Читать онлайн Хорошие девочки получают все, автора - Холлидей Алисия, Раздел - 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хорошие девочки получают все - Холлидей Алисия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хорошие девочки получают все - Холлидей Алисия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хорошие девочки получают все - Холлидей Алисия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холлидей Алисия

Хорошие девочки получают все

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

38
Кирби
Sei una brava ragazza (Ты хорошая девушка)

Пятница, семь тридцать вечера. Последний рабочий день перед тремя восхитительными неделями в Италии наконец-то закончился. Джули и я уже успели провести около дюжины телефонных переговоров. Встречаемся в воскресенье в Нью-Йорке, в двенадцать дня у регистрационной стойки авиакомпании «Алиталия». Она с ума сходит со своим шоу и засыпает меня извинениями за то, что в последнее время редко мне звонит. Боже, как здорово будет увидеться с ней!
Как по волшебству, звонит телефон и на экране высвечивается номер Джули. Вспомнишь ее – она и появится. Смеясь, раскрываю свою «раскладушку».
– Это у нас какой раз – тринадцатый? Нельзя останавливаться на несчастливом номере.
– Кирби, позвони ему. – Это Сэм.
Какого дьявола же них Джули звонит мне? И о чем это он?
– Прошу прощения, Сэм, это ты? Что происходит? С Джули все в порядке?
Он хохочет, и я слышу, как рядом орет на него Джули.
– Тише ты, женщина-ураган! Я хочу поговорить с твоей подружкой. Кирби, не понимаю твоего желания провести три недели в чужой стране вместе с этим торнадо, но все равно – желаю удачи.
Что-то сжимается у меня внутри от теплых ноток, которые слышны в его шутливом тоне. Я очень рада за Джули и Сэма, но, общаясь с ними, иногда трудно бывает не позавидовать.
Прикидываюсь веселой и беззаботной.
– Не волнуйся, мы оторвемся по полной. Ты еще не передумал присоединяться к нам? Буду рада вновь пообщаться, при условии, что ты готов много гулять пешком и пить много вина.
– Не волнуйся. Мне уже сообщили, что придется еще и много ходить по магазинам. – Слышу приглушенный голос Джули, но ничего не могу разобрать, затем они оба начинают смеяться.
Сэм снова обращается ко мне:
– Слушай, не хотел отвлекать – знаю, у тебя полно дел, но Джули рассказала мне про тебя и Стюарта…
– Что?! Во-первых, передай Джули, что она уже труп. Во-вторых, это не твое дело. В-третьих, почему я должна звонить ему?
– Ох уж эти женщины! – Он пытается произнести это сердитым тоном, но выходит мягко. – Кирби, мужчина, занимающий ответственную должность в управлении открытым акционерным обществом, околдован тобой настолько, что не может удержаться от желания поцеловать тебя прямо в своем кабинете. И в довершение всего совершает благородный поступок – уходит с работы, чтобы избавить тебя от сплетен! – Сэм фыркает. – Кирби, он классный парень. Как раз такой, какого ты заслуживаешь. Хотя я все еще жду возможности прийти и выбить дурь из этого козла Дэниела.
Джули кое-что рассказывала ему и про хитрую сволочь Дэниела, а однажды, когда они с Сэмом остались у меня на выходные, тот выкинул свой любимый фокус под названием «напиться и в три часа ночи заявиться в гости к Кирби». Сэму эта выходка веселой ею показалась, и я раз и навсегда полюбила этого человека – за то, как он защищал меня, не на шутку напугав Дэниела.
Вспоминаю Стива (и его старшую сестру) и широко улыбаюсь:
– Тебе придется встать в очередь, Стив. А насчет Бэннинга… ты уверен? А вдруг после всего, что я наговорила, он не захочет меня больше видеть?
– Кирби, ради Бога! Мы же мужчины. Наши эмоции не так сложны и причудливы, как у женщин. Ты нравишься ему, он тебя хочет – да и кто на его месте не захотел бы? Сама посуди! Аи! Джули, ну ты и злюка, – смеясь, произносит он. – Я лишь хотел отомстить за поцелуй, который перепал вчера Карлосу во время его визита к нам.
Начинаю нервно притопывать.
– Эй, не хочу прерывать вашу любовную прелюдию, но мне нужно позвонить. Если ты прав, то кое у кого жизнь вскоре станет намного ярче. Пока! Созвонимся!
Отложив мобильник, я размышляю о словах, только что сказанных Сэму. «Да, ярче. И круче. И без всяких комплексов».
– Сюрприз! Я приехала раньше!
Роняю трубку на стол и в изумлении смотрю на маму, стоящую в дверях с большим чемоданом.
– Думаю, мы прекрасно проведем время! – радостно объявляет она.
Я неловко пытаюсь пристроить телефонную трубку на место. Справившись наконец с этой задачей, встаю и изображаю радушную улыбку:
– Да, конечно. Прекрасно проведем время.
Выскакиваю из-за стола, чтобы обнять маму, и фальшивая улыбка становится искренней.
– Мам, я соскучилась. Здорово, что ты здесь!
Показываю ей офис, а потом мы, прихватив чемодан, отправляемся домой. Перед уходом я не забываю взять со стола бумажку с номером Бэннинга.
Да, ничего яркого и крутого мне сегодня не светит. Но я могу по крайней мере позвонить. А вдруг Сэм прав?


– Ну что, мам, ты устроилась? – Поднимаю взгляд и встречаю улыбкой маму, которая входит в гостиную.
Она уже успела разобрать вещи и привести себя в порядок с дороги.
– Да, и теперь очень голодна. Давай что-нибудь сообразим на ужин. Если хочешь, я приготовлю.
Она, кажется, немного нервничает и от этого суетится. Наше примирение пока еще слишком зыбко, чтобы мама чувствовала себя уверенно, но я полагаю, мы на верном пути.
По крайней мере надеюсь.
– Мам, я не собираюсь заставлять тебя готовить – ты же у меня в гостях. Почему бы нам не поужинать в ресторане? Да и в холодильнике вряд ли что-нибудь найдется. Я в последнее время ничего не ем дома, кроме пиццы.
Мама с беспокойством хмурится:
– Кирби, ты же знаешь, как важно правильно питаться! Ты хотя бы пьешь витамины? Я… впрочем, ладно. Постараюсь не вести себя как наседка.
Уровень ее нервозности, похоже, поднимается еще выше, если это вообще возможно.
Я лишь смеюсь в ответ:
– Действуй, мам. Может, мне пойдет на пользу, если меня отругают. Я только проверю макияж, а потом приступим.
– Хорошо. А я пока сложу журналы.
Направляюсь в ванную комнату, ощущая нарастающее напряжение. Каждый раз, приезжая ко мне в гости, она сразу начинает убирать, а я злюсь в ответ на ее молчаливое неодобрение.
«А может, неодобрение здесь совсем ни при чем. Может, его никогда и не было. Вероятно, мама просто нервничает в твоем присутствии, а уборка помогает ей успокоиться».
«А может, мне пора перестать зацикливаться на прошлом?»
Улыбаюсь, вспоминая доктора Уоллеса. Не уверена, что смогу за один месяц справиться с двумя задачами; стать хорошей девушкой и повзрослеть.
Вряд ли мир готов к таким глобальным переменам.


Бах! Бах! Бах!
– Какого черта?! – Проснувшись от громкого стука, я выскакиваю из кровати, будто меня укусили за задницу.
Может, просто приснилось?
Затем раздается настойчивый звонок в дверь, и я понимаю, что это не сон, а скорее кошмар.
Наверное, это Дэниел.
Бегом спускаюсь по лестнице, надеясь, что случилось чудо, и мама ничего не слышала.
– Кирби! Что происходит?
Кажется, в резиденции семьи Грин чудесам места нет. Впрочем, это не новость.
– Ничего страшного, мам. Пьяные соседи. Спи. Я разберусь.
Как только стук раздается вновь, я распахиваю дверь, и пьяный Дэниел, спотыкаясь, вваливается через порог, едва не угодив мне в глаз кулаком.
– Надо же! Кирби, любовь моя, ты наконец-то соизволила открыть. Нехорошо заставлять беднягу Дэниела мокнуть под дождем у тебя под дверью. – Он обхватывает меня рукой – то ли пытаясь удержаться на ногах, то ли желая прижать к себе.
Я выныриваю у него из-под мышки и закрываю дверь.
– Тише, Дэниел. Люди спят. Какого дьявола ты опять здесь? Я ведь предупреждала, что будет, если снова заявишься посреди ночи. Я позвоню в полицию, и тебе запретят ко мне приближаться.
Он поворачивается ко мне лицом, и я вижу, что он не так уж пьян, но намного злее, чем мне показалось вначале. Я делаю глубокий вдох и продолжаю:
– Если сейчас же уйдешь, то можешь отделаться предупреждением. Но если будешь здесь, когда явятся полицейские, – попадешь в тюрьму. Понравится ли это твоим богатым покровителям, которые организуют для тебя выставки?
Дэниел глумливо усмехается, подходит ближе и упирается руками в дверь, прижав ладони по обе стороны от моей головы. Мне не вырваться. Сердце колотится все сильнее – вот-вот выскочит из груди.
И все-таки мне не особенно страшно.
«Лгунья».
– Кирби, – произносит Дэниел зловещим шепотом. – Эх, Кирби, Кирби… Что же нам с тобой делать? Точнее – что мне с тобой сделать? У меня в кармане наручники – думаю, следует приковать тебя к постели и подержать несколько дней, пока ты не примешь мою точку зрения.
Он берет меня за подбородок и сжимает – сначала мягко, потом все крепче и крепче, до боли.
– Дэниел, перестань! Ты пугаешь меня. Скажи наконец, в чем дело?
Он немного ослабляет хватку, но не отпускает меня.
– Проблема в том, Кирби, что ты меня одурачила. С твоим уходом от меня отвернулась фортуна. Любой предмет в моих руках обращался в золото, когда мы были вместе, а теперь я не могу продать ни одной картины, чтобы заработать на кусок хлеба и удержать душу в бренном теле. – Он горько усмехается. – Хотя от моей души, пожалуй, мало осталось. Но ты, Кирби, была моим талисманом, моей счастливой кроличьей лапкой. И ты нужна мне. Потому что моя удача ушла вслед за тобой. Я хочу, чтобы ты вернулась. – Он берет меня за волосы и рывком притягивает к себе. – И я намерен вернуть тебя. Не согласна – тебе же хуже. Я затрахаю тебя до полусмерти и буду продолжать, пока не примешь мои условия.
Дэниел жадно хватает ртом мои губы и наваливается всем телом, Теперь мне очень страшно, я в ужасе, слезы струятся по моим щекам, но он не отпускает меня, а потом…
Вижу, как передо мной взметается в воздухе расплывчатое пятно, и слышу глухой звук, но на сей раз это не летающий кусок мяса, а что-то тяжелое опускается на голову Дэниела. Он отпускает меня и с воплем хватается за висок.
Я как во сне. Отстраняюсь от него и изумленно смотрю на маму, стоящую посреди комнаты. Она дрожит от страха, но не выпускает из рук длинную деревянную палку.
– Не смей, – говорит она очень решительно, несмотря на дрожь в голосе, – прикасаться к моей дочери! И еще: в этом доме таких слов не произносят!
Мой бывший любовник оборачивается и поднимает руку – наверное, для защиты, но мама понимает его жест как угрозу и наносит еще один удар палкой, на этот раз по плечу.
– Не смейте поднимать на меня руку, молодой человек. Вон! Убирайся! Проваливай отсюда сейчас же!
Она вновь замахивается палкой, а я наконец немного оправляюсь от шока, хватаю со стола настольную лампу с мраморным основанием и выдергиваю шнур из розетки. Теперь мы стоим, как две амазонки, с палкой и лампой наперевес, готовые сразиться с врагом.
Дэниел переводит взгляд с меня на маму, держась рукой за голову, и кровь сочится у него между пальцев.
– Вы просто пара полоумных! Пара долбаных психопаток! Я, наверное, из ума выжил, раз решил, что ты имеешь какое-то отношение к моей удаче, безмозглая сучка!
Мама переходит в наступление, угрожая палкой:
– Придержи язык, недоумок! Не смей обзывать мою дочь! Убирайся!
Я тоже делаю шаг вперед, приподнимая лампу так, что бы ее можно было запустить ему в голову. Дэниел ошалело смотрит на нас, потом неловко хватается за дверную ручку и распахивает дверь.
– Все, все, ухожу! Ухожу, глупые…
Мама захлопывает дверь у него перед носом, отсекая все изящные комплименты, которые Дэниел готовился проорать в наш адрес. Затем закрывает засов, прислоняется спиной к двери и сползает на пол.
Я ставлю лампу и подбегаю к ней:
– Мама, как ты себя чувствуешь? Мам!
Она смотрит на меня и улыбается. Это испуганная, но все же улыбка.
– Никто не смеет трогать мою дочь… мать их!
У меня от удивления вытягивается лицо.
– Мам! Ты сказала «… мать их»?
Мама вновь улыбается:
– Я чуть не забила до смерти человека перекладиной от твоего шкафа, а тебе и сказать больше нечего?
Сажусь рядом, кладу голову маме на плечо и начинаю истерично смеяться. Она присоединяется ко мне, и вот уже мы обе дико хохочем, прямо на полу, прислонившись к входной двери.
Я первая перевожу дух и пылко обнимаю ее.
– Мам, я люблю тебя. Не верится, что ты прибежала меня спасать.
Мама улыбается мне, но в глазах стоят слезы.
– Это не впервые, Кирби. Тебя не удивляло, почему папа тебя никогда не трогал? Я твоя мать. И никому не позволила бы обидеть мою девочку. Даже родному отцу.
Я отстраняюсь и ошеломленно смотрю на нее:
– Ты… но… мам, я понятия не имела. Тогда почему?.. Почему?..
Она вздыхает, и в этом вздохе заметна мучительная усталость. Но затем мама опять улыбается, и я вижу на ее лице проблеск надежды.
– Кирби, нам с тобой о многом следует поговорить. Я уже почти год посещаю психотерапевта, чтобы хоть отчасти справиться со своими проблемами. И даже хожу на свидания, представляешь? – Мама смеется, и ее щеки становятся ярко-розовыми. – Пока, правда, я виделась с ним лишь трижды. Но он хороший человек, и нам приятно проводить время вместе. Было бы здорово познакомить вас, если бы ты приехала ко мне в гости.
Я смотрю на нее и сомневаюсь – все ли у меня в порядке с ушами. Психотерапевт? Свидания? Это действительно моя мама?
И если да, то разве это не прекрасно, черт побери?
– Мам, я с удовольствием с ним встречусь. Расскажи о нем. Какой он? Чем занимается? Как вы познакомились? – Встаю и протягиваю ей руку.
Мама улыбается и качает головой:
– Может, лучше завтра поговорим? Сейчас два часа ночи, и хорошо бы поспать. К тому же нужно повесить одежду обратно в шкаф.
Я опять обнимаю ее.
– Об одежде не волнуйся. Завтра… то есть уже сегодня я буду собирать чемодан – все равно придется перебирать вещи. Ты пока ложись спать, а я сообщу обо всем в полицию.
– Я так люблю тебя, Кирби. Поговорим об этом ужас ном человеке завтра, хорошо? – Мама испытующе смотрит на меня и улыбается, видя, что я киваю.
– Я тоже тебя люблю, мам. Спокойной ночи.
Пока мама поднимается по лестнице в комнату для гостей, я принимаю решение позвонить утром Марии Эстобан и все рассказать. Должны же почетные братья и сестры оценить мою честность? А я теперь ни за что не расстанусь с Лорен.
Издаю стон. Кстати о Лорен – я ведь завтра должна с ней и Эньей пообедать. И нужно хоть немного поспать. Только вот позвоню в полицию. А еще, может быть, возьму пример со Стива и звякну Бэннингу на мобильный. Можно оставить голосовое сообщение, тогда не придется говорить с ним и волноваться. И мяч окажется на его половине поля, правда? «Трусиха!»
«Эй, полегче! Мы с мамой только что сражались с мужчиной ростом шесть футов и четыре дюйма, вооружившись перекладиной от шкафа и лампой. В семье Грин трусов нет».
Наверное, встреча с детскими воспоминаниями и их переосмысление придают мне больше храбрости, чем стремление казаться крутой.
Набирая номер полицейского участка, я не в силах сдержать улыбку.
«Никто не смеет трогать мою дочь… мать их!»
Одна такая фраза стоит года психотерапевтических сеансов.


– Кирби, я так хорошо выступила! Просто замечательно! – Огромный кролик с галстуком-бабочкой скачет вверх-вниз по ступенькам концертного зала. – Мама, ведь правда – я молодец? Я же здорово танцевала?
Энья смеется, и лицо ее сияет так же, как у дочери.
– Да, зайка. Ты танцевала прекрасно! Могу поспорить – Кирби будет очень интересно об этом услышать.
Я наклоняюсь и стискиваю Лорен в объятиях.
– Ладно, попрыгунчик. Пойдем пообедаем, и ты мне все расскажешь. Меня бросает в дрожь от собственных слов, но… не хотите съесть по «Хэппи мил»?
Трудно говорить, когда в горле стоит ком. Даже не подозревала, что меня может настолько растрогать радость Лорен. По-видимому, я становлюсь сентиментальной… на старости лет.
К тому же бесконечные кризисы, угроза изнасилования и прочая муть в два часа ночи не способствовали укреплению моих нервов. Ухмыляюсь, вспоминая маму. Утром она была совершенно спокойна. «Да что ты, милая, я отлично спала. Этот скандалист больше не придет. Такие всегда отступают, как только получают отпор. Я в конце концов поняла это и в отношении твоего отца – к сожалению, намного позже, чем следовало».
Мы поджарили яичницу-болтунью и тосты и наслаждались первым совместным завтраком за долгое время, пока не надо было отправляться на встречу с Лорен и Эньей. Мамины друзья должны были заехать за ней и отвезти пообедать, а во второй половине дня мы планировали вновь встретиться дома.
Но сначала – праздник живота. Улыбаюсь моему любимому крольчонку:
– Ладно, Бог с ним, с атеросклерозом. Но чтобы никаких какашек в моей машине!
Лорен рассыпается звонким смехом, а Энья удивленно приподнимает бровь.
– Ой, это долгая история. Расскажу в машине. Или хотите пройтись? – Грожу Лорен пальцем: – И на тротуар тоже не какать!
Она снова хихикает, затем бросается на меня и сжимает в объятиях. Ком в горле становится еще больше, и я боюсь сделать какую-нибудь глупость – например, расплакаться прямо на улице, поэтому отстраняюсь.
– Пойдем, коротышка. Надо идти, пока снова не начался дождь. Как ты думаешь, у них есть «Макморковка»? Или наггетсы из крольчатины? Ой, нет, это нам не подходит – нельзя же есть представителей своего вида. А как насчет…
Лорен хватает меня за руку, задирает голову, глядя мне в глаза, и ее личико светится радостью и любопытством.
– Кирби, вы такая смешная! Но все равно, кроме мамы, вы самая лучшая из всех людей, которых я знаю.
Я не успеваю и слова сказать в ответ, как слышу хорошо знакомый добродушный голос:
– Да, это уж точно.
Медленно оборачиваюсь, не понимая, каким образом мое гиперактивное воображение умудрилось материализовать Бэннинга именно здесь и сейчас, после выступления Лорен. Вижу его в паре шагов от себя, и все мысли, что приходят мне в голову, состоят в следующем: «Ух ты, мое воображение здорово поработало – он красивее, чем когда-либо. И очень, знаете ли, аппетитно выглядит».
При всем при этом вид у него довольно усталый, но он улыбается мне. Той самой неторопливой, очень сексуальной улыбкой, от которой у меня мурашки бегут по спине.
– Привет, Кирби. Я получил твое сообщение.
Лорен выскакивает вперед и смотрит на него снизу вверх:
– Вы – парень Кирби? Вы знакомы с мистером Кроликом? Бывали на морковной ферме? Я тоже кролик, видите? Хотите пойти с нами на обед и поесть «Макморковку»? Правда, на самом деле мы будем есть не морковку, а «Хэппи мил», зато я буду рассказывать, как танцевала на концерте. Хорошо? Ну, скажите уже что-нибудь!
Бэннинг улыбается еще шире и обменивается с Лорен торжественным рукопожатием.
– Меня зовут Бэннинг. Да, я парень Кирби. По край ней мере хочу им быть, если она позволит. Терпеть не могу морковку, зато люблю картошку фри. И с удовольствием послушаю про концерт, если Кирби разрешит мне пойти с вами.
Энья подает голос:
– Ну если она не разрешит, то разрешу я. Кирби, не оставляй этого красавца здесь одного. Пойдемте, иначе мы все умрем с голоду.
Итак, мы топаем к «Макдоналдсу», Лорен скачет впереди нас, держа за руку маму и весело о чем-то болтая, а Бэннинг берет за руку меня.
– Я звонил утром тебе домой, и твоя мама сообщила, где ты. Надеюсь, ты не возражаешь? Она сказала: «Я по голосу отличаю хорошего человека от грязной свиньи». Не хочешь объяснить, что все это значит?
Я смеюсь и нежно пожимаю его ладонь.
– Нет. Может, когда-нибудь потом. Зачем звонил?
– По разным причинам, но вот три основные. Первая: раз я теперь не твой шеф, ты согласна со мной встречаться? Часто и долго – может быть, ближайшие лет десять – пятнадцать? Думаю, мне потребуется много времени, чтобы тебя раскусить.
– Эй, притормози! – Высвобождаю руку и бью его кулаком в плечо. – Женщине нравится быть загадочной. Да, возможно, в моем расписании найдется свободное время. Давай начнем с года-двух, и посмотрим, как пойдут дела, хорошо?
Мы останавливаемся на светофоре.
– А вторая и третья причины? – спрашиваю я.
– Вторая: моя мама приехала на неделю в наш город, и я надеялся, что ты не откажешься пообедать с нами завтра во «Временах года». Ты ей понравишься.
Загорается зеленый свет, и мы переходим улицу.
– Конечно. Ой, то есть – я бы согласилась, но у меня утром самолет, и… – Внезапно я замираю, прямо посреди улицы. – Ты приглашаешь меня на воскресный обед? С твоей мамой?
Бэннинг пожимает плечами, затем оглядывается и тащит меня вперед через улицу, под дружный смех Лорен и Эньи, ждущих нас на тротуаре.
– Да. Хотя должен предупредить: я очень редко знакомил с ней подруг, так что приготовься к допросу. Она одна из таких матерей. Ну, знаешь, из чрезмерно заботливых, которые оберегают детей от всего на свете.
Я разражаюсь смехом, подумав об Энье и Лорен и вспомнив, как моя мама размахивала палкой перед носом у Дэниела.
– По-моему, они все такие. А номер три?
Мы наконец у «Макдоналдса». Лорен с Эньей сразу входят туда, а Бэннинг останавливает меня:
– Третья причина, Кирби, состоит в том, что в течение ближайших пяти месяцев я узнавал тебя все лучше и лучше. И чем больше я узнавал, тем сильнее ты мне нравилась. Ты настойчивая, практичная, требовательная, критически подходишь ко всему, И в то же время ты великодушная: да, я слышал, что ты дала секретарше отпуск для подготовки к прослушиванию в опере. Ты умная, с потрясающим чувством юмора, а ко всему прочему – самая красивая женщина, которую я когда-либо встречал.
Я стою на улице, в изумлении слушая, как самый сексуальный, умный и веселый мужчина, которого я когда-либо встречала, произносит целую речь о моих достоинствах.
Прямо перед «Макдоналдсом». Удивительно, но это не сон.
Бэннинг нежно берет меня за плечи:
– Поэтому третья причина, Кирби Грин, заключается в том, что мне почему-то нравится звук твоего голоса. Я узнал цены на билет в Италию, чтобы прилететь туда… скажем, на последнюю неделю твоего отпуска, и подумал: может, ты не будешь возражать, если кто-нибудь разбавит вашу с подругой теплую женскую компанию…
А потом я целую его. Не могу удержаться. Пусть это самое неромантичное место в мире, но я целую его. И представьте, Бэннинг мне отвечает! Поцелуй выходит страстный – такой был бы гораздо уместнее где-нибудь в уютном помещении, а не на тротуаре перед закусочной, где продают гамбургеры.
Отстраняюсь, смотрю в его глаза и вдруг осознаю, что идет дождь.
Разражаюсь смехом, и тут открывается дверь «Макдоналдса».
– Кирби! Ну, идете вы или нет? А в моем «Хэппи мил» игрушечный кролик! Представляете? Наверное, у вас телепатические способности, раз вы привели нас именно в этот «Макдоналдс», когда я в костюме кролика и мне попадается кролик! Вы, наверное, учились на экстрасенса? Пойду расскажу маме, что вы настоящая телепатка! – Лорен мчится обратно.
Бэннинг вновь наклоняется ко мне и целует, потом ласково подталкивает к входу.
– Так, значит, ты у нас «настоящая телепатка», Кирби? А может, даже дипломированная волшебница? – Он смеется и открывает передо мной дверь.
Вхожу вслед за ним, вдыхаю аромат картофеля фри, смотрю, как Лорен в костюме кролика танцует в проходе, и вздыхаю:
– Знаешь, Бэннинг, я точно не телепатка, поскольку не могла предвидеть, что буду так счастлива.
Итак, меня зовут Кирби Грин, я зарабатываю на жизнь продажей сексуальных игрушек. Но знаете что? Я нашла классного парня. А может, это он нашел меня. Так или иначе, я обязательно пойду с ним на воскресный обед, только не сейчас, а три недели спустя.
Я una brava ragazza. И жизнь бьет ключом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хорошие девочки получают все - Холлидей Алисия

Разделы:


123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839Эпилог

Ваши комментарии
к роману Хорошие девочки получают все - Холлидей Алисия



Это самая клевая книга.О любви, о жизни, о дружбе, о прощении спустя несколько лет, и возможность измениться.
Хорошие девочки получают все - Холлидей АлисияSwetlana
18.04.2011, 21.52





очень понравилась.
Хорошие девочки получают все - Холлидей АлисияТатьяна
23.12.2011, 21.51





Девочки, вот классная подборка любовных романов! (Наши и зарубежные) http://bukabench.com/books-collections/collection/?id=61
Хорошие девочки получают все - Холлидей АлисияАнастасия
22.06.2012, 11.16





интересно написано,роман понравился
Хорошие девочки получают все - Холлидей АлисияМарго
28.08.2012, 15.29





Хороший душевный роман, с юмором. Читается легко, несмотря на то что длинный.
Хорошие девочки получают все - Холлидей АлисияStefa
20.02.2014, 15.50





Такой добрый милый роман. И ощущение как-будто посмотрела романтическую комедию!
Хорошие девочки получают все - Холлидей АлисияЮлиана
23.10.2014, 12.11





Не могла оторваться от чтения. Пока не дочитала, спать не легла. Обожаю романы с юмором. Все классно. Рекомендую, особенно тем, кому надо поднять настроение. Моя оценка 10.
Хорошие девочки получают все - Холлидей АлисияАнна
1.03.2016, 6.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100