Читать онлайн Дочь регента, автора - Холт Виктория, Раздел - ВСТРЕЧА ДВУХ ЭКИПАЖЕЙ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь регента - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь регента - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь регента - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Дочь регента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ВСТРЕЧА ДВУХ ЭКИПАЖЕЙ

Они встретились в гостиной Ворвик-хауса: он, как всегда, элегантный, сидел в кресле, а она стояла перед ним, как всегда, испытывая в его присутствии неловкость. Отец сказал, стараясь не глядеть на Шарлотту:
— Ты, вероятно, уже слышала о прискорбном событии, случившемся недавно. Твоя мать опубликовала письмо, в котором жалуется на якобы причиненные ей обиды. Такое письмо нельзя оставить без внимания. В целях самозащиты мне придется заняться расследованием ее неблаговидного поведения.
— Но... ведь уже... было...
— Расследование будет продолжено, — заявил принц. — Так оставлять этого нельзя. Пока же расследование не закончится, тебе не следует встречаться с матерью.
В груди Шарлотты вскипело негодование. Интересно, почему в родительских распрях ей всегда хотелось встать на сторону того, на кого нападали? Ах, почему она, страстно желая заслужить одобрение отца, тем не менее демонстрирует свою любовь к матери и враждебность по отношению к отцу? Шарлотта сама себя не понимала. Она знала лишь, что, находясь в его обществе, ждала проявлений нежности с его стороны, а, не дождавшись, начинала противоречить ему, стараясь вызвать хотя бы ненависть.
— Но я люблю маму! Почему мне нельзя с ней видеться? Навряд ли что-нибудь еще могло так сильно рассердить регента.
— Ты хочешь с ней встречаться? Но как можно желать встречи с такой вульгарной особой?
— Она моя мать.
— Увы!
— И ваша жена. Когда-то вы, вероятно, питали к ней какие-то теплые чувства, раз на свет появилась я.
Принц содрогнулся. Порой Шарлотта тоже бывала страшно вульгарной!
— Я поговорю с герцогиней и мисс Найт, — пригрозил он. — Не понимаю, почему тебя не учат сдержанности. Я когда-то даже представить себе не мог, что у моей дочери будут такие ужасные манеры.
— Даже зная, какая у нее мать?
Шарлотта вот-вот была готова заплакать. Ну почему в его присутствии она всегда на грани срыва? Почему не может проявлять спокойствие, быть элегантной — такой дочерью, которая ему нужна? Она чуть было не стала такой под руководством миссис Фитцгерберт. Но миссис Фитцгерберт рассталась с регентом и теперь вроде бы живет тихо, думая лишь о будущем своей дорогой Минни. Миссис Фитцгерберт нашла тихую гавань и покинула море страстей, бушевавших при королевском дворе. Шарлотта в чем-то завидовала Минни.
— Мне ясно, что ты унаследовала от матери слишком много черт, и это лишний раз подтверждает, что я правильно делаю, налагая на тебя этот запрет.
— Запрет? Какой запрет?
— Веди себя сдержанней. Тебе с матерью какое-то время не следует встречаться, это в интересах всех сторон.
— Так, значит, вы возобновили то, старое, расследование?!
Шарлотте безумно хотелось шокировать отца. Он считает ее грубой? Прекрасно, она и будет грубой! А раз он терпеть не может, когда она проявляет свои нежные чувства к матери, она не будет их скрывать.
— Расследование будет продолжено, и неизвестно, какие подробности выплывут на свет. Надеюсь, ты понимаешь, что от тебя требуется. Мы ждем от тебя послушания. Это требование будет предъявлено к твоей гувернантке (Шарлотта скривилась, услышав это слово)... и ко всем, кто тебе прислуживает. Ты не пострадаешь, — добавил принц, пытаясь проявить доброту, — ты не лишишься балов и развлечений, которые мы для тебя готовили. Я буду видеться с тобой часто. Единственное, что требуется от тебя, это не встречаться с матерью до конца расследования, и если станут известны какие-то возмутительные подробности...
— На что вы весьма надеетесь, — не удержалась Шарлотта, но регент сделал вид, что не расслышал ее.
— ... ты вообще прекратишь с ней встречи.
— Мне скоро исполнится восемнадцать, — напомнила отцу принцесса, — и тогда мне не смогут запретить встречаться с матерью.
— Должен тебе указать на то, что до восемнадцати тебе необходимо ждать еще целый год, но даже после совершеннолетия ты будешь обязана подчиняться отцу.
Принц счел, что дольше этот разговор продолжать незачем. Он обнял дочь и повторил, что она чаще будет появляться на людях, причем в его обществе. Он может навещать ее, а она — его.
Отец ушел, оставив дочь в смятении. Однако в глубине души она была довольна тем, что их встречи участятся.
«Но, разумеется, — с обидой сказала она потом себе, — он просто следует мудрым советам своих министров. Чтобы хотя бы частично вернуть утраченную популярность, регент должен появляться в обществе своей дочери. Люди должны видеть, что в случае Большой Распри дочь будет на его стороне».
— А я не буду! — гневно воскликнула Шарлотта. — Я не позволю ему меня использовать в своих целях. Со мной ему видеться вовсе не хочется. Он просто пытается таким образом ублажить министров и народ.
Ах, если бы он действительно любил ее!
Но какой смысл тешить себя такими мечтами? Нужно смотреть правде в глаза.



***



Шарлотта улеглась в постель и не желала вставать. Не желала никуда ходить. Раз ей не позволяют видеться с матерью, она ни с кем не будет встречаться.
Прошла неделя, и наконец Корнелия решила с ней побеседовать.
— Ходит множество сплетен, — сказала она, — в газетах высказываются разные мнения.
«Ох, уж эти газеты!» — подумала Шарлотта. После ухода миссис Адней и прекращения встреч с матерью она вообще не видела газет.
— Там содержатся ужасные намеки, — продолжала Корнелия.
— Вероятно, насчет моей матери и принца?
— Нет, насчет вас, — заявила Корнелия.
— Насчет меня?
— Вы довольно неосмотрительно вели себя с некоторыми джентльменами.
Шарлотта удивленно воззрилась на мисс Найт.
— Я имею в виду капитана Гессе, капитана Фицкларенса и герцога Девоншира.
Шарлотта расхохоталась.
— Ничего смешного, — сурово произнесла Корнелия. — Подобные слухи небезобидны.
— Люди говорят, что я такая же, как моя мать, да? Они что, готовят еще одно деликатное дознание?
— Они говорят столь неделикатные вещи, что мне стыдно это повторять. Я предлагаю вам сегодня же покататься со мной по парку, чтобы люди вас увидели. Это наилучший способ показать, что все эти слухи лживы.
В то же утро принцесса Шарлотта отправилась вместе с мисс Найт на верховую прогулку по парку.



***



Шарлотта сидела в экипаже. Как приятно, когда люди тебя узнают и радостно приветствуют! Они довольны, что слухи, ходившие насчет нее, не подтвердились.
«Интересно, что они себе вообразили? — подумала Шарлотта. — Что я вот-вот рожу незаконного ребенка?»
Она хихикнула. Да, конечно, она проявила некоторую неосмотрительность. Принцесса вспомнила письма, которые она писала Гессе... вспомнила, как мать передавала их капитану... В то время это казалось таким захватывающим приключением, но сейчас, немного повзрослев, Шарлотта начала задумываться над последствиями подобной неосмотрительности.
Они ехали по Пикадилли, направляясь к Гайд-парку, и тут вдруг Шарлотта увидела, как прямо по направлению к ним на бешеной скорости мчится какая-то карета. Шарлотта издалека узнала карету своей матери; другие люди тоже ее узнали, и когда принцесса Уэльская поравнялась с принцессой Шарлоттой, вокруг собралась толпа.
Принцесса Каролина с некоторым трудом высунула голову в окошко, поскольку она была в большой шляпе, украшенной яркими, разноцветными перьями.
Шарлотта тоже высунулась из окна, и мать обняла ее. Обычно бледное личико Шарлотты слегка порозовело, и она казалась сейчас просто красавицей.
Каролина взвизгнула от удовольствия:
— Моя дорогая! Моя милая крошка!
Они обнялись и осыпали друг друга поцелуями, а толпа в это время одобрительно гомонила. Боже, благослови их обеих! Как можно их разлучать? Какая гнусность — отбирать у матери дитя!
Каролина возбужденно, лукаво смеялась.
— Моя дорогая, как мне пережить эту разлуку!
— Позор! — откликнулась толпа, словно хор в древнегреческой пьесе. — Позор разлучать мать с дочерью!
— Вот именно, позор, добрые люди! — вскричала Каролина, и от волнения на ее глаза навернулись слезы, так что красота, наведенная при помощи румян и белил, оказалась под угрозой.
— Я приеду к вам, как только смогу, — пообещала Шарлотта.
— Конечно, мой ангел приедет! Я буду жить ожиданием этого дня.
Толпа стала больше.
— Господи, благослови их обеих! — кричали люди. — Люби свою мать, Шарлотта!
Шарлотта, всегда жаждавшая заслужить одобрение народа, самозабвенно играла свою роль — в этом она была достойной ученицей принца Уэльского.
— Я буду, буду любить ее! — восклицала она. — Мне ничто не помешает.
Затем она снова обнялась с матерью под аккомпанемент радостных возгласов собравшихся людей. Каролина вцепилась в руку дочери и не сразу отпустила ее.
— Au revoir
l:href="#n_5" type="note">[5]
, мама! — сказала Шарлотта. — Наша разлука будет недолгой.
— Мы скоро снова будем вместе! — заявила Каролина. Ее карета рванулась вперед, и экипаж Шарлотты быстро отстал. Они ехали под ликующий гомон толпы.



***



Мерсер явилась в Ворвик-хаус и была встречена Шарлоттой с обычным энтузиазмом. А вот Корнелия радовалась гораздо меньше. Что скажет регент, если узнает, что мисс Элфинстоун, к чьей дружбе с Шарлоттой он относится столь неодобрительно, имеет беспрепятственный доступ в дом принцессы? Регент ничего не сказал ни Корнелии, ни герцогине Лидс по поводу сцены, разыгравшейся в парке, хотя наверняка недоумевал, как они это допустили. Регент и так, судя по всему, был недоволен Корнелией и герцогиней, а мисс Элфинстоун, являясь к принцессе и тем самым поступая против воли регента, могла еще больше усугубить его недовольство наставницами Шарлотты. Если визиты Мерсер станут известны регенту, Мерсер не пострадает; ярость регента обрушится на головы незадачливых наставниц.
Шарлотта знала о том, что Корнелия и Мерсер испытывают взаимную неприязнь, и глубоко это переживала. Принцесса, разумеется, боготворила Мерсер, но в то же время очень привязалась к Корнелии. Как бы ей хотелось, чтобы они стали друзьями! Она не понимала, почему они не подружатся, ведь в их характерах столько общего. Принцесса полагала, что благодаря этому сходству они могли бы особенно ценить друг друга.
Однако сейчас Шарлотта была так рада встрече с Мерсер, что не думала о реакции Корнелии.
— Я так счастлива вас видеть, дорогая Мерсер! — с чувством произнесла она.
— Надеюсь, когда-нибудь я смогу остаться у вас, — сказала Мерсер, — чтобы не пробираться к вам тайком; это, право, постыдное занятие.
— Ах, как было бы чудесно! Но пока вы здесь, давайте не будем терять ни минуты. О, моя дорогая, вы такая красивая!
Мерсер благосклонно приняла комплимент и заверила принцессу, что та тоже выглядит прекрасно и, похоже, пребывает в добром здравии.
— Вопреки всем слухам, — добавила она.
— Следовательно, они и до вас дошли.
— О членах королевской семьи всегда рассказывают какие-нибудь истории, но, дорогая Шарлотта, вы не должны провоцировать эти слухи.
— Но это невозможно! Стоит мне только посмотреть на какого-нибудь мужчину, как меня тут же обвиняют в том, что я им увлечена.
— Мне кажется, в Виндзоре вы вели себя немного неосмотрительно.
— Но какие у меня радости в жизни... когда я не вижусь с моей милой Мерсер? Ну, я чуть-чуть пофлиртовала. А теперь все сплетничают насчет меня и Девоншира.
— О... Насчет Девоншира?! — Мерсер рассмеялась, и вид у нее стал довольно самонадеянный. Неужели Девоншир и Мерсер не обошел своим вниманием? Она, конечно, очень хороша собой. В нее был влюблен лорд Байрон, но вообще-то, лорд Байрон влюблялся в стольких женщин... Шарлотта считала, что в Мерсер кто угодно может влюбиться, ведь она такая красивая и талантливая. Но в то же время принцессе хотелось думать, что Девоншир верен только ей.
— Вы находите его привлекательным? — спросила Шарлотта.
— В каком-то смысле да. Он необычный человек. Знаете, я слышала — но только никому не говорите ни слова! — будто бы на самом деле он вовсе не сын герцогини.
— Как это может быть?
— Я слышала, что якобы герцогиня хотела выгородить своего неверного супруга и дать ему наследника. Говорят, Девоншир — сын любовницы герцога.
— Но в таком случае он бастард, а не настоящий герцог!
— Тсс! Подобные вещи не следует говорить вслух.
Мерсер, правда, сама завела об этом речь, но Мерсер была вне критики. Какая же она потрясающая! Ей становятся известны такие любопытные подробности, а поскольку Мерсер не принадлежит к королевской семье, она чувствует себя в этом отношении гораздо свободней. Она ездит на балы, встречается с интересными людьми, ей не докучают гувернантки...
Но какой же бедняга Девоншир! Ну и положеньице у него! Зваться герцогом и знать, что на самом деле это не так...
Как странно, что настоящие скандалы частенько остаются в секрете, а люди широко обсуждают то, что не имеет под собой никаких оснований.
— Узнав об этих слухах, Корнелия настояла на нашей прогулке по парку, — сказала Шарлотта.
При упоминании о Корнелии Мерсер поджала губы.
— Надеюсь, вы не позволяете этой женщине вам приказывать?
— О нет, Корнелия никогда этого не делает! Милая Мерсер, она напоминает мне вас.
Однако это сравнение Мерсер вовсе не польстило.
— Да она же старуха! Неужели вы считаете меня одного возраста с мисс Найт только потому, что я всего на несколько лет старше вас?
— Разумеется нет. Вы молодая и красивая, а Нотте старенькая. Посмотрите, Мерсер, я ношу ваш браслет. Я надеваю его каждый день.
Мерсер умиротворилась и перешла к теме, ради обсуждения которой, собственно говоря, и приехала к принцессе.
— Я слышала разговоры про Оранского.
— Вы имеете в виду принца Оранского? Мерсер кивнула.
— Его наметили вам в мужья.
— Но, по-моему, он совсем зеленый юнец, да еще некрасивый, — возмутилась Шарлотта.
— Что верно — то верно.
— О, Мерсер, какая же это неприятность — быть принцессой! Я не соглашусь выйти за него.
— Они будут настаивать.
— Кто «они»?
— Ваш отец, разумеется.
— Я не выйду за принца Оранского. Я ненавижу всю эту семью.
— И все же если регент будет настаивать...
— Я найду, как выпутаться из этой ситуации.
— Вы думаете?
— Не сомневайтесь, — заявила Шарлотта.
Но на самом деле ей было не по себе. Она решила побольше разузнать о Вильгельме Оранском, сыне штатгальтера, однако заранее подозревала, что эти сведения не приведут ее в восторг.
«Ладно, меня заставили смириться с гувернанткой, — подумала Шарлотта, — но меня не заставят выйти замуж за человека, который мне не нравится».
Пасмурным мартовским днем Мерсер вновь приехала в Ворвик-хаус — на сей раз с известием о том, что ей отныне дозволено приезжать к принцессе открыто. Приближенный регента сообщил Мерсер, что его господин разрешил ей посещать принцессу Шарлотту.
Шарлотта радостно рассмеялась.
— Мой отец пытается меня задобрить. И может быть, — задумчиво добавила она, — на сей раз он действительно пытается сделать приятное не публике, а мне.
Мерсер привезла плохие новости. Старая герцогиня Брауншвейгская была серьезно больна, и жить ей явно оставалось недолго.
— Я ее давно не видела, — молвила принцесса. — Бедная бабушка! Поскольку меня разлучили с мамой, то я и с бабушкой не могу встречаться.
Спустя несколько дней королева послала за принцессой и сообщила ей о том, что бабушка умерла.
— Когда кто-нибудь в семье умирает, — сказала она, — родственники обязаны соблюдать траур, но мне кажется, эта смерть не такое уж важное событие.
Бедная бабушка! Это ж надо, чтобы у принцессы была такая жалкая жизнь!
Мать Шарлотты часто рассказывала дочери о том, как бабушка уехала из Англии вместе с герцогом Брауншвейгским, а потом выяснилось, что в доме ее мужа живет любовница. Дедушка не пожелал расстаться с этой любовницей, и бедной бабушке пришлось смириться с жизнью втроем. Вдобавок у нее родились такие странные дети — среди них не было ни одного нормального (ведь Шарлотта вынуждена была признать, что и мама немного странная), а когда Наполеон захватил Брауншвейгское княжество, старой герцогине пришлось вернуться на родину, где ее встретили неласково, ибо брат уже был на грани помешательства, а королева не пожелала войти в положение золовки, которую она всегда недолюбливала. Поэтому герцогине пришлось жить в старом, мрачном доме, который ничем не напоминал королевский дворец. Однако она держала при себе свиту и, вероятно, жила в мире иллюзий.
И вот теперь бабушка лежала в гробу, всеми покинутая после смерти так же, как и при жизни. Старая Бегума заявила, что ее смерть не очень важное событие...
Шарлотта оплакивала бабушку и сожалела о том, что не могла с ней видеться чаще.
Она пошла к Корнелии, чтобы поговорить с ней о бабушке.
— Бабушка обычно принимала нас, сидя в кресле, в холодной, убого обставленной гостиной. О, Нотте, дорогая, это было такое душераздирающее зрелище! А теперь она умерла... я, наверное, должна была быть с ней поласковей.
— Какой смысл сейчас сожалеть? — попыталась успокоить принцессу Корнелия. — Что вы могли поделать? Положение было таким скользким.
— Мне бы хотелось с ней попрощаться. Как вы думаете, это вызовет недовольство регента?
— Не вижу оснований для этого.
— Я отдам бабушке, как говорится, последние почести. Проку от этого немного, но если она смотрит на нас сверху, то ей будет приятно.
— Хорошо, мы поедем, — согласилась Корнелия, — ведь у вас тогда на душе полегчает.



***



— Вы собираетесь туда? — воскликнула только что приехавшая Мерсер.
— Да, я хочу заплатить дань уважения моей бабушке, герцогине Брауншвейгской.
Мерсер холодно посмотрела на Корнелию.
— Вы считаете это разумным решением?
— Я не вижу в нем вреда, — сказала Корнелия. — Это вполне естественно.
— Естественно глазеть на мертвецов?
— Таково желание принцессы, — ледяным тоном напомнила Мерсер Корнелия.
Право, можно подумать, что эта особа, по меньшей мере, королева!
— А я считаю это совершенно омерзительным! Шарлотта в ужасе переводила взгляд с одной женщины на другую. Ей хотелось увидеть бабушку в гробу, однако Мерсер явно не одобряла такого желания, и, может быть, это и вправду омерзительно? Шарлотте внезапно начало казаться, что она, вообще-то, не очень хотела увидеть покойную герцогиню... во всяком случае, не настолько, чтобы обижать Мерсер!
Шарлотта сняла плащ.
— Я полагаю, Мерсер права, дорогая Нотте. Наверное, мне не стоит ехать.
Это было триумфом Мерсер и поражением Корнелии.
— Право же, — с возмущением говорила себе Корнелия, — эта женщина чувствует себя тут хозяйкой!
Шарлотта отправилась в Блэкхит с Корнелией и герцогиней Лидс: в виду чрезвычайных обстоятельств регент позволил ей повидаться с матерью.
Принц и королева пришли к заключению, что смерть герцогини — слишком серьезный повод, чтобы отказывать принцессе в разрешении повидаться с Каролиной. Встреча в Гайд-парке несколько дней была главной сенсацией в газетах; пасквили стали еще злее. Враги принца тайно злорадствовали, обвиняя его в черством отношении к жене.
«Разлучать мать с дочерью! — восклицали они. — Ах, если б вы видели, с какой нежностью они тянулись друг к другу из окон карет, каким трогательным было их объятие!»
— Дьявол унеси их обеих! — вскричал принц. — Мало того, что моя жена — самая вульгарная особа на свете, так еще Бог послал мне капризную дочь.
Однако смерть тещи заставила его разрешить эти встречи, ибо подобное событие как ничто другое влияло на сентиментальную публику.
Принцесса Уэльская оделась по случаю траура в пурпурное платье, которое ей совсем не шло. Шарлотта всегда забывала о том, насколько гротескно выглядит ее яркая размалеванная мать, и вспоминала об этом, только оказавшись с ней лицом к лицу. Густо нарумяненные щеки, черные нарисованные брови и черный, очень пышный кудрявый парик неизменно вызывали у девушки оторопь.
— Мой ангел ко мне приехал! — воскликнула принцесса, пылко обнимая дочь.
— Да, папа мне разрешил.
— Старый мерзавец! — расхохоталась принцесса Уэльская. — Какие муки мне приходится из-за него терпеть! Но ничто не может меня ранить так, как разлука с моей обожаемой Шарлоттой.
— А как поживает Уилли? — Шарлотта всегда напоминала матери про Уилли, когда та становилась безудержно нежной.
Может, сна ревнует к Уилли? Шарлотта и сама толком не понимала. Ей вообще было многое непонятно в ее странном отношении к родителям.
— Уилли — душка, — заявила Каролина. — Он мое утешение. Однако сегодня, моя ненаглядная, мне хотелось бы поговорить о тебе. Ты ведь уже не ребенок.
— И прекрасно это понимаю! — вскричала Шарлотта. — Но, увы, другие об этом забывают.
— Ты слышала, как радостно приветствуют тебя люди, когда ты выходишь из экипажа. Они на нашей стороне... и против него.
— Но это же нехорошо, что они против него. Он все-таки король... ну, хотя бы отчасти, пока дедушка не поправится... а нам всем известно, что он никогда не поправится.
— Бедный старый король! — вздохнула Каролина. — Он был моим другом. Он единственный из всей этой семейки, кто проявлял по отношению ко мне доброту, — она разразилась громким хохотом. — Король был ко мне неравнодушен. Правда, в половине случаев он вообще плохо себя осознавал, но я ему нравилась. Если б я вышла замуж за него, все было бы по-другому.
Шарлотта слегка отстранилась от матери — ей, как это часто бывало, стало неприятно, и в то же время слова Каролины подействовали завораживающе.
Каролина это заметила.
— Из тебя сделали мисс Ханжу. Это все Старая Бегума виновата. Ты уже позабыла капитана Гессе... ваши приятные встречи и письма, которые я помогала передавать. Интересно, что бы сказала Старая Бегума, узнав об этом? Или Его Высочайшее, Всемогущественнейшее Высочество? Ты только представь себе! — Она расхохоталась еще громче. — Он-то, конечно, может играть в свои игры! Во всем королевстве нет большего развратника, чем твой папаша. Но все должно быть великолепно сыграно, как в пьесе.
Шарлотта не слушала мать. Она думала о свиданиях с Гессе, которые когда-то доставляли ей такую радость. Свидания были невинными, однако ей казалось, будто она страшно рискует. Они так часто оставались одни в мамином доме, а однажды мать даже заперла их в спальне.
Очнулась она, услышав страшные слова о том, что отец может про это узнать. Ему станет противно. Он решит, что она такая же вульгарная, как и ее мать.
Шарлотта содрогнулась.
— Лучше об этом позабыть, — пробормотала она.
— Забыть о романах? Но ведь это самое лучшее, что есть в жизни, мой ангел. Спроси у своего отца. Сколько из-за него было скандалов! Ты когда-нибудь слышала про Утрату Робинсон! Ха! Вот это был скандал! Ну, а самый большой скандал — это история с Марией Фитцгерберт. Интересно, он женился-таки на ней или нет? Не ему лишать нас наших маленьких развлечений, не правда ли? И все-таки он лишает. Он первый запрещает нам веселиться.
Шарлотте хотелось заткнуть уши.
Мать обняла ее за плечи и подвела к столу.
— Нужно поесть, — сказала она, — пока эта Лидс не сунула сюда свой лисий нос и не заявила, что Шарлотте пора уезжать. — Старая дура! — вскричала принцесса Уэльская. — Я слышала, она обожает мыться. — Каролина питала глубочайшее презрение к тем, кто часто мылся. — Надеюсь, она не уговаривает тебя то и дело лезть в ванну, Шарлотта. Это вредно для здоровья.
Шарлотта предпочла не говорить, что в ее доме все регулярно принимали ванну и что отчасти поэтому принц Уэльский испытывал такое отвращение к своей жене: ему была противна ее нечистоплотность.
— А еще я слышала, что она плохо ездит верхом, — продолжала принцесса Уэльская. — Она выбирает самую смирную лошадь и трусит на ней. Боже, что за женщина! И ее тебе навязали вместо матери.
Уилли присоединился к ним, и принцесса Уэльская не сводила с него любящих глаз.
«Она явно предпочитает его, — ревниво подумала Шарлотта. — Смотрит на него как на собственного сына. А может, он и вправду ее сын?»
Шарлотта снова содрогнулась. Расследование не показало, что Уилли — сын Каролины, однако в душе каждого остались весьма неприятные сомнения.
За едой Шарлотта вспоминала свои предыдущие встречи с матерью, вспоминала, как мать заговорщически улыбалась, когда слуга объявлял о приходе капитана Гессе. Казалось, мать хочет сделать своей дочери приятный сюрприз.
Сколь же взрывоопасной была обстановка в этом доме, и она, Шарлотта, легкомысленно относясь к этим визитам и наслаждаясь обществом капитана Гессе, играла с огнем.
И все же мать это позволяла. Почему? Да потому что она жалела дочь. И хотела осчастливить ее, сделать ее жизнь хоть немного лучше.
И ей это удавалось. Шарлотта не собиралась это отрицать. Да, она получала удовольствие, хоть и весьма рискованное.
Уилли, как обычно, с жадностью набросился на еду. На него не производило ни малейшего впечатления присутствие за столом принцессы Шарлотты и то, что она — будущая королева Англии... если, конечно, отец не разведется с матерью, не женится вторично и у него не будет сына.
А если он действительно женат на Марии Фитцгерберт? Тогда его брак с Каролиной недействителен, и она, Шарлотта, имеет не больше прав на престол, чем этот обжора Уилли.
Как же все это странно...
Каролина за обедом много пила, и ее смех становился все громче.
— О мама! — сказала Шарлотта. — Как бы мне хотелось, чтобы в нашей семье не было раздоров. Чтобы вы с папой были друзьями.
Каролина посмотрела на дочь с таким видом, словно сомневалась, в своем ли она уме.
— Что?! Мне водить дружбу с этим типом?
Она схватила бокал и выплеснула вино на стол. Шарлотта в ужасе уставилась на лужицы красной жидкости, испачкавшие скатерть.
— Пытаться заставить меня позабыть обиды, которые причинили мне эти люди, все равно что загонять это вино обратно в бутылку! — заявила принцесса Уэльская.
И вот... на скатерти остались пятна, а мать хохотала и не могла остановиться. Уилли обмакнул палец в ближайшую красную лужицу и сунул его в рот; слуги же нисколько не взволновались, ибо привыкли к диким выходкам принцессы Уэльской.
Возвращаясь домой в карете, Шарлотта думала:
«Что бы он сказал, если б узнал о моей дружбе с капитаном Гессе? А что сказали бы люди?»
Принцесса могла себе представить, что сказали бы люди, ведь она какое-то время снова не появлялась в обществе.
Да, порой взросление сопряжено с тревогами...




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь регента - Холт Виктория



интерестный
Дочь регента - Холт ВикторияНастюша
2.04.2015, 21.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100