Читать онлайн Дочь регента, автора - Холт Виктория, Раздел - НОЧНОЕ БЕГСТВО в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь регента - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь регента - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь регента - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Дочь регента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

НОЧНОЕ БЕГСТВО

Шарлотта ждала, что разразится буря.
У нее не оставалось другого выхода. Она написала Мерсер, умоляя ее поскорее приехать в Ворвик-хаус. Сейчас подруга была ей особенно нужна.
Мерсер приехала и обнаружила, что принцесса принимает принца — того самого, которого она в письмах называла «Ф».
— Вы оставили их наедине? — вскричала шокированная Мерсер.
Корнелии пришлось признаться, что да.
— Но это же безумие! — холодно проговорила Мерсер. — Ради Бога, пойдите к ней и положите этому конец.
— Я не смею, — пролепетала Корнелия. — Принцесса в последнее время так изменилась. Она страшно рассердится и не прислушается к моим словам, как прислушивалась раньше.
Мерсер удивленно посмотрела на Корнелию. Что случилось с этой волевой женщиной, которой она, Мерсер, стиснув зубы, восхищалась, чьей союзницей сделалась?
Мерсер сама ворвалась в комнату и нарушила уединение влюбленных.
Но ничего страшного не произошло, наоборот, при виде подруги Шарлотта вскрикнула от радости и бросилась обнимать Мерсер.
— Слава Богу, вы приехали, Мерсер! — восклицала она и на несколько мгновений даже позабыла о Ф. — так ее обрадовал приезд подруги.



***



Мерсер взяла ситуацию в свои руки. Она поинтересовалась, написала ли Шарлотта отцу. Шарлотта же надеялась на то, что это сделает Вильгельм, однако Вильгельм явно не поставил регента в известность.
— Вы должны не откладывая написать Его Высочеству, — заявила Мерсер. — Должны сообщить ему о расторжении помолвки. Мы сейчас же составим письмо и отошлем его.
Шарлотта, как всегда, подчинилась, а когда письмо было написано, так перепугалась, что боль в колене стала почти невыносимой, и, уступая настояниям Мерсер, принцесса легла в постель.
«Сейчас отец читает мое письмо! — думала она. — Оно наверняка дошло очень быстро, ведь Ворвик-хаус рядом с Карлтон-хаусом, и если отец был дома, то оно сразу попало к нему в руки».
Однако прошло несколько дней. Тревожное ожидание было невыносимым.
Иностранные гости покинули Англию. Княгиня Ольденбургская — втайне радуясь тому, что ей удалось вызвать такую бурю, — нежно простилась с Шарлоттой и пожелала ей огромного счастья.
Ф. уезжал вместе с русскими. Он пришел повидаться с Шарлоттой, однако Мерсер не допустила второго свидания наедине и настояла на присутствии Корнелии.
Ф. не очень-то сожалел о предстоящем отъезде. Ему было ясно, что беда неминуема, и он не был уверен, что ему придется по душе жизнь принца-консорта. Ф. нравилось странствовать по свету в погоне за романтикой. Он понимал, что человеку его склада женитьба — даже такая блестящая — скоро прискучит. Кроме того, наивность Шарлотты нравилась ему лишь до определенного предела. В общем-то, Ф. предпочитал культурное общество мадам Рекамье. Но при встречах с Шарлоттой он всегда казался пылким влюбленным. Шарлотта этого не знала, но на самом деле Ф. всегда так вел себя с женщинами и прекрасно понимал, что его успех у женщин объясняется именно тем, что всякий раз он создавал у очередной своей пассии иллюзию, будто она единственная в целом мире для него что-то значит. Себе же Ф., будучи реалистом, признавался в том, что в целом мире он любит только себя.
— Вы будете мне писать? — спросила юная принцесса.
— Меня ничто не остановит.
— Корнелия позаботится о том, чтобы до меня доходили ваши письма, а до вас — мои.
Корнелия поклялась помогать влюбленным, и, заручившись ее словом, они расстались.
Прошло несколько дней. Мерсер считала, что регент дожидался отъезда гостей, которых он с огромной помпезностью и великими почестями проводил в Дувр. Он не хотел устраивать скандал до их отъезда, не хотел, чтобы гости смеялись за его спиной.
— А вот теперь разразится буря, — предрекла Мерсер и, как обычно, оказалась права.
Принц-регент велел своей дочери Шарлотте явиться в Карлтон-хаус в сопровождении мисс Найт.
Шарлотта, бледная и дрожащая, встала с постели, но тут же рухнула на руки Луизы Льюис.
— О, мое колено, Луиза! Я не могу стоять. Срочно вызвали Мерсер. •
— Вы должны немедленно написать вашему отцу и сказать ему, что слишком плохо себя чувствуете, и попросить приехать к вам.
Письмо было послано, и Шарлотта целый день места себе не находила от волнения. Наконец встав, она обнаружила, что чувствует себя немного лучше.
Да, пожалуй, следует встретить отца стоя, а не лежа.
В шесть часов вечера регент явился в сопровождении епископа Селисберийского. Не обратив внимания ни на кого, он прошел прямо в гостиную. А оказавшись там, воскликнул громовым голосом:
— Скажите принцессе Шарлотте, что я немедленно требую ее к себе.
Корнелия, трепеща, повернулась к Мерсер, которая побелела, но все-таки сохраняла спокойствие.
— Что мне делать, Мерсер? — взмолилась Шарлотта.
— Только одно, — сказала бесстрашная Мерсер. — Выйдите к нему. Он все равно приказал вам явиться, так что идите быстрее: от вашей задержки его настроение только испортится.
— О, Мерсер!..
— Если вы проявите стойкость, он не сможет принудить вас. Запомните это.
Шарлотта повернулась и пошла в гостиную.
Принц стоял спиной к камину, заложив руки назад, словно грел их, хотя, конечно же, жарким июльским днем камин не горел. Рядом стоял самодовольный епископ Селисберийский, твердый приверженец регента, готовый безоговорочно поддержать его борьбу с непокорной дочерью.
Шарлотта умоляюще поглядела на отца, однако он смотрел холодно, и было ясно, что в этот момент он ее ненавидит.
Сперва принц начал плакаться — эта роль была ему хорошо знакома.
— Что я сделал? Чем заслужил такое отношение? — жалобно воскликнул он. — Разве я заслужил, чтобы моя дочь проявила черную неблагодарность?
Епископ сочувственно кашлянул, а Шарлотте захотелось закричать: «Да, заслужили. Вы меня никогда не любили, а я так этого хотела... мне так нужна была ваша любовь. Если бы вы меня любили, все было бы иначе».
Однако она промолчала.
Принц еще немного поплакался, а потом вдруг разозлился.
— Ты отказалась выходить за него замуж... не посоветовавшись со мной! Ты, видите ли, решила взять — и все разрушить, хотя я с министрами так долго выбирал тебе жениха... мы так долго все обдумывали... и все для твоего же блага! Не понимаю, как моя дочь оказалась способна на подобный поступок!
И так далее и тому подобное. Шарлотта не вслушивалась, она лишь следила за меняющимся выражением его лица.
«Он играет, — думала она. — Он всегда играет. Да-да, отец, вероятно, и сам не подозревает, но он играл всю жизнь. Теперь, например, он восхищается собственным голосом. А через минуту разразится рыданиями. Этакий король Лир, рыдающий из-за неблагодарной дочери. Ах, если бы ему кто-нибудь про это сказал! Но кто скажет? Отец не желает ничего видеть. Он видит принца-регента — образ, созданный в его воображении, — и оценивает людей по тому, хорошо или плохо они к нему относятся».
Если она будет об этом помнить, то сможет бросить ему вызов. Сможет сказать себе, что больше не жаждет одобрения отца и даже ненавидит его.
«У меня есть мама, — подумала Шарлотта. — Она меня любит».
И эта мысль придала принцессе сил.
— Ты и твои фрейлины делаете все мне наперекор, — заявил регент. — Я собираюсь положить этому конец. Мы распустим все твое окружение, а тебе придется уехать из Ворвик-хауса.
— К-когда? — заикаясь, пробормотала Шарлотта.
— Сегодня же вечером. Ты приедешь в Карлтон-хаус и останешься там до отъезда в Крэнборн-Лодж.
— В К-крэнборн-Лодж!
— Будь любезна, не повторяй за мной, тем более заикаясь. Меня это оскорбляет. Я найду тебе других слуг, вскоре ты с ними познакомишься. Они будут прислуживать тебе в Крэнборн-Лодж.
«Крэнборн-Лодж... — подумала принцесса. — Это в Виндзорском парке...»
Значит, ей придется покинуть Лондон. В Виндзоре будут королева и Старые Девы, от которых она никуда не сможет деться. А Корнелию... Корнелию тоже прогонят? Но как же тогда поддерживать переписку с Ф.?
— Я должна вас спросить...
— Нечего спрашивать! Ты должна подчиняться. Очень скоро сюда приедут новые фрейлины, и ты с ними познакомишься. А сейчас пойди к своим наставницам и скажи им, что сегодня вечером ты переезжаешь из Ворвик-хауса в Карлтон-хаус. Да, и вели мисс Найт явиться сюда.
Шарлотта, еле держась на ногах, вышла из гостиной. Корнелия была в своей комнате одна; она страшно нервничала.
— Это ужасно! — вскричала Шарлотта. — Он сменит все мое окружение. Вам нужно немедленно идти к нему.



***



— Мисс Найт... — Регент посмотрел на нее так холодно, что Корнелия задрожала.
— Да, ваше высочество.
— Я сожалею, мисс Найт, что мне придется причинить вам некоторые неудобства, однако должен попросить вас немедленно покинуть Ворвик-хаус.
— Сегодня же, Ваше Высочество?
— Да. Ваша комната понадобится новой фрейлине принцессы. Должен сообщить вам, что принцесса Шарлотта сегодня вечером переедет в Карлтон-хаус, где проведет несколько дней перед тем, как уехать в Крэнборн-Лодж. Это в Виндзорском парке, она уедет туда со своими новыми слугами.
— С новыми слугами, Ваше Высочество? Но...
— Да, с новыми слугами, — повторил принц, неприятно удивленный тем, что мисс Найт осмелилась его перебить. — Я считаю, что для всех будет лучше, если мы ограничим свободу принцессы. Королева будет в Виндзоре, и я хочу, чтобы какое-то время Шарлотта виделась только с ней. Новое окружение Шарлотты возглавит графиня Илчестерская, ей будут помогать леди Росслин и миссис Кэмпбелл. Итак, мисс Найт, повторяю: мне жаль, что приходится причинять неудобство даме, однако ваша комната нам понадобится. Не сомневаюсь, что вам необходимо сделать кое-какие приготовления к отъезду, который должен состояться сегодня вечером.
— Ваше Высочество! — вскричала мисс Найт. — Умоляю, скажите, в чем я провинилась?
— Я ни на что не жалуюсь, мисс Найт, — последовал ответ. — Однако мне хочется заменить окружение дочери. Согласитесь, я волен принимать такие решения без каких-либо объяснений. Я никогда бы себе не простил, если бы позволил продлиться той ситуации, что сложилась сейчас в Ворвик-хаусе. Думаю, больше ничего говорить не нужно. Если вам сегодня негде будет переночевать, можете приехать в Карлтон-хаус.
— Боюсь, Ваше Высочество, — сказала мисс Найт, — что этим я причиню неудобства вам. Мой отец служил Его Величеству королю тридцать лет; за годы этой службы он потерял целое состояние и подорвал здоровье. Было бы удивительно, если бы я не могла немного потерпеть ради моего сюзерена.
— Очень хорошо, мисс Найт. А теперь оставьте нас.
Корнелия сделала реверанс и вышла из комнаты.
«Это конец, — подумала она. — Я потеряла Шарлотту».
Она пойдет к принцессе! Она позовет Мерсер, они обсудят втроем случившееся и придумают какой-нибудь план перед отъездом из Ворвик-хауса.
Корнелия бросилась в спальню Шарлотты.
— Где принцесса? — спросила она у белой, как полотно, перепуганной Луизы.
— Не знаю. Она выбежала из комнаты, как безумная. Надела шляпу, накинула шаль и пробежала мимо меня.
— Но не могла же она уехать из Ворвик-хауса! — У Корнелии подгибались колени. — Где мисс Элфинстоун? Ради Бога, попросите ее сейчас же прийти сюда!
Мерсер пришла.
— Что случилось? Шарлотта до сих пор беседует с отцом?
— Нет, и мы не знаем, где она. Принцесса надела шляпку, закуталась в шаль и куда-то убежала. Не может же она бродить по улицам!
— Мне кажется, я знаю, куда она делась. — сказала Мерсер. — Она не раз про это говорила. В последние дни Шарлотта повторяла, что если отец будет с ней плохо обрашаться или попытается принудить к чему-нибудь, она уедет к матери.
— Не может быть!
— Она сейчас в таком настроении, что способна на все. Мерсер сбежала вниз и позвала слуг. Кто-нибудь из них видел принцессу.
Да, они видели выбегавшую из дому девушку, похожую на принцессу Шарлотту — в шляпке, на плечах шаль, — но это, конечно же, не могла быть принцесса.
— А куда она бежала?
— Из дому, на улицу.
— Кто-то, — прошептала Мерсер, — должен будет сказать об этом регенту.



***



Когда Мерсер и Корнелия попросили разрешения войти, регент беседовал с епископом. Разрешение было милостиво дано.
— Ваше Высочество, — сказала Мерсер, — я боюсь, что принцесса убежала.
— Убежала? — воскликнул регент. — Но куда?
— Боюсь, что к своей матери, Ваше Высочество. Регент улыбнулся.
— Что ж, тогда мир, разумеется, узнает о том, кто она такая. И никто на ней не женится. Она разрушила свою репутацию.
В глазах Мерсер заблестели слезы.
— Надеюсь, Ваше Высочество не винит меня в этом? Хорошие манеры не позволили принцу остаться равнодушным к слезам дамы, поэтому он ласково проговорил:
— Я уже сказал мисс Найт, что у меня нет жалоб. Я просто решил действовать.
Епископ спросил:
— Ваше Высочество желает, чтобы мы с мисс Элфинстоун последовали за принцессой?
— Да, возможно, это имело бы смысл.
— Может быть, мисс Найт поедет с нами? — предложила Мерсер.
Мисс Найт, боявшаяся, что не выдержит и разрыдается, не знала, как умилостивить регента.
— Я не в состоянии переступить порог того дома, — содрогнувшись, ответила она.
Принц-регент досадливо поморщился.
— Ладно, делайте, что хотите, — сказал он. — А я поеду играть в карты к герцогу Йорку.
С этими словами он ушел. А все ошеломленно стояли и прислушивались к стуку колес его кареты, пока он не смолк.



***



Хватая шляпку и шаль, Шарлотта думала только об одном: она должна поехать к матери. Там она найдет убежище. Принцесса убегала, не посоветовавшись ни с кем... даже с Мерсер. Она ни на секунду не желала задерживаться, опасаясь, что будет слишком поздно. Только мать способна спасти ее от... от тюрьмы, ибо то, на что ее обрекают, это тюрьма. Хуже Крэнборн-Лодж ничего нет! Шарлотта вызывающе вела себя с отцом и была уверена, что он не допустит повторения такой сцены... если это будет в его силах. Однако мама защитит свою дочь. Нужно было давно к ней уйти, давно!
Шарлотта выбежала на улицу. Она еще ни разу в жизни не была здесь одна. Что делают люди, когда хотят переехать с одного места на другое? Они нанимают извозчика... И тут как раз показался извозчик.
— Стойте! — закричала Шарлотта. — Стойте! Извозчик поднял кнут, давая понять, что он свободен, и приблизил к Шарлотте лицо, украшенное бакенбардами.
— Садитесь, леди. Куда желаете ехать?
— В Коннот-хаус. Вы знаете дорогу туда?
— В Коннот-хаус? Там живет принцесса Уэльская. Вам к ней нужно?
— О да! Пожалуйста, побыстрее. Вы можете поторопиться?
— Леди, я для вас на все готов!
Они проехали Хеймаркет и выехали на Оксфорд-стрит. Шарлотта смотрела по сторонам. Что-то сейчас творится в Ворвик-хаусе? Интересно, что говорит ее отец? Он узнал о побеге дочери? Да, скандал будет ужасный. Но ничего, она приедет к маме и уже не покинет ее. Они будут жить вместе, и люди их поддержат.
— Приехали, леди.
Слава Богу, вот и Коннот-хаус!
Что теперь нужно сделать? Наверное, заплатить? Но у нее нет денег...
— Подождите минутку! — властно приказала Шарлотта. Лакей, стоявший в дверях, глядел на нее, разинув рот.
— Ваше Королевское Высочество...
— Чтоб мне провалиться на этом месте... — пробормотал извозчик, мистер Хиггинс.
— Пожалуйста, дайте этому человеку три гинеи, — сказала принцесса. — Он привез меня сюда и честно заслужил эти деньги.
«Вот это приключение!»— подумал мистер Хиггинс.
Да о нем можно рассказывать до конца жизни! И — целых три гинеи ему дали! Сразу видно, что это настоящая принцесса.
Шарлотта вошла в Коннот-хаус.
— Немедленно проведите меня к принцессе Уэльской! — приказала она.
— Ваше Высочество, принцесса час назад уехала в Блэкхит.
— Тогда пусть кто-нибудь ее догонит и скажет, что я здесь. Это чрезвычайно важно.
Слуга кинулся вдогонку за принцессой Уэльской. Да, не только мистер Хиггинс считал, что эта ночь запомнится надолго...



***



Груму, поскакавшему в Блэкхит, удалось догнать принцессу Уэльскую, которая ехала в карете вместе с леди Шарлоттой Линдсей.
— Мадам, — сказал гонец, — принцесса Шарлотта убежала из Ворвик-хауса и сейчас находится в Коннот-хаусе. Она ищет вашей защиты. Принцесса послала меня сказать вам об этом и попросить вас вернуться.
Принцесса Уэльская усмехнулась.
— Что ж, эта история вызовет переполох в определенных кругах, — молвила она, обращаясь к леди Шарлотте, а потом приказала кучеру: — Поворачивай лошадей и гони во весь опор в Лондон.
По дороге Каролина заявила:
— Надо взять с собой Броугхема и Уитбреда. О да, нужно все сделать правильно. Могу поклясться, он сейчас клокочет от ярости. Еще бы, ведь она убежала от него ко мне! О, какой счастливый случай, такого счастья в моей жизни давно не было!.. Поезжай к мистеру Броугхему, — крикнула она кучеру, — а потом к мистеру Уитбреду.
И, откинувшись на подушки, Каролина тихонько засмеялась.



***



Первой в Коннот-хаус приехала Мерсер. Увидев подругу, Шарлотта обняла ее.
— Моя дорогая Мерсер, я знала, что вы приедете. Я не вернусь туда. Теперь я буду жить с мамой. Мне нужно было так поступить давным-давно. Она меня любит и хочет со мной жить. А он никогда не любил.
— Внизу ждет епископ, — сказала Мерсер. — Мы приехали вместе. Вы поступили неразумно, убежав из дому.
— Ничего другого мне просто не пришло в голову. Я боялась, что если хоть немного промедлю, будет слишком поздно. Он ведь был там... был вместе со старым епископом... они хотели увезти меня и заточить. И я уже никогда не смогла бы приехать к маме.
— А где сейчас ваша мать?
— Она выехала в Блэкхит. Но скоро вернется, потому что еще не успела далеко отъехать, я послала за ней гонца. Я уверена, что мама скоро будет здесь.
— Должно быть, ее смутил ваш поступок. Шарлотта довольно истерично засмеялась.
— Моя мать никогда не смущается.
— Подождем — увидим... посмотрим, что она скажет, когда приедет... если приедет, — пробормотала Мерсер.
— «Если приедет»? Но как она может не приехать? Мама меня никогда не бросит. Не понимаю, почему я раньше до этого не додумалась. Мне давно нужно было убежать.
Мерсер всем своим видом выразила сомнение, и Шарлотта впервые не ощутила ее безоговорочной поддержки.
— Вы виделись с моим отцом? — спросила принцесса.
— Да.
— Он, конечно, в ярости. Мерсер, надеюсь, вы не на его стороне?
— На его стороне? — переспросила Мерсер. — Но разве можно говорить в таких категориях? Я считаю, что вы совершенно правильно отказали принцу Оранскому, но убегать из дому вам не следовало.
Шарлотта пала духом. Неужели Мерсер боится обидеть регента?
Снизу донесся стук колес. Шарлотта подбежала к окну. Послышался гортанный голос принцессы Уэльской.
Шарлотта торжествующе посмотрела на Мерсер.
— Она приехала! Она немедленно вернулась! Я знала, что так и будет.
Шарлотта кинулась к двери. Принцесса Уэльская уже поднималась по лестнице.
— Где Шарлотта? Где моя дочь?
— Я здесь, мама.
Принцесса Каролина драматично раскрыла объятия, и Шарлотта припала к ней.
— Значит, мой ангел все-таки пришел к своей мамочке! Да благослови тебя Бог, дорогая дочурка! Интересно, что он теперь сделает, а?
Объятия были удушающими, но Шарлотте именно этого сейчас и хотелось. Хотелось обрести уверенность. Поддержку. Наконец-то она могла почувствовать себя дома...
— У меня от путешествий разгорается аппетит. Пора обедать. Давай-ка перекусим, любовь моя. По-моему, сегодня вечером к нам пожалуют гости. Линдсей, дорогая, распорядитесь насчет обеда. Сообщите всем, что я вернулась... если кто-нибудь еще не знает. Скажите, что у меня сегодня в гостях очень важная персона, и я не могу морить ее голодом.
Шарлотта рассмеялась.
— О, мама, как мне хорошо с вами!
«Все эти годы, — подумала Шарлотта, — я пыталась любить его, а она жаждала моей любви».
Да, ей уже давно нужно было встать на сторону кого-то одного из родителей, и наконец она выбрала маму.



***



Обед подавали в столовой. Каролина была в хорошем настроении; она заливалась хохотом, представляя себе, что сейчас творится в окружении регента.
Каролина хохотала очень громко, и Шарлотта — она была на грани истерического срыва — присоединялась к матери. Мерсер держалась холодно и отчужденно. Она не разделяла радости Шарлотты.
На середине обеда к дому начали подъезжать экипажи. Первым явился герцог Суссекский. После деликатного дознания, на котором он давал показания, они с Каролиной не виделись, однако поздоровались очень любезно. Шарлотта сразу поняла, что дядя в ужасе.
— Тебе не следовало убегать, — сказал он. — Это очень неразумно.
— Неужели мне нужно было сидеть взаперти?
— Ты должна была остаться, — заявил он.
— Я надеюсь, — сказала Шарлотта, — что хоть кто-нибудь из вас будет на моей стороне.
— Мы все на твоей стороне, — заверил ее дядя.
— Да, — резко сказала она, — и в то же время на стороне моего отца!
Ну, да ладно! Главное, что есть мама! На нее можно положиться.
Приехал лорд Элдон.
«Проклятый угольщик! — Шарлотта задохнулась от ненависти. — И он пожаловал! Уж он-то сделает все возможное, чтобы меня унизить».
Обед закончился не на такой веселой ноте, как начался.
Люди все приезжали и приезжали, и каждый шептал на ухо Шарлотте, что хотел бы ей помочь, но она поступила слишком опрометчиво. Лучше всего вернуться в Карлтон-хаус и попробовать договориться с отцом.
Шарлотта неизменно отвечала на это:
— Нет, я останусь с мамой. Каролина прошептала:
— Скоро здесь будут Броугхем и Уитбред. По дороге сюда я заехала за ними, но их не оказалось дома. Я оставила им записки, попросила немедленно приехать сюда. Они не заставят себя долго ждать.
Принцесса Уэльская оказалась права. Они скоро появились, вид у обоих был мрачный. Господи, неужели и они упрекнут ее в безрассудстве?
Приехала мисс Найт — сама не своя, в слезах. Что случилось с Корнелией? Шарлотта всегда считала, что мисс Найт в любых обстоятельствах может сохранить спокойствие и выдержку, но, похоже, регент обладает удивительным воздействием на людей. Корнелию как подменили.
— Со мной приехала Луиза Льюис. Она привезла постельные принадлежности Вашего Высочества, — сказала мисс Найт.
Недавно прибывший герцог Йорк, не очень-то довольный тем, что его оторвали от карт, но разговаривавший с племянницей, как всегда, дружелюбно и ласково, возразил:
— Зачем ей постельные принадлежности? Шарлотта не может остаться здесь. Моя дорогая племянница, ты можешь ночевать только под крышей твоего отца — и ни в каком другом месте!
— А я счастлива, что нашла приют у моей матери, — заявила Шарлотта.
В Коннот-хаус приехало столько людей, что казалось, собирается большое совещание. Было уже поздно, за полночь, а люди все говорили, подходили к ней по одному и пытались доказать, что она должна либо вернуться в Ворвик-хаус, либо поехать в Карлтон-хаус.
— Мерсер! — прошептала Шарлотта. — Ну, вы-то хоть меня понимаете?
— Да, — откликнулась подруга. — Я понимаю, но они правы. Вам не следовало приезжать сюда.
— Почему? Мама хочет жить со мной. Почему дочь не может быть вместе с матерью? Из того, что он ее ненавидит, вовсе не следует, что я должна разделять его чувства. Где Броугхем? Он единственный, кто не боится моего отца.
Услышав свое имя, Броугхем подошел к Шарлотте.
— Мистер Броугхем, — попросила принцесса, — скажите этим людям, что я должна остаться здесь.
Но он покачал головой. Даже он!.. Шарлотте захотелось заплакать.
— Вашему Высочеству не следует ночевать вне дома.
— Но это дом моей матери!
— Вы не должны здесь оставаться.
— Значит, и вы против меня?
— Нет, я говорю это потому, что я за вас.
— Пожалуйста, послушайте меня. — Шарлотта тихонько заплакала.
Она устала и была напугана. За обедом все было по-другому; когда мама сидела рядом и смеялась, Шарлотта верила, что ей удалось спастись и отныне они всегда будут вместе. Но теперь мамы рядом не было. Она зевала, сидя в углу, парик ее съехал набок, краска потекла.
Шарлотта была напугана и чувствовала себя одинокой, однако продолжала упорствовать.
— Я не поеду. Я останусь здесь. Мое место рядом с матерью.
Броугхем сказал:
— Подойдите к окну. Уже около двух. Скоро начнет светать.
— И эта страшная ночь кончится.
— Ваше Высочество, скоро на улицах и в парке будет полно людей. Они узнают, что вы здесь, что вы убежали от отца к матери.
— Вы полагаете, их это удивит? А почему бы им не узнать правду?
— Это повлечет за собой мятежи, кровопролитие. Они начнут штурмовать Карлтон-хаус. Малейшей искры достаточно, чтобы вспыхнул пожар. Неужели вы хотите быть в этом повинны? Да вы никогда себя потом не простите за то, что вызвали такие волнения!
Шарлотта притихла, глядя на темные улицы и деревья в парке.
— Если же вы сейчас вернетесь в Карлтон-хаус, дело не зайдет так далеко.
— Но тогда я... я должна согласиться с тем, что намечено?
— Вы можете отказаться от брака с принцем Оранским.
— Я стану пленницей, и вы же тогда мне скажете, что либо я выйду за принца Оранского, либо начнется кровопролитие.
— Я вам никогда этого не скажу. Больше того, вы можете сейчас составить бумагу, в которой будет говориться, что вы не пойдете замуж за Оранского по собственной воле. Если такая бумага будет в моем распоряжении и я смогу в случае необходимости показать ее людям, вам такой брак уже не грозит, можете не сомневаться. Так что вы ничего не потеряете, вернувшись. От Оранского вы избавились. Вы победили, и, поверьте мне, это самое главное.
— Но я хочу жить с мамой.
— Это невозможно.
— Почему? Она хочет жить со мной, а я — с ней. Она моя мать. Почему мы должны разлучаться?
Броугхем заколебался, но потом все же сказал:
— Теперь ваша мать, вероятно, не захочет жить с вами. Это помешало бы ее планам, а она хочет уехать за границу.
— Помешало бы ее планам?..
— Разве вам неизвестно, что она вскоре уезжает из страны? Регент дал на это согласие и увеличил ей содержание. Так что теперь ничто не сможет поколебать решение принцессы Уэльской, я в этом уверен.
— Но мои слова поколеблют его. Я смогу его поколебать!
— Поговорите с ней, — вздохнул Броугхем. — Поговорите прямо сейчас.
Шарлотта подошла к матери.
— Мама, — начала она, — я хочу вам кое-что сказать. Броугхем сообщил мне, что вы намереваетесь покинуть Англию.
— Да, любовь моя, это так.
— Но теперь, когда я буду жить с вами...
У Каролины забегали глаза. Разве Шарлотта может жить с ней... за границей?
— Мама, — взмолилась Шарлотта, — теперь вы не уедете, правда?
— Но все уже готово к отъезду, моя птичка. Мы с тобой будем переписываться... каждый день. И может, удастся сделать так, что ты нас навестишь...
«О Господи! — ужаснулась Шарлотта. — Да я же ей безразлична!» Броугхем подошел к юной принцессе.
— Скоро рассветет, — сказал он. — Я думаю, Вашему Высочеству не следует здесь дольше задерживаться.
Шарлотта встала, глаза ее ярко вспыхнули.
— Да, — сказала она, — я уеду. Но я настаиваю, чтобы меня увезли в карете моего отца. Все остальное повредит моей репутации.
— Ваше Высочество проявляет прозорливость, — откликнулся Броугхем и поцеловал ее руку. — Отныне и впредь я буду счастлив служить Вашему Высочеству и буду считать это не только моим долгом, но и великим счастьем.
Шарлотта как-то вся обмякла, впала в апатию. Что ж, придется вернуться в неволю. Теперь она понимает, что ее побег был ошибкой...
Странное приключение закончилось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь регента - Холт Виктория



интерестный
Дочь регента - Холт ВикторияНастюша
2.04.2015, 21.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100