Читать онлайн Обручальное кольцо, автора - Холлидей Сильвия, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обручальное кольцо - Холлидей Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обручальное кольцо - Холлидей Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обручальное кольцо - Холлидей Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холлидей Сильвия

Обручальное кольцо

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

– На палубе сильный ветер, леди, прямо ужас! Вам бы лучше остаться наверху.
Пруденс приостановилась и улыбнулась Тоби Вэджу, который столкнулся с ней возле люка.
– И что насчет этого говорят твои предзнаменования? Тоби энергично закивал:
– Да-да, леди, а как же! Помните, какое вчера было солнышко – яркое да радостное. Словно кружочек масла в овсяной каше, верно?
– Да, пожалуй…
Пруденс наслаждалась прекрасным днем и своими надеждами. На сердце у нее стало светло. Если Господь смилостивится, то примерно через неделю они доберутся до спокойной гавани. Только бы ветер не подвел.
– Так вот, мой приятель – вы знаете, Гауки его кличут, – идет он, значит, мимо капитанской каюты – и вдруг слышит, что кэп свистит. Словно и не рад хорошей погоде. Не то что мы.
– И что же?
– Дьявол меня забери! Да ведь дурная это примета – свистеть на корабле! Все равно что плевать в лицо черту! Вишь ты, любому моряку это известно! И не успели мы глазом моргнуть, как налетел этот ветер. – Вэдж вздохнул. – Может, он и не нарочно… а все же это его проделки. В нашем кэпе сидит дьявол, прошу прощения, конечно.
Ну, с этим последним заявлением Пруденс охотно согласилась бы. А что касается погоды… Росс говорил, что они находятся в тропических широтах и здесь, неподалеку от Виргинии, часто бывают циклоны. Сентябрь в этих краях – самый опасный месяц, когда то и дело бушуют штормы. Но бессмысленно растолковывать это Вэджу, который давным-давно решил, что Хэкетт – причина всех бед, происходящих на корабле.
– Если и впрямь собирается шторм, – сказала Пруденс, – я, пожалуй, схожу в лазарет – поухаживаю за больными.
– Ладно, леди, как пожелаете. – Вэдж потеребил клок волос на лбу и вышел на палубу.
А Пруденс спустилась в лазарет. По пути она, как обычно, встретила множество матросов, которые занимались своей будничной работой. После ужасной сцены с Хэкеттом Пруденс делала все возможное, чтобы не ходить в одиночестве по темным закоулкам корабля. Когда Росс совершал свои обходы, она всегда сопровождала его и отыскивала для этого повод. Покидая лазарет, она придумывала какую-нибудь пустяковую причину и уговаривала Ричардса проводить ее до каюты.
Хэкетт делал вид, будто ничего не произошло. Он вел себя изысканно вежливо, но теперь и не пытался скрыть своих намерений. Его горящие похотью глаза то и дело задерживались на груди Пруденс.
Она так и не рассказала об этом случае Россу: уж слишком холодно он держался. А кроме того, Пруденс опасалась, как бы он не выкинул нечто безрассудное: ведь это может закончиться большими неприятностями. Оставалось только молить Бога о том, чтобы они добрались до берега раньше, чем ненависть Росса к капитану выплеснется в какой-нибудь опрометчивый поступок.
Когда Пруденс вошла в лазарет, резкий ветер и дождь уже врывались в иллюминаторы. Завываниям стихии вторили стоны раненых и больных. У Пруденс разрывалось сердце от этих погребальных звуков. Кивнув Ричардсу, она повязала свой фартук и двинулась вперед среди раскачивающихся гамаков.
Она поздоровалась со старым седым моряком с туго перевязанной головой. В черепе у него была трещина. Он лежал в лазарете уже неделю, все это время балансируя между жизнью и смертью. Но сегодня цвет лица у него стал значительно лучше, и Пруденс повеселела. Она умыла моряку лицо, пошутила насчет девушек, которых он будет обхаживать, когда они высадятся на берег. Потом занялась следующим больным.
Между тем шторм усиливался. В иллюминаторах вспыхивали зигзаги молний, то и дело озаряя лазарет причудливым светом. Гром гремел так, словно по палубам перекатывались пушечные ядра. Барабанил дождь. Волны поднимали корабль вертикально вверх и снова швыряли вниз. От сильной качки взад и вперед летали фонари, а полоскательные чашки скользили по полу.
Пруденс становилось все труднее держаться на ногах. Передвигаясь от одного матроса к другому, она цеплялась за гамаки, чтобы удержать равновесие. Это был самый сильный шторм за все время плавания, и работа шла с трудом. Больные не получили горячую мясную похлебку: в самом начале шторма коки погасили огонь в камбузе. Делать перевязки и давать лекарства было почти невозможно.
Вдруг совсем рядом с кораблем устрашающе сверкнула молния, и почти сразу послышался не менее сильный раскат грома, от которого судно вздрогнуло и подпрыгнуло на волнах. Ричардс, расплескавший ночной горшок, грубо выругался. Пруденс, которую отбросило к переборке, с трудом поднималась на ноги.
– Скоро наш корабль начнет скакать, как рыба, брошенная в кипяток. Ничего, конечно, с этим не поделаешь, миссис Мэннинг, – сказал Ричардс, с отвращением глядя на лужу, разлившуюся по полу. – Пока не пройдет шторм, надо держаться поближе к своей койке. – Отыскав свободный гамак, он подвесил его к балке. – Может, проводить вас в каюту?
Пруденс покачала головой: какой смысл понапрасну гонять Ричардса? Сейчас у тех, кто выстоял перед ударом шторма и может держаться на ногах, есть дела и поважнее. Она понаблюдала за Ричардсом, который, задрав ногу, впрыгнул в гамак, – иной возможности выполнить этот сложный маневр не было, – а потом осторожно двинулась к двери.
Спускаясь на нижнюю палубу, Пруденс судорожно цеплялась за скобы и поручни и наконец добралась до коридора, ведущего к каюте Росса. Она была совершенно вымотана своими отчаянными попытками устоять на ногах. Ей так хотелось поскорее оказаться в уютной, надежной кровати!
И вдруг она в ужасе отпрыгнула в сторону. В дверях, сгорбившись, стоял какой-то матрос и бормотал под нос нечто неразборчивое. С опаской приблизившись к нему, Пруденс разглядела в тусклом свете фонарей долговязую фигуру Гауки, приятеля Вэджа. Он вымок насквозь; длинные растрепанные волосы свисали на лицо слипшимися прядями.
– Что вы здесь делаете?
– Ох, мадам, я так испугался! Он ведь умрет, спаси Господь его душу!
«Кто, Росс? – тут же промелькнуло в сознании Пруденс. – Что же с ним случилось?» Она почувствовала, что ей не хватает воздуха.
– О ком вы? О докторе Мэннинге?
– Нет-нет, мадам! Я о Тоби.
– Он ранен?
– Еще хуже, мадам. А я тут один, и рассказать-то некому.
– Боже милостивый! Так что же стряслось?
– Мы были на палубе. Ну, я и другие канониры. Привязывали пушки перед штормом. А старина Тоби… тянул вместе с нами. Тут линь возьми и порвись, и орудие покатилось.
– Его раздавило? – вскрикнула Пруденс.
Гауки покачал головой. С его впалых щек стекали капли дождя.
– Нет, мадам. Я прыгнул к нему и бросил другой линь, ну, чтобы закрепить пушку. Но тут появляется капитан и как набросится на беднягу Тоби, точно наш боевой корабль на французский фрегат! И давай честить его: ты, мол, не матрос, а болван и растяпа, паршивый сукин сын… ну, и все такое. А потом показывает вверх, на грот-мачту. Нижние паруса-то, ясное дело, спущены из-за шторма. Но одна брам-стеньга порвалась. И вот, понимаете, свешивается она и болтается, точно здоровенная белая чайка в небе перед закатом.
– А разве нельзя было починить ее после того, как закончится шторм?
– В том-то и дело, мадам. И для корабля никакой опасности нет: парус-то маленький. Но кэп замахал кулаками на Тоби и закричал: «А ну, полезай наверх, урод проклятый, и тяни брам-стеньгу!»
– Но ведь Тоби – канонир. Он не умеет обращаться со снастями.
– Господи помилуй, конечно! Тоби пытался растолковать это капитану. Ведь таких отличных канониров, как Вэдж, у нас на полубаке отродясь не бывало! Только капитан и слушать его не стал. «Ты что-то слишком часто начал мне перечить, пес паршивый», – говорит. А потом пригрозил: дескать, не полезешь – получишь сотню палочных ударов.
– Господи Иисусе! И что же Тоби сделал? Гауки помрачнел.
– Ну, старина Тоби – он ведь парень бравый, его не запугаешь! Вот он и полез…
Пруденс слушала рассказ Гауки со все возрастающим ужасом.
– Значит, он благополучно залез наверх, а потом спустился?
– Нет, мадам. Залезть-то залез… а спуститься капитан ему не разрешил.
– Не разрешил спуститься?! В такой шторм? – Пруденс едва не сорвалась на крик.
– Он даже поставил у грот-мачты морского пехотинца с абордажной саблей. Я-то и другие канониры хотели стянуть Тоби вниз. Да ведь этот… с саблей, грозит, что, мол, разрубит гроты, если мы подойдем близко. Вот мы и топтались там на месте – беспомощные, как фрегат в безветренную погоду.
Пруденс задыхалась от ужаса:
– Значит, Тоби до сих пор там… наверху?
– Ну да, то-то и оно. Все цепляется за жизнь. Если только его уже не сдуло ветром.
– Господи, помоги ему!
Пруденс повернулась и зашагала к люку, стараясь приноровиться к неистовой качке корабля. Выбравшись на палубу, она юркнула под выступ бака, чтобы укрыться от беснующейся стихии. Свист ветра уже давно превратился в рев; дождь обрушивался на корабль ледяным потоком. Пушки громыхали в своих лафетах-тележках; лязг насосных цепей смешивался со скрипом шпангоутов и балок.
Через несколько секунд Пруденс вымокла до нитки – от дождя и перекатывающихся через борт волн. Ветер вырвал гребни из волос, и длинные пряди хлестали ее по лицу.
Она внимательно всматривалась в снасти. Господи, вот он! Пруденс содрогнулась. Тоби Вэдж, добравшийся примерно до середины мачты, висел там с побелевшим от смертельного страха лицом и завывал, как бешеная собака. От этих пронзительных, заупокойных звуков кровь стыла в жилах. С каждым рывком корабля мачта угрожающе раскачивалась, точно молодое деревце на ветру. «Откуда же только у бедняги берутся силы?!» – подумала Пруденс.
А капитан Хэкетт, укрывшийся от непогоды в дверях кают-компании, спокойно наблюдал за этой сценой. Он прижался к косяку, скрестив руки на груди; на его лице играла злорадная улыбка. На палубе, насквозь продуваемой ветром, собрались несколько матросов и офицеров. Они были слишком запуганы, чтобы вступить в спор со своим капитаном, и смущенно отводили в сторону взгляды. Даже морской пехотинец, стоявший на страже возле мачты, был явно пристыжен. И только капитанский прихвостень Сликенхэм улыбался с довольным видом.
Пруденс нетерпеливо оглядывалась по сторонам. Неужели ни у кого не хватит духа вступиться за Вэджа? В открытой двери бака мелькнула фигура Росса. Испустив вздох облегчения, она бросилась туда и крепко вцепилась в руку доктора.
– Бога ради, сделайте же что-нибудь!
Росс то сжимал, то разжимал кулаки. Его застывшее лицо стало похоже на маску. В глазах сверкал огонь бессильной злобы.
– Не могу, – холодно ответил он и сжал челюсти. – Я уже пытался образумить капитана, но он твердо решил довести дело до конца. Думаю, Хэкетт не успокоится, пока Вэдж не погибнет. И в мире будет одним уродом меньше, так он выразился.
Пруденс, не веря своим ушам, уставилась на Росса широко открытыми глазами.
– И поэтому вы не хотите ничего предпринять?
Его губы скривились в горькой гримасе.
– Вы же знаете, капитан будет рад расправиться со мной – только дай повод. Это военный корабль, и у Хэкетта здесь неограниченная власть. А у меня нет права вмешиваться. – Голос Мэннинга звучал холодно и отчужденно.
Пруденс чуть не разрыдалась от ярости и отчаяния.
– Ах вот как! И вас не волнует, что станется с этим беднягой? Почему вы не можете отменить приказ Хэкетта? Неужели настолько испугались? – Расплакавшись, она забарабанила кулачками по груди Росса. – Вы просто-напросто эгоист и трус к тому же! Думаете только о себе! Неужели вам наплевать, когда умирают другие? Можно ли до такой степени отстраниться от жизни, от людей?
Казалось, Росс вот-вот взорвется. Он напрягся, раздираемый противоречивыми чувствами, а потом грубо схватил Пруденс за плечи и начал изо всех сил трясти ее.
– Вы наивная дурочка, черт бы вас побрал! – орал он. – Вы что, ослепли и не видите, сколько в мире зла? Если меня закуют в кандалы, не пройдет и часа, как этот негодяй войдет в мою каюту… и займет мою койку! И будет утешать мою «супругу»! – В его глазах полыхала ярость. – Вы останетесь пленницей, игрушкой в его руках до конца плавания!
Перепуганная Пруденс удивленно смотрела на него. Она уже подверглась атаке Хэкетта, но почему-то думала, что капитан ограничится одной попыткой.
– До… до конца плавания? – спросила она с запинкой. – Н-нет, он… он не осмелится… ведь другие мужчины…
– Кто? Ваш трусливый Сент-Джон? – сказал Росс с презрительной усмешкой. – Вы полагаете, он защитит вас? Бог мой, капитан уже не раз предлагал мне выступить в роли сводника, даже обещал взамен увеличить рацион матросам! Вот как страстно он вас домогается!
– Боже милосердный… – Пруденс опустила голову, дрожа всем телом.
Но Росс был неумолим. Он снова встряхнул ее и сердито крикнул:
– Вы хотите этого, черт возьми? Только скажите – и я сам залезу на мачту и сниму оттуда Вэджа!
Пруденс со стоном прижалась к его груди.
– Это чудовищно! – пробормотала она сдавленным голосом.
Росс обнял ее.
– Да, чудовищно и несправедливо, – прошептал он. – Но так уж устроен мир. С незапамятных времен матросов наказывают, и они терпят.
В этот миг прямо над ними сверкнула молния. Корабль содрогнулся, и на палубе осталось обугленное, дымящееся пятно. Сквозь рев бури послышался пронзительный вопль Тоби. Пруденс вырвалась из рук Росса.
– Я не могу вынести это! А вдруг, если я сама попрошу капитана…
– Не будьте дурочкой! Это бесполезно! Ему нужно одно – получить в свое распоряжение ваше тело.
Вэдж закричал снова.
– Я пойду к нему! Если уж такова цена… – с мукой промолвила Пруденс.
– Я запрещаю! – взревел Росс, сверкая глазами.
– А я пойду!
Она повернулась и поплелась к двери, борясь с ужасом и отвращением. Но Росс положил ей руку на плечо, повернул к себе, а потом… Пруденс успела заметить только его кулак, нацеленный ей в подбородок.
– Прошу прощения, – решительно сказал Росс.
У Пруденс потемнело в глазах, и забвение принесло долгожданное освобождение от страданий.


Пруденс проснулась в своей кровати. Челюсть мучительно ныла. По легкому раскачиванию фонарей она поняла, что шторм стих. Причем уже несколько часов назад: ведь ее платье почти высохло. Пруденс с трудом сползла с постели. На душе было тяжело. Несчастный Вэдж! Наверное, он погиб.
Застонав, она откинула спутанные пряди волос, упавшие на лицо, и потерла виски, в которых пульсировала кровь. Голова болела не меньше, чем челюсть. Как тут собраться с мыслями? И все же Пруденс вспомнила: в кубрике у Росса есть порошки от головной боли… Они определенно помогут. Пошатываясь, она вышла в коридор.
Из открытой двери кубрика доносился гул голосов. Там собралась целая толпа матросов. Они жались по углам и негромко переговаривались. Вид у них был угрюмый, а в интонациях явственно слышалось недовольство. Пруденс замерла, ухватившись за дверной косяк.
В центре кубрика, на столе, сидел Тоби Вэдж, завернутый в одеяла. Он был похож на старенького, скрючившегося гнома. Губы посинели от холода, зубы стучали, как в лихорадке. Редкие волосы свисали на изъеденное оспинками лицо мокрыми слипшимися косичками. И теперь они стали белыми, точно снег.
Из-под одеяла торчали его черные от смолы, трясущиеся руки, похожие на ветки какого-то странного растения. Короткие пальцы были перевязаны бинтами. Тоби дрожал мелкой дрожью, бормоча что-то непонятное, и вдруг разразился пронзительным смехом, в котором не осталось почти ничего человеческого.
Росс, склонившийся над ним, сердито скомандовал помощнику:
– Бэйли, подай мне шину. Это последняя.
Росс начал прибинтовывать узкую дощечку к большому пальцу Тоби. Заметив в толпе матросов встревоженное лицо Гауки, Пруденс быстро подошла к нему.
– Пресвятая Дева, – тихо сказала она. – Что же случилось с его руками, Гауки?
Гауки – взрослый мужчина с грубым, обветренным лицом – сейчас был похож на мальчишку, готового вот-вот расплакаться.
– Когда капитан наконец разрешил нам снять Вэджа, тот никак не хотел отпускать мачту. Вцепился мертвой хваткой… Вот и пришлось сломать ему несколько пальцев.
– Какой ужас! – простонала Пруденс и шагнула к столу. Матросы расступились. Протянув дрожащую руку, Пруденс погладила Тоби по шероховатой, в оспинках щеке и прошептала: – Ну, как дела, Тоби?
Росс взглянул на нее, на мгновение оторвавшись от своей работы. Казалось, он только сейчас заметил присутствие Пруденс в кубрике.
– Напрасно стараешься. Куда девался его рассудок – не знаю, но здесь его точно нет.
Это хладнокровное замечание не остановило Пруденс. Она положила ладонь на руку Вэджа.
– Тоби?
Он хмуро посмотрел на ее длинные рыжие волосы, свободно рассыпавшиеся по плечам.
– Черные волосы – плохо, – бормотал он. – Золотые – еще хуже. А рыжая женщина приносит беду. – Тоби засмеялся и тупо уставился в пространство. – Да, и в Евангелии так сказано.
Пруденс прикусила губу.
– Тоби, я твой друг.
Он захихикал и принялся что-то невнятно лепетать, вперив взгляд в потолок. Казалось, Тоби разговаривал с кем-то… или с чем-то невидимым.
– Когда упадет небо, нам достанутся жаворонки… только вот у меня было… дурное предзнаменование, понимаешь? – Тут глуповатая улыбка сменилась свирепой гримасой, еще больше исказившей его уродливое лицо. Тоби погрозил Россу своими забинтованными пальцами. – От бледнолицего человека спасайся ножом, а от черного человека берега жену. – Потом он затрясся, охваченный внезапным ужасом, и, бешено озираясь по сторонам, закричал: – А капитан здесь? Храни меня Господь, неужели он здесь?
Вэдж попытался спрыгнуть со стола, но Росс бросился вперед и удержал его.
– Успокойся, матрос. Капитана здесь нет. – Он обернулся и поманил к себе Гауки. – За ним нужно присматривать получше, чем это обычно делают в лазарете. Положи его в свой гамак и смотри в оба. Я помог его телу, а о разуме пусть позаботится Господь.
– Слушаюсь, мистер Мэнининг. Я присмотрю за Тоби, и остальные тоже. Каждый час будем сменять вахту, пока не доберемся до земли. Мы уж не дадим своему дружку пропасть зазря. – Гауки заскрежетал зубами и выпятил подбородок. – Бедный старина Тоби, мы же его любим… Будь проклят этот мерзавец!
Росс смерил его ледяным взглядом.
– Не вздумай мстить капитану или устраивать мятеж. Понял? В случае чего я не стану тебя защищать. Но мне не доставит удовольствия смотреть, как тебя будут вешать! – Он сердито ткнул рукой в толпу матросов. – И любого из вас – тоже!
Гауки потупил глаза, в которых продолжал гореть бунтарский огонь.
– Так точно, мистер Мэннинг. Мы поняли.
– Что сделано, того не воротишь. Через неделю мы будем на берегу. Держите себя в руках и исполняйте свои обязанности. Вы ведь матросы короля и должны быть преданы его величеству независимо от того, каков Хэкетт. А теперь отнесите Вэджа на бак, завтра я еще раз взгляну на его пальцы. – Росс достал из своей аптечки фляжку и вручил ее Бэйли. – Иди с ними и посиди с Тоби до полувахты.
type="note" l:href="#n_17">[17]
Отпаивай его бренди, пока не прекратится дрожь.
Еле сдерживая слезы, Пруденс смотрела, как матросы поднимают Вэджа и выносят его из кубрика. Она и представить не могла, что их грубые руки окажутся такими нежными. Пруденс повернулась к Россу. Ее губы дрожали. Синие глаза Мэннинга потемнели от угрызений совести и тревоги.
– Извините, что пришлось ударить вас, – пробормотал он, погладив Пруденс по щеке, и негромко чертыхнулся, когда она дернулась. – Глупое дитя.
– Что… что же теперь будет с Вэджем?
– Пока мы в море, о нем будут хорошо заботиться. Матросы преданно относятся к своим товарищам. Они и вахту за него отстоят, и проследят, чтобы Тоби был накормлен.
– А потом?
– Если к Тоби не вернется рассудок, я возьму его к себе в слуги, пока не поселюсь где-нибудь в глуши. Нельзя бросать Вэджа на произвол судьбы. А потом посажу его на какой-нибудь корабль, направляющийся в Англию. Он может жить на пансионе в Гринвичском госпитале для увечных и престарелых матросов. Там за ним будут хорошо ухаживать. – Росс горько усмехнулся. – И никто не помешает ему до конца дней нести этот суеверный бред.
Пруденс совсем потеряла контроль над собой. Ее начал бить озноб.
– Почему же бред? Я помню, как старухи то же самое говорили про рыжие волосы. Неужели это я во всем виновата?
– Вы? Не будьте дурочкой. Разве я мог разрешить вам пойти к Хэкетту? Вы думаете, он сдержал бы свое обещание, получив то, чего так добивался?
– Нет, это все из-за меня! – выкрикнула Пруденс. – Я знаю: вы рискнули бы своим положением и свободой ради того, чтобы спасти Тоби. Вы не подчинились бы капитану… если б… если б не я.
Сознание вины камнем легло на сердце Пруденс. И наконец ее горе прорвалось потоком слез. Она рыдала горько и отчаянно, вся сжавшись от душевной боли.
Росс обнял ее и притянул к себе.
– Пруденс… милая моя, храбрая девочка. Ты ничего не могла сделать.
Он обнимал Пруденс, гладил по спине и шептал слова утешения до тех пор, пока всхлипывания не стихли. Пруденс подняла голову. Росс вытащил свой носовой платок и вытер ей нос и мокрые щеки. Его руки были нежными, в глазах светилось мягкое сочувствие. Он осторожно запустил пальцы в ее длинные волосы, раздвигая спутанные пряди, потом коснулся щеки, провел пальцем по все еще трясущимся губам. И вдруг глаза Росса странно сверкнули. Пруденс показалось, что на миг ей удалось заглянуть в его душу. Этот тяжелый, неподвижный взгляд, волнующие прикосновения… Она затрепетала, охваченная волной чувственности, и все ее горести исчезли как по волшебству.
Но Росс вздрогнул, устало прикрыл глаза и выпустил Пруденс. Отвернувшись от нее, он ухватился за край стола и тяжко вздохнул. Пруденс заметила, как напряглись его руки и плечи.
– Шторм прошел, в камбузе сейчас снова разожгут огонь, – негромко и глухо заговорил Мэннинг. – Ступайте в каюту и переоденьтесь. Ваше платье совсем вымокло. А я тем временем узнаю, когда подадут ужин.
Пруденс ощущала разочарование и боль. Словно приоткрылась дверца в чудесный, незнакомый мир… и снова захлопнулась, оставив ее ни с чем. Дотронувшись до его руки, она прошептала:
– Росс…
Он повернулся. Его лицо исказилось в горькой гримасе.
– Если вам дорога ваша безопасность, – проговорил Мэннинг сдавленным голосом, – уходите. Немедленно!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обручальное кольцо - Холлидей Сильвия



Она абсолютная дура. За что ей такой мужчина? За что его наказали????
Обручальное кольцо - Холлидей СильвияKotyana
11.08.2012, 15.33





Сюжет скомкан,к главным героям особой симпатии не испытываю,особенно к глав.героине.Да и образ главного героя скорее немного необычен чем привлекателен.Хотя со стороны может показаться обыкновенным творческим человеком,потерявшим свою музу в образе жены и поэтому его постоянное "нытьё" немного раздражает.Дочитываю,но безо всякого интереса."Рассвет страсти" этого же автора стала одной из самых любимых моих книг,поэтому решила прочитать другую книгу,но увы...
Обручальное кольцо - Холлидей СильвияНачитанная
25.09.2013, 16.07





Интересно, но не захватывающе.
Обручальное кольцо - Холлидей СильвияОльга К
20.09.2015, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100