Читать онлайн Дочь регента, автора - Холт Виктория, Раздел - МАРИЯ ТОРЖЕСТВУЕТ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь регента - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь регента - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь регента - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Дочь регента

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

МАРИЯ ТОРЖЕСТВУЕТ

Шарлотта была прекрасно осведомлена о скандалах, поскольку видела карикатуры и памфлеты, которые ей приносила миссис Адней. Да и мать постоянно показывала девочке разные материалы. Каролина от души потешалась, следя за развитием романа Мэри-Энн Кларк.
— А я-то думала, что все неприятности в этой семье от меня! Интересно, что теперь Старая Бегума говорит о своем Фредерике?
— Фредерик этого знать не хочет, — сказала Шарлотта. — Я слышала, он старается держаться от нее подальше. С тех пор, как все это случилось, мы его в королевском дворце не видим.
Каролина захохотала еще громче, и у Шарлотты возникло ощущение, что они с матерью готовят какой-то заговор против всего остального семейства.
Шарлотте было приятно, что ее так страстно и яростно любят, но порой она сомневалась: а столь ли уж глубокие чувства скрываются под этими бурными внешними проявлениями? Каролина была столь безудержна и экстравагантна в своих словоизлияниях, что даже прислугу называла «любовь моя» и «мой ангел».
А ее манера обсуждать поступки принца Уэльского и вовсе смущала Шарлотту, ведь ей не нравилось, когда об ее отце отзывались уничижительно.
В Кенсингтонском дворце, где жила Каролина, всегда было много мужчин.
Каролина с удовольствием подталкивала к ним Шарлотту и восклицала:
— Ну, разве она не очаровательна, моя малышка Шарлотта? Ах, она будет настоящей чаровницей. Что ты сказал, противный мальчишка? «Как ее мама»? Ладно, если так, то я тебя прощаю.
Шарлотте это казалось странным и в то же время действовало на нее завораживающе. Но когда она поделилась своими впечатлениями с Мерсер, та отнеслась к подобным выходкам неодобрительно. И под ее влиянием Шарлотта переменила свое мнение, ибо теперь на все ее взгляды влияли воззрения Мерсер.
Поездки в Спринг-Гарден были довольно сомнительным удовольствием, хотя и вносили в жизнь некоторое разнообразие. Бабушка Брауншвейгская вела себя так, словно ее жуткое жилище было настоящим дворцом, и Шарлотте нередко казалось, что бабушка в это действительно верит. Вероятно, бабушка не замечала убогости обстановки и отсутствия мебели, на пустых местах видела позолоченные стулья. Старое кресло, в котором она сидела, казалось ей троном; поношенное платье — бархатным нарядом, украшенным горностаевым мехом. Здесь, в Спринг-Гардене, она была королевой.
Бедная бабушка, она всегда мечтала стать королевой, и если б у нее не было братьев, то непременно бы стала.
Единственным родственником, который действительно проявлял по отношению к бабушке доброту, был король. Однажды он приехал к ней и был принят с почестями, как и полагается при встрече двух особ королевской крови. Дедушка хотел, чтобы королева более благосклонно относилась к герцогине Брауншвейгской, но злая Старая Бегума отказывалась, а Старые Девы во всем подражали матери.
Жаль, что король так повредился в рассудке. Он искренне хотел помочь бабушке и твердо пообещал что-нибудь сделать, но ушел и... позабыл. Шарлотту это не удивило, ведь король путал даже имена. Однажды он назвал Шарлотту Сарой и сказал, что у нее прекрасные волосы. Так что, естественно, что, уйдя из Спринг-Гардена, он напрочь позабыл о бедной бабушке, герцогине Брауншвейгской.
— Несчастный Георг! — обычно приговаривала бабушка. — Сердце у него доброе, только голова слабая.
Она призывала к себе Шарлотту и начинала с ней беседовать; Шарлотта садилась на стульчике у ее ног и оглядывала комнату, в которой мебели почти не было, зато по углам висела толстая паутина. Неужели бедной бабушке не могли отвести местечко получше? Шарлотта страшно сожалела, что не может переселить старушку в более приличные апартаменты, и поэтому старалась всячески ублажать ее и делала вид, будто с интересом слушает ее непрерывную болтовню.
— Вот, полюбуйся, принц Уэльский прислал приглашение. «Дражайшая тетя! — пишет он. — Умоляю Вас приехать в Карлтон-хаус. Вы можете жить здесь, сколько захотите. Я приготовил для Вас покои». Ах, какой же он очаровательный... бесконечно очаровательный. Это самый чудесный мужчина в мире! Конечно, кое-кто так не думает. Кто-кто не может с ним ужиться. Но я не понимаю почему. Для меня это загадка.
— Если бы вы знали его так, как я, — воскликнула Каролина, — вы бы не пожимали плечами.
— Он такой элегантный... А какие манеры! Я в жизни таких не видела. И как он мило ведет себя по отношению к старой тетке.
— Почему же тогда вы не поехали в Карлтон-хаус, бабушка? — спросила Шарлотта. — Вы бы жили там по-королевски.
Герцогиня вздохнула и приблизила губы к уху Шарлотты.
— Этому помешали. — Она покосилась на дочь. — Мой сын тоже воспротивился. Сказал, что раз у них такие отношения... и так далее и тому подобное... вот мне и пришлось отклонить столь любезное приглашение. Так что я осталась здесь.
Она театрально заломила руки, и Шарлотта подумала, что, сравнивая этот убогий, старый дом с Карлтон-хаусом, герцогиня, очевидно, отдает себе отчет в том, как все это выглядит в реальности.
«До чего же у меня странная семья!» — подумала Шарлотта.
Пожалуй, надо обсудить это с Мерсер. Может быть, все семьи очень странные. Хотя нет... ей в это не верится. На свете есть только один зверинец: это королевское семейство.
— Положение стало невыносимым, — заявила Мария Фитцгерберт своей верной Пайгот. — Я с этим долее мириться не намерена.
Мисс Пайгот встревожилась. Она не выносила, когда ее обожаемая Мария ссорилась с принцем, которого Пайгот обожала почти так же, как подругу. Ну почему они не могут жить по-прежнему? Почему он не удовлетворяется тем, что есть? Какое мальчишество думать, что с холодной, честолюбивой Хертфорд он обретет счастье, которое знал с Марией! И потом... есть же еще Минни! Принц ее любит. Он всегда спрашивал о ней, приходя в гости. А порой она неожиданно выпрыгивала из какого-нибудь угла или, дождавшись, пока он усядется поудобней, закрывала ему глаза ладошками и кричала: «Угадайте, кто это?» Принц сразу, разумеется, узнавал ее по голосу, однако начинал перечислять всех светских дам и делал вид, что пытается угадать. Как приятно было видеть их вместе! И вот теперь все испортилось из-за этой модно одетой ледышки, леди Хертфорд!
Мария стала раздражительной. Это означало, что она серьезно подумывает о разрыве с принцем.
«Этого я не перенесу», — думала мисс Пайгот.
— Все пройдет, — пыталась она вразумить Марию. — Ну, еще очередная маленькая шалость... Боже мой, мы столько этого видели! Пора бы и привыкнуть.
Однако на сей раз увлечение принца нельзя было назвать «маленькой» шалостью. Оно продолжалось слишком долго, а ведь Мария уже сделала ему серьезное предупреждение, написав, что не потерпит такого обращения с собой.
Но принц проигнорировал ее письмо, как игнорировал все, с чем ему не хотелось соглашаться. Он желал и впредь наносить приятные утренние визиты на улицу Стейн, болтать с Марией, играть с Минни, а по вечерам развлекаться в «Павильоне», где он ни на минуту не отходил от леди Хертфорд, а Мария лишь играла роль ее дуэньи — так хотелось добродетельной леди с ледяным сердцем.
Право же, принц хотел слишком многого. Никакому другому мужчине и в голову не пришло бы подвергнуть женщину, которую он некогда беззаветно любил, такому страшному унижению.
А кульминация близилась.
Мария вернулась с прогулки, на которую она ходила вместе с Минни. Перед ребенком она, конечно же, притворялась, что все прекрасно. Мисс Пайгот каждый день благодарила Бога за появление Минни.
«Потому что теперь, даже если они и расстанутся, — рассуждала верная подруга и компаньонка Марии, — у Марии есть Минни, и это большое утешение».
Мисс Пайгот начала подозревать, что Мария больше любит ребенка, чем принца. Да, ведь этот глупый мужчина не ценил ее преданности, а Минни была по-настоящему счастлива только рядом с Марией. Даже родную мать девочка, наверное, не любила бы больше Марии, и, вероятно, то, что когда-то они чуть не потеряли друг друга, научило их еще больше ценить эти отношения.
Минни пошла к себе, чтобы переодеться, а Мария отправилась в гостиную, намереваясь поговорить с мисс Пайгот, которую она увидела в окне, когда выходила с Минни из экипажа.
— Право же, — сказала мисс Пайгот, — Минни такая здоровая, крепкая девочка — прямо с картинки! Брайтонцы ее обожают. — Она с тревогой вгляделась в лицо Марии. — Впрочем, брайтонцы от многих без ума... В ваше отсутствие заходил принц Уэльский.
Мария холодно поджала губы.
«О Господи! — внутренне съежилась мисс Пайгот. — Неприятностей не избежать».
— Я полагаю, он был удивлен, не застав нас дома.
— Да, удивлен и обижен.
— Тут нечему удивляться. Какой же он все-таки ребенок! Думает, на людях со мной можно вести себя безобразно, а потом прокрасться по подземному ходу, подобно школьнику, бредящему приключениями, и мы с Минни кинемся к нему в объятия и начнем по-детски беззаботно играть?
— Неужели нельзя набраться терпения и еще немного подождать?
— Я и так ждала слишком долго.
— Если б ты видела, какое у него было лицо, когда он узнал, что тебя нет дома!
— Жаль, что не видела. О, Пиг, не пытайся его оправдывать. Ты прекрасно понимаешь, что он ведет себя ужасно. Я даже жалею, что вернулась к нему. Это было ошибкой.
— Неужели ты забыла, как вы были счастливы?
— Да, какое-то время мы были счастливы...
— Целых шесть лет или даже больше... пока... пока не появилась... эта женщина.
— Но до нее была Джерси. О, это безнадежно. Не надо притворяться. Подобные истории будут повторяться постоянно, а я уже сыта ими по горло. Мне вообще не следовало уступать ему. Я же говорила: ничего у нас не получится.
— Но он не согласился, — твердо сказала мисс Пайгот. — Он был настроен решительно, а когда принц что-то решил...
— Как, например, теперь он решил добиться благосклонности леди Хертфорд.
— О, эта женщина! Не будь она такой щепетильной, между ними все давно бы кончилось и уже позабылось.
— От подобных мыслей мне приятнее не становится. Нет, я решила! Я более не намерена терпеть такое положение. Я не собираюсь выступать в роли пожилой компаньонки леди Хертфорд. Если он хочет сделать ее своей любовницей — пожалуйста, но я в его амурных делах участвовать не буду. Милая Пиг, мы с тобой давно живем под одной крышей, и ты знаешь, сколько мне пришлось от него вытерпеть.
— Вы оба виноваты, — поспешно возразила мисс Пайгот. Мария рассмеялась.
— О, я знаю, ты стоишь за него горой. Но признай, что ты требуешь от меня слишком многого. Ну же! Признаешь?
— М-м... я думаю, ему не следовало просить тебя, чтобы ты помогала ему добиваться любви этой женщины.
— Вот видишь! Он ведет себя просто абсурдно! Я знаю: сейчас ты скажешь, что он принц Уэльский, и ему всегда позволялось больше, чем остальным. Однако мне это надоело. Я долго думала и пришла к заключению, что мне следует все. меньше появляться в обществе. Мы с Минни очень счастливы вместе. Мы и втроем сможем неплохо жить. А, Пиг?
Мисс Пайгот кивнула.
— И я верю, — продолжала Мария, — что когда мы немного успокоимся после разрыва с принцем, нам без него будет даже лучше. Эти постоянные трения, его бесконечные измены... Я слишком стара, Пиг, чтобы с этим мириться. Ей-богу, мне хочется пожить спокойно. Я должна думать о том, чтобы дать Минни хорошее образование... мне необходимо самой следить за ее успехами. Она ведь такая умница! А потом я выведу ее в свет и надеюсь найти ей хорошую партию... чтобы она была счастлива. Как видишь, теперь у меня совершенно другие обстоятельства. Когда он бросил меня ради леди Джерси, все было иначе. Тогда я была безутешна и одинока. Теперь же у меня есть Минни, и с этой милой малюткой я обрела гораздо больше покоя и счастья, нежели с принцем Уэльским.
Мисс Пайгот кивнула. Она начинала верить, что все именно так и есть.



***



К дому миссис Фитцгерберт подъехал экипаж. Выглянув в окошко, мисс Пайгот с удивлением увидела, что из экипажа вышла леди Хертфорд.
Пиг кинулась в гардеробную подруги, надеясь застать ее там, но Мария и Минни уже сидели в гостиной. Это означало, что леди Хертфорд проведут прямо туда.
Что происходит? Может, ее послал принц? О, Пиг безумно жалела, что не может быть сейчас рядом с Марией и ей остается теряться в догадках.
Мария удивилась не меньше мисс Пайгот. Она не ожидала, что соперница решит нанести ей визит. Изысканно одетая и благоухающая дорогими духами леди Хертфорд попросила извинения у миссис Фитцгерберт за то, что приехала столь неожиданно.
Мария умело скрыла испуг и стала держаться так же холодно, как леди Хертфорд.
— А это, разумеется, Мэри, — продолжала леди Хертфорд.
Минни вышла вперед и грациозно сделала реверанс.
— Мое милое дитя, — сказала леди Хертфорд. — Как приятно тебя видеть. Мы должны встречаться чаще. Не забывай, я же твоя тетушка.
Мария с удовлетворением отметила, что Минни не выказывает тревоги, которую она безусловно в тот момент ощущала, ведь девочка прекрасно понимала, что поражение Марии чревато для них разлукой.
Правда, тетя Изабелла и ее муж высказались в их поддержку и позволили ей остаться у Марии. И все же что-то в поведении тетки насторожило Минни не меньше, чем Марию.
Мария предложила леди Хертфорд чаю.
Леди Хертфорд любезно согласилась, и Минни дернула за шнурок звонка.
Они поговорили о погоде, о брайтонских развлечениях и о последних усовершенствованиях «Павильона». Потом принесли чай, и леди Хертфорд, не отрывая взгляда от Минни, произнесла:
— Я считаю, что родственники должны быть вместе. Родственные узы ничем не заменишь.
Мария согласилась: да, в идеале родственники должны жить вместе... если, разумеется, позволяют обстоятельства.
— Люди должны приноравливаться к обстоятельствам, — непререкаемым тоном заявила леди Хертфорд.
— И стараться сделать как лучше, — добавила Мария, которой с каждой минутой становилось все неуютней.
Она заметила, что на лице Минни отражается страх. Минни была удивительно умной девочкой и прекрасно понимала смысл намеков.
«Что все это значит? — растерянно думала Мария. — Неужели придется снова вступить в борьбу? Неужели этой женщине мало принца, и она хочет забрать еще и Минни?»
— Дорогая Мэри, — сказала леди Хертфорд, — прошу тебя, приезжай к нам. Ах, как ты похожа на маму! Мы с твоим дядей Хертфордом как раз вчера о тебе говорили. Как обстоят дела с твоим религиозным воспитанием?
— Минни занимается с учителями. Девочку воспитывают в вере ее родителей.
— Ах, как это важно! Нам же всем известно, что вы, дорогая миссис Фитцгерберт, католичка, и думаю, все наше семейство будет счастливо узнать, что Мэри не... — она осуждающе посмотрела на Марию, — не пытаются тайком обратить в католичество. О, разумеется, я знаю, дорогая миссис Фитцгерберт, что вы дали слово не делать этого, но мы немного волнуемся — и вы первая должны признать, что не без оснований, — так вот, мы волнуемся, как бы католики не оказали на Мэри влияние.
— Я нисколько не влияю на ее религиозное воспитание. Леди Хертфорд сделала грациозный жест рукой.
— О, я уверена в этом, но... как выражается лорд Хертфорд, влияние бывает и... незаметным.
— Леди Хертфорд, прошу вас, скажите: вы недовольны тем, как я воспитываю Минни?
Девочка, находившаяся в другом конце комнаты, тут же метнулась к Марии и встала с ней рядом.
Мария подумала:
«Если ее попытаются у меня отобрать, я им всем дам бой. Я не откажусь от Минни».
На губах леди Хертфорд появилась ледяная усмешка.
— Что ж, мне было так приятно с вами побеседовать... Благодарю. Чай был превосходен. Итак, Мэри, моя дорогая племянница, мы должны с тобой видеться чаще, чем раньше. И я полагаю, в дальнейшем так оно и будет.
Леди Хертфорд ушла, но в доме поселилось беспокойство. Она, конечно, говорила все это с угрозой. Едва смолк шум отъезжающей кареты, Минни бросилась в объятия Марии.
— Не бойся, Минни, — сказала Мария. — Я тебя никому не отдам.



***



Мария не могла долго ждать: она сама явилась в «Павильон» и попросила провести ее к принцу Уэльскому. Он принял ее в своих покоях — в комнате, из которой можно было попасть и в его библиотеку, и в спальню. Принц любовался картиной, висевшей на стене. Когда ему доложили о приходе Марии, он сделал несколько шагов ей навстречу и тепло обнял свою гостью.
— Любовь моя, как ты вовремя! Ты дашь мне совет, куда лучше повесить картину. А какого ты мнения об этом зеркале? Рама из посеребренного бука. Премилая вещь, не правда ли?
Мария сказала:
— Я пришла не для того, чтобы смотреть на картины и зеркала. Я хочу серьезно с вами поговорить.
Лицо принца приобрело высокомерный оттенок и стало чуть розовее обычного. Он усиленно подогревал свой гнев. Как же так?! Он пытается быть дружелюбным, вести себя так, словно это не Мария прислала ему сердитое письмо, словно не она отказалась прийти на ужин в «Павильон»... Да если бы кто-то другой с ним так обошелся, он бы никогда больше ему даже слова не сказал! А она еще и критикует его!
— Ради Бога, перестаньте притворяться, — поморщилась Мария. — Давайте не будем ломать комедию. Ко мне только что приезжала леди Хертфорд.
— Вот как?
«Он знает! — в панике подумала Мария. — Они затеяли это вместе».
— Во время своего визита леди Хертфорд делала намеки, которые меня встревожили. Бедняжка Минни при этом присутствовала и все поняла. Малютка так несчастна!
— Минни несчастна! Это не дело. Чего же так испугалась глупышка?
— Того, что леди Хертфорд вынудит ее бросить меня и переехать жить к ней.
Принц помолчал.
— Да, — наконец сказал он, — это она может сделать.
— Но не сделает!
— Любовь моя...
— Пожалуйста, не называйте меня так. Это звучит фальшиво. Давайте будем откровенны. Эта женщина — не знаю уж, стала она вашей любовницей или нет, однако вы очень добиваетесь, чтобы она заняла это почетное... или не очень... короче, для кого-то завидное положение, — пытается забрать у меня Минни. Просто чтобы мне досадить! Она ясно дала это понять. А вы... неужели вы ей помогаете? Я не могу поверить, что вы столь жестоки. Вы же всегда делали вид, будто Минни вам небезразлична. Ради Бога, если хотите, забавляйтесь, как дитя, продолжайте подвергать меня унижениям... во всяком случае, вы можете пытаться это сделать, хотя я более не желаю терпеть ваших издевательств... но умоляю, не разрушайте счастье ребенка!
Принц разозлился. Да как она смеет так с ним разговаривать! Но с другой стороны... в гневе Мария всегда была неотразима. Он не хотел терять Марию, однако знал, что она горда и решительна. Если Мария сказала, что намерена его оставить, то она это непременно сделает. Ах, ну почему Мария не может вести себя разумно? Их отношения так прочны, они, разумеется, не прекратятся из-за какой-то глупой ссоры. Но почему она не может терпеливо подождать его? Почему не хочет позволить ему пофлиртовать с леди Хертфорд, спокойно оставаясь на заднем плане, чтобы ему было ясно: она никуда от него не денется?
Но все-таки... как смеет Мария разговаривать с ним в таком тоне!
— Мне кажется, ты считаешь себя единственной, кто способен составить счастье Минни.
— Да, я так считаю и уверена, что не ошибаюсь.
— А у меня было впечатление, что Минни и ко мне питает какие-то чувства.
— Да, это так, но позвольте вас предупредить: если она узнает, что вы вступили в дьявольский сговор, желая разлучить ее со мной, вы навсегда потеряете ее любовь.
— Ты предупреждаешь меня?
— Вот именно. Если вы хотите сохранить любовь Минни, не надо строить козней со своей любовницей, не пытайтесь отнять у меня девочку.
Это было уже слишком. К глазам принца подступили слезы. Он — принц Уэльский! — пытался вразумить ее, но она явилась сюда, чтобы оскорблять его.
— Ты забываешь, — сказал он, — что тебе позволили оставить у себя Минни благодаря моему вмешательству. Это я убедил лорда и леди Хертфорд, я попросил не отнимать у тебя ребенка. А сделал я это исключительно для того, чтобы ублажить тебя, ибо твое спокойствие и счастье всегда были для меня очень важны.
— Но надеюсь, вы и для Минни старались. Вы же знаете, как малютка боялась, что ее у меня отберут.
— Дети быстро все забывают. Она будет счастлива у Хертфордов.
— Вы говорите так, словно вопрос уже решен! Принц продолжал, как бы не слыша:
— Минни будет видеться со мной... достаточно часто. Думаю, что Хертфорды и тебе позволят к ней приезжать... если ты их не рассердишь.
Глаза Марии вспыхнули гневно и решительно.
— Позвольте сказать вам следующее: Минни никуда от меня не денется. Пожалуйста, поймите это и донесите мои слова до Хертфордов. Она счастлива, живя у меня... здесь она в безопасности... или по крайней мере была в безопасности, пока к нам не явилась эта подлая, жестокая женщина. Во время судебного процесса Минни страшно волновалась. Я не допущу, чтобы ее снова расстраивали! Я пойду на все... буквально на все, чтобы этому помешать. А вы можете отправляться к своей леди Хертфорд. Уходите, если желаете. Но если вы попытаетесь забрать у меня Минни, я пущу в ход все имеющиеся у меня средства. И не думаю, что вам удастся победить!
— Однако существуют законы. Хертфорд — глава семьи, членом которой является Минни. Это он позволил тебе взять девочку.
— А вы дадите ему понять, что разумнее будет оставить все как есть.
— Боюсь, что я тебя не понимаю.
— О нет, вы все прекрасно понимаете. Я не забыла, что мы с вами были обвенчаны пятнадцатого декабря тысяча семьсот восемьдесят пятого года в моем доме на Парк-стрит. У меня есть документ, подтверждающий этот факт. Я никогда не предъявляла его, поскольку не считала нужным это делать. Я позволила вам заявить во всеуслышание, что мы не женаты. Я не стала рассказывать правду, считая, что это ниже моего достоинства. Вы и так не очень популярны в народе. Раньше, куда бы вы ни шли, вас встречали ликующими возгласами. И вина за то, что теперь это не так, ложится только на вас. Пожалуйста, не испепеляйте меня взглядом. Я говорю вам правду — то, что другие сказать не осмеливаются. Вы не только принц Уэльский, но еще и мой муж, и я скажу то, что думаю. Вы мой муж... как бы вы ни пытались от этого открещиваться. Мне нужно было быть сильнее и отказаться от венчания. Зря я не уехала, как собиралась вначале. Вспомните, это ведь вы твердили, что не можете жить без меня. И вот... венчание состоялось. Вы женились на католичке. Что если я опубликую документы, доказывающие это? Тогда ваша женитьба на принцессе Каролине окажется под вопросом. Что если Шарлотту тогда сочтут внебрачным ребенком? Что тогда? О, вы скажете, что государство не считает наш брак законным. Зато церковь считает! Наверное, кое-кто согласится с вами, но многие поддержат противоположную точку зрения. Боже, что за скандал разразится вокруг принца, которому суждено в один прекрасный день стать королем! Так он женат или нет? Одни скажут: «Да». Другие: «Нет». А что скажет ваш отец? А Шарлотта? Так все-таки, она законная наследница или нет? Представляете, какую кашу вы заварите, если позволите мне опубликовать этот важнейший документ?
— Ты не опубликуешь его, Мария. Ты всегда говорила, что не будешь его публиковать.
— Да, и все эти годы держала свое слово, не так ли? Но Минни — моя дочь. Я люблю ее как родную. Я знаю, что нужна ей... а она — мне. Если нас разлучат, она будет страдать... страшно страдать. Минни не должна терпеть мук. Я так решила. И пойду на все, лишь бы это предотвратить. Вы понимаете, что я располагаю уликами, которые способны пошатнуть ваш трон. Поэтому вам опять предстоит сделать выбор. Вашей дражайшей леди Хертфорд, конечно, хочется меня уязвить. Будучи умной женщиной, она понимает, что лучше всего сделать это, затронув интересы Минни. Но мое дитя не будет игрушкой в руках подлой женщины! Вероятно, вам хочется ее ублажить... Если так, то не забывайте, что как только вы это сделаете, вы потеряете корону!
— Боже, сколько трагедий вокруг того, о чем я даже и не думал серьезно!
Мария облегченно улыбнулась.
— Я очень рада, что вы даже не думали принимать участие в нелепом, жестоком заговоре. Надеюсь, вы объясните его нелепость леди Хертфорд.
— Мария... — Глаза принца вновь наполнились слезами. Мария была великолепна... Какая же она хорошая! Он всегда это знал. Хотя... именно ее добродетель зачастую так раздражала его.
— Да? — величественно спросила Мария, словно это она была королевой, а он — ее подданным.
— Ты в последнее время так дурно обходишься со мной... Как ты посмела отклонить мои приглашения?
— Я не желала их принимать. Я не буду сопровождать вашу любовницу. Пожалуйста, не приглашайте меня в «Павильон», я не собираюсь туда приходить, пока вашей почетной гостьей будет леди Хертфорд. И прошу Ваше Высочество понять, что Минни — моя дочь, и я скорее умру, нежели откажусь от нее.
С этими словами Мария поспешно вышла из комнаты, а ошарашенный принц молча уставился на дверь.
Ему так хотелось разрыдаться! Как смеет она разговаривать с ним в подобном тоне? Его дорогая, чудесная Мария! Она знает, что всегда будет занимать в его сердце особое место, и, похоже, не боится его потерять.
«Ладно, придется ее умилостивить», — подумал принц. Он скажет Хертфордам, что Минни должна остаться с Марией. Тогда она увидит, что он и вправду ее друг.
А в доме на Тилни-стрит Минни с нетерпением дожидалась возвращения Марии. Едва Мария появилась на пороге, Минни кинулась в ее объятия.
— Все хорошо, дорогая, — сказала Мария. — Теперь все хорошо.
Минни заглянула Марии в глаза и поняла, что это правда.
— Вы видели Принни?
— Да, милая. Я видела Принни, и он пообещал помешать намерению Хертфордов.
— О, какой же Принни хороший!
Мария погладила Минни по голове. Зачем говорить ей, что Принни пришлось шантажировать, поскольку иначе он не соглашался оставить их в покое, и что когда Принни влюблен, он готов пожертвовать счастьем ребенка, лишь бы ублажить свою любовницу.
«Какое это теперь имеет значение?» — думала Мария. Главное, что Минни останется с ней. Она победила!
Важнее Минни для Марии никого не было. Это явилось для нее настоящим открытием. Итак, она потеряла мужа, зато приобрела ребенка. Но если ей удастся сохранить Минни, она не будет сетовать.
Мария вступила в новый период жизни. Принц более не властен над ней. Когда-то она любила его больше всех на свете, но теперь у нее на первом плане была Минни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь регента - Холт Виктория



интерестный
Дочь регента - Холт ВикторияНастюша
2.04.2015, 21.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100