-то вы приехали, — был ответ.
— Я… не понимаю. Что все это значит?
— Вы ведь знаете, кто я, — отозвался он. — Так что нам надо о многом поговорить.
Похоже, мы оба забыли о Джоне Эвертоне, стоявшем рядом с озадаченным видом, что, впрочем, было неудивительно.
— Заходите в дом, — пригласил Магнус Перренсен.
Мы поднялись по склону. Я изо всех сил старалась сохранить остатки здравого смысла. Я сплю и вижу сны, подумала я. Должно быть, это так. Как он может быть Магнусом Перренсеном? Тот ведь должен был умереть много лет назад.
Дом был великолепен. Он был ослепительно белым, в окружавшем его саду цвели яркие цветы, что создавало ощущение чего-то ирреального.
Магнус Перренсен провел нас в прохладный холл.
— Великолепно! — воскликнул Джон Эвертон.
— Вам следовало привезти сюда мисс Мэллори раньше, — заметил Магнус Перренсен.
— Мысль посетить остров пришла мистеру Эвертону только сегодня утром, — отозвалась я.
Мы вошли в комнату с высокими окнами, выходившими на море. Магнус Перренсен повернулся к Джону Звертону:
— По странному совпадению, — произнес он, — моя семья и семья мисс Мэллори много лет назад были знакомы. Нам многое надо обсудить. Это просто удача, что вы привезли ее сюда. Благодарю вас.
— Я рад этому, — неловко отозвался Джон Эвертон.
— У нас здесь нечасто бывают посетители. Мы этого не поощряем. В определенном смысле этот остров — место уединения моей семьи. Мы любим одиночество.
— Возможно, — начала я, — нам не следовало беспокоить вас…
Магнус Перренсен с упреком посмотрел на меня:
— Вам здесь рады… действительно рады.
Появилась служанка, и он велел принести прохладительные напитки. Его приказ был немедленно выполнен. Я не могла оторвать от него глаз. Я вернулась мыслями в прошлое, к той ночи, когда сидела в постели, читая дневник Энн Элис. Что-то тогда произошло со мной… когда я сидела в той комнате… когда ухаживала за ее могилой… а теперь я была здесь, на далеком острове… сидела лицом к лицу с Магнусом Перренсеном.
Разумеется, я понимала, что он не тот молодой человек, работавший в нашей мастерской и собиравшийся жениться на Энн Элис и увезти ее на поиски острова, так же, как я и не была девушкой, покоившейся в могиле в Малом Стэнтоне. Но какая-то часть этих людей продолжала жить в нас, и я верила, что нахожусь на пороге великого открытия.
Наконец, Магнус Перренсен сказал:
— Мистер Эвертон, вам, наверное, хочется посмотреть остров. Нам с мисс Мэллори о многом надо поговорить, поскольку наши семьи были когда-то связаны. Вам понадобится лошадь. Я договорюсь, чтобы вам все показали. Ленч подадут в час дня.
— Мне придется вернуться, — объяснила я. — У меня в отеле подруга. Она больна и станет волноваться, что со мной случилось.
— Если вы отправитесь сразу после ленча, это значит, что вы окажетесь в море в самую жару.
— Стало быть, мне придется вернуться раньше, — настаивала я.
Магнус Перренсен улыбнулся мне:
— Хорошо. Всего один час. Оставьте нас на час. Я велю привезти вас назад, мистер Эвертон, через час. Это даст нам возможность поговорить, а в следующий раз мы сможем побеседовать подольше.
И я осталась наедине с Магнусом Перренсеном.
— Я вижу, вы в недоумении, — заметил он.
— Действительно, это так.
— Вам известно что-нибудь о том, что произошло много лет назад?
Я рассказала про ночь бури и о том, как мы нашли дневник.
— Тот Магнус Перренсен был моим прадедом.
— Стало быть, вам известно все, что тогда случилось?
— Эту историю передавали у нас в семье из поколения в поколение. Прадед рассказал ее деду, а тот в свою очередь отцу и мне. Нам всем давали имя Магнус. А вас зовут Эннэлис — немного не так, как Энн Элис, но все же одинаково.
— Но это же не тот остров… Магнус Перренсен покачал головой.
— Прошу вас, расскажите мне все, что вам известно, — попросила я.
— Как я уже говорил, эта история передается в семье из поколения в поколение. Вернувшись в Малый Стэнтон, мой прадед обнаружил свою будущую жену мертвой. Ему сообщили, что она умерла от чумы, свирепствовавшей в окрестностях. По крайней мере, выдвигали такую версию. Он не поверил в это. Все дело было окутано такой тайной, и, кроме того, была та комната. Люди много болтали об этом. Комната была замурована местным плотником и строителем, дела которого с этих пор пошли на лад. Прадед считал, что плотник видел в комнате нечто такое, чего никто не должен был знать, а ценой за его молчание были деньги, давшие ему возможность завести процветающее дело.
— А что он увидел в комнате?
— Мой прадед считал, что Энн Элис убили. Убили ее мачеха и ее любовник. Скорее всего, ее застрелили. Тогда по всей комнате должны были быть пятна крови. Застрелить человека и не оставить следов — не возможно. А эти двое не смели показывать то, что произошло в той комнате. Они смогли скрыть свидетельства своего преступления благодаря чуме. Мачехе и ее любовнику удалось выйти сухими из воды. Это у них ни за что бы не получилось, если бы не чума и не продажный плотник.
— Весьма похоже на правду.
— Мне кажется, увидев меня, вы в первую минуту решили, что я тот самый Магнус Перренсен. Может быть, вы решили, что превратились в Энн Элис?
— Я прочитала ее дневник, и он до сих пор очень живо запечатлен в моей памяти. По-моему, после того, как я его прочла, со мной что-то произошло. Я чувствовала себя частью ее, и на мгновение, когда я увидела вас на пляже и вы назвали мне свое имя, у меня возникло странное чувство, я была совершенно озадачена. Да, на мгновение я действительно подумала, что время повернуло вспять.
— Ничего странного в этом нет, могу вас заверить. Всему, что происходит на Земле, есть разумное объяснение. Полагаю, в каждом из нас есть что-то от наших предков. Разве это не доказано? Черты характера передаются из поколения в поколение… Должно быть, во мне есть что-то от того Магнуса, а в вас — что-то от Энн Элис. Сегодня утром, когда вы приехали, мне это показалось чудом. На мгновение я решил, что прошлое и настоящее соединились.
— Вы сказали: «Наконец-то вы приехали».
— Сказал, правда? Это вырвалось против воли, словно кто-то произнес это за меня. Вы это тоже почувствовали.
— Да, это была странная минута.
— Ну, а теперь к нам вернулся рассудок.
— Расскажите мне о том, что было потом. Острова ведь не оказалось на этом месте?
Магнус Перренсен покачал головой.
— Давайте, я расскажу вам то, что знаю, а вы расскажете мне. Вот история, которую слышали в нашей семье. Мой прадед Магнус Перренсен вернулся в Большой Стэнтон. Он ездил в Лондон договариваться о путешествии назад, на родину. И собирался забрать Энн Элис с собой.
Я кивнула. Именно это я прочитала в дневнике.
— Он вернулся и узнал, что его невесты нет в живых. Сказали, умерла от чумы. Ее уже к тому времени похоронили, как это делали со всеми людьми, скончавшимися в подобных обстоятельствах. Замуровали ее комнату из страха, что ее вещи могут быть заразными. Прадед не поверил этому. Он сильно подозревал мачеху и человека, как он предполагал, бывшего ее любовником. Сердце прадеда было разбито. Он хотел знать правду и жаждал отмщения. Больше случаев чумы не было. Судя по всему, были всего три предполагаемые жертвы: двое мужчин и Энн Элис. Мужчины были портными, покупавшими ткани где-то на Ближнем Востоке. Прадед не мог успокоиться. Он хотел докопаться до истины. У него были подозрения. Он стал расспрашивать плотника и не удовлетворился его ответами. Однако больше он ничего не мог сделать. Магнус был молод, к тому же иностранец, а люди, жившие в поместье, были богатыми и влиятельными. Со временем он прекратил попытки и вернулся к семье. Однако покоя ему не было. И он уехал на поиски острова.
— Он нашел остров?
Магнус Перренсен покачал головой:
— Нет. Острова не было. Сначала дед в это не поверил. Прошло много времени, пока он смог примириться с этим. Однако он не уехал из этого района, отправился в Австралию и занялся там поисками золота; он всегда верил, что отыщет остров, но в том месте, где остров должен был находиться, его не было.
— Выдумаете, это была галлюцинация? Он ведь потерпел кораблекрушение, правда? И пробыл на острове очень недолго. Странно, что он потерпел кораблекрушение во второй раз. Как вы считаете, ему все это пригрезилось? Если так, то его, должно быть, носило по волнам много-много дней.
— По-моему, мы должны прийти именно к этому выводу — хотя сам прадед так и не поверил в это. Видите ли, остров был совершенством… слишком большим совершенством. Эти дружелюбные туземцы… повсюду золото. Это была мечта… идеал. Возможно, со временем он пришел к этому выводу, хотя наверное я этого не знаю. Как бы там ни было, золото он нашел. И очень преуспел. Поставил горнодобывающее дело на широкую ногу. Он был одержим золотом, ибо оно было тогда на острове. Прадед разбогател, женился на девушке из Мельбурна; у них родился сын — мой дед. Вот и вся история. А этот остров купил мой отец. Мы используем его как убежища. Иногда приезжаем сюда на долгое время…
— Вы и остальные члены вашей семьи?
— Большей частью я. У меня нет братьев и сестер. Отец сейчас сюда редко ездит.
— А ваша собственная семья — жена и дети?
— Я еще не женат… пока.
— О… но собираетесь?
Магнус Перренсен внимательно посмотрел на меня.
— Полагаю, большая часть людей иногда задумываются о браке. У меня было несколько случаев… но что-то всегда удерживало меня. А вы? Или, возможно, я задаю слишком личный вопрос?
— Я?
Он засмеялся:
— Мы ведь не совсем чужие, верно? Как мы можем быть чужими друг другу при таких необычных обстоятельствах?
— Это верно. Вы спросили меня, собираюсь ли я замуж. На родине есть один человек. Я думала выйти за него. Он сделал мне предложение, но пока…
— Я все прекрасно понимаю. И вы приехали сюда?..
— С подругой, собиравшейся здесь замуж. А я хотела найти своего брата.
— Вашего брата. Стало, быть, у вас есть семья.
— У меня был брат. Мы были очень близки, наверное, из-за той ситуации, что сложилась у нас в семье. Моя мать умерла, произведя меня на свет, а отец женился вторично и живет за пределами Англии. Опеку надо мной и братом взяла на себя наша бабушка. Когда мы были совсем маленькими, стоял вопрос о том, чтобы разделить нас, и это, конечно, очень нас сблизило. Брат отправился сюда на поиски этого мифического острова… и с тех пор мы о нем больше ничего не слышали.
— Когда это было?
— Два года назад.
— О… это плохо.
— Я приехала, чтобы найти его.
— Как вы рассчитывали это сделать?
— Я не знала точно. Думала, может, найду ключ к разгадке этой тайны.
— И что-нибудь нашли?
— Да нет. Люди знали его… помнят его… Он был на Карибе. А потом уехал, и никто понятия не имеет, куда.
— И вы никого не нашли, кто мог бы вам хоть что-то подсказать?
Я покачала головой:
— Я так разочарована. Все кажется таким безнадежным.
— Да, похоже, это действительно безнадежная задача.
— Я и впрямь не знаю, что делать. Я выходила в море искать остров. С одним человеком с Карибы. Вы, наверное, знаете его — Милтон Хемминг.
— Кто же его не знает? Сильный человек. По-моему, ему практически принадлежит весь остров.
— Ему принадлежит там сахарная плантация.
— И он отвез вас туда, где, как вы предполагали, находится остров?
— Да, у меня есть карта. Та, которую мы нашли в замурованной комнате после бури. Брат взял ее с С9бой. А я сделала копию. Так что мы знали, где должен был находиться остров. Но там ничего не оказалось.
— Совсем ничего?
— Совершенно. Мистер Хемминг сказал, что в этих местах на сотни миль нет никаких островов.
— И у вас есть с собой эта карта, то есть копия? Вы уверены, что она верная?
— Это точная копия той карты, что была найдена в комнате Энн Элис. Я сама ее сделала.
— Вы сами?!
— Вы же знаете, чем занимается моя семья. Ваш прадед занимался тем же, когда приехал в Англию. Полагаю, он оставил дело, сменив его на горные разработки.
— Да, конечно. Все знают карты Мэллори.
— Я иногда работала в мастерской. И немного разбираюсь в составлении карт… достаточно, чтобы сделать точную копию.
— Понятно. Жаль, что я не могу вам помочь в поисках вашего брата. Я был бы так рад познакомиться с ним. Это было исключительно волнующее утро.
— Для меня тоже. Я до сих пор не могу оправиться от удивления — с того момента, как услышала ваше имя.
— И вы знаете, что я не пришелец из прошлого. Знаете, что я не призрак.
— Все абсолютно нормально. Вы мне так много объяснили. Правда, это совершенно необычайно — то, что мы встретились?
— Мне это кажется чудом. И, если подумать, то все сходится к одной точке — к острову, несуществующему острову. Вы приехали искать его так же, как много лет назад это сделал мой прадед. Остров привел его сюда, и он основал династию, правда, в Австралии, но мы все равно думали об острове — и приехали сюда. А вы обнаружили дневник и карту — и вот вы тоже здесь. Прямо заколдованный круг.
— Да, и поэтому все так волнующе.
— Вы знаете, что наш час подходит к концу? Неужели вам прямо сейчас необходимо возвращаться?
— Я должна. Моя подруга, миссис Грэнвилл, станет беспокоиться. А она находится в довольно нервном состоянии. Ей пришлось пережить ужасную трагедию в Австралии. Ее муж погиб насильственной смертью.
— Ах, да… этот Грэнвилл. Было такое дело. Бандиты, не так ли? Он бросился за ними и упал с балкона, а его пистолет выстрелил.
— Да, так оно и было.
— В газетах много писали об этом. Бедная леди, я понимаю, в каком она состоянии.
— Она была в доме, когда все случилось. Я привезла ее с собой на Карибу. А потом мы вместе уедем домой.
— Надеюсь, еще не скоро.
— Полагаю, мы еще немного побудем здесь, хотя я вижу, что узнать, что случилось с моим братом — довольно безнадежная задача.
— Боюсь, что так.
— И, как вы понимаете, я не могу доставлять подруге беспокойство.
— Ну, конечно. Скоро приведут вашего спутника. Вы приедете снова?
— С удовольствием. Я уверена, что после отъезда вспомню много разных вещей, которые хотела сказать.
— И, если можно, я приеду на Карибу.
— Это было бы очень приятно.
— И теперь, когда мы нашли друг друга, это будет началом. Ну, вот, я слышу — они возвращаются.
— Тогда я должна попрощаться.
— Сказать «до встречи», — поправил меня Магнус Перренсен.
Вошел Джон Эвертон, он раскраснелся, и вид у него был очень довольный.
— Остров прекрасен. Как жаль, что вы не можете задержаться и осмотреть его.
— Мисс Мэллори обещала приехать снова, — заметил Магнус Перренсен.
Он спустился с нами на пляж, взял мою руку и поцеловал. У меня по-прежнему слегка кружилась голова.
— Какое странное утро, — сказал Джон Эвертон, когда мы скользили по прозрачной воде. — Кто бы мог подумать, что нас так гостеприимно встретят! И какое странное совпадение, что он знает вашу семью. Вы все обсудили?
— Да. Действительно, очень странно, что наши семьи были знакомы сто лет назад.
— Это просто поразительно. Для меня большая честь, что я свел вас вместе.
— Благодарю вас. Это было чудесно.
Сиди в лодке и наблюдая, как растворяется вдалеке развалившийся лев, я по-прежнему ощущала себя словно во сне.


Я сидела во дворе дома Милтона Хемминга и рассказывала ему о своем утреннем приключении. Я попросила Марию время от времени приглядывать за Фелисити и, случись такая необходимость, немедленно послать за мной. Мария кивнула и захихикала. Должно быть, по поводу моих визитов в дом Милтона ходило много слухов.
Милтон выслушал мой рассказ, и ему явно все это не очень понравилось. Полагаю, его задело то, что в окрестностях живет человек, столь же влиятельный в своей отрасли, как и сам Милтон.
— Вы хотите сказать, что отправились на лодке с этим мужчиной?
— Ну, был ведь и другой случай, когда я плавала на лодке с мужчиной. И поскольку его зовут Милтон Хемминг, в тот раз все было прилично, не так ли?
— Ну, разумеется.
— Видите ли, мне показалось, что это необходимо, ведь я должна использовать каждый шанс?
— И вы отправились на остров и встретились с этим таинственным золотодобытчиком.
— Это было так странно — самое необычайное, что когда-либо со мной случалось. Когда я стояла на пляже, и он сказал, что его зовут Магнус Перренсен — а это, как я говорила, имя человека, за которого собиралась замуж Энн Элис — мне показалось, что я сплю… или что я перенеслась в прошлое. Это было настоящим чудом, а потом я узнала, что он — потомок того человека и знает всю историю — все то, что было описано в дневнике, ибо она передавалась у них в семье из поколения в поколение.
— А что было потом?
— Мы просто сидели и разговаривали… Он хотел, чтобы я осталась на ленч, но я думала о Фелисити. Мне не хотелось ее расстраивать. Так что мы вернулись. Вам не кажется совершенно необычайным, что мы вот так встретились?
— Это даже чересчур необычайно, — заметил Милтон. — И мне это очень не нравится.
— Вам это не нравится, потому что вы там не присутствовали и вас это не касается.
— Касается, если касается вас. Я хочу узнать побольше об этом пришельце из прошлого.
— Он не пришелец из прошлого. Просто потомок. Ох, как все это странно! Никогда бы не подумала, что такое может случиться.
— Вы словно в полусне, и так весь вечер.
— Не могу об этом не думать.
— Он вдруг что-то стал слишком любезным. Я всегда слышал, что он не любит, когда вторгаются на его остров.
— Но ведь здесь были чрезвычайные обстоятельства.
— Постараюсь узнать о нем все, что смогу.
— Что вы имеете в виду?
— Мне не нравятся таинственные личности. Этот ваш Перренсен иногда приезжает сюда… Полагают, что он сказочно богат. Единственные золотые разработки, дающие в наши дни продукцию, принадлежат ему. Он, наверное, какой-то феномен.
— А если уж говорить о феноменах, водящихся в округе, то вы хотите быть единственным.
— Естественно. Надеюсь, у вас не войдет в привычку ездить по разным местам с незнакомцами. Обещайте посоветоваться со мной, прежде чем снова предпримете какую-нибудь рискованную авантюру.
— Предложение рискованной авантюры с тем же успехом может поступить и от вас.
— Это другое дело.
— Понятно, — улыбнулась ему я.
Я была рада видеть его рядом. Я вспоминала, как разволновалась, узнав, что он на дне морском, а по соседству бродят акулы.
— Кстати, — продолжал Милтон. — Магда Мануэль. приглашает вас отобедать с ней и предлагает, чтобы я привез вас.
— Буду ждать этого с нетерпением.
— Вечером послезавтра. Фелисити тоже приглашена, если будет достаточно хорошо себя чувствовать.
Я покачала головой:
— Она по-прежнему отказывается встречаться с людьми. Как вы думаете, она поправляется?
— По-моему, чтобы оправиться после такого потрясения, необходимо много времени.
— Я спрошу ее. Как бы там ни было, я буду рада поехать. Милтон отвез меня назад в отель в своем экипаже.
Прощаясь он добавил:
— Кстати, мне бы хотелось еще раз взглянуть на карту.
— На карту? Но мы же там были. И там ничего нет.
— И все же мне хотелось бы еще раз взглянуть.
— Как хотите. Я дам вам ее в нашу следующую встречу.
Я поднялась в свою комнату. И сразу подумала о карте. Я должна вынуть ее, чтобы не забыть завтра. Я держала карту в глубине ящика, наверное, потому что так поступала Энн Элис.
Я подошла к ящику. Карты не было. Я не могла поверить своим глазам. Я не вынимала ее и никуда не перекладывала. Это было очень странно. Я перевернула весь ящик, но карты не нашла. Как все-таки странно! Должно быть, я положила ее в другое место. Но куда? Утром поищу как следует.
Но заснуть мне не удалось. Я все время возвращалась к той минуте, когда он произнес:
— Я Магнус Перренсен.
Я знала, что этому существует логичное объяснение, но почему-то не могла принять его. Все было так, словно меня привели на остров с какой-то целью, и целью этой была встреча с Магнусом Перренсеном.
Я легко могла поверить в то, что я — Энн Элис, что это она привела меня туда, ибо хотела познакомить со своим возлюбленным, хотела, чтобы я прожила жизнь, какую прожила бы она, если бы не умерла столь трагически в ту ночь, когда сделала последнюю запись в своем дневнике. Нас свели вместе с какой-то целью. Но с какой? Теперь я была более или менее уверена, что влюблена в Милтона Хемминга. Он волновал меня, я любила наши словесные перепалки, я чувствовала, что могу умереть от страха, представляя его на дне моря. Была ли это любовь? Я бы не сомневалась в этом, если бы не Реймонд. Реймонда я тоже любила. Я доверяла Реймонду. А доверяла ли я Милтону? Возможно, не совсем, и все же даже в этом недоверии было что-то волнующее. Реймонд стал бы мне верным мужем. А Милтон? Тень Магды Мануэль уже давала мне повод для раздумий. Я была уверена, что между ними существовали какие-то близкие отношения. Жизнь с Милтоном была бы бурной. С Реймондом она была бы тихой, я жила бы мирно. Чего же я хотела? Я и сама не знала.
А теперь еще Магнус Перренсен. Я видела его всего лишь раз, зато сколько раз я думала о том, другом Магнусе. У меня было такое ощущение, что я его знаю. Я пережила те страницы дневника так, словно они были реальностью. До некоторой степени я действительно была Энн Элис.
Жизнь все больше и больше осложнялась. В эту ночь мне неизбежно должен был присниться сон. Я была в замурованной комнате, сидела за туалетным столиком, записывая в дневнике то, что случилось со мной в тот день. Я была Энн Элис, и я все время прислушивалась к шагам на лестнице.
«Я СЛЫШУ ГОЛОСА… ЧТО-ТО ПРОИСХОДИТ ВНИЗУ… ОНИ ИДУТ.»
И тут я услышала шаги на ступеньках. я бросила взгляд на ключ в двери, и тут он вдруг выпал из скважины. Я услышала дыхание за отворяемой дверью.
Я закричала и проснулась… и обнаружила, что лежу под москитной сеткой. Я была женщиной, умершей сто лет назад и заново возродившейся к жизни. Я была и Энн Элис и Эннэлис одновременно. Это Энн Элис силой своей воли заставила меня приехать сюда… и вот я здесь. Этого она и хотела.
Я уставилась на дверь. Она открывалась. На мгновение я решила, что все еще вижу сон. Я ждала появления зловещей мачехи и ее любовника с пистолетом в руке.
— Фелисити! — воскликнула я.
Фелисити в своей белой ночной рубашке с распущенными волосами была похожа на привидение.
— Я услышала, как ты кричишь, — сказала она. Фелисити подошла к моей кровати, и я прошептала:
— Это был… кошмар.
— Стало быть, у тебя они тоже бывают.
— Наверное, иногда они бывают у всех. Фелисити неожиданно рассмеялась:
— Все наоборот, — произнесла она. — Я прихожу, чтобы успокоить тебя.
Ко мне пришло огромное облегчение. Я уже давно не видела Фелисити такой, как прежде.
Я отвела подругу в ее комнату и села у ее кровати. Мы немного поговорили, а потом она уснула.
Я вернулась в постель. Теперь я окончательно пришла в себя. Фантазии рассеялись. И всему было логическое объяснение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорога на райский остров - Холт Виктория


Комментарии к роману "Дорога на райский остров - Холт Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100