Читать онлайн Как утреннее солнце, автора - Холлидей Сильвия, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как утреннее солнце - Холлидей Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как утреннее солнце - Холлидей Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как утреннее солнце - Холлидей Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холлидей Сильвия

Как утреннее солнце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Они возвращались с пикника, веселые и счастливые. Погода была чудесная, еда на свежем воздухе – необычайно вкусная. Занятия любовью в тени деревьев доставляли им необыкновенно острое наслаждение.
Джейс остановил коня перед домом и недоуменно нахмурился.
– Я думал, что Бет увидит нас еще на дороге и выбежит навстречу. Наверное, занята имбирной коврижкой.
– Нет. – Келли покачала головой и тревожно взглянула на него. – Я только сейчас заметила: из трубы над кухней не идет дым.
– Я уверен, что ничего особенного не произошло.
– Все равно странно. Как-то необычно тихо. Они вошли в вестибюль.
– Есть кто-нибудь дома? – позвал Джейс.
Вместо ожидаемого пряного запаха имбирной коврижки пахло лишь сигарным дымом и сосновой доской. Дверь в гостиную оказалась закрыта, Джейс подошел и распахнул ее.
– Дьявол! – пробормотал он.
У Келли перехватило дыхание. Отец сидел в кресле связанный, с кляпом во рту. Бет бледная как мел, прильнула к его коленям. Миссис Экленд застыла на диване, прижав к своей пышной груди раскрасневшуюся Сисси.
Облокотившись на каминную доску, стоял самый безобразный человек, какого Келли когда-либо видела в жизни. Подбородок его почернел от многодневной щетины, маленькие темные глазки зловеще сверкали, длинные волосы спутались, грязные лохмотья прикрывали тощее, как у хорька, тело. В одной руке он держал зажженную сигару, в другой – пистолет, направленный на Большого Джима.
– Джейс, сукин ты сын! Давно пора! Мне уже осточертело слушать эти вопли. – Он обернулся к миссис Экленд. – А ты, старушка, лучше утихомирь ее, не то я сам заставлю маленькую сучку замолчать.
Большой Джим прорычал что-то нечленораздельное и рванул веревки.
Незнакомец снова засмеялся:
– Ну что, Джейс, старина? Так ничего и не скажешь старому приятелю, после того как бросил нас с Этэном и смылся?
– Какого дьявола тебе здесь нужно, Бен? Рука Джейса потянулась к пистолету на поясе. Бен усмехнулся, обнажив гнилые черные зубы.
– Не очень-то хорохорься, приятель. Попробуй только вытащить свою пушку – и я снесу старику голову.
Пикнуть не успеешь, – И, взглянув на Бет, добавил: – А может, сразу двоих прикончу. Джейс убрал руку с пистолета.
– Они здесь ни при чем. Пойдем, выйдем, поговорим.
– Хитрюга! Ну, нет, рисковать я не стану. Отстегни-ка свою пушечку и брось на пол. Да без дураков.
Джейс выполнил приказание.
– Я только хочу поговорить. Бен загоготал.
– Думаешь, тебе удастся заговорить мне зубы? Мне, который знает все твои штучки? – Он оглядел Джейса с головы до ног. – А ты изменился. Бачки сбрил. И кормят тебя, видать, хорошо. А мы там с Этэном с голоду подыхали. – Он снова заржал – злобным смехом, полным ненависти. – Мистер Перкинс!
– Кто этот человек, Джейс? – произнесла, наконец, Келли дрожащим голосом.
Джейс устало провел рукой по лицу.
– Его зовут Бен Вагстафф. Самая злобная тварь в Балтиморе. Если не считать его брата.
Вагстафф сделал глубокую затяжку и выпустил дым в лицо Большому Джиму.
– Неплохое курево, мистер. Мы с братом сколько месяцев не могли себе позволить гаванскую сигару. Один сукин сын обобрал нас дочиста.
Джейс огляделся.
– А где Этэн?
– Не петушись, приятель. Мы с ним залегли на дно с тех пор, как ты смылся из Чикаго. Этэн в Омахе. Я давно о нем не слышал. Сам я рыскал по Канзас-Сити и уже собирался отчалить. Решил, что с тобой все. Обыграл ты нас.
Келли прошла через всю комнату к отцу. Один Бог знает, сколько времени он сидит вот так, связанный.
– Стой, куколка! Я и в калеку могу пальнуть, не поморщусь.
Его слова лишь вызвали в ней прилив гнева.
– Мой отец нездоров! Я хочу вынуть кляп у него изо рта.
Бен взмахнул пистолетом:
– Стой на месте, я сказал! А ты хорошенькая, куколка. Ты кто такая, черт возьми?
Келли поднялась в полный рост, задыхаясь от ярости. Как смеет он запрещать ей помочь папе!
– Я миссис Хорэс Перкинс. И вы не имеете права находиться в нашем доме! Мой муж…
Бандит разразился громким хохотом и ткнул пальцем в сторону Джейса.
– Если вы говорите об этом парне, лучше подумайте, как следует.
– Бен! – Джейс сделал шаг к нему.
Тот снова нацелил пистолет на Большого Джима.
– Я сказал, не двигайся, приятель, иначе старик получит пулю. – И со злорадной усмешкой повернулся к Келли. – Не хочу разбивать тебе сердце, куколка, но этого подонка зовут Джейс Грир. И всегда звали только так.
Келли опустилась в кресло, чувствуя, что задыхается.
– Но это какой-то абсурд… Он Хорэс Джейсон Перкинс из Балтимора.
Вагстафф швырнул сигару в камин.
– Мне плевать, что он там тебе наплел, куколка. Когда мы познакомились с ним в прошлом году, его звали Джейс Грир. Он приехал из Филадельфии. Самый прожженный из всех, с кем мне доводилось знаться.
Но этого не может быть! Она с надеждой взглянула на Джейса. Конечно, все это какая-то чудовищная ошибка…
– У тебя, наверное, были причины изменить имя после войны? Может быть, попал в какую-нибудь переделку?
– Келли… Это трудно объяснить. Я не хотел… – Он покачал головой. – О черт!
Вагстафф загоготал:
– Никак не можешь поверить, куколка? Я же тебе сказал. Его всегда звали Джейс Грир. Уж я-то знаю. В апреле в Новом Орлеане мы вместе обчищали одного желторотого. А когда тот заартачился, вот этот самый Джейс – мошенник, без мыла, куда надо влезет – со слезами на глазах достал свои призывные документы. Я сам их видел, там было написано «Джейс Грир». И что ты думаешь? Через пять минут тот олух уже выскребал карманы.
Руки Джейса сжались в кулаки. Лицо стало пепельно-серым.
– Заткнись, черт тебя побери!
Вагстафф ухмыльнулся, явно наслаждаясь его смущением.
– Ты что, старина! Неужели они еще не знают, какой ты пронырливый жук? Ты им, что ли, ничего не рассказывал? Я такого пройдоху в жизни не встречал. Обчистит любого – что жулика, что шлюху, что в картах.
– Ради всего святого… – произнес Джейс сдавленным голосом. – Давай выйдем и покончим с этим.
– Всему свое время. – Бен оглядел богато обставленную гостиную. – Похоже, ты, наконец, сыграл лучшую игру в своей жизни. Свинья нашла свой свинарник. Это полегче, чем в карты мухлевать, так? Хотя, должен сказать, мы с Этэном неплохо пожили за твой счет. Что говорить, у тебя были самые лучшие телохранители, мы с Этэном в случае чего могли пробить дорогу к выходу в любом игорном зале к востоку от Миссисипи. Так ведь, приятель?
У Келли все смешалось в голове. Это не может быть правдой… все, что он тут наговорил про Джейса.
– Что вы здесь делаете? – спросила она, боясь услышать ответ.
– Видишь ли, куколка, дело в пяти тысячах долларов. Из банка, неподалеку от Сент-Луиса.
– О Господи! Ты ограбил банк?.. – Кэл…
Глаза его смотрели умоляюще, в надежде, что она поймет.
Вагстафф хмыкнул:
– Нет, конечно, не своими руками. Наш джентльмен грязную работу не делает. На это есть братья Вагстафф. Этэн нашел этот банк, только мы никак не могли придумать, как бы его обчистить. Все эти замки и решетки… – Он засмеялся. – И тут-то явился Джейс со своим планом.
– Хватит! – рявкнул Джейс. – Давай поговорим о деньгах.
– Нет! – Келли стукнула палкой об пол. – Я хочу услышать этот план.
– Ну, так вот, куколка. Твой Джейс когда-то играл на сцене в Филадельфии. Ну, и тут он сыграл этакого богача, решил, мол, занять денег в банке. Под драгоценности. Целую коробку драгоценностей им выложил. В театре так и не узнали, что он их спер. – Вагстафф загоготал. – Пройдоха Джейс, ну и пройдоха! Так вот банкир и его помощник вышли посмотреть на них поближе и оставили дверь открытой.
Джейс застонал и прикрыл глаза рукой.
Вагстафф снова засмеялся.
– Не вешай голову, Джейс. Ты здорово заговорил им зубы. – Он подмигнул Келли. – Я так понимаю, ты не знала, за кого выходишь замуж. Ну так вот, к тому времени как явились мы с Этэном, они там обнюхивали ту коробку с драгоценностями, ждали, пока Джейс ее откроет. Все оказалось проще, чем отнять конфетку у младенца. Мы выскочили оттуда, став богаче на пять тысяч.
Джейс поднял голову. Губы – его презрительно скривились.
– Но вам показалось мало.
– Джейс, старина, тот банкир открыл рот.
– И поэтому ты вернулся и убил его.
– Сначала я заставил подонка ползать на брюхе и умолять, чтобы я не убивал его. А потом – пиф-паф! Прямо в глаз.
Сисси вскочила. Миссис Экленд начала успокаивать малышку.
Келли почувствовала, что ее тошнит.
– И ты это допустил? – с гневом взглянула она на Джейса. – Убийство?
– Я ничего об этом не знал, пока мы не оказались в Чикаго. – пробормотал он, не в силах оторвать взгляд от пола. – Мы пили в баре с ним и его братом. Они напились и расхвастались.
– Я стрелял, я. Этэн стоял сзади. – Бен мрачно сдвинул густые брови. – И ради чего, Джейс? Ты нам с Этэном, можно сказать, нож воткнул в спину за все, что мы для тебя сделали.
Джейс устало вздохнул.
– Как вы меня нашли? Вагстафф усмехнулся:
– Сам виноват, приятель. Этим летом в Чикаго ты не смог удержаться, чтобы не перекинуться в картишки. Одному из наших почудилось, будто он тебя узнал. Стал выспрашивать. Сказали – мистер Перкинс, откуда-то к западу от Денвера. Пришлось потрудиться, чтобы тебя разыскать. И теперь мне не терпится получить наши пять тысяч.
Джейс развел руками.
– У меня их больше нет. На экипаж напали недалеко от города. У меня все выгребли.
– Но зато теперь ты, как я слышал, занимаешься бизнесом. И дом у тебя хоть куда. Теперь-то ты, наверное, легко соберешь эти деньги. А я, пожалуй, подстрахуюсь на то время, пока ты их достанешь. – Он поманил Бет, слушавшую все это с широко раскрытыми глазами. – Пойди сюда, малышка.
Келли вскочила на ноги.
– Нет!
Большой Джим сделал отчаянную попытку разорвать веревки. Задохнулся. Лицо его посерело. Пронзительно вскрикнув, Келли кинулась к отцу.
И в тот момент, когда поравнялась с Джейсом, он внезапно бросился на нее, толкнул, так что Келли с криком упала на пол.
Вагстафф явно растерялся от неожиданности. А Джейс молниеносно сунул руку под жилет, выхватил маленький пистолет и выстрелил. Бандит мешком повалился на пол. На груди у него расползлось красное пятно. Сисси громко заплакала. Бет пронзительно взвизгнула:
– Провалиться мне на этом самом месте! Миссис Экленд перекрестилась, с ужасом глядя на Джейса. Однако внимание ее тут же переключилось на Сисси. Она стала укачивать ее на руках, пока малышка не успокоилась. Протянула свободную руку к Бет:
– Иди ко мне, милая. Больше нечего бояться. Бет подбежала и уткнулась ей в шею.
Джейс наклонился и помог Келли подняться. Она со злостью оттолкнула его.
– Обойдусь без твоей помощи!
Он с тоской взглянул на Келли, затем повернулся к Большому Джиму и торопливо развязал его.
– Больно?
Большой Джим потер онемевшие руки, облизал пересохшие губы.
– Пройдет. Это просто приступ.
Миссис Экленд погладила обеих девочек, встала с дивана, потянулась за накидкой и набросила ее на тело Вагстаффа.
– Совсем не обязательно смотреть на эту кучу дерьма.
– Значит, все это время ты притворялся совсем другим человеком? – с гневом спросил Большой Джим.
Джейс потупился. – Да.
– А где Хорэс Перкинс?
– Вы похоронили его под именем мистера Джонсона. Так я себя тогда называл.
– И все, что говорил Вагстафф, – правда? – Да.
– Ты жульничал в карты?
– В Дарк-Крике никогда. Клянусь вам, сэр.
– И ты ограбил банк?
Джейс провел рукой по волосам. Никогда еще Келли не видела такого горестного выражения на его лице.
– Только один раз, в Сент-Луисе. Но я воровал. После войны у меня ничего не осталось. Нет, я не оправдываю свою прошлую жизнь. Но убивать я не убивал. А расстался с Вагстаффами после того, как узнал о том убийстве. Мне стало невыносимо.
Келли изо всех сил пыталась сдержать слезы.
– Значит, это все ложь! Все, все, что ты нам говорил!
– Я не хотел врать. – Голос Джейса охрип. – Для меня здесь открылась новая жизнь. Возможность начать все с начала. Освободиться от прошлого.
Бет сползла с дивана. Изумленно уставилась на него.
– Я не понимаю… Ты ведь Джейс. Ты всегда был Джейс. И я тебя люблю. – Девочка протянула к нему руки.
Келли остановила ее:
– Он не заслужил ничьей любви. После всего, что натворил.
Джейс отвернулся, ссутулился.
– Мне показалось, я нашел здесь свой дом… Я не хотел врать. Вы все слишком хорошие и честные люди для этого. – Он обратил искаженное мукой лицо к Большому Джиму. – Я старался изо всех сил, чтобы вы могли гордиться мной, сэр.
Большой Джим пробормотал что-то невнятное и двинулся к буфету.
– По-моему, глоток виски нам сейчас не помешает. – Налил два стакана и протянул один Джейсу, не глядя на него.
– Я хочу, чтобы он убрался вон из нашего дома, – заявила Келли.
Большой Джим проглотил виски, налил еще и наконец произнес:
– Нет. Мне плевать, кем он был раньше. Мы знаем, с каким человеком жили все эти месяцы. С хорошим человеком. Честным. Я готов поручиться за это своей жизнью.
Миссис Экленд кивнула.
– Хорэс или Джейс – мне все равно. Намерения человека – вот что имеет значение, а не его имя.
Келли протестующе качала головой. Неужели они действительно готовы простить его?
– Но вся эта бесконечная ложь… Все, что он делал…
– Да, черт возьми, девочка! Что прошло, то прошло! Взгляни же трезво на того, кто перед тобой сейчас. Хороший человек. И он заслуживает нашего прощения. Я, во всяком случае, не берусь его судить. Мне не раз приходилось видеть, как война ломала хороших людей. А у Джейса, по крайней мере, нашлись силы и желание повернуть свою жизнь вспять.
Наступит ли когда-нибудь такой момент, когда она сможет противостоять отцу?
– Но… папа… – прошептала Келли.
– Ни слова больше! Решено. И никому не нужно знать о том, что здесь произошло. Для меня он Джейс Перкинс.
Джейс с трудом проглотил комок в горле.
– Я… я не знаю, что сказать, сэр.
– Фу-ты! Ничего и не надо говорить. Просто оставайся тем Джейсом, которого мы знаем. – Большой Джим повернулся к экономке. – Вы умеете хранить тайну, миссис Экленд?
Она усмехнулась с довольным видом.
– Я-то всегда чувствовала, что он негодяй. Но знаю, что есть и другие, намного хуже. – И подтолкнула Бет к Джейсу. – Он все тот же твой любимый Джейс, дорогая.
С блестящими глазами Бет рванулась и обняла его.
– Я знала, знала! Я не поняла, о чем тут говорил этот мерзкий тип. Вроде ты какой-то другой человек или что-то вроде того… Когда любой дурак сразу скажет, что ты тот самый Джейс, которого мы знаем.
Он крепко обнял ее в ответ, едва сдерживая слезы. Потом подошел к Келли, осторожно коснулся ее руки. – Кэл… Она не могла взглянуть ему в лицо.
– Ну… если папа считает, что так будет лучше… Большой Джим от души рассмеялся:
– Вот и хорошо. Решено. Я поеду в город за Хэпуортом. Надо покончить с этим сегодня же.
Джейс покачал головой:
– Нет. Я сам поеду. С вас на сегодня достаточно, сэр. Вам надо отдохнуть. Вагстафф приехал верхом?
– Да, по-моему, он оставил коня за домом.
– Значит, Хэпуорту будет, на чем отвезти тело.
– Скажи Хэпуорту, что мы его не знаем. Какой-то вооруженный бродяга хотел нас ограбить. Связал меня. Ты его застрелил. Возможно, будет дознание. Чистая формальность. А потом все забудется.
Джейс направился к двери. У порога обернулся.
– Спасибо, Большой Джим. Я вас не подведу.
– Черт возьми, парень, ты можешь меня отблагодарить честной работой. Будем считать, что ты заново родился в тот день, когда прибыл в Дарк-Крик.
Оставшуюся часть дня Келли прожила с трудом, будто в кошмарном сне, который должен кончиться, как только Джейс разбудит ее поцелуем.
За ужином Большой Джим выглядел изможденным и выдохшимся. Келли после всего пережитого тоже кусок в горло не шел. Она доверилась Джейсу, отдала ему свою любовь. Но как можно любить человека, которого, оказывается, совсем не знаешь?
Одна лишь Бет сидела с сияющими глазами и болтала без остановки. Теперь, когда опасность миновала, она, казалось, забыла все свои страхи и не переставала восхищаться героическим поведением Джейса – спасителя:
– Ну, скажите, разве он не хорош? Как выхватил свой пистолет! Пиф-паф – и этот грязный тип уже на полу.
Большой Джим отодвинул тарелку.
– Мне кажется, Бет… после всего, что здесь произошло… не стоит слишком много болтать. Этот грязный тип тут наговорил много непонятного. Если ты начнешь рассказывать обо всем этом покупателям в магазине, у Джейса могут быть неприятности.
Бет изумленно вскинула на него глаза.
– Я даже не знаю, о чем рассказывать! Я так испугалась, что почти ничего не слышала. – Она с серьезным видом кивнула, приложив палец к губам. – Тик-ток, рот на замок. – Внезапно в глазах ее появилось протестующее выражение. – Но про стрельбу-то я могу рассказать?
– Если из твоих слов людям покажется, будто Джейс слишком хорошо стреляет, все громилы в этих краях захотят помериться с ним силами. Так что лучше вообще никому ничего не рассказывай, киска. А теперь марш в постель!
Наконец появился Джейс с помощником шерифа. Хэпуорт осмотрел тело на полу, выслушал рассказ Большого Джима, попросил Джейса показать ему пистолет.
– Вы, случайно, не знаете его имени?
Джейс хотел, было ответить, но Большой Джим опередил его:
– Ни малейшего понятия. Хэпуорт почесал за ухом.
– Никаких документов при нем нет. И одежда вся в лохмотьях. Не угадать, в каком городе куплена. Ну что ж, на кладбище уже похоронены несколько неизвестных. Будет еще один.
Большой Джим кивнул:
– Скорее всего, это какой-то бродяга с большой дороги. Решил, что мы легкая добыча. Дом-то стоит на отшибе. Я оплачу похороны.
– Нет, – твердо произнес Джейс. – Я заплачу. Я его убил. Это моя вина.
– Ах, как благородно с твоей стороны! – не удержалась от саркастического восклицания Келли.
Хэпуорт привязал тело Вагстаффа к его лошади и сел на своего коня.
– Не думаю, что мы станем беспокоить вас всякими дознаниями. На мой взгляд, дело яснее ясного.
Большой Джим закрыл за ним дверь и обернулся к Джейсу.
– Ты, наверное, голоден. Возьми в кладовке что хочешь.
Джейс покачал головой:
– Нет, я хочу поговорить с женой. Келли устало потерла рукой лоб.
– Я сегодня ни о чем не могу думать. Потом, если не возражаешь.
Глаза его сузились.
– Нет, нам надо поговорить. Сейчас.
– Прекрасная мысль. – Большой Джим подтолкнул их к гостиной. – Поговорите начистоту, а я пошел к себе. – Он обнял Келли, поцеловал ее в лоб. – Обязательно обо всем договоритесь сейчас же, слышишь меня, Мышонок? И смотри, голубка, не отхвати себе нос, пытаясь сохранить лицо. – Он отпустил ее и повернулся к Джейсу: – Что-то я устал. Может, завтра утром встану попозже.
Джейс кивнул.
– Я открою магазин как обычно. Спокойной ночи, Большой Джим.
Несколько секунд он колебался, глядя на Большого Джима тревожными, печальными глазами, потом протянул руку.
Большой Джим крепко сжал ее.
– Спокойной ночи, сынок.
Келли прошла в гостиную. Пятно крови на том месте, где лежал Вагстафф, сейчас прикрывала накидка, которая лишь напомнила о том, что здесь произошло.
– Не знаю, о чем нам говорить. Он тяжело вздохнул.
– Сядь, Кэл.
– Ничего, я постою.
Джейс подошел к окну. Остановился, глядя в темноту.
– Я надеялся на твое прощение. Но теперь вижу, это будет нелегко.
– С какой стати! Ты сказал хоть одно слово правды за все это время!
В глазах его застыло отчаяние.
– Попытайся понять. У меня не было такой спокойной и правильной жизни, как у тебя или у Хорэса. – Он сухо усмехнулся. – Его бы ты точно возненавидела!
– И, тем не менее, ты не постеснялся занять его место. Тебя это вполне устроило.
– У меня не было особого выбора. Эти бандиты с большой дороги забрали не только деньги с платежной ведомостью, но и мои пять тысяч. Мне оставалось либо по-прежнему пребывать Джейсом Гриром без гроша в кармане, либо стать Хорэсом Перкинсом, которого ждала хорошая работа.
– Я очень рада, что они забрали у тебя краденые деньги! Ты просто низкий, презренный вор, и больше ничего.
Он пожал плечами:
– Божья кара, так я полагаю. Если Бог вообще обращает внимание на таких, как я.
– Ты игрок, ты шулер и мошенник, ты…
Джейс морщился, как от боли, при каждом ее слове.
– Ну, говори, говори. Все выскажи, если тебе от этого станет легче.
Нет, она не собиралась его щадить.
– Лжец, мошенник, проныра, сладкоречивый притворщик! У тебя хоть какая – нибудь совесть осталась?
– Да, черт побери, я же не мог ни изменить, ни зачеркнуть свое прошлое, когда приехал к вам. Но я старался жить честно, как только мог. Так честно я никогда еще не жил.
– Честно? – Губы ее презрительно изогнулись. – Это когда ты лгал мне при каждом удобном случае? Твои перебитые ноги, и эта сказка про Балтимор, про то, как ты ехал в коляске с отцом. Есть во всем этом хотя бы одно слово правды?
– Я жил в Балтиморе какое-то время. Действительно играл на пианино в одном борделе. Там я и выучил песни мистера Фостера. Я жил во многих борделях.
У Келли перехватило дыхание. Она закрыла ухо свободной рукой.
– Не хочу ничего об этом слышать! Джейс подошел к ней, схватил за плечи.
– Ты же не хочешь лжи! Тогда послушай правду.
– И в чем же она, твоя, правда? В том, что ты готов пойти на все ради денег?
– Тебе когда-нибудь в жизни приходилось голодать? Дрожать от холода? Чувствовать себя одиноким, как пес? Когда постепенно начинаешь понимать, что, если ты сам о себе не позаботишься, никто другой за тебя этого не сделает.
– И этим ты оправдываешь все, что ты сделал? Ты втерся в доверие ко всем членам семьи Саутгейт, сладкими речами втянул меня в этот фальшивый брак для того, чтобы заполучить папин магазин!
Джейс сильнее сжал ее плечи.
– Я никогда не считал наш брак фальшивым. Кэл, ты самое лучшее, что есть в моей жизни. Вот это и есть правда. Я хочу, чтобы ты простила меня. Мне необходимо твое прощение.
– Ты не дождешься от меня ничего, кроме презрения! До самой смерти!
– Черт бы побрал твою проклятую гордость и упрямство! Что такое во мне ты не можешь простить? Что вызывает в тебе такую ненависть?
– Я тебе поверила!
Теперь мысль об этом вызывала лишь чувство невыносимого унижения и отвращения к самой себе. «Сколько раз я стояла перед ним нагая, поверяла ему свои самые сокровенные секреты, отдавала свое горящее желанием тело. А сегодня ночью собиралась признаться ему в любви!»
– Тебе случалось хоть кому-нибудь довериться, за всю твою даром потраченную жизнь?
Он цинично усмехнулся:
– Только один раз. В Белл-Айл. Это тюрьма недалеко от Ричмонда. Настоящий ад на земле. Солдаты-повстанцы ненавидели всех нас, янки, с такой силой, что эта ненависть, казалось, носилась в воздухе вместе со всеми другими запахами, которыми провоняла тюрьма. Мы разработали план побега – целая группа пленных – через болота, окружавшие лагерь. Я рассказал об этом своему другу. Доверился ему. А он нас предал.
– Ах, значит, ты тоже узнал, что такое предательство! Тогда ты, наверное, сможешь хотя бы отчасти понять, что я сейчас чувствую.
В глазах его сверкнула ярость.
– Ах ты, маленькая ханжа! Умираешь от жалости к самой себе! Пострадала лишь твоя гордость! Тогда как в моем случае обманутое доверие стоило жизни шести хорошим людям. Повстанцы ждали с собаками наготове. Загнали нас обратно в болота, чтобы мы там увязли и подохли. А когда увидели, что я подыхать не собираюсь, разложили меня на помосте и перебили ноги железным ломиком. В назидание другим. И ты хочешь, чтобы после этого я еще кому-нибудь доверял?
Затаив дыхание от ужаса, она невольно посмотрела на его ноги. Он мрачно рассмеялся:
– Как видишь, я все-таки умудрился рассказать тебе правду кое о чем.
Ее раздирали сомнения. Душило отчаяние. Слезы подступали к горлу.
– Откуда мне знать, что это правда? Как я могу поверить, что в твоих речах есть хоть одно слово правды?
– Но я говорю тебе, это правда!
– А раньше ты говорил мне, что ты Хорэс Перкинс. Ты перевоплощался, обманывал, притворялся, чтобы я не увидела, какой ты на самом деле. Но даже и это было фальшью – Хорэс Перкинс, до неузнаваемости изменившийся после войны.
– Черт! – пробормотал он, доведенный до белого каления.
– Что, не нравится тонуть в болоте собственной лжи? Джейс сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться.
– Мы можем начать все сначала. Келли рванулась от него к двери.
– Я не хочу начинать сначала. Я вообще тебя не хочу!
Он стиснул зубы.
– У тебя нет выбора, радость моя. До тех пор, пока Большой Джим этого хочет, я остаюсь.
Келли готова была кричать от отчаяния. Она снова в ловушке, отец по – прежнему управляет ее жизнью. А Джейс… Его самоуверенность просто невыносима. Господи, снова оказаться в том положении, которого больше всего опасалась! Беспомощная, полностью подвластная мужчине.
– Я не твоя радость! – выдохнула она. «И я больше не хочу быть папиным Мышонком», – стучало в висках.
Взгляд ее упал на книгу, лежавшую на столике у двери. Не помня себя, Келли схватила ее, и что было сил запустила в Джейса. Промахнулась. Книга попала в кувшин с засохшими цветами. Осколки с грохотом посыпались на пол.
Он одним прыжком оказался рядом. Снова схватил ее за плечи.
– Ах ты, дьяволенок! Так, значит, хочешь играть? Келли вздрогнула при виде ярости, полыхавшей в его глазах, и рванулась изо всех сил.
– Отпусти меня! Ты не посмеешь…
Дверь со стуком распахнулась. На пороге стоял Большой Джим, уперев кулаки в бока.
– Что здесь происходит, ради всего святого? Я не думал, что вы будете так выяснять отношения. Вы своим шумом и мертвого разбудите.
Джейс опустил руки, отвернулся. На щеках от гнева играли желваки.
– Кажется, вы спасли свою дочь от хорошей трепки, сэр.
– Ну, нет, так люди не договариваются. – Большой Джим переводил гневный взгляд с одного на другую. Супруга стояли с каменными лицами. – Идите спать. Утром поговорим.
Все еще дрожа, Келли выпрямилась. Упрямо вздернула подбородок и обернулась к Джейсу.
– Я оставлю твою ночную рубашку и халат за дверью и постелю в комнате для гостей.
– Прекрасно, – холодно ответил Джейс.
– Не могу сказать, что я это одобряю, – проворчал Большой Джим и поморщился. – Не понимаю, почему вы не можете…
Он снова поморщился. Приложил руку к груди. Джейс поддержал его за локоть.
– Господи! В чем дело?
– Ничего особенного. Приступ. Я просто… О-о-о… Большой Джим застонал от боли и осел на пол.
– Папа!
Келли опустилась на колени рядом с ним. Погладила по лбу, холодному, влажному от пота.
– О Господи! – Лицо Большого Джима побелело как мел.
Однако с помощью Джейса он поднялся на ноги. Джейс почти нес его до постели.
– О, папа, – шептала Келли. – Только не умирай!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как утреннее солнце - Холлидей Сильвия



хорошая книга.мне понравилась.советую почитать.
Как утреннее солнце - Холлидей СильвияНИКА
16.07.2012, 14.17





Как-то не могу согласиться с Никой. Который раз, да о вкусах... сами знаете. Скучненько... Один комплекс у девицы, да язык в заднице. Пока она молчит - папаша прав. Сама заслужила. rnОстановилась посередине, пойду чего получше почитаю. Диану Геблдон, например. На стретий раз книги серии Чужеземец читаю и все равно смеюсь и плачу. Там все 12 баллов. Тут - половина.
Как утреннее солнце - Холлидей СильвияKotyana
9.08.2012, 17.13





Я этот роман уже второй раз читаю, и всеровно считаю, что этот роман интересный и захватывающий! Просто душа поет и тепло на сердце, очень душевный роман как раз то что я люблю, автору браво и спасибо! Роман стоящий и читаеться на одном дыхании! Просто он уникальный и в нем есть своя неповторимая изюменка!
Как утреннее солнце - Холлидей СильвияНаталья Сергеевна
21.09.2012, 7.40





Прочитала роман и сразу же забыла о чем читала в голове вообще ничего не отложилось, это и правильно потому что роман однодневка и все остальные впрочем с классической литературой даже рядом не стоит.
Как утреннее солнце - Холлидей Сильвияanri
3.08.2013, 20.33





Мне понравился.
Как утреннее солнце - Холлидей СильвияИрина
6.11.2014, 16.26





Не понравился роман и главная героиня тоже , извините, не затронул.
Как утреннее солнце - Холлидей СильвияВикушка
8.12.2014, 20.35





Книга понравилась. Любовь героев не похожа на сказку, ГГ-ня девушка с ханжеским взглядом на жизнь и людей, но не без возможности изменится, герой же хоть и ловкий малый, но с надломленной душой. Эти двое из разных миров, но сумели найти путь к взаимопониманию и любви.
Как утреннее солнце - Холлидей СильвияОльга К
18.09.2015, 21.52





Прочитала на одном дыхании, очень понравилось. Хорошо раскрыт характер героини, тяжело избавиться от комплексов.
Как утреннее солнце - Холлидей СильвияСветлана
26.03.2016, 5.57





хорошо читается, с удовольствием
Как утреннее солнце - Холлидей Сильвиягалинка
26.03.2016, 10.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100