Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Открывая замызганную стеклянную дверь магазина «Спиндиск», я мечтала, чтобы у меня внезапно разболелся зуб. Все же приятнее, чем планомерно разбивать сердце Нику.
– Привет, Шейн! Рад тебя видеть! – Ник подбежал обнять меня, и все его лицо светилось от восторга, а может, от радости.
В общем, от какого-то чувства, ни капли не похожего на насмешку, раздражение, снисхождение и тому подобные гадости, обычно отражавшиеся на физиономиях любовников моей лучшей подруги. К вящему ужасу Энни, он был самым настоящим хорошим парнем.
(Ясное дело – от такого человека надо избавляться как можно скорее. Что Вам ее решение кажется нелогичным? Понимаю, мне тоже.)
Итак, он обнял меня, отвлекая от мрачных мыслей.
– Ты к Энни? Она не говорила, что ты придешь.
Еще бы.
– М-м… да, а где она? – спросила я, надеясь, что подруга не удрала домой и мне не придется общаться с Ником наедине. Я виделась с ним несколько раз, когда он привозил Энни или забирал ее, заходила к ним в магазин, но наше общение так и не развилось дальше мимолетного обмена любезностями.
– Пошла купить кофе. Ей не понравился новый кофе, который я купил для кофеварки. Хотя на прошлой неделе она сказала, что это ее любимый сорт… Не понимаю, почему теперь он ее не устраивает, – сказал он, озабоченно хмурясь. – Я стараюсь не забывать о ее предпочтениях, но они так часто меняются. – Он вдруг испуганно прикусил губу, видимо, не сразу осознав смысл своих слов. – Не хочу сказать, что Энни капризная и тому подобное, просто… То есть я, конечно, не жалуюсь. Это привилегия женщины – быть переменчивой в своих желаниях, и все такое… э-э…
Маленький колокольчик на двери зазвенел, оповестив о появлении двух потенциальных клиентов. Прервав свою речь на середине предложения, Ник вздохнул с видимым облегчением:
– Фу-ух! Шейн, мне придется ими заняться. Хочешь – подожди в офисе, а хочешь – погуляй по залу, пока не вернется Энни, – сказал он, торопливо ускользая от меня.
Трудно было удержаться от смеха. Но я справилась с собой и пошла бродить по магазину, высматривая новые диски и осторожно наблюдая за Ником. Он помог двум девушкам-подросткам найти последний альбом Шакиры и слегка покраснел, когда одна из подружек, что была посмелее, изобразила перед ним пару движений из танца живота.
Я была в шоке. Взрослый мужчина краснеет? И употребляет слово «капризный»? В Нью-Йорке? Может, Энни права, и Ник в самом деле не пара ей. Он был очень симпатичным парнем – особенно с этой легкомысленной челкой, которую ему то и дело приходилось откидывать. Но ему, наверное, подошла бы какая-нибудь милая девушка со Среднего Запада, любительница вязать крючком. А Энни задохнется от присутствия рядом такого сверхвнимательного мужчины, который будет помнить ее любимый сорт кофе.
У Ника нет шансов. Лучше мягко устранить его, пощадив самолюбие.
«А может, я просто пытаюсь придумать себе оправдание?»
Пока я обдумывала эту нравственную дилемму (и ненавидела себя за одно лишь то, что у меня в принципе бывают нравственные дилеммы), девушки, смеясь, покинули магазин. Десять секунд спустя вошла Энни с двумя большими стаканами кофе, и я украдкой взглянула на Ника.
О нет. Нет… Только не это…
Знаете эту поговорку – «носить сердце на рукаве»?
type="note" l:href="#n_9">[9]
Так вот, сердце Ника, фигурально выражаясь, было распластано поверх рубашки. При виде Энни его глаза засияли так, будто он выиграл в лотерею пожизненное право бесплатно загружать мелодии из Интернета.
Или будто в дверях внезапно появилось, неся две порции латте общей стоимостью в десять долларов, божественное существо, составлявшее смысл его жизни.
Энни при виде Ника нахмурилась.
«Дело дрянь, никаких сомнений», – подумала я.
И произнесла, выдавливая из себя радостную улыбку:
– Привет, Энни! Наконец-то.
Энни смотрела на меня озабоченно.
– Тебе нехорошо? Ты какая-то бледная, – заметила она, приближаясь. – Почти зеленая.
– Да уж. Глядя на Ника, недолго и позеленеть, – тихо пробурчала я. – Ты не сказала, что все так далеко зашло, Банана.
Она злобно прошептала в ответ:
– Я же говорила, что он провел за меня учет? Кто будет заниматься такими вещами ради собственной прихоти? И не называй меня «Анна-Банана» – мы уже давно не в школе!
Ник нерешительно шагнул в нашу сторону, внимательно наблюдая за Энни, будто пытался увидеть хоть какой-нибудь признак одного из следующих желаний: а) чтобы он подошел; б) чтобы поцеловал ее; в) чтобы сделал предложение руки и сердца.
Все было очевидно. Бедняга погиб.
– Как учеба, Ник? – поинтересовалась я, сжалившись.
Он улыбнулся и подошел поближе, явно стараясь держаться от Энни на почтительном расстоянии.
– Отлично, Шейн. Спасибо, что поинтересовалась. Я уже на последнем семестре, и рейтинг у меня неплохой, собеседования проходят довольно удачно.
Я рассмеялась:
– Ник, оставь свою ложную скромность. Энни уже рассказала мне, что ты первый в своей группе, а программа бизнес-школы Колумбийского университета – одна из самых трудных в нашей стране! Тебя, наверное, заваливают предложениями о работе.
Он опустил глаза, но покрасневшие щеки не укрылись от моего взгляда. Парню необходимо стать пожестче, иначе акулы бизнеса его живьем проглотят.
– Ну да, учеба мне дается неплохо, – признал Ник. – Но многие предложения подразумевают постоянные разъезды или даже переезд в другую страну. – Он бросил взгляд на Энни, – А я не собираюсь становиться занудным карьеристом без личной жизни. Мой отец был таким, и мама очень страдала из-за него. Я не хочу так жить.
Энни встряхнула кудрями и вздохнула. Предложенная тема разговора явно бесила ее.
– Ник, тебе всего двадцать шесть. Ты же не собираешься прямо сейчас жениться и заводить детей?
От этих слов он сразу сник, как человек, чьи сокровенные надежды неожиданно оказались несбыточными. А я ощутила себя отвратительнейшей мразью. Из тех, кого даже другие негодяи глубоко презирают.
Впрочем, я должна была думать, как убедить Ника расстаться с Энни, а не о том, как усыновить его. А чувство вины лучше оставить на долю других, правда? У будущих владельцев собственного бизнеса нет времени на угрызения совести. А также на сострадание и прочие телячьи нежности.
«Интересно, догадывается ли еще кто-нибудь, сколько времени у меня уходит на попытки оправдать свои темные делишки?» – подумала я, задирая подбородок.
– Ник, нам пора. Надеюсь, ты не будешь против, если Энни уйдет на несколько минут раньше?
– Ну, вообще-то она должна была работать еще три часа… впрочем, ладно, – пробормотал он. – Если ей нужно…
Энни пожала плечами:
– Хорошо, тогда я пошла. До завтра, Ник.
Я старалась не оглядываться, но не смогла удержаться вопреки крутившимся у меня в голове библейским предостережениям относительно соляных столпов. И, открывая дверь, украдкой посмотрела назад.
Парень стоял на том же месте, провожая взглядом Энни, и его лицо выражало страсть, смешанную с тоской и разочарованием.
Мне опять стало не по себе.
– Шейн, ты идешь? – нетерпеливо поторопила меня Энни, придерживая дверь.
– Ага. Иду. По дороге в ад, – пробурчала я.
– Что?
– Да так, ерунда. Не важно.


Метро – превосходное место для наблюдения за людьми. К сожалению, прямой взгляд в глаза в нашем городе расценивается как вызов.
Поэтому я стараюсь избегать таких контактов и делать вид, будто погружена в свои мысли. (И поменьше дышать, чтобы не чувствовать запахов.)
У меня весьма незамысловатое отношение к чувству вины: оно мне не нравится. (А вы ожидали чего-нибудь более глубокомысленного? Страшной тайны из моего детства? Настоящего, качественного скелета из шкафа, гремящего костями в мрачном дальнем углу моего сознания? Простите – чего нет, того нет.)
Все просто. Угрызения совести раздражают меня.
А раздражение – чувство неприятное.
Энни прервала мои грустные размышления, ткнув локтем в бок. Это меня не успокоило.
– Чего тебе? – огрызнулась я.
Она примирительно подняла руки. Когда стоишь в вагоне, вцепившись в поручень и стараясь не упасть на чье-нибудь немытое тело, стоящее за спиной, это действие оказывается не таким простым, как может показаться на первый взгляд.
– Эй, эй. Просто хотела напомнить, что сейчас наша остановка. Надеюсь, ты не убьешь меня?
– Извини. Настроение поганое.
Мы протиснулись наружу и влились в толпу, которая направлялась к лестнице, ведущей наверх. Выбравшись наконец на свет Божий, я глубоко вздохнула и тут же закашлялась.
Энни похлопала меня по спине.
– На улице смог, а температура воздуха – девяносто два градуса. О чем ты думала? Разве можно глубоко дышать в таких условиях?
Переведя дух, я отодвинулась.
– По крайней мере, мочой не пахнет. Я говорила тебе, что ненавижу метро?
– Почти каждый день, с самого переезда в Нью-Йорк. И хватит уже мучиться угрызениями совести.
Она размашисто зашагала по асфальту-с такой уверенностью, будто весь тротуар принадлежал ей. А я с трудом пробиралась сквозь толпу, стараясь не потерять из виду ярко-рыжую шевелюру, маячившую где-то далеко впереди. Догнала ее только на перекрестке, когда Энни остановилась на светофоре, нетерпеливо притопывая ногой в ожидании зеленого света.
– О каких угрызениях ты говоришь? – спросила я.
– Будто сама не знаешь! Каждый раз, помогая кому-нибудь расстаться с любимым, ты изнемогаешь под грузом вины. Я же вижу. Будто ты не человек, а смерть с косой, уничтожающая любовь. У тебя какой-то нескончаемый внутренний конфликт.
«Полагаю, не беспочвенный», – подумала я.
– Послушай меня, – сказала Энни. – Если один из двоих влюбленных так сильно хочет расстаться с другим, что просит твоей помощи, их отношения в любом случае не будут счастливыми. Разве не так?
Загорелся зеленый свет, и она понеслась дальше, не прекращая ругать меня.
– К тому же твой подход довольно эгоцентричен. Словно весь мир вращается вокруг тебя и лишь твои чувства имеют значение.
Я зло прищурилась, следуя за ней в сторону дома.
– Ну, знаешь, это уже чересчур. Посмотрела бы на себя! Это ведь ты стремишься поскорее избавиться от Ника, чтобы он, не дай Бог, не разочаровался, разглядев твои недостатки!
Энни остановилась у нашего дома, достала ключи и повернулась ко мне. Гнев в ее глазах сменился печальной усталостью.
– Ты ведь видела его? Заметила, какое у него было лицо, когда я вошла? Как будто все его любовные грезы разом воплотились в реальность.
Я кивнула. Конечно, заметила. Любой на моем месте заметил бы.
Она покачала головой:
– Я не смогу стать девушкой его мечты, Шейн. Ты ведь лучше других знаешь: никто из членов моей семьи не умеет строить теплые отношения. Мы умудряемся разрушить все, хоть отдаленно напоминающее любовь. Лучше сразу покончить с этим, чтобы потом не было слишком больно.
Стоило мне открыть дверь спальни, Лулу запрыгала как сумасшедшая и пискляво залаяла. Я подхватила ее на руки и стала тискать, попутно высматривая в комнате свидетельства того, что она забыла о хороших манерах. Не обнаружив неприятных сюрпризов, застегнула на шее у собаки новый ошейник и повела на прогулку – для отправления естественных надобностей. По возвращении дала ей собачий корм, налила свежей воды и стала наблюдать, как она жадно поглощает пищу, будто целый месяц не ела.
Когда Лулу наелась и, громко рыгнув, отошла от миски, у меня уже пропал аппетит. Одной из причин тому была обиженная Энни, спрятавшаяся у себя в комнате. Я немного походила по гостиной и подумала: сейчас самое время… Но при мысли о телефонных разговорах с будущими клиентами мне стало как-то душновато. И я, уложив сонную Лулу в кресло и взяв из холодильника немного конфет, вылезла в окно.
Полчаса спустя я переводила дыхание, наклонившись над перилами крошечной площадки пожарной лестницы. Из ста тридцати двух сообщений (после отсеивания разных чудаков и извращенцев, а также моралистов-экстремистов, пытавшихся наставить меня на путь истинный) двадцать семь оказались вполне серьезными.
При моральной поддержке, полученной в результате поедания четверти фунта миндаля в шоколаде, я оставила двадцати одному человеку сообщения на автоответчик и назначила встречи с пятью женщинами и одним мужчиной. Оставалось сделать один звонок, последний.
«Это не сон. Я действительно превращаюсь в старуху с косой. Добро пожаловать в страну плохой кармы».
Позади меня открылось окно.
– Дыши глубже, Шейн. Глубоко и медленно, – посоветовала Энни, сидя на подоконнике. – Думай о деньгах. У тебя все получится!
Я улыбнулась, радуясь, что подруга перестала дуться. Энни была единственным человеком, способным по-настоящему поддержать меня в авантюрных начинаниях. Например, когда я решила купить синие тени для век. Или теперь, когда я затевала новый бизнес.
Она была права. Меня ждала удача. Разве это сложное дело – убеждать эгоцентричных мужчин Манхэттена в том, что разрыв с возлюбленными происходит по их собственной инициативе?
– Господи, я ведь профессионал! У меня даже визитки есть, – пробормотала я.
– Действуй, Шейн! – воскликнула Энни. – Даешь «Ш»! Даешь «Е».
– Ну хватит уже. Мне нужно сделать еще один звонок.
Она рассмеялась, но скандировать перестала, ушла в комнату. Я сделала глубокий вдох, благоговейно коснувшись кулона с аметистом, с которым никогда не расставалась. Мама Энни подарила мне его на счастье, узнав о решении перебраться из Флориды в Нью-Йорк – средоточие порока и разврата. Отец Энни – человек более практичный – подарил мне газовый баллончик и подарочный сертификат на занятия по самообороне. Затем супруги полчаса орали друг на друга, выясняя, чей подарок лучше.
Я взгрустнула при воспоминании об этом и набрала номер, втайне надеясь, что Мелиссы (если это было ее настоящее имя) не окажется дома. А то опять придется испытывать неловкость. Как и следовало ожидать, она подняла трубку после первого же гудка.
– Алло?
– М-м…., здравствуйте, Мелисса. Это Шейн… э-э… Кажется, вы мне звонили? Насчет помощи в расставании с парнем?
Терпеть не могу, когда утвердительные предложения выходят из моих уст похожими на вопросы, но не заявлять же прямо с порога: «Здравствуйте, я антисваха!» Грубовато, на мой взгляд.
– Насчет чего? Какая еще Шейн? – Мелисса не производила впечатления невежливого человека, но была явно раздражена.
Оно и понятно.
Я вздохнула и предприняла вторую попытку. Бог с ним, пусть будет грубовато.
– Это антисваха. Бы оставляли мне сообщение?
– Ой! Да, конечно! Просто я не ожидала… в общем, решила, что это розыгрыш. Вы действительно помогаете людям расставаться с любимыми?
– Да. За определенную плату. Нам бы не помешало встретиться, чтобы обсудить вашу проблему. – После немалого количества звонков я уже научилась показывать товар лицом и определила собственные требования.
И не собиралась никому помогать без личной встречи. Главное преимущество положения «свободного художника» – можно не работать с человеком, если он вам не нравится.
– Ух ты! Замечательно! У меня, огромная проблема. То есть он, конечно, неплохой парень, но вцепился в меня, как рак клешнями. Нет, скорее присосался, как пиявка. Нет… в общем, не могу подобрать, подходящего сравнения. Он хочет жениться! Замуж в двадцать пять лет? Я вас умоляю!
– Что ж, надеюсь, я смогу вам помочь. Мы сможем увидеться… э-э… – Я взяла в руки свой крохотный ежедневник. – Через неделю? Начиная со вторника.
– Нет, так не пойдет. Мне необходимо избавиться от Тони как можно скорее. Как насчет сегодняшнего вечера?
Я ощутила приступ тревоги, будто кто-то махнул передо мной маленьким красным флажком. Странная девица. Может, не стоило с ней связываться?
– Простите, но на эту неделю у меня уже все расписано. Мы ведь еще даже не обговорили цену… – Несколько человек отказались, услышав про пятьсот долларов.
Поэтому я решила сразу выяснить этот вопрос по телефону – нет смысла назначать встречу с человеком, который не может позволить себе мои услуги.
Мелисса перебила меня:
– Пять тысяч долларов, если мы встретимся завтра, и если вы гарантируете, что через месяц он исчезнет из моей жизни.
– Что? – Мой голос вдруг стал чужим и писклявым.
Откашлявшись, я продолжила:
– Но пять тысяч долларов – это намного больше, чем…
– Наплевать. У меня есть деньги, и если пять тысяч послужат залогом успеха и внимательного ко мне отношения, то они ваши. Поверьте, я в отчаянии.
– Хорошо, завтра постараюсь выделить для вас время, – ответила я, думая о том, как сильно пять тысяч долларов помогли бы мне продвинуться на пути к предпринимательскому успеху.
– Естественно, мне нужны рекомендации, – добавила клиентка. – И вы получите лишь половину в качестве аванса, а остальное – по достижении результата. Не забудьте об обещанной гарантии.
– Конечно, нет проблем. К завтрашнему дню подготовлю для вас список рекомендаций и стандартный бланк договора. Где назначим встречу?
Обсудив детали, я положила трубку и осталась стоять, глядя в пространство. Сами подумайте – пять тысяч долларов! Я покачала головой, понимая, что мошенница бы из меня не вышла. Влезла в комнату через пожарный выход, стараясь не наступить на плясавшую у меня под ногами Лулу.
– Энни! Мне нужен бланк договора!


Так и быть, открою вам страшную тайну, из-за которой меня, наверное, не приняли бы в ультрамодный нью-йоркский клуб холостяков (если бы такой существовал.) Я умею готовить. И не какие-нибудь гурманские изыски, отпугивающие большинство нормальных людей, а вкусную и здоровую пищу, которая всем нравится, насыщает и улучшает настроение.
(Чтобы оправдать свое несоответствие модным тенденциям, я обычно объявляю себя приверженкой стиля ретро.)
Фаррен, который всегда оказывается в нужное время и в нужном месте – а именно там, где есть еда, – зашел в нашу крохотную кухню и чуть не наступил на Лулу. Та крутилась под ногами в надежде на кусочек чего-нибудь съестного.
– Как дела, дворня га? Хочешь вкусненького, а Шейн не угощает? – Он подошел поближе и склонился над столешницей. – Макаронный салат с курятиной? А там будут эти маленькие перцы, которые режут тонкими ломтиками? – И получил по руке, пытаясь залезть пальцем в миску с салатом.
– Да, я добавила немного – специально для тебя. И можешь заверить Мишеля, что этот цыпленок был выращен не на птицеферме, а в свободных условиях. Даже майонез домашний. Так что если вы, ребята, накроете на стол, мы успеем съесть салат, пока не отключили электричество. А то майонез без холодильника может испортиться, – сказала я, украшая тарелки ломтиками яблок и листьями шпината.
И положила в собачью миску несколько столовых ложек мясных обрезков. Луду пришла в экзальтированный собачий восторг и стала жадно их поглощать.
Когда мы с Фарреном уже носили тарелки на обеденный стол, я сообразила, что теперь мне придется на какое-то время отказаться от должности кухарки. И объявила:
– Налетайте. В ближайшие несколько недель все мое свободное время будет посвящено новому делу, и придется вам готовить самостоятельно.
Энни подняла голову, отрываясь от процесса нарезания свежайшей буханки ржаного хлеба, купленной в булочной за углом:
– Надо же, об этом я не подумала. Мой последний кулинарный опыт закончился тем, что я спалила в микроволновке чизбургер.
Фаррен застонал:
– О, это было ужасно. С другой стороны, у нас теперь полна собачьего корма.
Тут Мишель ворвался в дверь и радостно закружился, восклицая:
– Ура! Удача улыбнулась мне! Скоро разбогатею! – И отвесил всем нам глубокий поклон.
Лулу с лаем выбежала с кухни, потом резко затормозила и как ни в чем не бывало начала невозмутимо вылизывать себе лапу. Будто с самого начала знала, что пришел Мишель. Он нагнулся, потрепал ее по макушке, выпрямился и посмотрел на нас, радостно улыбаясь.
Я засмеялась:
– На чем ты собрался делать состояние на этот раз?
– А как же одноразовая обувь? – поинтересовалась Энни, пряча улыбку, которая так и рвалась с ее дрожащих губ.
– Или смесь кетчупа с горчицей? Как ты ее назвал – «торчуп»? Или «кетчица»? – спросила я, схватившись за живот и едва удерживаясь от хохота. – Никогда не забуду эту оранжевую дрянь. А ведь ты заставил нас съесть всю партию!
Мишель сложил руки на груди и свысока взирал на нас, задрав нос. На мгновение я четко представила его аристократом из древних времен, направо и налево раздающим приказы слугам. Затем он рассмеялся и кинул в меня подушкой, полностью смазав впечатление. Лулу внесла свою лепту, громко залаяв и погнавшись за собственным хвостом.
Я бросила подушку Мишелю.
– Не вздумай больше швыряться! Если уронишь со стола салат, готовить будет Энни, и кто-нибудь наденет тебе на голову ее стряпню.
– Эй, ну зачем же так? – возразила Энни. – Я могу заказать отличную еду из китайского ресторана.
Мишель сунул два пальца в рот и пронзительно свистнул; все так и застыли – даже Аулу.
– Ребята, можете вы в конце концов заткнуться? Я пытаюсь сообщить вам новость!
Фаррен подошел к нему и похлопал по плечу:
– Прости этих дикарей. Рассказывай.
Мишель обнял его и сел на кушетку.
– Появилась возможность принять участие в шоу «Будущие модельеры»! Преподаватель порекомендовал меня как человека с художественным воображением! Если я попаду в шоу, а еще лучше – в полуфинал, то будущее обеспечено!
Я села и начала раскладывать салат по тарелкам.
– Чудесная новость! Кажется, именно там начинал этот клоун Борис? Если телевидение и при полном отсутствии таланта может так раскрутить человека, то я даже представить не могу, какую звезду они сделают из тебя!
Энни вскочила с дивана и обняла Мишеля:
– Класс! Берегись, Ральф Лорен, – у тебя появился серьезный соперник!
Тут я заметила, что Фаррен почему-то не в восторге. Он даже не улыбнулся. Мишель, очевидно, тоже обратил на это внимание и погрустнел:
– Ты не рад за меня?
Фаррен деланно улыбнулся:
– Конечно, рад – сам прекрасно знаешь. Просто я подумал… тебе ведь понадобится портфолио, а материалы для него стоят бешеных денег. Мы потратили почти все сбережения на новую мебель, плюс стартовый капитал для твоих консультаций, а я ведь пока сижу без работы…
Мишель поднялся и шагнул к нему.
– Ничего страшного. Нужно всего пять тысяч – это максимальная сумма, которую нам разрешено потратить на изготовление портфолио. Их я где-нибудь найду. – Он запустил пальцы себе в волосы. – Такой шанс дается однажды, Фаррен. Если я упущу его из-за какой-то безделицы вроде пяти тысяч долларов, буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
Я молчала. И вдруг в голове вспыхнула мысль: «Пять тысяч долларов! Именно столько Мелисса предложила мне за организацию ее разрыва с Тони. Десять процентов суммы, необходимой мне, чтобы стать партнером миссис П. И сто процентов для осуществления мечты моего друга».
Кто сказал, что в жизни не бывает совпадений?
– К какому сроку тебе нужны деньги? – спросила я, и звук собственного голоса показался мне отдаленным, как шум прибоя.
Если я отдам Мишелю деньги, полученные от новой клиентки, то в океане моих страстных устремлений наступит пора отлива.
Но какой же я друг, если не попытаюсь помочь? В свое время, когда мы с Энни, переживая череду увольнений, работали на низкооплачиваемых работах, Мишель и Фаррен спасли нас от выселения. У них всегда находилось для нас немного еды и доллар-другой.
«Кажется, теперь моя очередь», – подумала я.
– В принципе, деньги нужны сейчас. Зато финалисты получат по десять тысяч на свои проекты, а главный приз – обучение у одного из знаменитых кутюрье и контракт на сто тысяч долларов! – Его взгляд излучал непоколебимую уверенность.
Фаррен, напротив, выглядел так, будто боялся в очередной раз обжечься.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100