Читать онлайн Цвет страсти – алый, автора - Холт Черил, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цвет страсти – алый - Холт Черил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цвет страсти – алый - Холт Черил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цвет страсти – алый - Холт Черил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холт Черил

Цвет страсти – алый

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

– Вы пили.
– Да, ну и что?
Споткнувшись на пороге, Алекс ввалился в комнату Мэри. Он производил больше шума, чем следовало, но пребывал в том состоянии, когда уже не беспокоился на этот счет. Даже если его обнаружат, ну и что? Кто прикажет ему остановиться?
В предыдущий период своей жизни он никогда не вел бы себя так вызывающе жалко. Несмотря на отсутствие морали у обоих родителей, его воспитывали так, чтобы он знал разницу между добром и злом. Бесчестно было обманывать Мэри, поскольку он был уверен – она считала, что в душе он гораздо лучше, чем казался окружающим.
Ба! Он удивил ее?
Все его лучшие черты были утрачены, у него ничего не осталось. Считая себя сильным, храбрым и умным, он вступил в армию, но получил в ней много горьких уроков.
Он оказался трусом и таким слабым, что какой-то шрам на лице полностью сломил его. Люди смотрели на него на улице, дети показывали пальцем, красивые женщины, включая его бывшую невесту, бледнели от отвращения, и он не мог выносить это. Он не отличался ни храбростью, ни жизнерадостностью, и все, чего он хотел, это вернуть свой прежний облик, оставаться ослепительно красивым, лихим Алексом Фарроу, у ног которого лежал весь мир. Словно избалованный ребенок, он срывал свой гнев на близких.
Алекс добрался до кровати и свернулся под одеялом. Когда он чувствовал себя одиноким или подавленным, он тайком пробирался к Мэри и занимался с ней любовью до полного насыщения, пока не избавлялся от части преследующих его демонов; затем он покидал ее и не обращал на нее внимания, пока его вновь не одолевали прежние страхи и огорчения.
Что она думала о его поведении? Мэри никогда ничего не говорила ему, хотя явно осуждала его эскапады.
В минуты просветления, когда он был достаточно трезв, ему приходило в голову, что Мэри не могла отказать ему в удовольствиях лишь потому, что он брат Майкла. Он не мог поверить, что опустился так низко.
Навязываясь зависимой женщине, он вел себя как отъявленная скотина.
Что, если она забеременеет? Если вынудит его жениться на ней? Вряд ли он захочет опуститься ниже на социальной лестнице, женившись на сестре гувернантки. Он был безжалостным, жестоким снобом, но ему ненавистно было видеть себя в таком жутком свете, поэтому, когда на него наплывало понимание этого, он топил его в вине.
Как обычно, Мэри ничего не сказала по поводу его внезапного грубого появления. Она притянула Алекса к себе и поцеловала, сжимая его в страстных объятиях, что приятно возбудило его.
Днем он никогда не замечал ее, проходя мимо. Часами напролет он мог притворяться, что ее нет в доме, что он не думает о ней. Он развлекался в своих любимых казино, общался с проститутками и другими сомнительными типами, но когда, вернувшись домой, попадал в окружение четырех стен своей комнаты, он украдкой поднимался по лестничным ступенькам наверх.
– Где ты был? – укоризненно спросила она. – Ты пахнешь так, словно выкупался в пиве.
У него никогда не было женщины, которая бы беспокоилась, заботилась о нем. Его мать не обладала материнскими инстинктами, его няни часто менялись, лицемерные слуги родителей считали, что их место не требовало сердечности и доброты, поэтому Алекс даже не догадывался, что женская забота может быть такой утешающей, приятной и желанной.
– Я играл в карты.
– И перебрал.
– Да, кажется.
– Мне бы не хотелось, чтобы это случалось. Я волнуюсь, когда ты пускаешься в загул. Когда ты пьян, с тобой может случиться что угодно.
– Я осторожен, – заявил он, что было неправдой. Время от времени он терял сознание и просыпался в незнакомом месте с опустошенными карманами и раскалывающейся от боли головой.
Алекс пытался разобраться с ее ночной сорочкой, но он бьш неловок и никак не мог снять ее. Это расстроило его. Как только он приближался к Мэри, его охватывало горячее желание немедленно заняться с ней любовью.
Его захлестнуло раздражение, он собрал ткань рубашки в кулак и разорвал ее посередине, сразу обнажив тело молодой женщины.
– Алекс! У меня нет денег, чтобы купить себе новую одежду. Когда ты приходишь ко мне, тебе не следует вести себя как варвар. Это непозволительно.
– Я куплю тебе десяток сорочек, – соврал он. Свое содержание он уже прокутил, так что несколько недель у него не будет наличных денег, если только он не унизится до просьбы денег у Майкла.
Он давал подобные обещания и раньше, но никогда не исполнял их, так что Мэри могла сделать вывод о том, насколько он ненадежен, и она прошептала:
– Вряд ли я когда-нибудь получу их.
– Я хочу тебя, – бросил он в свое оправдание. – Всегда. Каждую секунду.
– Ты ненасытен.
– Я никогда не смогу насытиться тобой.
Он боролся с брюками, его онемевшие пальцы были слишком неловкими, чтобы расстегнуть их; она сдавленно рассмеялась и взяла эту задачу на себя. Вскоре она держала в руках его мужскую гордость, ее умелый большой палец ласкал его возбужденную головку.
Мэри скользнула вниз, она лизала его плоть, затем взяла в рот. Она знала, что он любит и как любит, быстро приспособившись к сомнительным играм, доставляющим ему столько наслаждения. Чем возбужденнее он становился, тем отвратительнее были его предпочтения, но молодая женщина не возражала. Более того, она, казалось, получала большее, чем он, удовольствие от извращенных способов любви.
Стремясь проникнуть в нее, смотреть на ее прелестное лицо, после того как кончит, Алекс крепко обнял ее и повернул так, что она оказалась под ним; и тогда без всяких тонкостей и ласковых слов он проник в нее и начал двигаться взад и вперед. Он обращался с ней как с уличной девкой, к которой нет нужды относиться с уважением, и Мэри выносила все это без единой жалобы. Когда он достиг кульминации, она, в экстазе, тоже присоединилась к нему, обретя блаженное освобождение без всякой помощи.
Он – чудовище, негодяй. Алекс оставил ее лоно и повернулся на спину. Его мысли путались, он готов был произнести тысячу слов, задать тысячу вопросов, но он изрек только:
– Почему ты терпишь меня?
– Сама не знаю, – спокойно ответила она.
– Ты можешь отказаться пускать меня.
– Да, могу.
– Или же можешь подойти к моему брату и рассказать ему, как я оскорбляю тебя. Он положит конец моим похождениям.
– Уверена, что он так и поступит, – она потянулась, улыбаясь, – но как мне убедить его, что я оскорблена? Я не ребенок; я – добровольная участница в нашем безрассудстве.
– Но почему? Должно же быть какое-то объяснение. – Долгое время молодая женщина хранила молчание, затем положила руку на грудь любовника.
– Потому что по какой-то необъяснимой причине ты мне нравишься, и когда ты со мной, я не чувствую себя такой одинокой.
Ему неприятно было услышать это признание. Оно намекало на привязанность и нежность с ее стороны, которые он не разделял. Алекс не был склонен беседовать с ней, не хотел полюбить ее в ответ или подумать о ней в ином направлении, помимо сексуального.
Он зевнул, и его окутало облачко оргазма и алкоголя, он закрыл глаза и впал в бессознательное состояние.
Мэри толкнула его локтем под ребра.
– Не смей засыпать. – Когда он не ответил, она встряхнула его. – Что, если ты не проснешься до утра? Что, если тебя здесь застанет слуга?
Мэри снова тряхнула любовника, но его невозможно было разбудить. Она вздохнула, ворча по поводу невозможных мужчин, и поудобнее устроилась на подушке. Безмятежный, счастливый Алекс прижался к ней и захрапел.


– Она ваша невеста?
– Да.
Майкл поерзал в кресле и попытался понять, почему он согласился принять Реджиналда Барнетта. Надутый индюк получил доступ в дом, упомянув Фитчу имя Эмили, и не оставалось ничего иного, кроме как принять его. К тому же граф умирал от желания побольше узнать о своей гувернантке.
В то время как большинство его знакомых женщин любили распространяться о себе, так что их невозможно было остановить, Эмили проявляла необычайную скрытность. Выведать у нее детали ее прошлой жизни, до того, как она приехала в Лондон, было все равно что тащить больной зуб.
В надежде узнать хоть какие-то трогательные или пикантные сведения он даже пытался разговорить ее сестру, Мэри, но миссис Ливингстон была столь же молчалива, что и Эмили.
Так как предполагалось, что он не должен фамильярничать с Эмили, он довольствовался пустыми вопросами к Мэри, вроде: «Устраивают ли вас ваши комнаты?» или «Ваша сестра довольна своей работой?». Ответы на них были: все превосходно. Отлично. Все было так дьявольски хорошо, что Майклу хотелось задушить кого-нибудь.
После их ужасной ссоры, причиной которой послужила Аманда, они с Эмили не общались, и так как он не считал себя виновным, то не собирался извиняться первым. Майкл отчаянно избегал ее, прячась и превратившись в пленника в собственном доме.
Кто бы мог предположить, что особняк из восьмидесяти комнат может оказаться таким маленьким и тесным? Он не имел представления, как руководить Памелой. Именно поэтому нанял Эмили! Почему она не понимает, как он раздражен и рассержен?
Граф находился в процессе разрыва своих продолжительных отношений с Амандой, и это отвратительное дело требовало немало времени. Эмили обвинила его в том, что он предал ее. Она была обижена, вела себя так, словно между ними были какие-то близкие отношения, что он считал верхом наглости с ее стороны.
Они не давали друг другу никаких обещаний, и он, во всяком случае, ясно сказал, что не собирается жениться на ней, когда она потребовала, чтобы он сообщил о своих намерениях. Хотя и весьма грубо. А теперь она вела себя так, словно он дурно использовал ее, словно лгал ей.
Чего хочет эта чертова женщина? Чего она ожидает?
Он не был – и никогда не будет – верным и преданным, а она заставляла его вертеться, и он был так смущен, что у него постоянно кружилась голова.
– Сколько времени вы были помолвлены? – задал он пробный вопрос.
– С тех пор, как мы были еще детьми, – ответил Барнетт.
– Правда? – Новость была такой тревожной, что он пожалел, что услышал ее. Его интересовали причины, заставившие Эмили броситься в столицу, но он не расспрашивал ее об этом. Обнаружить, что она была помолвлена, что ее женихом был этот надутый болван!
Он подошел к серванту и налил себе чистого виски, но не предложил его Барнетту. Довольно того, что он пригласил этого мужлана в библиотеку, дальше этого его любезность не простиралась.
– Помолвка стала официальной после смерти ее отца, – пояснил гость.
– Понятно.
– Мы планировали свадьбу спустя несколько месяцев.
– Планировали?
Майкл изучал Барнетта, и гость ему не нравился. Помпезный шут – и граф попытался представить Эмили его женой, но картина не вырисовывалась. Барнетт был гораздо старше девушки – лет на пятнадцать – двадцать, – тучный, лысеющий мужчина с грубым лицом, гнилыми зубами и глазами-бусинками. Он также не отличался чистотой.
– Зачем вы приехали сюда? – спросил Майкл. – Чего именно вы хотите от меня? Мисс Барнетт служит у меня, но у нас чисто деловые отношения, я редко вижусь с ней. И я не могу понять, почему вы беспокоите меня вашими семейными проблемами.
Барнетт надулся.
– Вы позволите мне говорить с вами как мужчина с мужчиной?
– Разумеется, – резко ответил граф. – Я не потерпел бы ничего другого.
– Эмили очень независима.
Лицо Майкла ничего не выразило, но в душе он согласился: Эмили отличалась излишней независимостью. Слишком любила командовать. Была слишком упряма. Отношения с ней были его бесконечной головной болью, постоянно напоминающей, почему он предпочитал трезвую мужскую компанию.
– Независима?
– У нее в голове слишком много модных, современных идей, – заявил Барнетт, – идей, которые я не разделяю.
– Например?
– Она считает, что для молодой женщины прилично работать, и она всегда хотела сама зарабатывать себе на жизнь. Вы можете представить хорошо воспитанную девушку, стремящуюся к этому?
Майкл не мог, но он пожал плечами:
– Возможно, она не так-то уж и стремилась к этому союзу?
– Очень даже стремилась, – опроверг слова графа Барнетт. – Особенно после того, как я познакомил ее с интимной стороной брака.
Барнетт подмигнул, и в животе у Майкла что-то перевернулось. Он что, проявил себя таким, каким казался? Барнетт намекал на то, что он и Эмили состояли в любовной связи?
Во время их встреч она казалась такой невинной, но мог ли он быть уверен? Считая ее девственницей, он ни разу не дошел до конечной точки в их отношениях.
Он ошибался? Неужели она развлекалась с этим болваном, этим претенциозным ослом?
Возможность этой связи разожгла в нем гнев, хотя он и сам не мог понять, почему это предположение так огорчило его. Она была всего-навсего одной из многих женщин, которые прошли через его жалкую жизнь, но ввиду того, что он был так распален, граф задумался: не испытывал ли он к ней более глубокие чувства, чем готов был сам себе признаться?
Могло ли это случиться? Был ли он влюблен?
От этой нелепой мысли он чуть было не рассмеялся. Словно он позволит себе влюбиться! Как нелепо! Как смешно!
Справившись со своими чувствами, он глубоко вздохнул.
– Если она пребывала в таком восторге, почему она уехала в Лондон?
– Она умоляла меня позволить ей развлечься немного, совершить путешествие в большой город. Я – щедрый человек. Как я мог отказать ей?
– Действительно, как?
Майкл весь кипел. Знал ли Барнетт о нужде, в какой пребывала Эмили, пока искала работу? Понимал ли он, какой опасности она подвергалась? Барнетт был откровенный дурак.
– Но я потакал ей достаточно долго, – продолжал Барнетт, – сейчас ей пора вернуться домой.
– И вы говорите мне об этом поэтому?..
– Сомневаюсь, что она согласится бросить свою работу. – Он хохотнул. – В этом она ни за что не уступит.
– Вы просите меня уволить ее?
– Ну… да.
– На каком основании?
– Вам они нужны?
Майкл в гневе сжал край столешницы, так что побелели костяшки пальцев, чтобы не сорваться с места и не оттузить Барнетта. Гость строил закулисные планы, так чтобы Эмили потеряла свое место. Вот мошенник! Что за презренная свинья!
– Я справедливый человек, – указал Майкл. – Она прекрасно справляется со своими обязанностями, и у меня нет причины расставаться с ней.
– Тогда, полагаю, я могу сослаться на наши личные отношения, что позволит вам поразмышлять о том, достойна ли она заниматься с детьми. Я – джентльмен и ненавижу сплетни.
Майкл поднялся так быстро, что уронил стул, и вызвал Фитча, который тут же появился, что вовсе не удивило хозяина, привыкшего к тому, что Фитч подслушивает под дверью.
– Слушаю, лорд Уинчестер.
– Мисс Барнетт дома?
– Она в детской, сэр.
– Приведи ее, понял? Передай ей, что я должен немедленно увидеться с ней. – Он наклонился ближе к дворецкому и прошептал: – Не принимай «нет» за ответ, если она откажется. – Фитч побледнел от такой возможности. – Сообщи ей, что это приказ, а не просьба.
Майкл вернулся к столу, молясь про себя, чтобы она пришла без лишнего шума и суеты, но он не был уверен, что она подчинится его приказу. Вероятнее всего, она была так же сердита, как и он сам, но он не намерен был терпеть какие-либо глупости с ее стороны. Во всяком случае, в присутствии Реджиналда Барнетта.
Майкл пристально рассматривал гостя, не в состоянии скрыть свое отвращение.
– Я не выставлю мисс Барнетт.
– Тогда почему вы послали за ней?
– Если она захочет уехать вместе с вами – это ее дело, но я не буду принуждать ее к этому.
Майклу не терпелось увидеть реакцию девушки на присутствие кузена, оценить выражение ее лица при их встрече. Но он не мог предсказать, как поступит в том случае, если она обрадуется и согласится отправиться с Барнеттом домой.
Он не мог позволить Эмили совершить такой ужасный шаг, но каковы были его собственные шансы? Ему нечем было удержать ее, он даже не был уверен, что она считала его своим другом. Если он попытается вмешаться, возможно, она пошлет его куда подальше.
А вдруг Эмили склонится к тому, чтобы уехать с Барнеттом? Какие аргументы Майкл мог использовать, чтобы убедить ее остаться? И если Барнетт был искренен в своем желании жениться на ней, каковы были намерения его, Майкла?
Если она останется в Лондоне из-за него, он поиграет с ней, пока ему это не надоест, и затем найдет себе другую. И что тогда?
Он не мог предложить ей никакого будущего, за исключением нескольких недель или месяцев распутства. Не будет ли ей лучше с Барнеттом? Не должен ли он немедленно положить конец их отношениям?
Майкл посасывал виски и не отрываясь смотрел на Барнетта, пока в холле не раздались легкие шаги. Гувернантку сопровождал Фитч, который объявил:
– Мисс Барнетт, сэр.
– Спасибо, Фитч. Закрой дверь, хорошо?
Фитч подчинился, как только Эмили вошла в библиотеку. Она тут же заметила кузена, но воздержалась от замечания.
– К вам гость, мисс Барнетт. – Майкл постарался говорить искренне и сердечно. – Вы присоединитесь к нам?
Рукой он указал на ближайший к Реджиналду стул, и она направилась к нему, не глядя ни на одного из них. Майкла это огорчило. Его вовсе не заботило, что она игнорирует кузена, но ведь он, Майкл, был на ее стороне. Он намеревался вести себя так, чтобы она поверила ему, осознала, что он готов выполнить любое ее желание, но, очевидно, Эмили все еще была под впечатлением от их ссоры.
Проклятая женщина! Ему хотелось обойти стол и хорошенько встряхнуть ее.
Она села, но отодвинула стул как можно дальше от Барнетта.
– Привет, Реджиналд, – сказала девушка.
– Привет, Эмили. Как дела?
– Прекрасно, – холодно ответила Эмили.
Она нахмурилась, и какое-то время они с Барнеттом изучали друг друга в гнетущем молчании, так что Майкл задумался над тем, что же произошло между ними на самом деле.
Искала ли Эмили приключений в большом городе, как заявил Барнетт? Произошла ли между ними любовная размолвка? Отвергла ли Эмили с презрением его предложение?
Майклу трудно было поверить в последнее. Какая женщина, какой бы независимой она ни была, отвергнет наследство? Какая женщина будет зарабатывать себе на хлеб на улицах Лондона, когда у нее есть возможность выйти замуж за наследника своего отца?
Ее подвиги не имели никакого смысла, если только Барнетт не обращался с ней дурно. Какова на самом деле была история Эмили? Майкл готов был отстегать себя за то, что не проявил к ней большего интереса раньше.
Майкл прервал их молчаливый обмен взглядами.
– Ваш кузен хочет поговорить с вами.
– Зачем?
Эмили перевела взгляд на Уинчестера, и его охватила дрожь восторга от того, что он снова видит ее. Казалось, прошли месяцы – нет, годы! – с тех пор, как они разговаривали последний раз, и воспоминания об их ссоре рассеялись.
– Он сообщил мне, что пришло время поздравлений, – объяснил Майкл. – Он говорит, что вы двое готовы пожениться.
Она резко повернулась и рассерженно взглянула на кузена. Слова ее, однако, были адресованы графу.
– Мой кузен ошибается, лорд Уинчестер. Мы обсуждали вопрос женитьбы; но я отклонила предложение.
– Он хочет вернуться с вами в Хейлшем.
– Вы приказываете мне уйти? – спросила Эмили.
– Разумеется, нет. Это вам решать, и я подчинюсь вашему решению. – Майкл улыбнулся, стремясь показать ей, что все прощено и забыто. – Я предпочитаю, чтобы вы остались.
– Тогда я делаю свой выбор – я остаюсь. – Она пристально посмотрела на Барнетта. – Тебе не следовало приезжать сюда. Ты лишь зря обеспокоил лорда Уинчестера.
Барнетт покраснел от унижения и гнева.
– Эмили, ты ведешь себя чрезвычайно глупо, и я сыт по горло твоими играми. Этой шараде пора положить конец.
От его резкого тона девушка вздрогнула, а Майкл спокойно заявил:
– Мистер Барнетт, вы получили ответ, которого ждали. Нет причин продолжать нашу встречу.
Смущенная и огорченная, Эмили пробормотала:
– Могу я удалиться?
– Да, конечно, – сказал Майкл, и она поспешила вон из библиотеки. Она казалась явно расстроенной, что вызвало в нем гнев. Что Барнетт сделал ей?
Оба мужчины наблюдали, как она уходит; Барнетт сделал движение, словно готов был броситься ей вслед.
– Сядьте, Барнетт, – скомандовал Майкл.
Гость не подчинился приказу, но и не стал преследовать бывшую невесту.
– Я должен заставить ее, – проговорил он сквозь стиснутые зубы.
– Боюсь, это невозможно.
– Но… но… я должен уговорить ее понять! Она должна согласиться! Мы вот-вот поженимся. Все уже готово. О нашем браке было уже объявлено.
– Если ваш викарий объявил о вашем бракосочетании, у него дурной вкус.
– Не ей решать!
– Но сейчас не Средние века. Вы не можете принудить ее.
– Ну, это мы еще посмотрим! – хвастливо заявил гость.
– Почему вы не уходите? – как можно вежливее поинтересовался Майкл. – На сегодняшний день мне достаточно проблем.
Барнетт не пошевелился и презрительно оглядел графа.
– О, я понимаю, – задумчиво произнес он.
– Что вы понимаете, мистер Барнетт?
– Вы хотите ее для себя. – Он был так рассержен, что весь дрожал. – Вы – презренный распутник! Вы уже соблазнили ее? Или же только собираетесь? Меня тошнит от вас. Мне противно!
Граф не помнил, чтобы так живо реагировал на что-то. Мгновенно вскочив со стула и обежав стол, он сделал то, что ему так хотелось сделать во время всего разговора. Граф схватил Барнетта за ворот куртки и оторвал от пола, так что ноги последнего болтались в воздухе.
– Немедленно покиньте мой дом, – прорычал граф, – иначе я выброшу вас на помойку, где вам самое место. – Он швырнул Барнетта в направлении холла, тот споткнулся, но удержался на ногах.
– Подонок! – отважился оскорбить графа Барнетт.
– Фитч! – заорал Майкл, и тут же в дверях появился нос дворецкого.
– Да, милорд?
– Мистер Барнетт уходит, – объявил Майкл. – Если, по несчастью, он вновь появится на пороге моего дома, вход ему должен быть запрещен, и ты можешь обратиться к приставу, чтобы его увезли как нарушителя общественного порядка.
– Понятно, сэр. – Фитч усмехнулся, радуясь возможности силой выпроводить кого-то. Он взял Барнетта за рукав, но тот стряхнул руку дворецкого и сам вышел из комнаты.
– Я достаточно ясно выразился?
– Больше вы меня не увидите! – храбро заявил незваный гость.
– Надеюсь.
– Эмили – моя.
– Этому может поверить лишь человек с помраченным, как у вас, умом.
– Я сочтусь с вами. Даже если на это уйдет вся моя оставшаяся жизнь, вы заплатите мне.
– Дрожу как осиновый лист.
Барнетт шумно направился к входной двери, Фитч следовал за ним по пятам, а Майкл вернулся к столу, сел в кресло и допил виски.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цвет страсти – алый - Холт Черил



НИКАКЯ ОНА НЕ ГОРДАЯ ПО МОЕМУ КНИГА НЕ ПОНРАВИЛОСЬ Я НЕ ПОНЯЛА КОГДА ОНИ ПОЛЮБИЛИ ДРУГ -ДРУГА. ПОХОТЬ ДАААА НО НЕ ЛЮБОВЬ
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилМАРИНА
9.07.2011, 15.29





Главной героине 26 лет и она явно перезрела. Этим и объясняется ее влечение к главному герою. И какой же он распутник, если 10 лет имел только одну любовницу. Но малолетка Памелла описана очень реалистично. Таких юных стерв навидалась по жизни.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилВ.З.,64г.
29.12.2012, 10.36





Нормальная книга.Читать можно.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилНаталья 66
12.11.2014, 13.43





рщщо
Цвет страсти – алый - Холт Черилорр
3.12.2014, 20.18





Ой, девочки!Клевый роман. Правда с пометкой 18+.Раза три я думала, что хэппи-энда не будет (хотя и знала, что это маловероятно для такого рода романов). Очень понравились типажи героев. И, что для меня немаловажно, вначале даже было весело. Увлекательно настолько, что старалась быстро дочтать, а это для меня не типично. Прочтите. Роман очень хорош, особенно в сравнении с другими подобными книгами. А я пойду прочту еще что-нибудь этого автора, может другие ее романы также хороши.
Цвет страсти – алый - Холт Черилгалина
24.04.2015, 18.11





ФУ-фу-фу, какая любовь, какая гордость? Сплошная похоть, 3 балла.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилНюша
25.04.2015, 17.20





Классный роман, интрига есть, не могла оторваться пока не прочла. Да, без розовых соплей! этим и приятен! рекомендую!
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилЭлла
10.07.2015, 10.16





Ну и хрень. Какой-то дешевый кукольный балаган на ярмарочной площади. 2/10
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилВерчик
11.07.2015, 17.16





Несмотря на незатейливую сюжетную линию, казалось бы банальную интригу (бывшая любовница строит козни из ревности к новой возлюбленной), этот роман меня зацепил. Мужские образы прописаны со всеми характерными недостатками мужчин, что делает их вполне реалистичными. Очень переживала за сестру героини, хотя по ходу чтения создается впечатление что она была больше занята сексом с Алексом, чем собственным ребенком. Памела- будто образ современной развращенной девушки-подростка, тщеславной,эгоистичной и взбаломошной... Хорошо что героиня не решилась на последний шаг бракосочетания с кузеном,перестала быть жертвой, поверила главному герою и вернулась к нему.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилJane
16.08.2015, 17.52





как всегда, очень насыщенно.
Цвет страсти – алый - Холт Чериллёлища
4.01.2016, 9.40





Бред.Совсем не зацепило(
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилНиколь
4.01.2016, 21.58





Ну и фу, хочу я сказать. Сначала ггероиня :"ах, вы такой греховодник", после поцелуя: "вы такой порядочный!" Где логика? При том он еще на "собеседовании" ей сказал " интимные отношения " или она совсем идиотка, чтобы хотя бы переспросить и уточнить, что еще за интимные отношения? Как можно было все это время сидеть за ширмой? То есть чтобы выйти она слишком робка, а чтобы подглядывать за такой сценой, то нет? Просто глупость какая-то, складывается впечатление, что им двоим надо было этим заняться, но она типо скромна, а он типо это понимает и не хочет ее принуждать. Короче раз он граф, то как тут не раз написано, мог бы и так её отыметь без всяких предлогов и роман не стоило писать, ибо ну наитупейший фальшивый недороман
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилАнна
29.02.2016, 14.23





Мерзость редкая! Не читайте, не тратьте зря время!Согласна с другими комментариями к данному "произведению" - наитупейший недороман и бред полный!
Цвет страсти – алый - Холт Черилммм
26.04.2016, 12.51





Роман ни как не любовный, эротика плюс пошлость. Следила только за сюжетом, романтического удовольствия ноль. Роман на любителя.
Цвет страсти – алый - Холт ЧерилЛида
28.04.2016, 10.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100