Читать онлайн Я не собираюсь жениться..., автора - Холлдорсон Филлис, Раздел - ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон Филлис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон Филлис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон Филлис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холлдорсон Филлис

Я не собираюсь жениться...

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

На следующее утро Кирстен проснулась с болью в сердце и шумом в голове. После тех слов Сэма прошлым вечером они допили вино, а к поданным блюдам почти не прикоснулись.
Это было большой ошибкой Кирстен, потому что выпитое на пустой желудок вино плюс нечеловеческие усилия спокойно согласиться, что им действительно лучше расстаться и не видеться больше, тогда как ей хотелось броситься в объятия Сэма и умолять остаться с ней на любых условиях, привели к тому, что ее начало ужасно мутить. От Сэма ей удалось это скрыть, как и боль от предстоящей разлуки, но до дома Кирстен добралась с трудом и отключилась, едва упав на постель. Спала ли она или была без сознания – Кирстен не поняла, но на следующее утро она очнулась совершенно разбитая, к тому же кашель начал мучить ее с новой силой.
Кирстен еще немного полежала, надеясь, что это пройдет, но ей стало еще хуже, и она осторожно выбралась из постели и прошла в душ. Струи горячей воды помогли ей, вкупе с аспирином, найденным в аптечке. Потом Кирстен достала ингалятор, и к тому времени, как она оделась и смогла выпить стакан апельсинового сока и съесть несколько сухих крекеров, тошнота прошла и кашель успокоился. Но с сердечной болью так легко справиться не удавалось.
Как назло, пока она дошла до дома Бакли, кашель усилился и к нему прибавилась одышка. Проклятье! А она-то надеялась, что больше астма ее беспокоить не будет. Она все равно уедет, как только Батч Джексон отремонтирует ее машину, и не позволит какому-то кашлю задержать ее.
Корали с первого взгляда заметила, что у Кирстен снова проблемы с дыханием, и непреклонным тоном заявила:
– Либо ты звонишь Сэму, либо я сама звоню ему. Сегодня утром он на работе, так что звони и пусть он тебя осмотрит, а я возьму машину…
– Нет, Корали, – вскричала Кирстен, потому что подруга уже направилась к выходу. – Все в порядке. Я уже сделала ингаляцию. Нужно немного времени, чтобы лекарство подействовало. К тому же компаньон Сэма сегодня возвращается и Сэм может не принимать пациентов.
– Тебя он примет, – уверенно сказала Корали.
У Кирстен начинался новый приступ кашля, но к Сэму она обращаться все равно не хотела.
– Уверена, что примет, – сказала она, когда ей удалось отдышаться. – Он хороший врач и никогда не откажет в помощи, но я не его пациентка, и прошлым вечером он сказал, что мы с ним больше не увидимся. Он уезжает из города…
– Что? – воскликнула потрясенная Корали. – Что значит – вы больше не увидитесь? Куда он уезжает?
Кирстен подвела Корали к дивану. Подруги сели, и Кирстен принялась рассказывать о вчерашнем вечере с Сэмом. Вспоминать это было все равно, что поворачивать нож в свежей ране, и, рассказывая, Кирстен едва сдерживала рыдания.
Ей было неописуемо тяжело оттого, что она так унижалась перед Сэмом даже тогда, когда он ясно дал ей понять, что она ему не нужна.
– Я ни в коем случае не стану звонить Сэму, даже просто как пациентка. Как только Батч починит мою машину, я возвращаюсь в Калифорнию и обещаю там сразу же обратиться к врачу.
Корали была потрясена.
– Не понимаю, – пробормотала она. – Как такой умный человек, как Сэм, может быть таким слепым? Ты же знаешь, что он любит тебя.
– Я ничего подобного не знаю, – отрезала Кирстен. – И ты тоже. Я имела глупость поверить в это, но слепым был не он, а я. Это я спутала простое влечение с любовью, хотя он и предупреждал меня, что это разные вещи. Хорошо, что Сэм уезжает из города. Мне будет слишком тяжело снова встречаться с ним.
Корали сжала руки на коленях.
– О, Кирстен, зачем только я пыталась свести вас вместе? Это всегда опасно, но вы, казалось, так подходите друг другу.
После этого разговора с Корали Кирстен вернулась в коттедж и остаток дня провела, собирая вещи и готовясь к отъезду. Наверняка компьютер для ее машины уже доставили, значит, во вторник можно ехать.
Укладывая вещи, она заметила, что кашель и одышка не отпускают ее и стало труднее делать глубокие вдохи, несмотря на вторую процедуру, которую она проделала после обеда. На ужин Кирстен решила не ходить в большой дом, потому что Корали сразу же все поняла бы. Поэтому она позвонила и сказала, что занята и приготовит себе что-нибудь на ужин прямо в коттедже. Все знали, что у отца Джима в коттедже припасено достаточно продуктов.
Сделав еще одну ингаляцию, Кирстен легла спать пораньше. Дышать стало немного легче. Достаточно легко, чтобы спокойно уснуть.
Кирстен проснулась, задыхаясь и отчаянно пытаясь сбросить с себя одеяло. Начался новый приступ астмы – такой сильный, что не обратить на него внимания было нельзя.
Сбросив одеяло, она села в кровати, но дышать легче не стало. Включив лампу, Кирстен глянула на часы: только-только перевалило за полночь. Она пошарила на ночном столике в поисках ингалятора и лекарств, но для такого сильного приступа этого было недостаточно.
У Кирстен не оставалось иного выбора, как позвонить Корали и попросить отвезти ее в больницу.


Ложась спать, Сэм чувствовал себя окончательно разбитым, но заснуть не смог. Он ворочался в кровати, не находя покоя и безуспешно пытаясь изгнать из своей памяти Кирстен, но перед его взором вставало ее лицо с огромными карими глазами, полными боли, когда она согласилась, что действительно им лучше не встречаться.
Лучше для кого? Для нее? Сэм усердно убеждал себя в этом, но если так, то почему же она выглядела такой… такой отвергнутой и печальной? Нет, он не отвергал ее. Он просто пытался спасти себя от помешательства.
Лучше для него? Тогда почему ему так плохо, словно от него оторвали самое дорогое, а взамен оставили отчаянное желание быть рядом с Кирстен, обнимать ее, оберегать и никогда не отпускать от себя, чего бы это ни стоило?
Его отношения с женщинами складывались плохо, и именно по его вине. Белинду он постоянно оставлял одну ради своей медицинской практики, и вот – она нашла утешение в объятиях другого. А потом он поддался своей страсти к Кирстен, хотя и знал, что это скоро кончится, и поступил с ней так же бесчувственно, как Белинда с ним много лет назад. Он отверг Кирстен, чтобы спокойно вернуться к прежней жизни и работе.
Но стоит только закрыть глаза, как он чувствует ее восхитительный запах, ощущает прикосновения ее нежных рук…
Громкий звонок телефона заставил его подпрыгнуть. Чертыхаясь, он протянул руку к трубке. Проклятье! Кто это додумался звонить посреди ночи? Разве только Майкл вернулся и решил сообщить ему об этом.
– Доктор Лоуфорд, – пробурчал он в трубку.
– Доктор, это Уилма из больницы. Простите, что беспокою, но доктор Тейлор не отвечает. К нам только что привезли больную. У нее астма, и нужна немедленная помощь.
– Наденьте ей кислородную маску, – ответил Сэм. – Я сейчас приеду. Кто это? Она уже у нас лечилась?
– Нет. Ее зовут Кирстен Рейнхолд. Ее привезли Джим и Корали Бакли…
Сэм бросил трубку и вскочил на ноги.
– Кирстен! Святой Боже, нет! Только не Кирстен!
Побив все рекорды по скорости одевания, он меньше чем через пятнадцать минут на всех парах влетел на больничный двор.


В палате, куда ее поместили, Кирстен было ужасно неудобно. Кушетку, на которой она лежала, приподняли с одного края, чтобы больной было легче дышать, но все равно ее сильно мутило. Кирстен поставили капельницу и кислородную маску на нос и рот, а тонкие проводки, прикрепленные к обнаженной коже, тянулись к разным аппаратам, определяющим ее состояние.
Но жаловаться было не на что. Через маску ей подавались какие-то препараты, благодаря которым можно было нормально дышать, хотя от маски было так жарко, что лицо покрылось испариной.
Она всегда будет благодарна Корали и Джиму. За рекордно короткое время они домчали ее на машине до больницы, а теперь сидели в коридоре в ожидании доктора Тейлора. Слава Богу, что вызвали его, а не Сэма. Вообще, если ее отпустят обратно этой же ночью, Сэм, может быть, ничего и не узнает.
Внимание Кирстен привлек какой-то шум в коридоре. Она ясно могла различить встревоженные голоса, но, что именно говорилось, разобрать было невозможно. Кирстен уже решила, что это Корали и Джим говорят с доктором Тейлором, когда дверь распахнулась и кто-то ворвался в палату.
Сэм!
На нем были джинсы, футболка и домашние шлепанцы. Он быстро пересек комнату и остановился около ее кушетки. Он был бледен, с взъерошенными волосами, как будто его подняли прямо с кровати.
Кирстен вздохнула, и ее сердце предательски затрепетало от радости, несмотря на то, что здравый смысл говорил ей: это ошибка. Она не хотела, чтобы Сэм знал о ее приступе! Где же другой доктор?
Она стянула с лица маску, чтобы заговорить:
– Сэм, что ты здесь…
Он резко оборвал ее, надевая поданный медсестрой чистый халат и беря стетоскоп:
– Корали сказала, что у тебя уже несколько дней подряд повторяются приступы астмы. Какого дьявола ты молчала об этом?
Сэм надел стетоскоп и начал прослушивать ее грудь, дотрагиваясь до нее с таким профессиональным безразличием, словно никогда страстно ее не ласкал.
– Тебя… тебя не было рядом, когда это впервые случилось, – пролепетала Кирстен, – и я… я не хотела тебя беспокоить.
Он пробормотал проклятье.
– Что значит – не хотела меня беспокоить? – хрипло спросил он. – Помогать больным – моя работа, а за последние несколько дней у тебя была масса возможностей мне сказать. Давно это началось? Мне надо знать все, начиная с первых симптомов и кончая этой ночью. И никаких уверток, ясно?
Кирстен кивнула. Он был зол, но одновременно и… испуган. Словно для него она больше, чем просто пациентка…
Прекрати немедленно! – оборвала она себя. Снова поддаться этой мечте нельзя. Прошлым вечером Сэм совершенно ясно сказал, что ничего общего с ней иметь не хочет. А сейчас он страшно зол на нее, и все по ее же вине. Скрывать свою болезнь было с ее стороны глупостью и ребячеством. Ничего не говорить, только чтобы Сэм не знал, что у нее что-то не в порядке…
Вздохнув как можно глубже, Кирстен начала свой рассказ.
Когда она замолчала, Сэм запустил пальцы в свои все еще взлохмаченные волосы.
– Ты хочешь сказать, что собиралась ехать в Калифорнию, зная, что твоя дыхательная система может отказать в любой момент?
– Я… я думала, что справлюсь и при помощи ингалятора и лекарств смогу дотянуть до дому.
Он вздохнул, а потом, к изумлению Кирстен, поднял ее руку и прижал к своей заросшей щеке.
– Ведь ты же профессиональная медсестра, дорогая. Ты знаешь, что этого нельзя делать.
Его слова застали Кирстен врасплох. Сердце бешено забилось, а на глаза навернулись непрошеные слезы. Он назвал ее «дорогая». Действительно ли она дорога ему, или это просто слово, чтобы смягчить упрек?
– Думаю, я тогда не могла трезво мыслить, – пробормотала Кирстен. – Ты же знаешь, что со мной такое иногда случалось – благодаря тебе.
Сэм ласково улыбнулся.
– Такое больше не повторится, обещаю, – он снова надел маску ей на лицо. – Мы обо всем поговорим позже, а скоро мы уберем все эти провода, перевезем тебя в палату и уложим в кровать. Постарайся поспать, хорошо?
Исполнить это было нетрудно. Измученная и морально и физически, Кирстен задремала прямо на кушетке.
В течение еще нескольких часов Кирстен постоянно будили для очередных процедур и наконец, к ее большому облегчению, сняли маску и провода и прямо на кушетке откатили в отдельную палату, где переложили на кровать.
После неудобной кушетки кровать показалась ей пуховым облаком, и последнее, что Кирстен запомнила, засыпая, были слова склонившегося к ней Сэма: «Спи крепко, любовь моя», – и нежное прикосновение его губ.
Но нет, конечно, это был сон.
Кирстен проснулась, когда на улице уже вовсю светило солнце, и сразу же услышала знакомые звуки больницы.
Спинка ее кровати теперь была опущена, и дышать она снова могла нормально.
Прервав ее размышления, в палату вошла медсестра, неся в руках поднос с завтраком.
– Отлично, вы уже проснулись, – почти шепотом сказала она. – Я принесла вам завтрак.
Она поставила поднос на столик у кровати и подошла к изголовью, чтобы помочь Кирстен сесть.
– Корали Бакли звонила утром, спрашивала, как вы.
– Вы не сказали ей, чтобы она приехала за мной? – спросила Кирстен.
– Тс-с! – Девушка приложила палец к губам. – Вы же не хотите разбудить доктора Лоуфорда.
Брови Кирстен поползли вверх.
– Доктора Лоу…
Она повернула голову и только сейчас заметила Сэма – он спал, сидя на широком деревянном стуле. Он выглядел моложе и казался таким беззащитным в этой неудобной позе, что сердце Кирстен чуть не выпрыгнуло из груди.
– И давно он здесь? – потрясенно спросила она.
– С того момента, как вас привезли сюда, так сказала дежурная медсестра, – живо ответила девушка. – Она говорила, что пыталась уговорить его уйти, но он отказался и остался здесь. Он постоянно проверял ваше дыхание, пока не уснул.
Кирстен не верила своим ушам. Сэм сидел на этом неудобном стуле у ее кровати всю ночь! Но почему? Он же знал, что опасность миновала, когда ее перевезли в эту комнату.
Когда медсестра наконец вышла, Кирстен отодвинула столик с едой и поднялась на ноги. Голова закружилась, и так сильно, что ей пришлось вцепиться в спинку кровати, чтобы не упасть.
Покачиваясь, она направилась к душевой комнате и обнаружила там широкий махровый халат, в который тут же и закуталась, сразу почувствовав себя защищенной.
На цыпочках она прошла обратно в палату и остановилась около стула. Сэм наверняка измучен. Даже во сне у его губ и глаз оставались усталые морщинки. Сейчас ему не помешал бы душ, да и одежда его была измятой. Еще бы, ведь он провел ночь здесь, рядом с ней, вместо того чтобы спокойно поехать домой.
Ее ангел-хранитель.
Кирстен осторожно убрала с его лба темную прядь волос. Сэм слегка пошевелился. Она снова протянула к нему руку, на этот раз проведя пальцами по его заросшей щеке.
– Сэм, – нежно прошептала она, – тебе надо сейчас вернуться к себе домой, в свою кровать, где гораздо удобнее…
В этот момент он неожиданно обнял ее за талию и притянул к себе на колени.
– Только если ты поедешь со мной, – сонно пробормотал он, прижимая ее к себе еще крепче.
Кирстен даже не попыталась сопротивляться – наоборот, обняла его в ответ и прижалась щекой к его шее.
– Почему? Ты же сказал – мы больше не увидимся.
Сэм, застонав, нежно начал гладить ее спину.
– Тогда я еще пытался убедить себя в том, что могу жить без тебя. А теперь знаю, что это не так, и я хочу, чтобы ты всегда была со мной.
Кирстен стиснула зубы, чтобы сдержать крик, рвавшийся из ее груди. Если бы он сказал ей это до приступа, а не после! Тогда она смогла бы ему поверить.
Она начала мелкими поцелуями покрывать его лицо.
– И что привело тебя к этому выводу?
Сэм вздрогнул.
– Осознание того, что все мы не бессмертны и что я могу потерять тебя навсегда из-за собственного идиотизма.
Возможно, сам он верит в то, что говорит, подумала Кирстен.
– Другими словами, ты чувствуешь себя виноватым, потому что думаешь, что этот приступ астмы у меня случился после того, как ты отверг меня, – печально сказала она.
Она почувствовала, как напряглось его тело, когда Сэм выпрямился и отстранил ее от себя, чтобы видеть ее лицо.
– Нет, Кирстен, это не так. Когда мне позвонили и сказали, что у тебя случился приступ, во мне словно что-то проснулось. Сама мысль, что с тобой что-то случится, была для меня невыносимой…
– Я верю, что это так, – прервала его Кирстен. – Я видела, как тебя потрясло известие об отравлении Белинды. Ты винил себя за это и…
– Нет! – Он снова заключил ее в объятия и притянул к себе. – Любовь моя, ты все не так поняла. Два этих случая не имеют никакого сходства. Да, я чувствовал вину за то, что не догадался, какая сильная депрессия у Белинды, но тогда я был виноват как врач, а не как близкий человек.
Сэм замолчал и уткнулся лицом в ее шею.
– Когда я прошлой ночью приехал и увидел тебя, опутанную всеми этими проводами, с трудом дышащую, то чуть не потерял рассудок.
Кирстен верилось в его слова с трудом.
– По тебе этого нельзя было сказать, – остановила она его. – Ты был таким холодным, далеким…
– Только потому, что, поддайся я ужасу, терзавшему меня, я уже ничего полезного для тебя сделать бы не смог, – оборвал ее Сэм. – Я с таким трудом сосредоточился, чтобы не упустить ни малейшей детали из твоего состояния, чтобы знать, как тебе помочь. Ты же знаешь, врачи не могут лечить тех, кого любят!
Тех, кого любят! Неужели Сэм хочет сказать, что и она принадлежит к тем избранным людям, которых он любит? Нет, слишком ясно он уже давал понять, что этого нет и не будет никогда. Тогда что ему нужно? Но, чтобы узнать, Кирстен могла только прямо спросить его об этом.
Халат распахнулся, открыв ее обнаженную ногу, и Сэм провел по ней рукой, отчего по всему телу Кирстен пошли жаркие волны. Она прижалась губами к его виску.
– Сэм, я не понимаю, чего ты от меня хочешь. Ты хочешь, чтобы я стала твоей любовницей? – Ее голос задрожал.
– Нет, дорогая моя, – возразил он хрипло. – Я хочу, чтобы ты стала моей женой, матерью моих детей, моя единственная и вечная любовь.
Кирстен отстранилась от него.
– Но ты же сказал…
– Знаю, что я сказал, – перебил Сэм, – но я и понятия не имел, что такое любовь, пока ты не ушла. Я думал, что люблю Белинду, но теперь понял: я заблуждался, просто я неправильно истолковал давнюю дружбу. Это чувство нисколько не походило на любовь и проверки временем не выдержало. Я-то думал, что могу трезво оценивать свои чувства и владеть ими, но когда ты вошла в мою жизнь, то все перевернула. И теперь с моей любовью к тебе я могу справиться не лучше, чем с ураганом.
Кирстен внимательно смотрела ему в лицо. У Сэма удивительная способность убеждать. Особенно ее, Кирстен. Он может заставить ее поверить во все что угодно, но вот только зачем предлагать ей выйти за него, если он ее не любит? Никакого смысла.
– Ты уверен? – дрожащим голосом прошептала она, так отчаянно желая поверить ему, что это даже путало.
Сэм снова привлек ее к себе и поцеловал в волосы.
– Я ни в чем в жизни еще не был так уверен, – шепнул он в ответ. – Разве я когда-нибудь лгал тебе, Кирстен?
Нет, не лгал, не лжет и теперь. Кирстен готова была на одном этом строить свое счастье.
– Мы можем пожениться здесь, в Купер-Каньоне?
Его объятия стали крепче.
– Мы можем пожениться, где ты захочешь, и чем скорее, тем лучше.
Кирстен почувствовала, как уголки ее губ поднимаются в невольной улыбке, и подняла голову, чтобы посмотреть ему в глаза.
– Тогда давай поедем домой и начнем строить планы на будущее, – промурлыкала она.
Губы Сэма накрыли ее рот, без всяких слов показывая глубину его любви.
В этот миг у Кирстен мелькнула мысль: Корали будет ужасно довольна – она все-таки нашла жену для доктора Сэма!


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон Филлис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон Филлис



Мило!!!
Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон ФиллисВера Яр.
22.03.2012, 9.16





Прикольненький романчик... Можно скоротать вечерок...
Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон ФиллисАлена
22.03.2012, 22.55





да почитать можно, но мне эмоций не хватило.
Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон ФиллисЛелик
12.10.2013, 17.05





Пресно.
Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон Филлисирчик
21.09.2014, 23.24





Какой же этот доктор мозгоклюйный!
Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон ФиллисЧертополох
25.10.2016, 18.34





Доктор довел героиню до приступа астмы, а потом так мило заявляет:"Ну, я теперь все понял, давай поженимся!". Так и хотелось его стукнуть, желательно тяжелым и по голове. Вот, собственно, и все эмоции от романа: 5/10.
Я не собираюсь жениться... - Холлдорсон ФиллисЯзвочка
26.10.2016, 10.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100