Читать онлайн Алая роза Анжу, автора - Холт Виктория, Раздел - ТОРЖЕСТВО МАРГАРИТЫ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алая роза Анжу - Холт Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.44 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алая роза Анжу - Холт Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алая роза Анжу - Холт Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Виктория

Алая роза Анжу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ТОРЖЕСТВО МАРГАРИТЫ

Весть о поражении и гибели отца застигла Эдуарда в Глостере. Юноша был потрясен, долго не мог поверить, что это правда. Он тупо уставился на гонца, не в силах постигнуть обрушившееся на него горе. Ему хотелось быть одному, думать об отце. Как он восхищался герцогом, как любил его. Из него получился бы великий король, непобедимый король… А теперь – поражение, гибель, голова, увенчанная бумажной короной. Какое издевательство!
Эдуарда охватила ярость. Те, кто глумился над его отцом, дорого заплатят за кощунство.
– Чего мы ждем?! – крикнул он. – Вперед, на них! Мы устроим им такую бойню, что они сами запросят пощады!
Эдуард вспомнил о своем кумире Варвике. Где он сейчас? Должно быть, в Лондоне. Граф сказал бы: «Успокойтесь, милорд. Не помышляйте о мести ради одной мести. Мстить тоже надо с умом. Они сполна вам за все заплатят, однако не будем пороть горячку».
Эдуард подумал о матери, гордой Сис, которая была так уверена, что вскоре станет английской королевой, а ее дети – принцами и принцессами. А бедный Рутленд! Погиб вместе с отцом… В один день Эдуард лишился отца и брата. Однако вновь он услышал голос Варвика: «Печально, милорд, но такова война».
И в этот миг Эдуарда оглушила мысль, до сих пор не приходившая ему в голову. Мысль столь ослепительная, что он даже забыл о горе.
Отныне Эдуард – не герцог Марч, а герцог Йоркский и будущий король Англии!
Ради этого стоило и сражаться, и жить. Ничего, враги недолго будут потешаться над головой отца. Король Эдуард – как звучит! Он чувствовал всем своим существом, что этой мечте суждено осуществиться.
К скорбящему Эдуарду вошли его друзья и соратники – Хамфри Стаффорд, Уолтер Деверё и зять Уолтера Герберт Раглан. Они сказали, что оставаться в Глостере нельзя.
Соратники Эдуарда понимали, каким потрясением стала для него гибель отца. Никогда еще йоркисты не терпели столь сокрушительного поражения. Однако отныне на неокрепшие плечи Эдуарда ложилась столь ответственная ноша, что в голосе и поведении его друзей появилась почтительность, которой раньше не было.
Несмотря на скорбь, Эдуард уловил эту перемену, и душа его возрадовалась.
– С запада доносят, – сказал Деверё, – что Джаспер Тюдор вторгся в Англию. С ним войско, состоящее из бретонцев и ирландцев. Все это – наши заклятые враги. Тюдор движется в нашем направлении. А Маргарита, как только узнает о битве при Уэйкфилде, немедленно выступит в поход.
– Что ж, чем скорее, тем лучше! – воскликнул Эдуард. – Слава Богу, в нашей армии храбрые солдаты. Я мечтаю о битве. Клянусь Богом, что кровь отца и брата недолго останется неотмщенной!
– Аминь, – прошептали остальные.
– Чего мы ждем? Немедленно вперед!
Боевой пыл Эдуарда был заразителен. Солдаты смотрели на него и видели, что из молодого герцога может получиться великий полководец, а таковым никогда не был его отец. Высокий, красивый, настоящий Плантагенет! Такое ощущение, что воскрес великий король Эдуард Долговязый. Невозможно было представить, что юного Эдуарда кто-то может победить. Он пылал священной жаждой мести, заражая своей решимостью соратников.
В Уигморе Эдуард сделал привал – там у него был собственный замок. Солдат как следует накормили, разместили на ночлег. Это означало, что в бой они пойдут сытыми и отдохнувшими. Каждый из йоркистов мечтал сквитаться с врагом за поражение при Уэйкфилде.
Тем временем Оуэн и Джаспер Тюдоры вели свое войско долиной меж Бреконом и Хеем. Настроение у них было праздничное, ведь дом Ланкастеров одержал решительную победу. Герцог Йоркский мертв – какая весть может быть сладостней этой? Теперь никто не посмеет покушаться на трон Генриха. Оуэн не сомневался, что йоркисты откажутся от дальнейшей борьбы.
– Остался еще Эдуард, – напомнил ему Джаспер.
– Мальчишка, хвастун!
Джаспер лишь покачал головой. Он-то видел Эдуарда и почувствовал в том задатки монарха.
– По виду он – настоящий король.
– Вы просто попали под очарование его золотых кудрей и высокого роста. Насколько я слышал, красота сослужила Эдуарду плохую службу. Слишком уж он любит сладострастные утехи.
– Как и многие короли, – заметил Джаспер.
– Джаспер, сын мой, что это с вами сегодня? Дела наши идут превосходно. Вспомните о головах, выставленных на стенах Йорка. Бумажная корона, подумать только!
– Я помню об этом, – вздохнул Джаспер. – И Эдуард тоже помнит.
– Ничего, это собьет с него спесь, – пожал плечами Оуэн.
Тюдор-младший не ответил. Он лишь искоса взглянул на отца и покачал головой. Оуэн всегда был красавцем, покорителем сердец, по жизни он шагал беззаботно, не обращая внимания на опасность. Может быть, этим и объясняется его безрассудный брак с вдовствующей королевой. Они прожили вместе всего несколько лет, потом пришлось скрываться бегством из Тауэра, прятаться в Уэльсских горах. Иногда Джасперу казалось, что его отец совсем не знает жизни. Судьба бережно хранила своего любимца, оберегала от опасностей, и Оуэн уверовал, что удача никогда ему не изменит.
Две армии шли навстречу друг другу. У Эдуарда было преимущество – он хорошо знал эту местность, к тому же его подстегивала жажда мести. Юный герцог был уверен в победе.
Он отомстит за отца или погибнет. Однако в глубине души Эдуард не сомневался, что ему суждено стать королем.
Именно он выбрал место для сражения – возле Мортимерз-Кросса. Его войско стало лагерем в деревеньке Кингсленд.
Настало Сретение. В десять утра кто-то из солдат вдруг громко закричал, показывая пальцем на небо. Все вскинули головы, и воцарилось испуганное молчание. В небе сияло целых три солнца! Никто из йор-кистов не слыхивал о природном явлении, именуемом паргелием. Оно происходит, когда в атмосфере переизбыток кристаллов льда и снега, что приводит к двойному отражению лучей. Оглядев свое войско, Эдуард испугался, – чудо привело его солдат в смятение. Тогда герцог громко крикнул:
– Вот оно, благое знамение! Смотрите – на нашей стороне Святая Троица: Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух.
Поразительно, как несколько слов, сказанных властным и уверенным в себе человеком, могут изменить настроение целой армии. Теперь солдаты смотрели на небо с надеждой. Эдуард убедил их, что день будет победоносным.
Подошло войско Джаспера, и началась битва. Эдуард сражался в самой гуще, стараясь вспомнить уроки отца и в особенности Варвика.
– С нами Святая Троица! – кричал он. – Отомстим за Уэйкфилд!
Он уже сейчас чувствовал себя королем, а солдатам казалось, что воскрес сам Эдуард Долговязый. Разве можно было сомневаться в победе? Йоркисты теснили врага повсюду.
– Не трогайте солдат, бейте командиров! – крикнул Эдуард.
Этой тактике его научил Варвик. Достаточно истребить вражеских рыцарей, и солдаты разбегутся сами.
Джаспер был в отчаянии. Он видел, что поражение неизбежно. Оказывается, Эдуард не просто мальчик, а настоящий вождь. Гибель отца заставила его возмужать.
К Джасперу приблизился граф Уилтшир:
– Пора уносить ноги! Иначе мы все погибнем. Уходим, милорд, попытаем счастья в другой день. Если мы попадем в плен, пощады нам не будет.
Граф был прав – сражение проиграно. Победа досталась Эдуарду и йоркистам.
– Где мой отец? – спросил Джаспер.
– Ничего, он сумеет за себя постоять. Ведь он у вас счастливчик.
– И все же я хотел бы знать, что с ним.
– Останавливаться нельзя. За мной, Джаспер. Отступим и сразимся в другой битве!
Джаспер согласился. Его отец и в самом деле мог позаботиться о себе сам.
Джаспер и Уилтшир во весь опор мчались в сторону Уэльсских гор, а Оуэн Тюдор тем временем отбивался от окруживших его солдат. Раненый конь рухнул, придавив седока, и Тюдор-старший понял, что счастье, наконец, ему изменило.
Пленника привели к Эдуарду, который иронически окинул взглядом своего старого врага.
– Итак, Оуэн Тюдор, на сей раз удача от вас отвернулась!
Оуэн улыбнулся своей всегдашней обаятельной улыбкой:
– Увы, милорд, военное счастье непредсказуемо.
– Зато ваша судьба более чем предсказуема.
Оуэн внутренне содрогнулся. Неужто Эдуард собирается предать его казни?
– Вы подняли меч на моего отца!
– Милорд, я сражаюсь за своего короля.
– Еще бы, ведь вы так гордитесь своим родством с ним.
– А разве вы, милорд, не горды тем, что приходитесь королю родственником? По-моему, из-за этого и началась война.
– Война началась из-за того, что мы хотим посадить на трон законного короля и разогнать преступное правительство.
– А мы хотим защитить права законного короля.
Пленник держался слишком независимо, и Эдуард приказал:
– Увести его.
В Херфорде горожане устроили победителям торжественную встречу. Все высыпали из домов, чтобы взглянуть на принца, о котором они столько слышали. Как же Эдуард нравился женщинам! Он купался в их обожании. Вот какой король нужен Англии – храбрый искатель приключений, прекрасный обольститель. Конечно, Генрих – праведник, но с праведниками так скучно!
Можно было не сомневаться, что население Херфорда не задумываясь променяет Генриха на юного и красивого Эдуарда.
Пленные следовали за процессией. Эдуард заметил, что горожане с любопытством поглядывают на Оуэна Тюдора. Несмотря на возраст, он сохранил былую красоту. А во времена, когда им увлеклась королева Екатерина, Оуэн, должно быть, и вовсе был неотразим.
Ведь ради него королева пренебрегла своим саном.
Но теперь ему конец. Враги Белой розы пощады не дождутся.
Эдуард будет лично присутствовать на казни. Вскоре на городской стене Йорка появятся новые головы, а те, что выставлены там сейчас, будут с почетом похоронены.
Оуэн не верил, что ему предстоит умереть. Да, он видел, что на базарной площади собрался народ, желающий поглазеть на кровавый спектакль. Однако Тюдор верил, что в последний момент придет чудодейственное спасение. Ведь так происходило всегда, всю его жизнь. С тех пор, как в Оуэна влюбилась королева, его жизнь стала похожа на сказку. Воспоминания о счастливых днях не угасали в его душе. Вот и сейчас Екатерина, должно быть, взирает с Небес на него и на их детей. Они были так счастливы вместе.
Оуэн и сейчас любил ее. Он боготворил память жены, требовал того же от детей. Их первенец Эдмунд умер, но зато появился Генрих, первый внук. Екатерине малыш наверняка понравился бы. Оуэн с ранних лет научил мальчика свято почитать память бабушки.
Ах, Екатерина, думал он, мне еще нельзя умирать. Слишком многое нужно сделать. Я знаю, казни не будет. На эшафоте произойдет какое-нибудь чудо. В этом можно не сомневаться.
Толпа ждала на площади. Значит, кого-то все-таки казнят, думал Оуэн. Но не меня, мой час еще не настал.
Его и остальных пленников вывели на площадь, и там воцарилось безмолвие. Все знали Оуэна, знали романтическую историю о том, как он женился на королеве, как они любили друг друга, а потом влюбленных разлучили, и королева умерла от разбитого сердца. Вот как она любила своего Оуэна!
Женщины жалостно взирали на осужденного. Немолодой уже, а какой красавец, говорили они.
Одна не выдержала и громко крикнула:
– Пожалейте Оуэна! Он слишком красив, чтобы умирать!
Дерзкую уволокли прочь. Совсем ума лишилась!
Даже теперь Оуэн не верил. Он видел плаху, видел топор, видел палача – и не верил.
Сейчас что-то произойдет, будет некий знак с Небес. Эдуард просто хочет попугать, показать мне, что я могу лишиться головы.
Сейчас прибудет посланец и велит остановить казнь. Получится очень романтично – как и вся жизнь Оуэна.
Пленника подталкивали в спину. Вот и плаха.
Поторопитесь, думал Оуэн, а то можно и опоздать.
Но посланцев не было. Никто не собирался спасать Тюдора. Что ж, значит, нужно смириться с судьбой. Это конец. Подручные палача разодрали ворот алого бархатного камзола. Спасения нет и не будет.
Оуэн лукаво улыбнулся безмолвствующей толпе.
– Взгляните, друзья мои! – крикнул он недрогнувшим голосом. – Сейчас на плаху ляжет голова, которую ласкала когда-то королева Екатерина!
Ответом ему было молчание. Тюдора снова толкнули в спину, и, наконец поняв, что чуда не произойдет, он опустил голову на плаху.
* * *
– Итак, он мертв, – сказал Эдуард. – Так будет со всеми изменниками. Правда, Оуэн считал, что отстаивает правое дело, но это неважно. Важно то, что он оказался не на той стороне, а при Мортимерз-Кроссе ему суждено было встретиться с более сильным противником. Выставьте голову на рыночной площади, чтобы все ее видели.
И голова, которую когда-то так любила королева Екатерина, была водружена на пику. Наутро горожане увидели, что женщина, которая тщетно пыталась накануне заступиться за осужденного, смыла с мертвого лица кровь, расчесала волосы и установила на земле не менее сотни зажженных свечей. Сама она стояла на коленях и молилась за усопшего.
– Он всегда нравился женщинам, – качал головой Эдуард.
Принц и сам пользовался успехом у прекрасного пола, однако вовсе не был уверен – найдутся ли такие женщины, кто будет жечь свечи в его память. Однако ему не пристало думать о грустном – вся жизнь была впереди, полная приключений и славы.
Принц велел, чтобы женщину не прогоняли – пусть жжет свои свечи, если хочет.
Оуэн прожил романтическую жизнь и умер тоже красиво. Однако торжествовать Эдуарду было рано – ведь в живых остался Джаспер, а это враг опасный.
Жаль, что Джасперу удалось уйти. Но рано или поздно он свое получит, и тогда с этими выскочками Тюдорами будет покончено.
Эдуард вспомнил, что, кажется, есть еще какой-то Генрих Тюдор. Но он совсем сосунок, о нем можно не беспокоиться.
Пока же нужно поймать Джаспера. Маленький Генрих Тюдор пусть растет себе в своей уэльсской глуши, он никому не интересен.
* * *
Маргарита вела армию, двигаясь с севера на юг. Войско ее было многочисленным, но разношерстным и недисциплинированным. Большинство солдат отправились в поход не ради идеи, а ради добычи. Шотландцы надеялись вволю поживиться, грабя английские города, и вернуться домой с богатой добычей.
Увы, другой армии Маргарита собрать не смогла. Впрочем, угрызения совести ее не мучили – в борьбе за победу все средства хороши.
С ней рядом был восьмилетний Эдуард, на которого Маргарита возлагала столько надежд. Она воспитает принца настоящим мужчиной. Он не будет слабым и робким, как его отец. Эдуард сумеет отстоять свои права.
Кое-кто считал, что напрасно королева взяла с собой на войну ребенка, но Маргарита хотела с ранних лет приучить сына к войне. Он должен стать великим и безжалостным королем – Маргарита считала, что для величия безжалостность совершенно необходима.
Мальчик все время был рядом с ней, она сама руководила его воспитанием. В Эдуарде заключался весь смысл ее жизни, ибо Маргарита давно уже поняла, что изменить Генриха ей не удастся. Что ж, значит, главным ее мужчиной будет Эдуард. Генрих в плену, им помыкают враги. Это не так уж страшно, пока у нее есть сын. Эдуард – будущий король, ее ребенок, ради него Маргарита пойдет на все.
Армия двигалась на юг.
– Рано или поздно, – говорила королева маленькому принцу, – мы встретимся с армией герцога Йоркского и графа Варвика. Будет битва, и мы одержим победу.
– Победа! – с серьезным видом воскликнул Эдуард – мать научила его любить это слово.
Маргарита прижала к себе ребенка, она не считала нужным сдерживать свои материнские чувства.
– Обещаю вам, Эдуард, что ваша головка будет увенчана короной. Злой герцог Йоркский хочет лишить вас престола, но у него ничего не выйдет.
– Никогда! – воскликнул маленький Эдуард и горделиво потрогал шелковую алую розу, вышитую на его тунике.
Он ехал верхом рядом с матерью и подозрительно поглядывал по сторонам, зная, что вокруг полным-полно шпионов, подосланных зловредным герцогом Йоркским и еще более зловредным графом Варвиком.
Население встречало армию угрюмо. Проклятая Француженка привела с собой целую орду разбойников, которые так и норовили прибрать к рукам все, что только можно. И это еще только начало – скоро под знамена королевы соберутся грабители и бандиты со всей страны.
Маргарита, как всегда, умудрилась настроить англичан против себя.
Лондонцев нашествие привело в ужас, и многие из них вступили в армию Варвика. Граф взял с собой в поход короля – пусть все знают, что он – верный слуга престола. Ведь Варвик не уставал повторять, что ему не нужна корона, он всего лишь заботится о благе страны. Законный монарх – Генрих, а после его смерти на трон взойдет герцог Йоркский. Хорошее решение, одобренное Парламентом.
Погода стояла скверная. Неподходящий сезон для войны. Что поделаешь – выбирать не приходится. Погода одинаково немилостива к обеим враждующим сторонам.
Войско выступило из Лондона двенадцатого февраля – многочисленное, хорошо вооруженное, пользующееся поддержкой у народа. Слухи о том, как бесчинствуют на севере солдаты Маргариты, докатились до Лондона, и столичные купцы испугались за свое имущество. Они не пожалели денег, чтобы обеспечить Варвика хорошо обученными солдатами, поэтому граф не сомневался в победе. С ним вместе в поход выступили герцог Норфолк, граф Арундел, лорд Монтегю, лорд Бонвил, сэр Томас Кириелл, а также капитан Лавлейс, кентский дворянин, попавший в плен при Уэйкфилде, но сумевший бежать от ланкастерцев. Капитан был превосходным солдатом, и Варвик доверил ему лучший из своих полков.
Кроме того, Варвик обзавелся новым оружием, которое наверняка повергнет врага в панику. Были у графа и пищали, стрелявшие свинцовыми пулями, и так называемый «дикий огонь»: огненные стрелы, пропитанные горючим составом. «Дикий огонь» воспламенял все, на что попадал. Можно было себе представить, какой ужас охватит ланкастерцев под градом этих пылающих стрел!
Возле Сент-Олбанса Варвик встал лагерем. Именно это место выбрал он для сражения. В предыдущий раз йоркисты одержали здесь викторию. Тогда-то и воссияла звезда Варвика – ведь до битвы при Сент-Олбансе он был мало кому известен. Здесь он показал, на что способен. При Сент-Олбансе ему повезло один раз, повезет и во второй.
Тот, кто выбирает поле сражения, оказывается в более выигрышной позиции. Варвику было известно, с какого направления ожидать врага, и он преградил обе дороги, ведущие из Лютона.
Маргарита была еще далеко, и у йоркистов имелось несколько дней, чтобы как следует подготовиться к обороне. Варвик вооружил своих солдат до зубов. Его лучники получили щиты новой конструкции: они раскрывались, когда лучник стрелял, а затем закрывались снова; к тому же их поверхность была утыкана длинными шипами, так что щиты можно было использовать и для защиты от вражеской конницы: достаточно побросать их на землю, и перед конницей возникает непреодолимая преграда. По всему фронту Варвик велел вырыть капканы и ямы-ловушки.
С такими приготовлениями можно было не сомневаться в исходе дела.
– Приглядывайте за королем, – сказал Варвик своим соратникам. – В бой он не полезет, сбежать тоже не убежит, однако я бы хотел, чтобы при нем неотлучно находились вы, Бонвил, и еще кто-нибудь из рыцарей.
Сэр Томас Кириелл сам вызвался состоять при короле, и Варвик сказал, что лучшей кандидатуры не сыскать.
– Вам, Лавлейс, я доверяю наш правый фланг.
Капитан кивнул, надеясь, что по его лицу нельзя догадаться о его душевных терзаниях. Дело в том, что Лавлейс оказался в весьма двусмысленной ситуации. Он обманул своих соратников, сказав, будто ему удалось после Уэйкфилда бежать из плена. На самом деле все обстояло несколько иначе. Лавлейса отпустили – однако с условием. Нет, он не желал становиться шпионом, ведь он честный солдат! Однако, когда ему пригрозили пыткой и мучительной смертью, пришлось уступить.
– Возвращайтесь в армию Варвика, – сказали Лавлейсу. – Он назначит вас командиром одного из полков. Однако отныне вы служите нашему делу. Будете посылать нам донесения о состоянии его войск, о его планах, об уязвимых местах его обороны…
Зачем только он согласился! Лучше бы умереть с честью. Но есть предел человеческим силам.
И вот теперь он служит в армии Варвика, пользуется полным доверием графа. Как тяжело! Зачем только он попал в плен при Уэйкфилде?
Впрочем, возможно, все и обойдется. Варвик наверняка одержит победу, и тогда Маргарита и ее капитаны ничего не смогут Лавлейсу сделать. Победа наверняка будет сокрушительной, и тогда конец всем страхам.
Варвик обязан победить! Да не просто победить, а так разгромить врага, чтобы Лавлейсу не пришлось нести ответственность за свою двойную игру.
Королевский шатер поставили под раскидистым дубом; лорд Бонвил и сэр Томас Кириелл не отлучались от Генриха ни на шаг.
– Ни о чем не беспокойтесь, милорд, – сказал Бонвил. – Мы вас не оставим. Какой бы оборот ни приняла битва, мы будем с вами.
– Битва, снова битва, – пробормотал Генрих. – Зачем они нужны, к чему вообще все это кровопролитие? Ведь я обещал, что Йорк получит корону после моей смерти! Стыдно, стыдно, господа, обращаться так с помазанником Божьим!
– Во всем виновата королева, милорд. Она не желает прислушиваться к голосу народа. Ей хочется, чтобы корона досталась ее сыну.
Король лишь покачал головой и пробормотал что-то неразборчивое. Бонвил и Кириелл переглянулись. Странно, что Генрих так легко согласился лишить своего сына прав наследства. Может быть, король знает, что Эдуард – не его ребенок? Или же Генрих го-тов на любые жертвы, лишь бы в стране воцарился мир?
Во всяком случае, достаточно взглянуть на этого монарха, чтобы понять: война была совершенно необходима. Такой человек править страной не может. Где уж ему сравниться с юным принцем, как две капли воды похожим на легендарного Эдуарда Долговязого? Безусловно, корона должна достаться претенденту.
Варвик понял свою стратегическую ошибку еще в самом начале сражения. Он слишком понадеялся на возведенные укрепления, а Маргарита его перехитрила: она предприняла обходной маневр и нанесла удар с другой стороны, с незащищенного северо-западного фланга. Положение усугублялось тем, что йоркистам в лицо дул ледяной ветер.
Кроме того, оказалось, что сообщения о численности войска королевы были сильно преуменьшены. Маргарита привела с собой почти вдвое больше солдат, чем было у Варвика. Конечно, это еще не гарантировало ей победы, но неожиданность удара и рельеф местности давали ланкастерцам преимущество.
А тут еще пошел снег, пурга дула прямо в лицо солдатам Варвика. Хваленый «дикий огонь» вместо того, чтобы наносить ущерб противнику, посеял панику в рядах самих лучников: пущенные стрелы ветер швырял обратно, и пламя оборачивалось против обороняющихся.
Не пригодились ни ловушки, ни ямы; ланкастерцы обошли их стороной. Варвику стало ясно, что ни доблесть, ни хитрость теперь уже не помогут. Битва проиграна.
Понял это и Лавлейс. У него был только один способ спастись, и бравый капитан не замедлил им воспользоваться.
Он отдал приказ своим всадникам, и они последовали за ним в сторону ланкастерского лагеря.
На скаку капитан кричал:
– За Генриха! За Маргариту!
Королева была в восхищении. Сражение заканчивалось триумфально, а измена Лавлейса превратила поражение йоркистов в полный разгром.
Варвик поспешно отступал. Первую битву при Сент-Олбансе он выиграл, во второй потерпел крах.
* * *
Король сидел в шатре, под охраной лорда Бонвила и сэра Томаса Кириелла, погруженный в молитву. Отовсюду доносились звуки битвы. Генрих чувствовал себя глубоко несчастным. Он молил Всевышнего о ниспослании ему скорейшей смерти. Вся его жизнь представляла собой сплошное мучение. Вот если он умрет, тогда Эдуард Йоркский станет королем, и в стране воцарится мир. Хотя нет, Маргарита ни за что не уступит, она не позволит, чтобы ее сына лишали короны. Корона, все дело в ней!
Сэр Томас шепнул лорду Бонвилу:
– Нам нужно спасаться. Наши друзья бегут с поля боя.
Лорд Бонвил заколебался:
– А кто будет охранять короля?
– Ничего с ним не случится. Маргарита не даст своего мужа в обиду.
– Но откуда простым солдатам знать, что это король?
Услышав, что его телохранители перешептываются, Генрих сказал:
– Я знаю, вы хотите меня покинуть.
– Милорд, наше войско разбито. Если мы останемся, нам конец.
– Нет, я сумею вас защитить. Вы охраняли меня, а я позабочусь о вас.
Рыцари переглянулись. Состоять при короле – их долг. Варвик специально поручил им охранять королевский шатер, чтобы мародеры из той или другой армии не причинили вреда Генриху. Когда кончится битва и начнется грабеж, солдаты совершенно озвереют. Если оставить короля в шатре одного, неизвестно, к чему это может привести.
– Хорошо, милорд, – сказал Бонвил. – Мы остаемся.
* * *
Победа! Враг бежит! Маргарита торжествовала. Она обняла сына и воскликнула:
– Мы их разбили! Мы изгоним их из Англии. Йорку и Варвику конец. Теперь они сами это понимают. Возблагодарим Господа за победу. Но это еще не конец, сын мой. Нужно идти на Лондон. Мы объявим вас наследником престола, а я буду регентшей до тех пор, пока вы не войдете в возраст.
– А как же мой отец, миледи? – удивился принц.
– Ваш отец в плену у наших врагов. Дай Бог, чтобы с ним все было в порядке. Но теперь все переменится, сын мой, ведь мы одержали победу.
Тут в шатер вбежал взволнованный лорд Клиффорд.
– Миледи, король нашелся! Снаружи ждет его камердинер Хау, его прислал лорд Бонвил.
– Пусть Хау немедленно войдет!
Камердинер короля преклонил перед Маргаритой колени:
– Миледи, я могу отвести вас к королю. Его охраняют лорд Бонвил и сэр Томас Кириелл.
– Предатели! Они оба – мои злейшие враги!
– Они защитили короля от солдатни, и его величество обещал им помилование.
– Немедленно проводите меня к королю! – приказала Маргарита.


Генрих вскочил со стула и воскликнул:
– Маргарита!
Она обняла его:
– Слава Богу, вы живы. Ах, Генрих… Сколько месяцев мы не виделись! Но теперь все будет хорошо.
– Маргарита, как я рад вас видеть!
– Победа! Наши враги бегут!
– Значит, теперь будет мир.
– Мир будет тогда, когда мы добьемся своего. Вот ваш сын, милорд. Эдуард, поздоровайся с отцом.
Генрих обнял сына, в глазах короля стояли слезы.
Тем временем Маргарита разглядывала сэра Томаса Кириелла и лорда Бонвила, нервно переминавшихся с ноги на ногу. Лицо королевы исказилось от ненависти. Перед ней были враги! Они сражались против законного короля.
– Милорд Клиффорд, – приказала она, – вызовите стражу и арестуйте этих людей.
– Но король обещал нам помилование! – воскликнул лорд Бонвил.
Маргарита не обратила на его слова ни малейшего внимания.
– Милорд! – воззвал Бонвил к Генриху.
– Да, Маргарита, эти люди – мои добрые друзья, – сказал Генрих. – Они не бросили меня в опасности, и я обещал им свободу.
– И все равно будет лучше, если мы поместим их под стражу, – сказала Маргарита.
Солдаты увели арестованных.
– А теперь, – улыбнулась королева, – вы должны наградить тех, кто верно служил вам. Начните с собственного сына. Почему бы вам не произвести его в рыцари? Есть и другие, кто доблестно сражался за своего короля. Если позволите, милорд, я приведу их вам.
– Извольте, – сказал король.
* * *
Генрих чувствовал себя утомленным и не выходил из шатра. Он очень ослаб, и перед возвращением в Лондон ему нужно было поднабраться сил. План Маргариты был таков: идти на Лондон, взять столицу с марша, восстановить короля во всех правах и дать понять всему миру, что у короля растет сильный наследник. Эдикт, согласно которому наследником назначался герцог Йоркский, будет объявлен недействительным.
Втайне Маргарита была рада, что король так слаб. Значит, он не будет ей мешать в деле, которое она задумала.
По приказу королевы поставили специальный шатер, в котором должен был состояться суд. На троне сидел принц Эдуард; посередине же была установлена плаха, и наготове стоял палач с топором.
Ввели сэра Томаса Кириелла и лорда Бонвила. Маргарита объявила, что они – изменники: сражались против своего короля, помазанника Божьего. А что ожидает предателей? Смерть.
– Король обещал нам помилование, если мы его не бросим, – сказал Бонвил.
– Изменников не милуют, – холодно ответила королева. – Вы получите по заслугам, милорд. Правосудие восторжествует.
Она обернулась к сыну:
– Какой каре подвергнуть двух этих изменников, сын мой?
Желая показать, что хорошо усвоил выученный урок, принц выпалил:
– Отрубить им головы!
Королева улыбнулась:
– Приговор объявлен. Пусть же его немедленно приведут в исполнение.
Маленький принц во все глаза смотрел, как осужденных одного за другим подтаскивают к плахе. Опускался и вздымался топор, голова откатывалась в сторону, из раны хлестала кровь.
Маргарита заметила, что мальчик не содрогнулся и не отвернулся. Она была довольна. Он не будет похож на отца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Алая роза Анжу - Холт Виктория



Хорошая и трогательная книга .
Алая роза Анжу - Холт Викторияotchelnik
12.11.2010, 21.00





После пассажа в самом начале "Орлеан, ключ к Лотарингии" интерес к книге пропал. Где Лотарингия, а где Орлеан... это как "Калининград, ключ к Уралу". Если это начало, то дальнейшие исторические и географические несоответсвия будут вызывать раздражение.
Алая роза Анжу - Холт ВикторияKatya
30.08.2011, 20.36





клас
Алая роза Анжу - Холт Викторияримма
30.11.2011, 10.25





Мне не понравилась книга, дочитывала только из привычки доводить начатое до конца.
Алая роза Анжу - Холт ВикторияElena
18.09.2012, 14.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100