Читать онлайн Цвет страсти – алый, автора - Холт Черил, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цвет страсти – алый - Холт Черил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цвет страсти – алый - Холт Черил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цвет страсти – алый - Холт Черил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Черил

Цвет страсти – алый

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Позволь мне высказаться прямо. – Алекс Фарроу не сводил глаз со старшего брата. – Мы подверглись нашествию женщин.
Майкл покашливал, запинался и наконец признался:
– Думаю, можно смотреть на это и под таким утлом.
– Тебе известно, как я отношусь к тому, что девочки Мартин будут жить с нами.
– Ты был очень красноречив в своих возражениях.
– Любой здравомыслящий человек отправил бы их прямо в пансион, с единственным письмом в год, чтобы справиться об их здоровье и успехах. Но ты ведь у нас великодушный и неповторимый! О нет! – С полным презрением к этому чертову проекту он помахал рукой, словно эта тема издавала дурной запах, который он не мог выносить. – Конечно, пожалуйста. Вселяй их! Дай им ключи от дома! И никаких преград? Зачем сохранять наши привычки и весь наш образ жизни?
– Я просто попросил тебя не напиваться в их присутствии. И не приглашать проституток. Уверен, ты переживешь это.
– Ты можешь по-прежнему развлекаться в своем загородном доме и в клубе. А что делать мне?
Со времени возвращения Алекса после службы в армии их несоизмеримое финансовое положение стало источником постоянных ссор. Майкл был богат и имел доступ ко всему, что составляло казну Уинчестеров, в то время как Алекс довольствовался не слишком-то щедрым содержанием.
Алексу было ненавистно завидовать и бубнить об одном и том же, но утомительное пребывание в Европе оставило в нем горечь и обиду, и он не мог разговаривать с Майклом без постоянных жалоб.
– Когда тебя одолеет потребность в дружеском общении, – сообщил Майкл, – ты можешь воспользоваться обоими местечками. – Это было легкой жертвой с его стороны, так как Алекс предпочитал не появляться в людном месте. Его гордость не позволяла ему выносить косые взгляды или слышать шепот за спиной.
– Ты слишком, да, слишком щедр, – саркастически проворчал Алекс. Его слова прозвучали так, словно вырвались у сварливой торговки рыбой, но он не мог остановиться. – Когда гувернантка появится в доме?
– Она уже здесь.
– Со всем своим проклятым семейством. Мы создаем приют для безработных девушек в Лондоне? О чем только ты думал?
Майкл раздраженно вздохнул:
– Алекс, у нас огромный дом, а этим бедным женщинам нужно где-то жить. Дай мне лето, чтобы все уладить. Это единственное, о чем я прошу. Будь гибким, тебя это не убьет.
Алекс рассеянно потрогал свой безобразный шрам, так изуродовавший его лицо, что он ненавидел даже воспоминание об ударе, нанесенном вражеской шпагой в Португалии. У него, как у всех Фарроу, были темные волосы и голубые глаза, и когда-то он был так же красив, как Майкл. Теперь же его избегала даже бывшая невеста, и его тщеславие не выносило насмешек тех, кого он привык считать друзьями. Мало-помалу их унизительная жалость убила в нем интерес к жизни.
– Не хочу, чтобы эти посторонние сновали по дому, – проворчал он.
– Знаю, тебе этого не хочется, – мягко согласился Майкл, что еще больше раздосадовало Алекса. Почему Майкл всегда такой все понимающий?
– Тогда зачем же ты устраиваешь все это назло мне?
– Я не устраиваю это тебе назло. Мне просто приходится приспосабливаться к этой новой обстановке, и, надеюсь, со временем я решу это, к всеобщему удовольствию.
– Ты что, считаешь себя верховным арбитром?
В приступе гнева Алекс повернулся и отправился в спальню в поисках уединения.
Как Майкл осмелился совершить столько перемен, не посоветовавшись с ним! Да, правда, этот дом принадлежит Майклу. Да, он владеет всем антиквариатом и изящными безделушками, но в этом проклятом доме обитал и он, Алекс.
Майкл приветствовал гостей, нанимал слуг и переделывал спальни, не считаясь с мнением брата. Теперь сюда въезжает столько людей – на полу возникли горы багажа, а главный холл напоминал дешевую гостиницу.
Где ему спрятаться? Где обрести мир?
Алекс был уязвлен и в отчаянии, ему хотелось, чтобы… чтобы Майкл…
Он не мог решить, что хотел бы сотворить со своим братом. Майкл был порочным, но внимательным и понимающим его увечье, однако каждое слово, слетающее с его губ, действовало, словно соль на рану.
Казалось, что в то время, как Майкл обладал всеми богатствами мира, Алекс был лишен всего. Это заставляло чувствовать себя пессимистом, достойным сожаления в его стремлении купаться в собственных несчастьях; он сам ощущал себя нытиком и занудой.
Что за ужасная судьба выпала на его долю, опустив так низко? Правда, другим достались еще более сложные судьбы – они умирали, лишались рук и ног или сходили с ума от военных безумий, однако его гордыня и самоуверенность были подвергнуты унижению из-за обезображенной внешности.
«Почему именно меня?» – горестно, с отвращением вопрошал Алекс в тысячный раз.
С топотом ворвавшись в комнату, он захлопнул за собой дверь, и здесь женский испуганный возглас заставил его замереть на месте. Он быстро огляделся и увидел незнакомую женщину, которая топталась у входа в его гардеробную. Ей было лет двадцать шесть, как и ему, и она показалась ему очень хорошенькой. Она обладала темными волосами, уложенными в очаровательную прическу, большими карими глазами и зрелой стройной фигурой, округлой там, где полагается, и тонкой в талии.
Его шумное появление испугало ее, и она прижала кулачок к своей великолепной груди. Она была привлекательной, соблазнительной и окончательно сбитой с толку, и в другое время своей жизни он сыграл бы роль джентльмена, каковым и был воспитан.
– Кто вы, черт побери, – весьма невежливо спросил он, – и что вы здесь делаете?
– Ради Бога, извините меня, – ответила женщина твердым, успокаивающим голосом. – По-моему, я заблудилась. Мне это так неприятно.
Она протянула руку в поисках двери, и он испытал шок, обнаружив, что она слепа. Должно быть, она принадлежала к семейству гувернантки, а это означало, что Майкл не счел нужным сообщить необходимые и весьма важные детали.
Слепая женщина? Будет жить с ними в их доме? А что дальше! Его словно поместили в сумасшедший дом вопреки его воле, без необходимых средств на побег!
– Определенно вы потерялись. Неужели вы настолько лишены здравого смысла, что навязываетесь посторонним?
Удивленная его грубостью, она ощетинилась, но торопливо подавила свой первый порыв.
– Это всего-навсего невинная ошибка. Нет причины для грубостей.
– Смотрите, чтобы это не повторилось. Я не потерплю, чтобы посторонние нарушали мое уединение.
– Понимаю.
– Это крайне невежливо с вашей стороны – слоняться там, где вы нежелательны.
Ее лицо залила волна смущения.
– Это произошло случайно.
– Жалкое оправдание. – Она обладала достоинством королевы, что заставило его почувствовать себя мелким и маленьким, и его величайшим желанием было проглотить свой невежливый язык, но все равно он продолжал бранить ее.
– Я ухожу, – резко произнесла женщина, – и, пока мы находимся здесь, в доме, обещаю, что наши пути никогда больше не пересекутся.
– Буду вам очень признателен.
– А я – вам.
Итак, последнее слово осталось за ней? Настала его очередь покраснеть, но от стыда.
В последние месяцы он не мог сосчитать, как часто выговаривал своим друзьям, честил слуг, многие из которых работали на семью со дня его рождения. Никто и никогда не делал ему замечаний. Даже Майкл. Словно Алекс был стеклянным, все ходили вокруг него на цыпочках, озадаченные его умственным и психическим состоянием, беспокоясь о его тонкой натуре.
Незнакомка оказалась единственным существом, достаточно смелым, чтобы не страдать от его неуважения и даже укорить его. Алекс был подавлен. Как низко он опустился! Когда он превратился в негодяя, способного оскорбить слепую женщину?
Мэри не упомянула о своем недуге в оправдание своей ошибки, и он с уверенностью мог сказать, что она слишком горда. Она сделала несколько неверных шагов, рукой украдкой нащупывая выход.
Так как она не могла ориентироваться в непривычной для нее обстановке, ее неловкие движения были бесполезны, и она, споткнувшись о пару его сапог, упала на ковер.
Ошеломленный, он бросился к ней и поднял на ноги.
– С вами все в порядке?
– Со мной все великолепно. – Она отпрянула от Алекса, украдкой потирая запястье, и он буквально обезумел, увидев слезы в ее глазах.
Он не мог выносить такого откровенного проявления чувств.
– Ради Бога, не плачьте.
– Я не плачу, – спокойно ответила она, проводя рукой по щекам. – Если вы будете так любезны, чтобы показать мне, где находятся холл и лестница на третий этаж, я буду вам безмерно благодарна.
Ей было досадно, что приходится просить о помощи, и ее ощутимый гнев охладил его собственный, вернув ему подобающие манеры.
– Присядьте на минуту. Пожалуйста.
– Я скорее пройду по жаровне с раскаленными углями.
– Вполне заслуженный упрек в мой адрес. – Он направил ее к ближайшему стулу. Она почувствовала, как коснулась его ногами, но не опустилась на него, поэтому они топтались рядом, неловко и слишком близко друг к другу. Чтобы нарушить тягостное молчание, Алекс сказал: – Извините меня за неучтивость. У меня был ужасный день.
– И у меня тоже. – Она пребывала в гневе, что, он заподозрил, было вовсе не характерно для нее. Она дрожала, удрученная падением и чем-то еще, о чем он не мог догадаться.
– Что же, скажу, что мы находимся в одинаковом положении.
– Сомневаюсь. Я жила в одном и том же месте двадцать восемь лет, а теперь превратилась в бродягу. Представляете ли вы себе, как ужасно, когда привык к ежедневной рутине и знаешь место каждого предмета, оказаться засунутым в этот чудовищный дом?
– Честно сказать, не представляю.
– Я должна полагаться на благодеяние посторонних людей; я ежечасно молюсь о милосердии в надежде, что у меня будет чем накормить дочь. Вы можете представить, как ужасно быть беспомощной? Зависеть от чьей-то доброй воли. Находиться в таких ужасных тисках и быть не в состоянии чем-либо помочь близким.
– Нет, – повторил Алекс, смущенный ее монологом.
– Тогда не оскорбляйте меня, притворяясь, что наше положение одинаково.
Он не знал, что ответить, ее гнев озадачил его и заставил действовать с осторожностью. Алекс сжал руку женщины и склонился над ней.
– Я Алекс Фарроу.
Услышав его имя, она побледнела.
– Итак, я оскорбила брата графа, а ведь не прошло и часа, как я появилась здесь. Прямо кровь стынет в жилах.
Очарованный ее уязвленным самолюбием, он улыбнулся:
– А кто вы?
– Весьма незначительное лицо.
Она сделала шаг в сторону, и он пошел было следом, но немедленно почувствовал, что любая помощь с его стороны будет отвергнута. Нащупав дверную коробку, молодая женщина помедлила, и ее смущение стало еще заметнее.
– Лестница в восьми шагах направо, – пробормотал Алекс. – Там два пролета по десять ступеней каждый, с площадкой посредине. И вы окажетесь на третьем этаже.
– Благодарю. – Ее ответ прозвучал кратко и горько. Она двинулась к лестнице, а он прислушивался к ее шагам; затем на цыпочках пошел вслед за ней и наблюдал, пока она не скрылась из виду.
Вскоре он услышал ее шаги наверху, очевидно, ее разместили в спальне над его собственной. Когда она по ошибке зашла в его комнату, вероятнее всего она просчиталась и предположила, что находится на третьем этаже, хотя в действительности очутилась на втором.
– Безопасная и любопытная ошибка, – размышлял он.
Лестница была удобным путем между двумя комнатами. Но вряд ли он когда-нибудь поднимется по ступенькам, чтобы поговорить с новой обитательницей их дома. И вряд ли у него когда-либо возникнет причина подняться и постучать в ее дверь.
Он вспоминал их своеобразный разговор. Она не могла видеть его, но оказалась первым человеком, который смотрел ему в лицо без чувства гадливости, кто говорил с ним без всяких экивоков, не глазел на него с неприкрытым ужасом и не отворачивался с глубоким отвращением.
Заинтригованный, он удалился в свою спальню, строя догадки по поводу того, как попытаться снова заговорить с весьма необычной незнакомкой.


До предела взволнованная, Эмили задержалась в холле. В открытую входную дверь ей была видна карета Уинчестера, которая привезла Памелу и Маргарет Мартин в Лондон. Слуги начали разгружать багаж, и девочки вот-вот должны были выйти из экипажа.
Ее сердце колотилось в предвкушении встречи и в благоговейном страхе. Какими они окажутся? Какой она покажется им?
Слишком много всего произошло за короткий срок, и ей было трудно впитать все это в себя. Неожиданно она узнала, что, несмотря на слухи о никчемности лорда Уинчестера, если ему чего-то очень хотелось, он превращался в подлинный ураган активности.
Одним щелчком пальцев он перенес их из жалкого убежища и разместил в своем роскошном особняке. У Роуз появилась радостная детская, а Эмили и Мэри предоставили просторные гостевые комнаты. Их не разместили вместе со слугами, это были честь и отличие, чему она поначалу сопротивлялась, но граф был неумолим, и она уже обнаружила, что когда Майкл Фарроу принимал решение, возражать ему было бесполезно.
Он был более упрям, чем те, с кем ей когда-либо приходилось сталкиваться.
Оживленный и внимательный, Майкл стоял рядом с ней. Он тоже нервничал, но тщательно скрывал это.
Он поклялся, что между ними не будет ничего неподобающего, и держал свое слово, но их встречи и плотские взгляды, которые он бросал на Эмили, заставляли ее терять самоконтроль. Находиться рядом с графом было пыткой, и, как ни горестно, ее достоинство унижало то, что при малейшем поощрении с его стороны она готова была броситься ему в объятия и умолять, чтобы он поскорее совратил ее.
– Сколько им лет? – спросила Эмили, стремясь нарушить напряжение, возникающее между ними всякий раз, как только они с графом оставались наедине.
– Памеле шестнадцать, а Маргарет – девять.
– Когда вы в последний раз видели их?
– По-моему, никогда не видел, – сообщил граф.
– Тогда почему отец вверил их вам?
– Не имею ни малейшего представления, – откровенно признался граф.
Он отвел взгляд от кареты и сосредоточил все внимание на собеседнице, склонившись так, что их тела почти соприкасались. Посыпались искры; воздух раскалился и затрещал.
Эмили потонула в голубизне его глаз, но ей было неприятно, что ему так легко ошеломить ее. Каждый наблюдающий со стороны заключил бы, что они пребывают в страстных отношениях, а ей меньше всего хотелось, чтобы кто-то пришел к такому выводу. Повсюду находились слуги, и она отпрянула от него, но – прожженный ловелас, каким он слыл, – Майкл двинулся вместе с ней, так что возникшее возбуждение продолжалось. Эмили была убеждена, что граф понимает, как волнует и возбуждает ее, и получает огромное удовольствие от ее смятения.
– Признайтесь, вы согласились бы на такую сомнительную судьбу для своих детей, как иметь меня в качестве опекуна? – прошептал он.
– Ни за что на свете, вы, беззастенчивый волокита. – Он усмехнулся, затем спокойно добавил:
– Я рад, что вы здесь.
От того, как он смотрел на нее, Эмили была уверена, что он вспоминает их поцелуй и, вполне вероятно, раздумывает над тем, не стоит ли повторить его. Эта мысль привела ее в ужас. Неужели он отважится поцеловать ее на глазах у слуг? Это причудливое ожидание насмешило ее. Самонадеянно было думать, что она привлекает его, к тому же не следовало забывать, что граф слыл ненасытным распутником. Он преуспевал во флирте, и, что хуже всего, внимание, которое он оказывал ей, наверняка было притворным.
Девушка надулась, что вновь вызвало у него смех, а она повернулась в сторону кареты как раз в тот момент, когда девочки выходили из нее. Они направились в дом, и Эмили оценивающе оглядела их.
Обе были очаровательны – блондинки с голубыми глазами. Маргарет показалась ей одновременно смышленой и застенчивой, но также задумчивой, что и следовало ожидать после того, как она осиротела и ее вырвали из привычной обстановки.
Памела же вызвала у нее шок. Все говорили о ней как о молоденькой девушке, и у Эмили в уме сложилось представление о девочке, нуждающейся в руководстве и наблюдении, но Памела определенно была совсем взрослой. Она была выше Эмили и более женственна, с соблазнительными изгибами фигуры, пышной грудью и крутыми бедрами. Ее корсет был слишком туго затянут, а платье слишком открыто, на взгляд скромной Эмили.
Изобретательная и лукавая Памела повернулась к ним и оценивающе оглядела дом, словно определяя его стоимость.
Все это предвещало проблемы и волнения.
Эмили постаралась прогнать эту тревожную мысль. Она была намерена подружиться с сестрами, и не пристало выносить торопливые суждения.
Танцующей походкой Памела вошла первой и прижалась к Уинчестеру. Будучи врожденным ловеласом, он охотно позволил ей это.
Эмили пришла в ужас, но, поскольку это было их первое знакомство, не решилась высказать, что думает по поводу поведения каждого из них.
– Привет, Майкл. – Памела вела себя дерзко и бесстыдно, проведя рукой по груди своего опекуна. – Вот мы и встретились снова.
– Да, встретились, – почти проворковал Уинчестер, – и ты совсем взрослая.
Памела вела себя как кокотка, и Эмили предчувствовала, что ее ожидает море хлопот и беспокойства, когда эти двое будут пикироваться между собой.
– Лорд Уинчестер, – вмешалась Эмили, едва удерживаясь от того, чтобы не приблизиться и не оторвать Памелу от графа, – я не знала, что вы и раньше встречались с мисс Мартин.
– Да, я совершенно забыл об этом, – заявил он. Уинчестер сосредоточился на Памеле, с интересом оглядывая ее, как часто оглядывал Эмили, и она готова была поклясться, что ревнует. Это смешно!
Как она могла жаждать Уинчестера? Как можно ревновать к шестнадцатилетней девочке?
– Кто это? – спросила Памела, пренебрежительно рассматривая платье Эмили.
– Это мисс Барнетт, – объяснил он. – Она будет вашей гувернанткой.
Памела засмеялась:
– Ну, понятно, вы наняли ее для Маргарет. Вы же не думаете, что я нуждаюсь в ней?
– Боюсь, что нуждаешься.
Он рисовался перед молоденькой девушкой, подобострастничал и плотоядно заглядывался на ее вырез. Эмили захотелось дать ему пощечину.
– Мисс Памела, – вмешалась будущая гувернантка, потеряв терпение, – позвольте мне отвести вас в ваши комнаты. Вы сможете там расслабиться и отдохнуть; затем я организую чай, чтобы мы смогли познакомиться.
– Не могу этого дождаться, – ответила вздорная, задиристая Памела, затем подняла глаза на Уинчестера: – Вы присоединитесь к нам, Майкл?
– Скорее всего нет.
– Жаль.
Она миновала их и начала, шурша юбками, подниматься по величественной лестнице. Уинчестер следил за ней глазами, словно собака, готовая броситься на кость, и Эмили толкнула его в бок.
– Хорошенькая девочка, – пробормотал он.
– Замолчите, – зашипела Эмили.
Наконец их внимание переключилось на застенчивую и спокойную Маргарет, и сразу стало очевидно, что они не похожи друг на друга, как день и ночь.
– Здравствуйте, лорд Уинчестер. – Она сделала реверанс, как и подобало молодой леди. – Как поживаете, мисс Барнетт?
– Благодарю, хорошо.
Маргарет пристально изучала своего опекуна.
– Вы не помните меня, не так ли? Я слышала ваш разговор с Памелой, но вы не вспомнили нас.
Он неловко помедлил, затем признался:
– Нет, к сожалению. Извините.
– Все в порядке. Это было так давно. Надеюсь, вы не в ужасе, что мы приехали к вам.
– Как можно?
– Когда папа заболел, он не знал, куда отправить нас после своей… – Она дважды сглотнула. – Ну, после. Я сказала, что вы – наилучший выбор.
– Я? Но почему?
– Потому что вы однажды помогли мне.
– Помог?
Девочка взглянула на Эмили.
– Мой отец был склонен к выпивке. Это была его слабость. Он упал и не смог подняться. Был поздний вечер. Лорд Уинчестер гостил у нас тогда и помог мне уложить папу в постель.
Наступило неловкое молчание, и наконец Уинчестер произнес:
– Я помню.
– Тогда это значило очень многое для меня. Я никогда не забывала об этом случае.
Какую одинокую жизнь, должно быть, вела эта девочка! Пьяница отец. Его приятели – люди, подобные Уинчестеру. Среди них Уинчестер оказался единственным добрым человеком. Эмили не могла вообразить, что пережила Маргарет.
Уинчестер был потрясен этой историей и смущен тем, что девочка была такого высокого мнения о нем.
– Господи, тебе тогда, должно быть, было три-четыре года.
– Как я и сказала, это было давным-давно. – Она подавила желание зевнуть и посмотрела на Эмили. – Я очень устала. Вас не огорчит, что я сразу пойду в мою комнату?
– Нет, дорогая. – У Эмили едва достало выдержки, чтобы не подойти к девочке и не обнять ее. – Сейчас я провожу тебя.
– Пожалуйста, не беспокойтесь. Меня проводят слуги. – Она поднялась на несколько ступеней, затем остановилась. – Не волнуйтесь по поводу Памелы. Она, может быть, тщеславна и любит командовать, но я буду держать ее в узде. Обещаю, мы не доставим вам много хлопот.
– Я знаю, что ты – не доставишь, – согласился Уинчестер и ободряюще кивнул Маргарет.
Девочка поднялась наверх и исчезла, ее сопровождала вереница слуг, неся сундуки и коробки. Когда она скрылась из виду, Эмили почувствовала, что дрожит.
Господи! Как все это ужасно! Как она позволила Уинчестеру втянуть себя в эту историю? Она представляла себе милых, приветливых девочек, приятные послеобеденные прогулки, научные обсуждения в классной комнате. Никаких травм, никакого беспокойства. И уж конечно, она не ожидала увидеть соблазнительную, чрезмерно развитую девочку-подростка и страдающего ребенка, отчаянно нуждающегося в материнской заботе.
– Мне потребуются каждодневные отчеты, – заявил Уинчестер. – Во всяком случае, на первых порах.
– Разумеется.
Он смотрел на лестницу, хмурясь, словно собираясь произнести глубокое замечание, но все, что он изрек, было:
– Мне нужно выпить. И чего-нибудь покрепче.
Он пересек холл и исчез, оставив Эмили складывать мозаику из моментов сложного, беспокойного прибытия сестер Мартин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цвет страсти – алый - Холт Черил



НИКАКЯ ОНА НЕ ГОРДАЯ ПО МОЕМУ КНИГА НЕ ПОНРАВИЛОСЬ Я НЕ ПОНЯЛА КОГДА ОНИ ПОЛЮБИЛИ ДРУГ -ДРУГА. ПОХОТЬ ДАААА НО НЕ ЛЮБОВЬ
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилМАРИНА
9.07.2011, 15.29





Главной героине 26 лет и она явно перезрела. Этим и объясняется ее влечение к главному герою. И какой же он распутник, если 10 лет имел только одну любовницу. Но малолетка Памелла описана очень реалистично. Таких юных стерв навидалась по жизни.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилВ.З.,64г.
29.12.2012, 10.36





Нормальная книга.Читать можно.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилНаталья 66
12.11.2014, 13.43





рщщо
Цвет страсти – алый - Холт Черилорр
3.12.2014, 20.18





Ой, девочки!Клевый роман. Правда с пометкой 18+.Раза три я думала, что хэппи-энда не будет (хотя и знала, что это маловероятно для такого рода романов). Очень понравились типажи героев. И, что для меня немаловажно, вначале даже было весело. Увлекательно настолько, что старалась быстро дочтать, а это для меня не типично. Прочтите. Роман очень хорош, особенно в сравнении с другими подобными книгами. А я пойду прочту еще что-нибудь этого автора, может другие ее романы также хороши.
Цвет страсти – алый - Холт Черилгалина
24.04.2015, 18.11





ФУ-фу-фу, какая любовь, какая гордость? Сплошная похоть, 3 балла.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилНюша
25.04.2015, 17.20





Классный роман, интрига есть, не могла оторваться пока не прочла. Да, без розовых соплей! этим и приятен! рекомендую!
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилЭлла
10.07.2015, 10.16





Ну и хрень. Какой-то дешевый кукольный балаган на ярмарочной площади. 2/10
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилВерчик
11.07.2015, 17.16





Несмотря на незатейливую сюжетную линию, казалось бы банальную интригу (бывшая любовница строит козни из ревности к новой возлюбленной), этот роман меня зацепил. Мужские образы прописаны со всеми характерными недостатками мужчин, что делает их вполне реалистичными. Очень переживала за сестру героини, хотя по ходу чтения создается впечатление что она была больше занята сексом с Алексом, чем собственным ребенком. Памела- будто образ современной развращенной девушки-подростка, тщеславной,эгоистичной и взбаломошной... Хорошо что героиня не решилась на последний шаг бракосочетания с кузеном,перестала быть жертвой, поверила главному герою и вернулась к нему.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилJane
16.08.2015, 17.52





как всегда, очень насыщенно.
Цвет страсти – алый - Холт Чериллёлища
4.01.2016, 9.40





Бред.Совсем не зацепило(
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилНиколь
4.01.2016, 21.58





Ну и фу, хочу я сказать. Сначала ггероиня :"ах, вы такой греховодник", после поцелуя: "вы такой порядочный!" Где логика? При том он еще на "собеседовании" ей сказал " интимные отношения " или она совсем идиотка, чтобы хотя бы переспросить и уточнить, что еще за интимные отношения? Как можно было все это время сидеть за ширмой? То есть чтобы выйти она слишком робка, а чтобы подглядывать за такой сценой, то нет? Просто глупость какая-то, складывается впечатление, что им двоим надо было этим заняться, но она типо скромна, а он типо это понимает и не хочет ее принуждать. Короче раз он граф, то как тут не раз написано, мог бы и так её отыметь без всяких предлогов и роман не стоило писать, ибо ну наитупейший фальшивый недороман
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилАнна
29.02.2016, 14.23





Мерзость редкая! Не читайте, не тратьте зря время!Согласна с другими комментариями к данному "произведению" - наитупейший недороман и бред полный!
Цвет страсти – алый - Холт Черилммм
26.04.2016, 12.51





Роман ни как не любовный, эротика плюс пошлость. Следила только за сюжетом, романтического удовольствия ноль. Роман на любителя.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилЛида
28.04.2016, 10.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100