Читать онлайн Голая правда о мужчинах., автора - Холлидей Алисия, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голая правда о мужчинах. - Холлидей Алисия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голая правда о мужчинах. - Холлидей Алисия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голая правда о мужчинах. - Холлидей Алисия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холлидей Алисия

Голая правда о мужчинах.

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12



Я вдохнула ароматы курицы под соусом терийаки и мяса по-сычуаньски, неожиданно ощутив легкий приступ голода.
Первое, что мы увидели вопреки ожиданию, были Лин и ее мать, кричавшие друг на друга на непонятном языке. Китайском, как я догадалась.
Когда они нас заметили, Лин резко закрыла рот и попыталась заставить замолчать свою мать. Но миниатюрная женщина тряслась в неистовстве и направлялась прямо ко мне. Она закричала еще громче, чем раньше. Хотя куда уж громче!.. Не было надобности знать китайский, чтобы понять, что она сердится на меня.
Мне никогда не доводилось оказаться в центре семейных ссор, даже в своей собственной семье. Поэтому я замешкалась в дверях и вопросительно посмотрела на Паолу.
— Может, нам уйти? — прошептала я.
Паола пожала плечами. Судя по ее виду, она пребывала в таком же замешательстве, что и я. Миссис Лю решила вопрос за нас. Она протопала ко мне, схватила за руку и, тыча мне в грудь пальцем, стала кричать прямо в лицо. Я по-прежнему не понимала ни слова, но то, что она говорила, звучало нехорошо. Лин устремилась к нам и попыталась оттащить от меня свою мать, но из этого ничего не напучилось. Кричала Лин. Кричала се мать. А я стояла в оцепенении, как дурочка, стараясь не расплакаться вновь. Наконец вмешалась Паола.
— Замолчите! — крикнула она во всю мощь своих легких. — Немедленно! Что здесь происходит, черт возьми?
Обе женщины Лю остановились на половине своих пронзительных криков, ошеломленные. Они еще не слышали, чтобы вежливая Паола когда-нибудь не то что кричала, но даже повышала голос. Мы все посмотрели на нее с недоверием, а я воспользовалась случаем, чтобы вырвать ладонь из руки зазевавшейся матери Лин.
Паола перевела свой голос в более низкий регистр, ее обычное мурлыканье, но привнеся в него немного язвительности:
— Может, кто-нибудь будет любезен, сказать, что здесь происходит? Лин, объясните мне, ради Бога, почему ваша мать кричит? И коль скоро мы сейчас здесь, проясните эту чертовщину с печеньем. Почему последнее время Си-Джей каждый раз получает эти ужасные предсказания?
Лин хмуро посмотрела на мать.
— Мама, — сказала Лин, — это ты мудришь с их предсказаниями? Ты же знаешь, это негативная карма. Не говоря уже о том, что это серьезно вредит бизнесу. Оставь, наконец, Си-Джей в покое.
В ответ миссис Лю сердито зыркнула на нее и перешла на безупречный английский:
— Не указывай, что мне делать! Ты могла выйти замуж за прекрасного китайского джентльмена, пока эта ужасная девушка не сказала, чтобы ты этого не делала. Это она во всем виновата. Твоя помолвка сорвалась. Я опозорена. Наша семья обесчещена. И все по милости этой глупой… журналистки.
Если когда-нибудь слово «журналистка» произносилось как синоним исчадия ада, то это случилось в данный момент. Я смотрела на Лин и ее мать, открыв рот, в полном шоке. В этой сумятице я совершенно не могла понять, о какой моей вине идет речь.
— Мама, Си-Джей здесь ни при чем. Я тебе сто раз объясняла. Если я упомянула что-то, о чем она писала в своей колонке, это не предполагает ничьей вины. Когда я говорю о независимости, я имею в виду, что женщина не должна быть ковриком, о который вытирают ноги у двери. Вот почему я расторгла помолвку с Полом. — Лин схватила мать за руки, умоляюще глядя на нее в надежде на понимание. — Я не люблю его, мама. Нужно любить мужчину, за которого ты, в конце концов, собираешься выйти замуж. Можешь ты это понять?
Женщина фыркнула и рывком освободила свои руки.
— Любовь! Что это такое? Брак — вот что составляет надежность и гордость семьи, не любовь. Ты обычно не разделяла тех глупых взглядов. Это она во всем виновата, — повторила мать Лин, снова показывая на меня.
Наконец я обрела голос:
— Миссис Лю, мне очень жаль, что вы понимаете это таким образом. Я не сделала ничего, что могло бы навредить вашей семье. Но вам нужно понять Лин. Она должна полагаться на себя…
Миссис Лю разразилась в мой адрес неистовой тирадой. Лин продолжала извиняться за предсказания, состряпанные ее матерью с явным умыслом навести на меня какое-то злое колдовство. Но их голоса звучали как-то глухо, и в результате управление взял на себя мой мозг.
Мой, надо признать, заторможенный мозг.
Полагаться на себя…
Вот к чему нужно было прислушиваться постоянно. Нужно было полагаться на себя. Мне нужно было найти мужчину, который полюбил бы меня такую, какая я есть. Не такую, какой я могла себя изображать.
Следуя по пятам за этим откровением, я приняла решение. Я одарила Лин и миссис Лю самой сердечной улыбкой, на какую только была способна.
— В самом деле, я так сожалею. Правда. И я надеюсь, вы сможете во всем разобраться. У вас замечательная дочь, миссис Лю. Она действительно всеми силами пытается помочь вам понять ее выбор. Я уверена, вы способны любить ее так же сильно, как она любит вас, и найти для себя путь к согласию. Ну, а мне нужно идти.
Я повернулась и практически выбежала из ресторана, оставив их всех стоять с открытыми ртами.
Паоле я все объясню позже, а сейчас мне предстояло сделать нечто более важное. Полагаясь на себя.


Как только я произнесла: «Привет!», мы с Эроном почти сразу же сказали в унисон:
— Нам нужно поговорить.
Мы оба принялись смеяться. И мы оба, похоже, были взволнованы. Прежде чем у меня было время осмыслить это, я перехватила инициативу:
— Сначала я. Дело в том, что… — Я стала рассказывать ему о своих чувствах и о том, что я не могу пойти с ним на уик-энд. Все это время на другом конце линии сохранялось полное молчание. Наконец я произнесла последнюю фразу: — Я действительно очень сожалею. Но мы можем по-прежнему оставаться большими друзьями, если вы согласны, Эй-Джей.
Я ждала его ответа, затаив дыхание. Прекращать отношения по телефону с мужчиной, называющим тебя своей судьбой, ужасно неприятно. Но я не могла поддерживать в нем ошибочное представление ни минутой дольше. К тому же я не хотела, чтобы он строил дальнейшие планы в отношении нашего теперь уже отмененного уик-энда.
Молчание затянулось. Когда я набрала побольше воздуха в легкие и попыталась объяснить ему все это помягче, он заговорил:
— Гм… Си-Джей?
— Да?

— Дружище, раз вы так хотите, ну что ж. Но могу я, как прежде, прийти в субботу на барбекю? У меня с вашими братьями намечен потрясающий матч на икс-боксе

l:href="#n_8" type="note">[8]
.
Дыхание, сдерживаемое мной, вырвалось со свистом на волне смеха. Я вздохнула с облегчением.
— Значат ли сии слова, что я не разбила вам сердце или что-то в этом роде? Можно ли понимать это как отступление от судьбы?
— Да! — засмеялся Эй-Джей. — Я слишком увлекся той самой судьбой, не правда ли? Во всяком случае, я собирался вам кое-что сообщить. Я познакомился сегодня на ЛФК с очаровательным доктором. И если вы не возражаете, я хотел бы пригласить ее пообедать со мной в пятницу.
Я улыбнулась и окончательно расслабилась. (Даже, несмотря на то, что крошечная частица моего «я», признаться, разозлилась, что он так легко меня оставляет.).
— Конечно же, я не возражаю. Мы хорошие друзья, помните? Как насчет того, чтобы привести ее с собой в субботу, чтобы мы все могли с ней познакомиться? Только приготовьтесь к тому, что мои братья будут дразнить вас, что теперь вы практически становитесь членом семьи.
— Мне это по душе. Я всегда мечтал иметь братьев и сестер. Слушайте! Вы можете стать моей старшей сестрой! У меня никогда ее не было.
— Осторожнее со словом «старшая», приятель, а то я уложу вас на лопатки и защекочу, — сказала я самым суровым тоном.
Он только засмеялся:
— Си-Джей! Дружище! Я безумно рад, что послал вам свои носки.
— Я тоже, Эрон. Я тоже.


Хорошо. С одним покончено, с другим — еще предстоит. И, расправив плечи, я отправилась искать Хью. Но когда я вышла из своего кабинета, проход мне загородили Паола с Биллом.
— Уйди с дороги! — кричала она. — Я не собираюсь перед тобой извиняться за «мерзавца». Забудь думать! — После этого моя подруга выдала длинную тираду, которая напоминала какое-то нешуточное дьявольское проклятие на итальянском.
Очевидно, это был мой день для обучения многоязычным ругательствам.
Билл улыбнулся, но эта улыбка не была похожа на ту, что я видела когда-либо раньше. Тактичный, приветливый Билл испарился. На смену ему пришел мужчина, который выглядел очень решительным и чуточку грозным. Он опустил руки Паоле на плечи и заглянул ей в глаза.
Теперь на них смотрел весь наш отдел, собравшийся в холле.
— Паола, замолчи, — сказал ей Билл спокойно, но вместе с тем достаточно громко, чтобы голос его смог заглушить ее нападки. Паола запнулась на полуслове и от неожиданности замолчала. Шокированная, она смотрела на него расширившимися глазами.
Он схватил ее за руку и потащил на середину комнаты. Все мы сгрудились вокруг них, точно папарацци вокруг Брэда Питта. Билл выбрался на широкую площадку между секторами спорта и новостей, по-прежнему держа Паолу за руку, и резко остановился. Затем взял ее за плечо и посмотрел в глаза.
— Тебе нужен выдающийся жест, Паола? Хорошо, получай. Настоящим, в присутствии всех, с кем я работал здесь последние десять лет, торжественно заявляю, что я тебя люблю. — Его декларация сопровождалась множественным вздохом и жидкими хлопками. Но Паола молчала, изумленно глядя на него. Тогда он продолжил: — Я люблю в тебе все. Твою личность, сверкающую как бриллиант. Твой юмор. Твое великодушие и преданность друзьям. И еще — да! — твою душу, которая светится, как горящий древесный уголь. Я люблю тебя, Паола. Так что прими это как данность.
На этот раз я едва не оглохла от волны аплодисментов. Но я не хлопала. Я пока еще не слышала ответа Паолы. Я ждала, озабоченная ее реакцией.
Билл, по-видимому, тоже, потому что он стоял, глядя ей в глаза настороженно и умоляюще одновременно.
— Паола! Дорогая! Ты испытываешь ко мне какие-то чувства? Или я полный идиот?
Она откинула голову и вырвала руки из его хватки. О нет! У меня екнуло сердце от страха за Билла и — зачем лукавить — за нашу дружбу. Я напряженно ждала ответа Паолы. Наконец она заговорила. Голос ее прозвучал громко и четко.
— Да. Ты полный и жуткий идиот. — Билл шагнул назад, и все его тело как-то сразу обмякло. Паола толкнула его рукой в грудь и продолжала: — Все, что я могу сказать, — это… это… Что заставляло тебя тянуть так долго? — С этими словами она обхватила его за голову и поцеловала. Это был беспримерный скачок прямиком в высшую лигу.
Аплодисменты прогремели еще громче. Я тоже хлопала, как сумасшедшая, и заметила, что плачу, только когда почувствовала, что у меня по лицу текут слезы. Так я была рада за мою подругу.
Да, я была рада за нее.
Но я тоже хотела быть счастливой. Я перехватила взгляд Хью, иронически поднявшего одну бровь. Он стоял на другой стороне комнаты, прислонившись к стене и сложив на груди руки. Подозреваю, он не был расположен к совместному счастью. Да. Это чертовски плохо.
Я прошагала через комнату, остановившись по пути, чтобы обнять Билла и Паолу. Потом стала пробираться дальше сквозь толпу коллег, слонявшихся вокруг, болтая и смеясь. Если бы Донни видел это, его, наверное, хватил бы удар, подумала я. Но потом я увидела, что он стоит возле ксерокса и хлопает так же громко, как все.
Мягкосердечный старец.
Я подошла прямо к Хью, взяла его за руку и потянула в ближайшую комнату, закрыв за нами дверь. К несчастью, это оказалась подсобка. Я отпихнула с дороги стопку бумаги, повернулась лицом к Хью.
— У меня к тебе разговор. О том, кто я и что. Как я уже говорила раньше, я люблю игры с мячом и пешие походы. Мне нравится и просто слоняться без дела. Я не стильная, не модная. Мне чужды всякие изыски. Я сожалею, что не доверяла тебе. Мне следовало знать, что нельзя полагаться на Каспар. Вряд ли она станет что-то мне сообщать. И я понимаю, как ты обижен, Хью. Если бы ты захотел попытаться-начать все сызнова, я была бы рада. — Выражение его лица оставалось неизменным. Он холодно смотрел на меня. Непреклонный. Неподвижный. Когда я осознала это, поток слов, исторгшийся из меня, замедлился, а затем иссяк вовсе. Прекрасно. По крайней мере, я пыталась что-то исправить. Я сделала глубокий вдох, стараясь не заплакать. — Слишком поздно, насколько я понимаю, — сказала я. — Видимо, ради такой женщины, как я, никто не захочет сделать выдающийся жест. Ну что ж. Ты от этого только теряешь — все, что я могу сказать. Я такая, какая есть. И я действительно без ума от тебя… ну… я так думаю. Прощай.
Я прошла мимо него к двери. Потом припустилась бегом из отдела. У меня было непреодолимое желание уйти домой, закрыть дверь, снять телефонную трубку и в тишине немного предаться здоровой жалости к себе. Ну, положим, сделать это я могла и в своей машине, не давая выхода слезам.
Или, в крайнем случае, в лифте. Можно было начать с более достижимых целей.
Так я и сделала. Я держала себя в руках, пока за мной не захлопнулись двери лифта.
После этого я превратилась в труп. В безжизненное женское тело.


ВЫДАЮЩИЙСЯ ЖЕСТ

Я пришел к заключению, что женщины испытывают потребность в том, что они любят называть Выдающимся Жестом. Заглавные буквы использованы здесь намеренно — вы чуть ли не слышите их, когда женщина со всем должным почтением произносит эти два слова.
Сие означает, что такое понятие, как обычный среднестатистический мужчина, — это уже из области предания. Для обычных поступков (для них никаких заглавных букв не требуется) сейчас настало довольно трудное время. Мне приходилось слышать, как мой брат не однажды доказывал моей невестке: «Конечно же, я люблю тебя! Разве я не сменил масло в твоем автомобиле?»
Это, как понимают те из вас, кто сейчас читает и морщится, Выдающимся Жестом не считается, а в некоторых штатах может даже послужить основанием для развода.
И я, показавший себя абсолютным глупцом, за последние пять месяцев и особенно последние пять дней, хочу прояснить здесь свою позицию собственного Выдающегося Жеста. В связи с этим заявляю, что я, Хью Леонард, пробивной журналист, занимающийся расследованиями, не тот, за кого, себя выдаю. Да, это правда. И все это обаяние, эта искушенность и эта обходительность — все это сплошь напускное.
Я вырос в штате Индиана, в маленьком городке, называющемся Бьюттсвилл, и все перечисленное выше я перенял из одной книги. С тех пор как я устроился на эту работу, все мои поступки были прямо перенесены в жизнь из произведения доктора Фила Снейки «Как проложить себе путь к успеху». В частности, так, как сказано в главе три: «Встречайтесь — но только никогда не спите — с вереницей красивых женщин, создавая видимость своей неотразимости».
Ха! Неотразимость. Все, чего я умудрился достичь таким образом, — это вызвать к себе неприязнь. Единственная женщина за последние пять лет возбудила во мне интерес! И в результате она возненавидела меня. Ее зовут Си-Джей Мерфи, и она с ее неповторимым брэндом обычно печатается на этом месте. Это она заставляет вас смеяться своим неподдельным юмором, описывая ненормальные отношения между мужчинами и женщинами. Сегодня, не без дружеской помощи коллеги, я украл у нее эту колонку, чтобы совершить свой собственный Выдающийся Жест.
Так что если ты прочитаешь это, Си-Джей, здесь сказано все.
Я просто без ума от тебя. Забудь о лести, чарах и всех тех пустых вещах. Твои глаза не сверкают подобно сапфирам, и губы твои не похожи на рубины. Зато глаза твои светятся юмором, умом и теплом. Губы твои прелестны и нежны, а слова, выходящие из них, — это самое интересное и богатое мыслями, что я когда-либо слышал.
Это признание и есть мой Выдающийся Жест. Надеюсь, этого достаточно.
А до следующего раза запомните: Си-Джей Мерфи — совершенна! И, прежде всего такая, как есть!
Примечание, не требующее извинений.
И еще она — моя. Так что прочь от нее, Джадсон!

«ГОЛАЯ ПРАВДА О ЖЕНЩИНАХ»

Колонка Хью Леонарда, приглашенного автора в «Сиэтл таймс».





Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голая правда о мужчинах. - Холлидей Алисия



Легко читается, много юмора.
Голая правда о мужчинах. - Холлидей Алисияирина
18.10.2012, 17.57





прикольный роман. очень легко читать
Голая правда о мужчинах. - Холлидей АлисияМарина
14.09.2013, 12.54





удивлена таким низким рейтингом. Веселый легкий роман, напоминает по стилю "Секс в большом городе".Всем читать! хватит с нас драм)))
Голая правда о мужчинах. - Холлидей Алисияэлла
23.03.2015, 14.46





забавный романчик! с удовольствием прочитала
Голая правда о мужчинах. - Холлидей Алисияинна
9.04.2015, 16.17





Супер! Прикольно и остроумно! И читается легко.
Голая правда о мужчинах. - Холлидей АлисияВикки
15.04.2015, 10.30





недавно прочитала Джордж Кэтринrn"Секретов больше не будет", а сегодня этот роман - похожи
Голая правда о мужчинах. - Холлидей Алисияbietola
31.03.2016, 22.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100