Читать онлайн Дочь регента, автора - Холт Виктория, Раздел - ПОСПЕШНОЕ ОБРУЧЕНИЕ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь регента - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь регента - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь регента - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Дочь регента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ПОСПЕШНОЕ ОБРУЧЕНИЕ

Регент на время позабыл про дела дочери, поскольку до него каждый день доходили новости одна другой лучше. Наполеон был разгромлен на всех фронтах. Уже состоялась битва под Лейпцигом, которая оказалась решающей в этой войне. Спасаясь бегством после сражения под Москвой, Наполеон побросал тысячи орудий, и русский император установил их в Кремле в память о великой победе. В Дрездене французы сдались в плен, и германская империя целиком освободилась от захватчиков. Голландцы выгнали завоевателей из Амстердама и требовали возвращения династии Оранских.
Регент, считавший эти победы своими и прекрасно осведомленный о событиях в английских войсках, ликовал. Он, как обычно, с большой помпой явился в парламент на открытие заседания, и на сей раз никто не высказался против него, как, впрочем, не было и ни одного голоса в поддержку. Однако регента это не особенно волновало. Он уже видел себя в роли победоносного генерала, ибо всегда мечтал привести армию к победе, и если в действительности ему это не удалось, он тысячу раз совершал такие подвиги в мечтах.
Принц проявил изумительное красноречие. Он любовно перечислил недавние победы, сказал о перенесенных солдатами тяготах, о многолетних испытаниях, выпавших на долю народов, когда Наполеон чуть было не завоевал весь мир.
— Однако мы стойко сопротивлялись, — сказал принц. — И с честью вышли из испытаний.
Принц был в ударе. Он чувствовал себя великим воином, хотя ни разу не участвовал в сражении; он был человеком, который привел свою страну к победе и принес миру свободу.
Принц проявил великодушие победителя, заявив:
— Мы не потребуем от Франции жертв, не совместимых с ее честью или национальными притязаниями.
Глаза его наполнились слезами, когда он вспомнил своего дорогого друга и кузена Людовика XVIII Французского, двор которого находился в Айлесбери. Вскоре Людовик вернется на родину...
После выступления в парламенте принц отправился к матери: она тоже разделяла его иллюзию, что главный миротворец — это он.
Принц расхаживал по комнате, держа мать под руку.
— Звезда корсиканца закатилась, — заявил он. — Мир снова обрел свободу. Наша борьба оказалась не напрасной. Мы сражались и победили.
Он вынул из кармана табакерку со своим миниатюрным изображением.
— Надеюсь, вам не стыдно будет смотреть на это лицо, — прочувственно произнес он.
Королева ответила, что она будет гордиться своим сыном... по-настоящему гордиться.
— Надеюсь, — сказал принц, — что теперь вы считаете меня достойным моей семьи и страны?
— Я горжусь тобой, — откликнулась королева. — И тобой, и страной, которая так долго сопротивлялась этому тирану. И вот, насколько мне известно, наступил закат его славы. Правда ли, что его отправляют в ссылку?
— Да, на остров Эльба, — подтвердил принц. — Придется ему смирить свою гордыню.
— Солнце воссияло, — неожиданно прочувствованно произнесла королева. — Да благослови тебя Господь!
Регент взял ее руку и поцеловал.
«Как приятно, — подумала королева, — быть с ним в хороших отношениях».
О, как она когда-то жаждала его любви! Жаль, что ей хорошо известно, насколько он поверхностный человек. Однако все равно Георг — ее первенец, тот самый Георг, чье восковое изображение она хранила в стеклянной шкатулке на туалетном столике. Хотя королева, пожалуй, знала его как никто другой, это не уменьшало ее любовь к сыну.
Она радовалась, глядя на Георга, который сейчас раскраснелся, торжествуя победу. Он очень переживал утрату популярности в народе, и может быть, теперь она хоть немного возрастет? Ах, если бы он мог избавиться от Каролины, жениться вновь и произвести на свет наследника... или хотя бы установить более теплые отношения с Шарлоттой!
— Что ж, победа означает, что законные владыки государств начнут требовать того, что принадлежит им по праву, — сказал принц. — Они будут вечно благодарить нас за то, что мы вернули им их владения. И не только французский король, но и испанский, сардинский, а также Ганноверы и Оранские...
На чело принца набежало облачко. Он вспомнил о принце Оранском. Нужно как-то устроить его брак с Шарлоттой...



***



Принц Оранский снова возвращался в Англию. Регент сказал матери, что это еще более блестящая партия, чем раньше. Теперь, когда семейство жениха вернуло себе свое королевство, о лучшем браке нечего было и мечтать.
Регент не желал более ничего слышать о глупой влюбленности в Глочестера — которая, как он прекрасно понимал, служила лишь прикрытием, ибо на самом деле Шарлотта была увлечена Девонширом. Он настоит на ее встрече с принцем Оранским, и Шарлотта в конце концов проникнется к нему симпатией.
Принц часто виделся теперь с дочерью. Он пускал в ход свое обаяние и, разумеется, добивался успеха. Он объяснял Шарлотте, какая тактика применялась в победоносных битвах. Принцесса слушала, не вникая в эти подробности, однако получала наслаждение от того, что отец пытается доставить ей радость. Однажды, принимая дочь в Карлтон-хаусе, отец показал ей портрет принца Оранского.
— Признай, — с улыбкой сказал он, — что этот молодой человек вполне приятной наружности.
Шарлотта промолчала.
— Разве не так? — продолжал принц. — Ну, согласись! В этом-то и была вся беда: принц хотел, чтобы все с ним соглашались; в подобных случаях он бывал просто обворожителен.
— Уродом его не назовешь, — признала Шарлотта, и регент не выразил недовольства ее ответом.
— Скоро, — заявил он, — ты воочию убедишься в том, что он далеко не урод.
Принцесса упрямо выпятила губы, но отец был настроен и дальше пускать в ход свое обаяние и поэтому сделал вид, будто не заметил.
Мерсер — она в то время путешествовала — видела принца Оранского, когда она проезжала через Плимут, и написала об этом Шарлотте.
Мерсер была приятно удивлена. Принц оказался застенчивым юношей, однако Мерсер не считала это недостатком, тем более что принца очень красила улыбка. Он вовсе не был букой и ценил юмор. Мерсер смогла присмотреться к нему поближе и обнаружила, что он довольно милый собеседник. Она выражала надежду, что Шарлотта согласится с ее впечатлением.
Это письмо произвело на Шарлотту гораздо больше впечатления, нежели все попытки регента приукрасить принца Оранского. Принцесса доверяла Мерсер, и если, по мнению Мерсер, юноша выглядит вполне достойно, то — рассуждала Шарлотта — так оно, вероятно, и есть.



***



Регент приехал в Ворвик-хаус. На Корнелию он даже не взглянул: после того завтрака у Девоншира регент вел себя с ней недружелюбно. Георг заявил, что он желает поговорить с дочерью.
Шарлотта насторожилась. Она догадывалась, что он заведет речь о вечернем приеме, на котором принца Оранского хотели с ней познакомить.
Регент обнял дочь и заговорил с ней ласковее обычного, поэтому она тут же растаяла, хотя в глубине души понимала, что просто ему кое-что от нее нужно, а он уже по опыту знает, что добиться этого легче лаской, чем строгостью.
— Мое дорогое дитя, — сказал принц, — как ты прекрасно выглядишь! Я очень рад. Твоё здоровье меня очень тревожит. Я полагаю, сегодня вечером ты постараешься выглядеть еще лучше?
— Вот как? — с опаской спросила Шарлотта.
— Но ты же всегда стараешься хорошо выглядеть, когда предстаешь перед большим скоплением людей, а сегодня будет особый случай.
— Приемы в Карлтон-хаусе всегда бывают особыми, — молвила Шарлотта, и ее слова польстили принцу.
— Сегодня ты увидишь Вильгельма. — Принц предостерегающе поднял палец. — О нет, не надо тревожиться. Тебе не из-за чего волноваться. Я хочу лишь, чтобы ты высказала свое мнение об этом юноше. Ты же понимаешь, моя дорогая Шарлотта, мы не можем вечно колебаться. Нам необходимо что-то решить, не так ли?
— Я полагаю, да.
— Ну разумеется. Поэтому я хочу, чтобы ты сегодня вечером дала мне ответ: нравится тебе принц или не нравится. А если он тебе понравится, ты познакомишься с ним поближе и решишь, выйдешь ты за него замуж или нет.
— Папа...
— О, я знаю, ты благодарна мне за все, что я для тебя сделал. Я вел себя очень терпеливо, Шарлотта, не правда ли? Какой я снисходительный отец! Но это естественно, ведь ты моя милая дочь, и я люблю тебя.
Шарлотта порозовела от удовольствия.
— Давай немного потанцуем. Шотландский танец «хайленд-флинг». Ты можешь напевать.
Это было потрясающе. Тучный принц двигался так грациозно, что Шарлотта по сравнению с ним чувствовала себя страшно неуклюжей, несмотря на весь свой юный задор.
— Нет-нет, не так! — воскликнул принц. — Шарлотта, ты ступаешь невпопад.
— Нет, это вы невпопад! Вы! — восторженно завизжала она.
И они танцевали, в нужный момент что-то приговаривая, пока принц не запыхался и не сел. Шарлотта села рядом с ним.
— Что ж, — пробормотал принц, — у нас с тобой получилось неплохо.
— Я никогда не научусь танцевать так грациозно, как вы, папа, — сказала принцесса.
Георг улыбнулся, признавая ее правоту. Потом погладил дочь по руке.
— У тебя прекрасно получается, — успокоил он Шарлотту. — А вечером ты скажешь мне, что... что ты довольна.



***



После ухода отца Шарлотта впала в уныние. Она пошла в гардеробную и обратилась к Луизе с вопросом:
— Что мне надеть, Луиза?
— Я думаю, платье, которое вам больше всего идет.
— Ладно, оставь меня, я сама посмотрю, какие платья у меня есть, и что-нибудь выберу.
Оставшись одна, Шарлотта вспомнила, как отец с ней танцевал. Она была в тот момент счастлива. Именно о таком отце она мечтала в детстве, когда буквально из кожи вон вылезала, пытаясь ему угодить. Пока они танцевали, Шарлотте казалось, что они с принцем друзья. Но, разумеется, на самом деле он просто угождал ей, пытаясь добиться своего.
Была бы она счастливее, если бы жила с матерью? По крайней мере, там были бы хоть внешние проявления любви.
Если она сегодня приедет в Карлтон-хаус и заявит: «Я согласна», принц будет с ней очень нежен. Так всегда бывает, когда она делает то, о чем он ее просит.
Шарлотта принялась перебирать наряды. Вот прелестное платье из парчи... Как оно ей идет! Она в нем похожа на сказочную принцессу. А вот платье, расшитое жемчугом. Если надеть его и украсить волосы перьями... она будет выглядеть великолепно.
Еще есть платье из пурпурного атласа с черными кружевами. Оно похоже на траурное, однако Мерсер как-то заметила, что блондинкам его можно надевать не обязательно только на похороны.
Траурное платье!
Шарлотта взяла его и прижала к себе.
— О нет, это не надо! — Луиза снова вошла в гардеробную и изумленно уставилась на принцессу.
— Почему не надо?
— Но оно не подходит для...
— Для чего, Луиза?
— Ну, для встречи с...
Шарлотта положила платье на кровать.
— Я выбираю это, — решительно отрезала она.



***

Регент обнял дочь, но она увидела по его глазам, что платье ему не понравилось.
— Это же званый обед, хотя и для узкого круга, — заметил он, — а не похороны.
Шарлотта ничего не ответила, и принц повел ее к гостям. Их было от силы человек десять — для Карлтон-хауса действительно мало. И среди гостей Шарлотта увидела немного смущающегося — вероятно, его подавляло великолепие дворца — принца Оранского.
— Вам, молодые люди, пора наконец познакомиться, — игриво сказал регент.
Они посмотрели друг на друга. Принц был тщедушный и бледный, почти без подбородка, зубы неровные и плохие, однако чувствовалось, что он старается быть приятным, а улыбка хотя и обнажала некрасивые зубы, однако озаряла лицо принца и очень его красила. Поскольку Мерсер нашла, за что похвалить принца, Шарлотта отнеслась к нему более благосклонно.
— Я столько о вас слышу... уже довольно долго, — сказала Шарлотта, и он понимающе улыбнулся: дескать, ясно, от кого и в какой связи ты обо мне слышала.
За обедом их посадили рядом, и остальные гости — подученные регентом, — позаботились о том, чтобы Шарлотта и Вильгельм могли поговорить. Однако и регент занимал юного принца беседой, расспрашивая его об участии в военных походах, и смог так разговорить Вильгельма, что всем стало ясно: перед ними хороший солдат и скромный человек, — ведь регент даже побранил его за то, что он так мало рассказывает о своих ратных подвигах.
— Веллингтон мне рассказывал, — заявил регент, — какой вы бравый солдат, так что не пытайтесь убедить нас в обратном.
Шарлотте принц понравился больше, чем она могла ожидать, и принцесса пожалела о том, что не надела более подходящего платья.
Регенту явно не терпелось, чтобы гости вышли из-за стола, и поэтому им пришлось управиться с едой в рекордно короткий срок. По заведенной традиции, гости принялись расхаживать по дворцу, любуясь последними приобретениями регента, а сам он, улучив минутку, отвел Шарлотту в сторону и пришел вместе с ней в свою гостиную.
— Ну, — спросил он, едва они остались наедине, — какой твой приговор? Что ты мне скажешь?
Шарлотта уставилась на стены, обитые желтым шелком.
— Папа, я... я...
Принц воскликнул:
— Ты собираешься сказать, что он тебе не подходит. Ты заранее так решила. И поэтому явилась сегодня в... трауре!
Лицо регента побагровело от ярости. Шарлотта не могла этого вынести. Она вскричала:
— Нет-нет! Вы ошибаетесь. Мне нравятся его манеры. И он сам очень понравился... по крайней мере, насколько я могу об этом судить.
Принц облегченно вздохнул. Потом схватил Шарлотту и привлек к себе.
— Ливерпуль! — обернувшись, позвал принц.
Лорд и леди Ливерпуль, находившиеся неподалеку, немедленно вбежали в гостиную.
— Моя дочь только что сделала меня счастливейшим человеком на свете. Вы можете ее поздравить.
Ливерпуль заявил, что поздравляет принцессу от всей души. Он уверен, что этот брак будет счастливым. И разделяет чувства Его Высочества, ибо видит, что принцесса проявила здравомыслие, которое принесет радость не только ей, но и всей стране.
Шарлотта открыла было рот, пытаясь протестовать, но регент не дал ей произнести ни слова.
— Ливерпуль! — вскричал он. — Приведите сюда принца Оранского. О, как я взволнован! Клянусь, я никогда, никогда не был так счастлив!
Ливерпуль исчез, а леди Ливерпуль принялась бормотать свои поздравления. Право, чудесно, что избранник принцессы так нравится ее отцу. Она уверена, что принцесса будет счастлива с умнейшим, добродетельнейшим принцем Оранским, и далеко не последнюю роль в этом сыграет то, что отец ее так доволен этим браком.
Принц появился в сопровождении Ливерпуля; он был смущен, но явно знал, что происходит. Равнодушная девушка в пурпурном платье согласилась выйти за него замуж — и вот ему суждено стать супругом будущей королевы Англии.
Регент немедленно оказался в центре внимания. Он схватил Шарлотту и принца Оранского за руки.
— Вот, — воскликнул он, — вот два моих дорогих чада! Регент заставил принца взять руку Шарлотты. Молодые люди посмотрели друг на друга: принц Оранский боязливо, Шарлотта угрюмо.
— Какой счастливый, счастливый момент! — провозгласил принц. — Поверьте, я снова чувствую себя молодым. Меня так трогает счастье этих двух юных сердец. Ах, Ливерпуль... и ты, Кларенс... вы не представляете себе, какие чувства переполняют сейчас мою душу! До чего же чудесно быть отцом, уверенным в будущем счастье своего ребенка!
Принц и дальше продолжал в том же духе: расхаживал по комнате, то и дело останавливался, чтобы взглянуть на Шарлотту и ее жениха, улыбнуться им и прослезиться — он плакал все время, но так умело, что из глаз его не выкатывалось ни слезинки: он все слезы аккуратно утирал изящным платочком, надушенным дорогими духами.
Это был его бенефис, и регент справился со своей ролью как никто другой. Остальные в этой сцене говорили мало.
«Мы как статисты на сцене, — думала Шарлотта. — Мы здесь только для украшения его спектакля».
Однако при этом она восхищалась отцом. Как бы ей хотелось походить на него! Лишь человек, не испытывающий глубоких чувств, мог так прекрасно их изображать.
Принц Оранский взирал на принца с некоторым изумлением. Шарлотта надеялась, что он восхищен ее отцом.
Регент безошибочно угадал, когда следует остановиться, и напустил на себя величественный вид.
— Мы пока не будем объявлять о помолвке, — заявил он. — Ее Величество страшно разгневается, если услышит об этом не от моего доверенного лица. Я полагаю, будет лучше всего, если эту новость ей сообщит герцог Йоркский, — регент обворожительно улыбнулся Шарлотте. — Королева наверняка будет довольна, ведь он следующий по старшинству за мной.
Кларенс сказал, что немедленно свяжется с Йорком.
— А теперь, — порывисто воскликнул принц, — я думаю, что жениху и невесте нужно предоставить возможность побродить по комнатам... вдвоем.
И вот они робко шли рядом, не зная, что сказать друг другу. Регент говорил так красиво, что они совсем лишились дара речи.
— Я... я думала, вы немного другой, — пробормотала Шарлотта, имея в виду, что он не так плох, как она ожидала.
— И я думал, вы другая.
Они улыбнулись, и Шарлотта вдруг сообразила, что, как она слышала об уродстве Тощего Билли, так и он наверняка слышал про нее всякие гадости.
Шарлотту это насмешило, и она залилась хохотом... довольно истерическим, ведь не очень-то просто сначала отказаться от жениха, а потом вдруг с ним обручиться.
Но принц Оранский подхватил ее смех.
«Да, — подумала Шарлотта, — он не так уж и плох».
И ей стало полегче.



***



Вернувшись в Ворвик-хаус, Шарлотта никому не сказала ни слова. Луиза помогла ей снять пурпурное платье. Корнелия пыталась заговорить с принцессой, но та упорно молчала.
Фрейлины заволновались, почуяв неладное, однако Шарлотта не пожелала отвечать на вопросы.
На следующее утро в Ворвик-хаус приехал принц Оранский.
Когда слуга объявил о его приезде, Шарлотта сказала Корнелии:
— Это мой жених.
— Но... вы же не хотите сказать... — начала Корнелия.
— Хочу. Вчера вечером в Карлтон-хаусе состоялась наша помолвка.
— Значит, вы согласились?
— Да не совсем. Просто так получилось. Я сама толком не понимаю как. Папа спросил меня, что я о нем думаю, а уже в следующую минуту мы были обручены.
Корнелия в ужасе уставилась на Шарлотту, а та прошла мимо нее и двинулась навстречу принцу, так что Корнелии пришлось идти вслед за ней.
«О Господи! — думала Корнелия. — Не очень-то приятная история... Он совсем не красавец... и вид у него нездоровый. Не может быть, чтобы она в него влюбилась. Влюбиться в такого? Нет, конечно, это невозможно!»
А впрочем, кто ее знает? Ей ведь нравятся странные люди. Например, Глочестер. Хотя нет, это было несерьезно. Она увлекалась Девонширом, Гессе, Фицкларенсом. Но в их облике — у всех, кроме Глочестера, но ведь он не считается! — есть что-то романтическое, чего этот юноша из Голландии напрочь лишен.
Корнелия слышала, как помолвленные молодые люди разговаривали. Так обычно разговаривают юноша и девушка, пытаясь познакомиться поближе. Особого страдания в голосе Шарлотты не чувствовалось, так что, вероятно, она решила выполнить желание отца.
После ухода принца Оранского принцесса опять не желала ни с кем разговаривать, была тиха и серьезна. Корнелия очень жалела, что рядом нет Мерсер и ей не с кем обсудить происходящее.



***



На следующий день принц Оранский снова приехал. Вместе с ним явился и принц-регент.
Последний обращался с Шарлоттой еще благосклоннее, чем в последние дни; регент был в прекрасном расположении духа и очень доволен собой и молодыми людьми.
— Принц Оранский так страстно мечтал вновь повидаться с принцессой, — сказал регент Корнелии, — что я решил сопроводить его сюда. Шарлотта, вам с принцем нужно многое сказать друг другу, а мы тут посидим и поболтаем с шевалье. Мне тоже нужно кое о чем с ней поговорить.
В сердце Корнелии закралась тревога, она принялась судорожно гадать, о чем же хочет побеседовать с ней регент.
Вскоре это выяснилось. Регент не забыл о ее опрометчивости, не забыл, как она поехала с принцессой в Чисвик. Регент сказал, что просит мисс Найт соблюдать сейчас, после обручения Шарлотты, особую осторожность. Он успел заметить, что его дочь порой склонна вести себя, как он выразился, «беспечно». И не думает, что ее наставницам следует попустительствовать подобному поведению. Да, он, конечно, знает, что Шарлотта — невинная девица, но не желает, чтобы у людей даже в мыслях было другое. А люди склонны даже самые невинные поступки трактовать злонамеренно. Он, регент, не хочет никого обвинять, но найдется много тех, кто обвинит в недосмотре приближенных принцессы.
Корнелия вспомнила про письма Гессе и содрогнулась.
Но тут довольно неприятный разговор прервался, поскольку из соседней комнаты донеслись громкие рыдания. Регент вскочил на ноги и кинулся туда. Шарлотта лежала на диване и горько плакала, а принц Оранский беспомощно стоял рядом.
— Он хочет тебя покинуть? — спросил регент. — Ну-ну, не надо расстраиваться. У тебя еще будет столько возможностей побыть с ним наедине, — он повернулся к Оранскому. — Несмотря на столь бурные протесты моей дочери, боюсь, что нам все же придется ее покинуть. Не забывайте, у вас сегодня назначена важная встреча.
Как это было на него похоже! Он не пожелал узнать причину ее слез и сделал вид, что она плачет, не желая расставаться с принцем Оранским. Регент решал за других, как им следует себя вести, чтобы ему было спокойнее, и делал вид, будто все так и есть.
Когда они удалились, Шарлотта воскликнула:
— Я не хочу быть его невестой, Корнелия! И никогда не хотела. А теперь он еще и сказал, что мне придется часть времени жить в Голландии. Я не буду. Клянусь, я не пойду на это!
Корнелия постаралась, как могла, ее успокоить, однако они обе знали, насколько неумолимым может быть этот пухлый, благодушный регент.



***



Шарлотта ворочалась с боку на бок — сон не шел к ней. Она уже несколько дней плохо себя чувствовала. Боль в колене усилилась, принцессе нигде не хотелось бывать. Луиза пыталась по-матерински опекать ее, но Шарлотта не реагировала. Корнелия, знавшая причину тревоги Шарлотты, написала Мерсер и рассказала о том, что происходит.
Когда Мерсер приехала, Шарлотта заметно повеселела, и, позвав Корнелию, они втроем принялись обсуждать, что же теперь делать. Шарлотта заявила, что не желает выходить замуж за принца Оранского, хотя теперь он ей не так противен, как раньше. Она понимает, что ей все равно придется за кого-нибудь выйти, но мысль о разлуке с Англией ее ужасает.
— Вы только представьте себе! — воскликнула она. — Оказаться в чужих краях, вдали от всех друзей! Да и потом, мое место здесь. Когда-нибудь я стану королевой. А разве королеве Англии приличествует жить за границей?
Мерсер задумалась.
— Будучи королевой Англии, вы не сможете жить за границей.
— А разве правитель Голландии — а он когда-нибудь им станет — может жить в Англии?
Снова воцарилось молчание, а затем Мерсер сказала:
— Не беспокойтесь, пусть пока все остается на своих местах, не давайте регенту понять, что вы на сей счет будете непреклонны. Вы не сможете надолго покидать Англию. Это недопустимо. Однако ваша помолвка еще не оглашена. Давайте подождем и посмотрим, как будут разворачиваться события.
Корнелия закивала в знак согласия, и Шарлотта почувствовала облегчение. Подругам, как всегда, удалось ее утешить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь регента - Холт Виктория



интерестный
Дочь регента - Холт ВикторияНастюша
2.04.2015, 21.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100