Читать онлайн Под маской скромности, автора - Холт Черил, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под маской скромности - Холт Черил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 91)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под маской скромности - Холт Черил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под маской скромности - Холт Черил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Черил

Под маской скромности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Принеси мне чаю, – приказала Лидия Бертон нерасторопной горничной, – и поторопись, или следующим человеком, с которым я буду разговаривать, будет лорд Стэнтон.
При упоминании хозяина девушка поспешила прочь, а Лидия, кипя гневом, решала, как она ей отплатит. Она всю свою жизнь обдумывала планы мести, исполняя их с жестокой и злобной радостью. Обычно она казалась спокойной и скромной, и осмелившиеся перечить ей считали, что она безобидна, но очень ее недооценивали.
В столовой висело зеркало. Увидев свое отражение, Лидия тут же перестала испытывать сожаление. Она родилась некрасивой – волосы мышиного цвета, глазки-бусинки, острые нос и подбородок, и к тридцати пяти годам не похорошела. Фигура тоже у нее была своеобразная – сутулые плечи и слишком широкие бедра, к тому же она была плоская как доска – грудь у нее так и не развилась.
Невозможно сосчитать, как часто отец жаловался на ее невзрачность. Когда вечно оскорбляющий ее старик умер, Лидия не горевала ни единой секунды. Хорошо смеется тот, кто смеется последним – а Лидия тратила его деньги и распоряжалась его собственностью.
Она получила особое удовольствие, когда мучила отца, лежавшего на смертном одре, рассказывая ему, как будет все это транжирить, а он уже не сумеет ей воспрепятствовать, и любила думать, что именно эти исполненные злобой слова подтолкнули его к могиле.
Горничная принесла чай и накрыла на стол. Лидия схватила девушку за руку и сильно ущипнула, оставив след.
– Если ты еще раз посмеешь не обратить на меня внимания, – предупредила она, – я велю тебя выпороть, а потом выкину на улицу, и будешь бродяжничать. Никто никогда больше о тебе не услышит.
Глаза девушки расширились от испуга, но она осмелилась огрызнуться:
– Граф никогда вам этого не позволит.
– Так ведь граф никогда и не узнает, правда? – Лидия так мрачно и опасно улыбнулась, что горничная кинулась прочь, а Лидия поняла, что здесь ей больше волноваться не придется. Она улыбалась, наслаждаясь такой осторожной демонстрацией своей власти.
Как приятно ставить себя выше других и потакать своим небольшим слабостям! Лидия вздохнула от удовольствия.
В холле раздался шум, в комнату вошла Ребекка, и Лидия приняла свой обычный вид. Ребекка так невыносимо изящна – кажется, она не идет, а скользит. Приподнятое настроение Лидии мгновенно улетучилось. Она не выносила постоянных напоминаний о совершенстве Ребекки! Ее безупречность на фоне скучной ординарности Лидии была подобна буйному разгневанному чудовищу, пожирающему Лидию заживо.
У Ребекки было все то, чего не было у Лидии. Хорошенькая, розовощекая, с блестящими темными волосами и выразительными зелеными глазами. Ее внешность вкупе с небольшим ростом, соблазнительной фигурой и доброжелательным характером непрестанно раздражала Лидию.
Почему Ребекка так хороша? Так прекрасна? Почему в ней столько женственности, которой нет у Лидии?
– Здравствуй, Лидия, – прощебетала Ребекка, влетев в комнату, и, схватив тарелку, принялась накладывать на нее тосты. Она никогда не дожидалась, пока ее обслужат слуги, заявляя, что не хочет их беспокоить. – Прекрасное утро, правда?
– Будет дождь, – буркнула Лидия, которая терпеть не могла радостных повадок Ребекки и стремилась всячески их подавлять.
– Правда? Жалко. – Ребекка выглянула в окно и посмотрела на улицу. – Мы можем остаться дома и пригласить гостей. Поиграем в шарады. Будет очень весело.
– Терпеть не могу шарады.
– Ничего подобного, – весело побранила ее Ребекка и уселась за стол. – Ты просто всегда говоришь поперек.
– Заказанные тобой наряды готовы. Если хочешь на бал в пятницу надеть изумрудное платье, тебе нужна еще одна примерка. Так что прохлаждаться дома тебе некогда.
– Ну что ж, долг зовет, – фыркнула Ребекка. – Придется заставить себя поехать к портнихе. Поедешь со мной? В прошлый раз я видела у нее несколько платьев, которые бы очень тебе пошли. Почему бы не побаловать себя?
– И в самом деле, почему бы нет? – Лидия подавила вспыхнувший было гнев. – Я наняла для тебя компаньонку, так что могу теперь не беспокоиться сама.
Она старалась никогда не появляться на людях с Ребеккой. Ребекка так хороша, а сама Лидия такая невзрачная, что вокруг постоянно шептались о том, какая они странная пара, и Лидия не собиралась лишний раздавать пищу для сплетен.
Ребекка становилась царицей любого бала. В обществе постоянно говорили, как она ослепительно хороша, и эти комплименты вставали Лидии поперек горла, как сухая корка.
Еще когда Ребекка была младенцем, Лидия частенько пробиралась к ней в детскую и подумывала, не удушить ли ее во сне. Она так до сих пор и не поняла, почему не сделала этого.
– Чем вы собирались заняться с кузеном Алексом? – Лидия хорошо научилась скрывать свои чувства. – Кататься верхом?
– Ну уж не во время дождя! – поддразнила ее Ребекка.
– Не умничай. – Лидия разговаривала с ней не как с сестрой, а как мать с дочерью. Будучи на тринадцать лет старше и воспитав Ребекку, она и вела себя, как строгая родительница.
– Ах, Лидия, – рассердилась Ребекка, – не будь такой занудой. Ты себя хорошо чувствуешь? Голова не болит?
– Нет. Я просто устала от приготовлений к обручению. Ты отлично знаешь, как я не люблю Лондон.
– Знаю, и ты такая милая, что согласилась сопровождать меня.
– Можно подумать, у меня имелся выбор. Не могла же я позволить тебе путешествовать в одиночку, и, разумеется, тебе нельзя жить у Алекса одной.
– Конечно, нет, и я благодарна тебе.
– Благодарна? В самом деле?
– Да, дорогая.
Ребекка послала ей свою знаменитую очаровательную улыбку, и Лидии немедленно захотелось отвесить ей пощечину.
То, что Лидии пришлось помогать Ребекке в обручении с Алексом, она воспринимала как самое сильное оскорбление. Изначально в невесты Алексу предназначалась именно Лидия, но по неизвестным причинам их отцы переменили решение, и теперь невестой стала Ребекка, а Лидия осталась никем.
Ей было наплевать на Алекса – она не способна на сильные чувства. Но то, что Ребекка получит нечто, чего не будет у Лидии, – просто вопиющее бесстыдство. Ребекка могла заполучить любого мужчину, и ей предлагали принять предложение младшего никчемного братца Алекса, Николаса, но она выбрала Алекса, совершенно не думая о желаниях Лидии. Этого позора Лидия ей простить не могла и время от времени тревожилась, как бы не взорваться, уж слишком много ярости в ней скопилось.
Раздались шаги, и в комнату нетвердой походкой вошла Эллен. Она надела строгое темно-серое платье, а золотистые волосы спрятала под неприглядный чепец. Сегодня Эллен была чрезвычайно бледной и дрожала так, словно заболела.
Она взяла себе один тост, что казалось странным, учитывая ее обычный аппетит, и села за стол, в то время как Ребекка в своей типичной раздражающей манере продолжала щебетать о том, как чудненько они проведут время в магазинах.
Лидия не обращала внимания ни на ту, ни на другую. Она презирала Эллен еще сильнее, чем Ребекку. Эта была красивее сестры, Эллен превосходила Ребекку зрелостью и изяществом, которых та пока не достигла. Получив приличное воспитание и образование, Эллен не имела ни гроша, у нее не было никаких перспектив, однако вела она себя, как особа королевской крови. Вечно жеманничала и делала вид, будто она дорогая гостья или член семейства, а не жалкая служащая.
Ребекка считала Эллен своей подругой и обращалась с ней соответственно, вместо того чтобы поставить ее на место. Поэтому Лидии приходилось постоянно одергивать Эллен, чтобы та не забывалась.
– Ты не будешь против, если я попрошу тебя взять с собой кого-нибудь из горничных? – внезапно захныкала Эллен. – Я плохо себя чувствую.
Ребекка уже хотела сказать какую-нибудь сочувственную чушь, но Лидия моментально вмешалась:
– Я буду против, если ты останешься бездельничать дома.
– Но, Лидия, – возразила Ребекка, – если Эллен нездорова, я могу заняться делами завтра. Какая разница?
– Ты заберешь свои платья сегодня утром, Ребекка. – Резкий тон Лидии не допускал возражений. – А ты, – она сверкнула глазами на Эллен, – получаешь жалованье за то, чтобы сопровождать Ребекку, а не за то, чтобы прохлаждаться в постели. Выпей чаю, приди в себя и выполняй свои обязанности.
Лидия встала и вышла из комнаты, чтобы они не начали ныть. Нет ничего более тошнотворного, чем эти две… со своей общительностью и сердечностью.
Шагая через холл, Лидия поняла, что сегодня раздражена сильнее обычного. Неясно только, злится она из-за надвигающегося венчания или из-за того, что наткнулась утром на Николаса, слишком сердитого, чтобы, поздороваться с ней.
«Как-нибудь… когда-нибудь… – поклялась она себе, – я с ними со всеми поквитаюсь. Я заставлю их заплатить за все, и им тогда придется раскаяться».
Николас Маршалл остановился рядом с уборной французской актрисы Сюзетт Дюбуа. Красотка накладывала сценический грим и собиралась надеть костюм. Вечернее представление могло быть паршивым, актеры – скучными и бесталанными, комедия – тупой, но сама Сюзетт, несмотря на свою дурную репутацию, всегда была великолепна.
Он не должен был посещать ее, пока не найдет средств, чтобы взять на содержание. Сюзетт надоело ждать, и она пугала его тем, что скоро найдет себе другого покровителя, а этого Николас допустить не мог.
Сюзетт должна принадлежать ему! Должна! Он не примет других вариантов.
Сквозь щелку в двери Николас видел, как актриса расхаживает по гримерке. Огненно-рыжие волосы ниже пояса, стройные ноги, обтянутые ярким трико, туфельки на высоких каблуках…
Она туго зашнуровала корсет, и роскошная грудь буквально выпирала из него. Пока Николас подглядывал, Сюзетт распускала шнуровку, и когда ожидание стало невыносимым, дернула за шнурки и сорвала корсет.
С обнажившейся грудью актриса потянулась и выгнулась. Нежные холмы покачивались и шевелились, когда она двигала плечами. Сюзетт взяла полотенце и круговыми движениями начала растирать руки, шею, грудь.
Вожделение Николаса взмыло на невиданную высоту, и он просто не мог согласиться с мыслью, что эта женщина не станет его. За двадцать восемь лет жизни он отлично научился добиваться того, чего хотел, хоть честными способами, хоть грязными, и только Сюзетт сумела выскользнуть из его хватки. Слишком дорого стоило ее содержание.
В тысячный раз Николас проклял свой жребий. Он совершил ужасный грех – родился вторым, чем сильно понизил свое положение. Кроме того, ходили слухи о неверности матери.
Николас ничем не походил на Алекса. Алекс был очень похож на отца – темноволосый, голубоглазый, высокий и подтянутый. Николас был светловолосым, кареглазым и коренастым.
Отец болезненно относился к этому отсутствию сходства, и наследство Николасу досталось мизерное – птичья ферма под названием Нью-Хейвен. Он владел только этой отвратительной собственностью, но дохода от нее едва хватало, чтобы покрыть расходы на одежду, не говоря уже о собственном доме или экипаже. Николасу приходилось постоянно выпрашивать деньги у Алекса.
И что ему делать? Как купить благосклонность Сюзетт? Она настолько овладела всеми его помыслами, что он всерьез начал опасаться за свой рассудок. Актриса была как опасная болезнь, которую невозможно исцелить.
Она повернулась лицом к двери, зачерпнула из баночки крем и начала втирать в соски. Крохотные, как у мальчика, бутончики еще сильнее сжались, когда на них нанесли холодный крем.
Сюзетт сжимала и щипала, и это возбудило Николаса сверх всякой меры. Он не будет околачиваться в коридоре, как проситель, не будет молить о разрешении войти.
Николас ворвался в дверь. Сюзетт вздрогнула и нахмурилась:
– Ник, mon ami, зачем ты здесь? Я велела тебе больше не приходить.
– Я не могу без тебя. Просто не могу.
– Зачем мучить себя? После представления я встречаюсь с месье Делфордом. Мы будем обсуждать условия.
Делфорд был жирным старым распутником, и мысль о том, что он окажется между ее непорочными бедрами, едва не уничтожила Николаса.
– Я не позволю ему овладеть тобой! – угрожающе воскликнул он. – Скорее я убью тебя. Ты моя, слышишь?
Сюзетт насмешливо улыбнулась:
– Твоя? Если ты действительно в это веришь, ты просто глупец!
Николас рассвирепел, схватил Сюзетт и всем телом прижал ее к стене. Она пыталась вырваться, но он был намного крупнее и сильнее.
– Я найду деньги, – заявил Николас.
– Да ты все время это говоришь.
– Найду!
– Я устала от твоих обещаний.
– Брачные узы – вот мое слово, – солгал он. – Я скоро обручусь.
– Красивая сказка; ты уже говорил мне это раньше.
– Я прямо сейчас готовлюсь к помолвке.
– Я не дешевка, mon cher. Чтобы содержать меня, нужно жениться на богатой наследнице, да только кто за тебя пойдет?
Ехидный вопрос слишком уязвил его гордость. Он не позволит унижать себя! Целых десять лет Николас пресмыкался перед каждой богатой девушкой королевства, но ни одна им не заинтересовалась. Ему не хватало титула и обаяния брата, поэтому приходилось довольствоваться объедками. Но с унижениями покончено! Он что-нибудь придумает – всегда придумывал.
Сюзетт выкручивалась и выворачивалась, но Николас крепко держал ее за руки. Он наклонился и впился губами в ее сосок.
– Я знаю, что тебе нужно! – прорычал Николас. – Знаю, чего ты хочешь!
Он расстегнул брюки, сунул в них руку актрисы и охватил ее ладонью напрягшийся член. Сюзетт не любила прикасаться к его интимным местам, так что самое время показать ей, каково это – заставить ее повиноваться.
Он всунул пенис в ее стиснутый кулак и подумал, не кончить ли в него, но решил не делать этого. Они играли в неистовую игру. Сюзетт подвергала его танталовым мукам, обещая наслаждение, но позволяя всего лишь слегка прикоснуться к себе – вполне достаточно, чтобы он возвращался, желая большего.
Она со всей ясностью дала понять, что несвободна и что за привилегии нужно платить. Если Николас хочет ее, он сначала должен уладить финансовые дела.
– На колени, – приказал он. – Полижи меня язычком, как в прошлый раз.
Она с отвращением передернулась.
– Не хочу.
– Делай, что сказал!
Николас попытался поставить ее на колени, но Сюзетт не поддавалась. Она заявила, что выполнит любое его требование, как только он достанет денег; и то, что она отдастся на его милость, что согласится на любые извращения, стоило любых мучительных раздумий.
– Ненавижу делать это с мужчинами, – объявила Сюзетт. – Приведи женщину, мы с ней побалуемся, а ты посмотришь.
Она постоянно говорила, как сильно любит женщин, и это заставляло Николаса страдать. Он твердо вознамерился показать ей, как хорошо им будет вдвоем, чтобы она сменила свои испорченные вкусы.
– Никаких женщин, – рассердился он. – Ты оседлаешь моего красавца, и тебе это понравится. А теперь на колени.
Очень неохотно Сюзетт все же опустилась на колени, и ее покорность дала ему ощущение всесильности и неуязвимости. Она вытащила член из брюк и лизнула его – раз и другой – потом отодвинулась и встала. Николас чувствовал себя просто ужасно, а она выглядела спокойной и собранной и вела себя так, словно ничего не случилось.
– Больше ничего не будет, – заявила она, – пока не перевезешь меня в новый дом. Если, конечно, месье Делфорд не опередит тебя. Что ты собираешься делать, Ник?
– Я уже сказал – я убью тебя раньше, чем Делфорд прикоснется к тебе.
– И как ты ему помешаешь? – Она оттолкнула Николаса, подошла к зеркалу и принялась наносить налицо грим.
Николаса оскорбило такое пренебрежение. Он схватил Сюзетт за талию, собираясь перегнуть ее через кресло и овладеть ею против ее воли. После такого пренебрежения, после стольких волнений и долгого ожидания это будет особенно приятно.
– Пусти меня! – Сюзетт сильно ткнула его локтем под ребра.
– У тебя не будет никого, кроме меня, – поклялся Николас. – Никого!
– Тешь себя надеждой.
Николас сжал актрису сильнее, и она встревоженно вскрикнула, что привело его в восторг. Страх Сюзетт возбуждал, и Николас захотел поцеловать ее взасос, но тут в гримерку сунул нос рабочий сцены и спросил:
– У вас все в порядке, мисс Дюбуа?
Сюзетт быстро отскочила в сторону.
– Все хорошо, Том. Проводи, пожалуйста, мистера Маршалла. Мне нужно одеться.
Юноша открыл дверь, Николас помедлил и вышел из уборной. Сюзетт крикнула вслед:
– Две недели, Ник. Дашь мне ответ через две недели.
Николас вышел из театра через заднюю дверь и побрел по сырому зловонному переулку.
«Две недели… две недели»… Слова отдавались похоронным звоном. У него всего две недели, чтобы поймать удачу за хвост, и единственная богатая женщина, которой он еще не докучал, – противная кузина Лидия. Она настолько неприятна, что даже со своим огромным богатством не может привлечь к себе поклонников.
Николас брел в темноте, сожалея о прошлом, обдумывая будущее, и снова вспомнил о Лидии и уже не мог выкинуть эту мысль из головы.
Да, она невыносима и невзрачна, как калоша, но также глупа, медлительна и жалостно одинока, а это довольно выигрышное сочетание. Безо всяких трудностей он сумеет склонить ее к такому поведению, которого потребует. В конце-то концов, как она сможет ему отказать? А вскоре последует свадьба.
Справится ли он? Хватит ли ему смелости совершить такую гадость?
К театру подъезжали кареты – светский Лондон собирался, чтобы полюбоваться на Сюзетт. Мысленным взором Николас видел, как она прохаживается и кружится по сцене, видел, как мужчины в зрительном зале влюбленно смотрят на нее и одобрительно кричат.
– Лидия… – задумчиво произнес Николас. – Что ж я о ней раньше-то не подумал?
* * *
Джеймс Дрейк выбрался из толпы, подошел к сестре сзади и пробормотал:
– Привет, Эллен.
Она замерла, пытаясь понять, в самом ли деле услышала его голос.
– Джеймс! – выдохнула девушка и резко повернулась. Она оказалась значительно старше, чем он помнил, но прошло уже десять лет со дня их последней встречи. Он все еще представлял ее той наивной восемнадцатилетней девушкой, какой она была, когда случилось то несчастье, но, конечно, очень трудно пережить такое потрясение и остаться прежней. Он и сам настолько изменился, что люди, знакомые с ним раньше, его просто не узнавали.
К двадцати шести годам он перестал быть тем долговязым симпатичным пареньком, каким был когда-то. Потрясения и бедствия превратили его светлые волосы в серебристые, а глаза из синих стали серыми. Он был теперь мускулистым, сильным, как бык, кожа задубела от работы под жарким солнцем, в уголках глаз появились морщины, а улыбка пропала. Спину его исполосовали шрамы от порок, плечи ссутулились, и он хромал – нога, сломанная во время особенно жестокого избиения, постоянно давала о себе знать.
От Джеймса исходила опасность, заставлявшая людей держаться на расстоянии. Он излучал угрозу и силу, и, несмотря на облачение джентльмена – аккуратно завязанный галстук и отлично сшитый сюртук, – было видно, что он самозванец. Плети выбили из него все благородство.
Джеймс с удовольствием отметил, что Эллен по-прежнему чертовски хороша, однако ее озорная невинность исчезла. Она была такой чопорной и правильной, такой взрослой и печальной. Выглядела она измученной, словно очень много пережила, и хотя в том скандале не было его вины, Джеймс все равно почувствовал себя ответственным за эти перемены.
Сумеет ли он возместить ей все это? Да стоит ли пытаться?
Было очевидно, что Эллен очень хочет обнять брата и с трудом сдерживается, но они стояли посреди Бонд-стрит, мимо шли прохожие, и выставление своих чувств напоказ непременно привлекло бы интерес. Именно поэтому Джеймс и выбрал такое оживленное место. Он волновался, не зная, какой прием его ожидает. На случай, если Эллен с отвращением отвернется, ему требовалась толпа, в которой можно скрыться.
Джеймс увидел, что сестра рада встрече, и его измученное сердце возликовало.
Эллен украдкой взяла брата за руку:
– Что ты здесь делаешь?
– Ты написала, что будешь в Лондоне, – объяснил Джеймс. – Я должен был тебя увидеть. Ты получаешь деньги, которые я тебе посылаю?
Конечно, этого было недостаточно, но он делился с сестрой всем, чем мог и когда мог, и суммы постоянно возрастали.
– Да, спасибо. Часть я потратила вот на это платье. – Она расправила юбку колоколом, чтобы брат увидел, какое оно красивое.
– Я рад, что ты тратишь их на себя. – Не удержавшись, Джеймс протянул руку и потрогал локон, выбившийся из-под чепца. – Ты ничуть не изменилась.
– Лжец, – поддразнила брата Эллен, но улыбка ее увяла, когда она заметила на его пальце кольцо – золотую полоску с сапфирами, выложенными в форме птички, точную копию той проклятой драгоценности, которая их уничтожила.
– Откуда у тебя это кольцо? – требовательно спросила она.
– Не беспокойся. Это не настоящее.
– Но тогда… зачем?
– Чтобы я никогда не забывал, что они со мной сделали.
– О, Джеймс… – Эллен вздохнула, несомненно, желая побранить брата, но понимая, что он не прислушается к ее словам. Вместо этого она спросила: – А откуда у тебя столько денег? Пожалуйста, доверься мне.
– Я работаю, глупышка. А откуда они, по-твоему? – Джеймс не стал вдаваться в подробности, не желая говорить о пороках и азартных играх, о вымогательстве и запугивании. Эллен все равно не поймет его новых привычек и не захочет с ними мириться.
Случившееся несчастье дало ему возможность познать такие интересные черты своего характера, которых он никогда бы не узнал, если бы жизнь шла так, как планировалось. Джеймс мог быть безжалостным, мог быть жестоким, и он развил эти свои наименее приятные качества как можно сильнее. Его не волновало то, что он жил в запущенных районах Лондона среди людей низших классов. После того, что ему пришлось пережить, он больше не собирался водить дружбу с господами, как ему приходилось делать это юношей. И мысль о том, что сестра должна работать ради куска хлеба, ему претила. Эллен давно пора быть матерью семейства с благополучным мужем и выводком детишек, хозяйкой красивого дома, опорой общества. Но ничего этого не осуществилось, и Джеймс был убежден, что их отец не сможет покоиться в мире до тех пор, пока Эллен не устроится.
Джеймсом двигали две цели: месть и желание хорошо устроить сестру. Эти два стремления влияли на каждый его шаг, и он не сдастся, пока не достигнет и того, и другого.
Он не надеялся, что у них будет много времени на беседу, поэтому нужно было поторопиться. Хозяйка Эллен только что зашла в лавку, и Джеймс понимал, что она скоро выйдет оттуда. Не нужно, чтобы Эллен застали за разговором с ним.
– Скажи-ка, – начал он, – где могила отца? Я должен отдать ему дань уважения.
Эллен нахмурилась, а потом очень ласково произнесла:
– На достойные похороны не хватило денег, Джеймс. Его погребли на участке для нищих, позади церкви.
Это значило, что нет ни надгробного камня, ни другой отметки, указывающей, что сей добрый человек вообще когда-то жил на свете. Еще один крест для Джеймса, и невероятно тяжелый.
Эта новость только укрепила решимость Джеймса, помогла сосредоточиться на главной цели. Семья будет отмщена! И даже если на это уйдет вся жизнь до последнего вздоха, он добьется своего.
Внезапно Эллен выдернула руку и выпрямилась. Джеймс обернулся и убедился, что хозяйка сестры возвращается.
Она оказалась моложе, чем предполагал Джеймс, и невероятно красива, с дивными темными волосами и большими зелеными глазами. Невысокая, но восхитительно округлая во всех нужных местах и очень веселая. Она излучала самоуверенность и изящество, присущие только очень богатым людям. Она символизировала все то, что он ненавидел, и Джеймс почувствовал к ней отвращение с первого взгляда. Он быстро украдкой оценил ее драгоценности и сумочку, прикинул их стоимость, мысленно соображая, как проще всего стянуть их и заложить. Джеймс понадеялся, что она не слишком к ним привязана. Во всяком случае, потому что, когда он уйдет, эта милашка лишится…
– Эллен, – воскликнула женщина, подойдя ближе, – так мило, что ты дождалась меня!
– Это нетрудно, – ответила Эллен. – Ты же знаешь.
– Я никак не могла решить, какую хочу ткань, и в конце концов выбрала синюю.
– Превосходно. Тебе очень пойдет.
Наступила неловкая пауза. Девушка внимательно посмотрела на Джеймса, потом на Эллен, потом снова на Джеймса. Очевидно, она ждала, когда их представят друг другу.
Эллен в замешательстве пыталась решить, что сказать, но ее язык опередил мысль.
– Ребекка, позволь мне представить тебе моего… моего…
Она не смогла закончить фразу, поэтому Джеймс просто шагнул вперед, взял леди за руку и поклонился.
– Я мистер Джеймс Дункан, – солгал Джеймс, назвавшись фальшивой фамилией. – Мы с Эллен старые друзья. Вместе росли в Суррее, но не виделись уже… о… лет десять, а то и больше.
– Десять лет! Боже мой!
– Разве это не удивительно? Мы нечаянно столкнулись на улице.
– После такой долгой разлуки? – ахнула девушка. – Как это замечательно! Меня зовут мисс Ребекка Бертон, – добавила она, перехватив инициативу, потому что было очевидно, что Эллен не в состоянии представить ее.
– Мисс Бертон? – уточнил Джеймс. – Как случилось, что ни один счастливчик еще не умыкнул вас?
– Один сумел. – Ребекка улыбнулась и показала на кольцо с бриллиантом размером чуть не с Ирландию. – Я приехала в Лондон для официального обручения.
– В самом деле? – Эллен не сообщила ему об этом в своих письмах. Сказать по правде, она весьма сдержанно рассказывала о своей работе, но мисс Бертон, похоже, была вполне приемлемой нанимательницей.
– Может быть, вы знаете моего жениха? – поинтересовалась мисс Бертон.
Этот вопрос заставил Эллен открыть рот.
– Джеймс, Ребекка помолвлена с Алексом Маршаллом.
Имя Стэнтона, произнесенное вслух, потрясло Джеймса, но он сумел отреагировать спокойно, что дало ему повод для гордости. В голове пронеслась тысяча мыслей, главной из которых была одна – невозможно поверить, что Эллен согласилась работать на этих людей! Ничего удивительного, что она об этом не упоминала.
Что касается обожаемого жениха мисс Бертон, Джеймс так и не узнал, кто из этих испорченных, самовлюбленных аристократов на самом деле украл кольцо, определившее его безысходное будущее, но Алекс Маршалл там присутствовал – и числился в списке тех, с кем Джеймс собирался поквитаться.
– Мои поздравления, – поклонился он мисс Бертон. – Он невероятный счастливчик.
– Вы так добры, – отозвалась Ребекка.
И улыбнулась. На щеках появились ямочки. Эта улыбка словно наполнила энергией и осветила воздух вокруг, и в голову Джеймса закралась мысль подлая, жестокая и безнравственная – как раз из тех, с помощью которых он и преуспевал.
Стэнтон может считать, что вот-вот женится на Ребекке Бертон, но теперь, когда на ее пути возник Джеймс, его шансы на это сильно уменьшились.
– Я слышал о помолвке, – начал сочинять Джеймс, – но никто не говорил о том, как прелестна будущая невеста.
Ребекка рассмеялась:
– Вы ужасный льстец, мистер Дункан.
– Встретившись с таким очарованием, – любезно заявил он, – удержаться просто невозможно.
– Похоже, вы знаете лорда Стэнтона.
– Мы знакомы много лет.
Ответ был чистой правдой, хотя и не совсем точным, и создавал впечатление, что Джеймс вращается в светских кругах, являясь завсегдатаем всех тех мест, где могла появиться самодовольная физиономия Стэнтона. С помощью этой выдумки проще будет организовать следующую встречу.
– Нам пора идти, – вмешалась с хмурым видом Эллен. За прошедшие десять лет Джеймс превратился в незнакомца, и она не понимала, что он задумал.
– Вы еще долго пробудете в Лондоне? – спросил он сестру.
– Все лето, – ответила она, – но не могу сказать, что я буду делать потом.
Вмешалась мисс Бертон:
– Но ведь ты останешься с нами до свадьбы? Ты не можешь покинуть меня раньше. Мне тебя будет очень сильно не хватать.
– Лето, – повторила Эллен. – А там посмотрим, как пойдут дела.
– Я дам о себе знать, – обратился Джеймс к Эллен, имея в виду и мисс Бертон.
– Это хорошо, – сказала Эллен.
– Удачного вам дня, мисс Бертон, мисс Дрейк. – Джеймс поклонился и пошел от них в противоположную сторону, но едва он растворился в толпе, как Ребекка воскликнула:
– Моя сумочка! Куда она делась?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Под маской скромности - Холт Черил



Хорошая книга. Понравился ГГ: без всяких душевных травм и тяжелого детства, обычный мужик, который пока холостой бегает за женщинами. Насмешило что пока он ухаживал за ГГ, никогда не воспринимал её отказы всерьез.
Под маской скромности - Холт ЧерилДаша
24.02.2013, 1.14





очень противоречивый роман, странный, необычный, интересный. очень реалистично все описаны, очень очень эмоциональны все ггерои книги, читать. однозначно
Под маской скромности - Холт Чериланнабелька
24.02.2013, 7.59





Книга интересная, легко читается, не оторваться, но конец скомкан
Под маской скромности - Холт ЧерилТатьяна
2.11.2013, 21.49





Хороший роман, действительно очень легко читается.
Под маской скромности - Холт ЧерилТаня Д
24.04.2014, 22.58





Мне жаль потраченного времени, но к сожалению имею дурную привычку дочитывать до конца любую книгу. Автор книги руководствовался принципом - роман (кашу) сексом (маслом) не испортишь и лозунгом - много секса - разного, хорошего и не очень. Романтики, нежности я в романе не увидела. В романе все мужики ведут себя, как похотливые кобели, а бабы как похотливые сучки. ЧИТАТЬ НЕ РЕКОМЕНДУЮ и сама перечитывать не стану.
Под маской скромности - Холт ЧерилНюша
25.04.2014, 22.41





Сплошной разврат !rnrnrn,rnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrn.
Под маской скромности - Холт ЧерилNatali`
28.09.2014, 23.48





Главная героиня Элен - редкостная зануда, но себе на уме: при сексе с графом так кричала, что весь дом сбежался, так что граф оказался в брачной ловушке. Она видно такая, как моя соседка прямо надо мной. Посмотришь - мышь серая, но так кричала (верещала)при сексе, что прохожие на улице останавливались и с испугом смотрели на окна, думая что кого-то убивают. Так, что я несчастная 2 г. слушала эти вопли в любое время дня и суток, пока они не переехали. И тогда я поняла, как человеку мало надо для счастья.
Под маской скромности - Холт ЧерилВ.З.,66л.
13.10.2014, 10.06





Уважаемая В.З.,66л., каждый Ваш комментарий - отдельное произведение! Выражаю Вам свое восхищение и благодарность, очень приятно читать Ващи отзывы!
Под маской скромности - Холт ЧерилОльга
13.10.2014, 12.05





роман так-то понравился. наверчено всего. но... самая "одыкватная" в нем оказалась Ребекка. молодец девочка. а ггерои - 2 клоуна и мозгоклюя.
Под маской скромности - Холт Чериллёлища
3.01.2016, 19.36





бред...дешевий и пошлий
Под маской скромности - Холт Черилвика
4.01.2016, 22.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100