Читать онлайн Осирис, автора - Холландер Ксавьера, Раздел - 4. Кошка и мышь в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Осирис - Холландер Ксавьера бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 3.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Осирис - Холландер Ксавьера - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Осирис - Холландер Ксавьера - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холландер Ксавьера

Осирис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4. Кошка и мышь

Вечером того же дня «Боинг-727» приземлился в международном аэропорту Ибари с пассажирами «Африкавиа» 101. Их встретил треск множества телевизионных камер. Однако позднее эпизод угона самолета был показан в эфире приглаженным. Центром всех событий стало приветствие президента Даниэля Ломо шотландским футболистам. На экране мелькали лица футболистов, капитан которых объявил, что он и его друзья будут наслаждаться африканскими прелестями.
А Луи Халефи, получив свой багаж и пройдя таможенный досмотр, в зале ожидания увидел Чака Хьюджеса, который спешил к нему.
– Рад вас видеть, профессор. Когда сообщили об угоне самолета, мы так беспокоились за вас.
– Можете мне поверить, – ответил Халефи, – я тоже не был спокоен.
Чак взял его чемодан и повел к своему автомобилю.
– Мы поедем ко мне, это примерно пятнадцать минут езды отсюда, за городом. Представляю, как вы проголодались…
– В первую очередь я очень хочу пить.
Анна следила из окна за их приездом и побежала вниз, чтобы приветствовать гостя. Произвести впечатление на француза ей определенно удалось. На ней было ярко-красное платье из шелка и алый цветок в волосах. Луи Халефи, удобно расположившись на веранде, бросал взгляды на хозяйку дома, предпочитая, однако, не говорить о находке, которая привела его в Саламба.
* * *
Один из пассажиров покинул аэропорт совсем незаметно. Это был Курт Леве. Его отнесли в машину «скорой помощи» и отвезли в Центральный госпиталь в Ибари. Предстояла операция поврежденного глаза.
Сандру много фотографировали и даже показали в программе новостей по телевидению. Правда, не упоминая, что она известная певица и была среди заложников. Просто – подруга шотландского нападающего-звезды. Этого было достаточно футбольным фанатам Саламба, чтобы и ее зачислить в разряд знаменитостей. Прибыв в отель, они наткнулись на довольно странные нравы, видимо, насаждаемые в стране Даниэлем Ломо.
– Пожалуйста, двойной номер, – сказал Дональд администратору, молодому негру, который смотрел на него через стекла очков.
– Вы женаты?
– Не совсем, – уклончиво ответил Дональд.
– К сожалению, мы не можем паре без свидетельства о браке дать двойной номер, – спокойно объяснил администратор.
Им пришлось поместиться в скромных апартаментах по договоренности с членами команды, которые согласились потесниться. Ночью Дональд тайно пробрался в комнату Сандры. Положение было таким глупым, что они оба долго смеялись.
– Будь уверен, – предупреждала его Сандра, – если тебя кто-нибудь здесь застанет, тебя тотчас кастрируют.
Они тихо разделись и, убедившись, что дверь закрыта, легли в постель. За это время они так много пережили, что исступленно наслаждались, обнимая друг друга. Как чудесно не думать об опасности!.. Дональд нежно целовал ее плечи. Она закрывала глаза, когда он гладил ее волосы, и вбирала в себя теплоту его тела.
И все же что-то изменилось в них обоих.
Его руки, которые гладили ее грудь, его рот, который ее целовал, его кожа, его нежные слова – все было как всегда. Но что-то получалось не так. По ночам в Инвер-клайде она тосковала о нем. Когда они спали вместе, она была на седьмом небе от счастья. Сегодня он целовал ее, он гладил ее. Он все делал правильно, но…
Когда он вошел в нее, Сандра ждала, что сейчас все будет как раньше. Он отзывался на каждое ее движение, а она почему-то оставалась безучастной. Закрывала глаза и видела перед собой лицо человека… Не Дональда. Излучавшее силу. Выразительно очерченное лицо. Со шрамом на левой щеке. И – холодные серые глаза… Это лицо могло пробудить в ней страсть, его энергия переходила в нее и зажигала ее.
Дональд шептал ей на ухо ласковые слова, она их не слышала. Ей мнилось, что ее призрачный любовник шепчет ей нежности. Она тут же изменяла Дональду и стыдилась этого, втайне наслаждаясь пикантной подменой – Милос вместо Дональда. В этот вечер она достигла такого оргазма, какого у нее никогда не бывало.
– О Боже, Сэнди, что с тобой? – стонал Дональд. – Я тебя такой еще не видел. Такое впечатление, что ты готова взорваться.
Она ничего не сказала и пожалела, что он вернул ее в действительность.
– Не знаю, милый, – солгала она, – что-то напало на меня непонятное…
– Раньше все было по-другому, – сказал Дональд обеспокоенно. – С тобой все в порядке? Между нами ничего не изменилось?
– Ничего, дорогой. – Она ответила ему поцелуем. – Я полагаю, это из-за волнений, которые мы пережили. А сейчас я устала. Было бы лучше, если б ты вернулся в свою комнату до визита сюда полиции нравов.
– О, я не должен у тебя оставаться? – Он выглядел таким жалким, что Сандра была тронута.
– Да, конечно. Я должна выспаться…
Дональд тоже устал и вскоре крепко заснул. Он лежал свернувшись калачиком и дышал как маленький мальчик, уставший после дневных забав.
Вскоре Сандра тоже заснула. Ей сон не принес настоящего покоя. Ей снился Милос. Удивительно преображенный. Почему-то больше не был он активным партнером, a лежал под ней без малейшего движения, будто впал в транс. Она знала, все должно произойти само собой, как когда-то у нее было с Рексом.
Чувство собственной силы и его слабости доставляло ей удовлетворение. Подсознательно она заново проделала в своем воображении все, что должен был сделать Милос.
Их роли теперь поменялись. У нее был длинный пульсирующий пенис, а он был лоном, в которое она входила. Она заметила, что делает ему больно, и это принесло ей еще больше удовольствия. Видение было изощренно эротичным и возбуждающим. А сексуального исполнения не последовало. Какое-то странное состояние ирреальности всего происходящего и безусловной призрачности, фантастичности…
Проснувшись, она ощупала лицо Дональда, чтобы убедиться: на этом лице нет никакого шрама. Дональд застонал во сне, а она стала играть с его фаллосом, словно бы возвращая себя в тот сон, который так разволновал ее.
* * *
В Центральном госпитале Ибари происходила совсем не похожая на эту сцена. Курт Леве очнулся от наркоза и увидел, что лежит в палате с белыми стенами. Он был не один. Рядом с кроватью сидел, выдерживая строгое выражение на лице, Даниэль Ломо.
– Наконец-то вы проснулись! Вас пришлось долго ждать.
Леве сверкнул одним глазом и попытался мысленно восстановить, что же с ним произошло.
– Начинайте, – громко приказал Ломо. – Я слишком долго сижу здесь, а мое время дорого. Расскажите, что вы видели. Все, что поможет нам поймать Милоса.
Леве издал неопределенный стонущий звук.
– Выпейте это и соберитесь с мыслями. – Ломо протянул Леве стакан с водой, и тот немного отпил.
– Нас захватили, – с трудом выдавил он, пытаясь прогнать туман перед глазами.
– Мы это знаем, – прервал Ломо. – Люди Морибы расправились с террористами, которые были на борту самолета. Они все в тюрьме или мертвы. Кроме Милоса. Он скрылся…
– Девушка… – пробормотал Леве.
– Какая девушка? Которая была с ним? Это была заложница. Он использовал ее как прикрытие. Полагаю, вы этого не видели.
Леве энергично покачал головой.
– Я не мог этого видеть! Зато достаточно слышал. Перед нападением Милос нес всякий вздор – о борцах за свободу и прочую чушь… Она… эта девушка… Как она слушала его, как восхищалась им! Последите за девушкой, рано или поздно она приведет вас к Милосу.
– Вы действительно имеете в виду девушку, которая была заложницей Милоса? Вы говорите о той девушке? – прохрипел Ломо.
– Я говорю о подруге молодого шотландского футболиста. Она влюблена в Милоса.
– Вы определенно что-то путаете, но я поинтересуюсь. – Президент еще раз внимательно посмотрел на человека в постели и покинул палату.
Вскоре все это было пересказано Ази Морибе. Шеф полиции, небрежно выслушав сообщение, мрачно улыбнулся.
– Курт Леве не слишком надежный свидетель. В действительности он, как и все твои друзья, ни на что не годен. Не в первый раз девушка влюбляется в своего похитителя. Банально… Только одна девушка была с футболиста-ми. Ее-то в Энтеббе Милос и взял в заложницы, а потом почему-то отпустил. Я потребую у полиции Уганды подробного донесения. Беру дело в свои руки, раз оно того стоит…
* * *
Рано утром Чак Хьюджес и Луи Халефи выехали из Ибари на рудник. Хотя он находился в непосредственной близости от столицы, пейзаж то и дело менялся. Огромные скалы величественно поднимались у берегов широкой реки.
– Если ваша находка настоящая, – сказал Халефи, – то что же привлекло шведского археолога в такое отдаленное место, как это?
– Это очень просто объяснить, – ответил Чак. – До постройки этой дороги к руднику тут проходили пути с севера на юг.
– А где нашли эту штуку?
– В старом руднике. Эта часть материка очень богата минералами. Еще в древние времена люди добывали здесь руду. Конечно, они искали не редкие ископаемые, а медь и серебро.
За длинным каменным мостом дорога сужалась.
– Это единственный мост, – объяснял Чак. – Он сооружен еще до открытия нами большого месторождения минералов. Мы должны его расширить или построить второй мост, так как старый может не выдержать тяжелые грузы.
Чтобы попасть на рудник, они должны были проехать перекрытый шлагбаумом въезд.
– Для чего такая предосторожность? – спросил Халефи.
– И это вы спрашиваете после того, что произошло в самолете?
В офисе Чак открыл сейф и достал предмет, который его так взволновал, что он вызвал Халефи.
– Посмотрите, профессор. Надеюсь, вы не напрасно приехали, – с опаской сказал Чак, подавая гостю весомый металлический предмет.
– Скажу более определенно, внимательно осмотрев эту вещь, – ответил Халефи.
– Что бы это могло быть? Ясно, что оно сделано рукой человека… Несомненно, это нечто необычное… Пожалуйста, располагайтесь удобнее. Я должен идти по делам, но я загляну к вам к ленчу.
Халефи разложил на письменном столе книги, которые привез с собой…
* * *
Шотландские футболисты собирались на тренировку на стадион имени Даниэля Ломо. Сандра была еще в постели, а Дональд успел принять душ и побрился.
– Дорогой! Я немного утомлена. Встану чуть позже и пройдусь по магазинам, а встретимся мы за ленчем.
После этой странной беспокойной ночи она хотела привести себя в порядок. Приняла ванну и долго растирала себя полотенцем. Надела простое ситцевое платье и уже была готова идти, когда постучали в дверь.
Двое полицейских стояли на пороге. Неподвижные лица. Тяжелые револьверы в кобуре. Оливкового цвета форма.
Сандру охватила паника.
– Что вам угодно?
– Вы – Сандра Митчелл?
– Да, но…
– Следуйте за нами, мисс.
– Разрешите написать записку моему другу.
– Пожалуйста, но поторопитесь.
Они проводили ее до своего джипа и, уклоняясь от ответа на ее вопросы, с ревущей сиреной помчались по городу. Остановились возле презентабельного здания – белый камень и стекло. Лифт быстро доставил их на верхний этаж, и Сандра с полицейскими по бокам вошла в приемную. Ее туфли тонули в толстом ковре белого цвета.
Двери впереди автоматически открылись, и полицейские подтолкнули Сандру внутрь. Дверь бесшумно закрылась за ней.
Сандра глубоко вздохнула. За огромным письменным столом сидел Ази Мориба. Над ним висела огромная картина – лев собирается полакомиться газелью. Сандра вгляделась в хозяина кабинета. Он производил впечатление горы или даже вулкана. Сандра догадалась, что личность эта была игрой природы: властный и даже беспощадный человек одновременно наделен незаурядным умом. От него исходило нечто, что привлекало Сандру в столь же сильном Милосе, хотя они мало походили один на другого. Пожалуй, этот был лишен идеализма, свойственного Милосу. Он мог ломать волю человека и даже его кости и при этом наслаждаться.
– Пожалуйста, садитесь, мисс Митчелл, – произнес он вежливым тоном и заученным жестом указал на стул. Она послушалась: перед нею был один из тех мужчин, в присутствии которых всегда смущаются.
– Меня зовут Ази Мориба. Я – министр национальной безопасности. Вы здесь, потому что мне хочется с вами поговорить.
Сандра испугалась. Сама личность инквизитора и тон его речи делали ее безвольной.
– Почему вы боитесь? – спросил он. – У вас совесть нечиста из-за чего-то, чего вы не должны были делать?
Она не могла говорить, только немо покачала головой.
– Я надеюсь, – продолжал чуточку приветливей Мориба. – Мне будет жаль оказаться негостеприимным по отношению к туристу… особенно туристке, которая столько пережила. Угон самолета потряс вас, мисс Митчелл, не так ли?
Ей понадобилась вся ее воля, чтобы заговорить.
– Да, конечно, это было ужасно.
Мориба улыбнулся и понимающе кивнул.
– В этом я уверен. Но что вы находите таким ужасным? Преступление Милоса и его людей… или способ, которым они были захвачены моими людьми?
– Все было ужасно.
– А когда Милос вез вас в джипе… Это было тоже ужасно? Или это вы восприняли как пикантное приключение?
Сандра почувствовала, как иссякает ее выдержка. Его ледяное спокойствие пугало. Если бы он кричал или стучал по столу, она бы снесла это как нечто естественное. А сейчас у нее было такое чувство, будто она мухой попала в сеть паутины, и огромный темный паук, который так приветлив с нею, обрекает ее на муки.
Она сжала зубы и собрала все свои силы.
– Господин министр, неужели вы думаете, что девушке доставляет удовольствие служить мишенью хоть вашим людям, хоть угандийской полиции, хоть воздушным пиратам…
– Едва ли! – почему-то просиял Мориба. – Знаете, были предположения, что вы не совсем… невинная жертва. Говорят, вы помогали Милосу бежать. О, это серьезное преступление! Но вы говорите, что это не так, и я охотно верю, что вы во время пребывания в Саламба никому не причините вреда. Условия в наших тюрьмах не столь приятны… не похожи на западные образцы. Итак, мисс Митчелл, поговорим о чем-нибудь более приятном. Как я слышал, вы хотели здесь выступить в ресторанах с концертным пением…
– Откуда вам это известно? – удивилась Сандра.
– Пожалуйста, мисс Митчелл, не будьте наивной. Шеф полиции обязан знать все, что происходит в его стране. У вас договор с Якобусом ван дер Биллом. Не волнуйтесь! Уверяю вас, все это сделано с моего одобрения.
– Я сама еще не знаю, где буду выступать, – с обидой произнесла Сандра.
– Конечно, не знаете, – сказал Мориба. – Зато я знаю. Всю следующую неделю вы выступаете в «Нью-Иерусалиме».
– Где? – Сандру словно оглушили. – Думаю, вы скверно информированы о моем выступлении.
– Чепуха! Вы поете эротические и очень сентиментальные зонги. Должен вам сказать, что наш президент, добрый Даниэль Ломо, по-своему очень религиозный человек, нетерпим к грехам плоти, выражаясь старомодным языком. Он полагает, что телесные удовольствия – это искушение дьявола. Поэтому все наши бары, дискотеки и даже бордели огосударствлены и носят вполне благопристойные имена. Я же отвечаю за их благонравие. Вот и помог устроить парочку приятных ночных ресторанов и баров в Ибари. Один из них как раз «Нью-Иерусалим». Сегодня вечером, мисс Митчелл, вы там ужинаете со мной…
– Что? – Сандра возмутилась. – Господин министр, очень сожалею, но я занята… я здесь со своим другом…
– Мисс Митчелл, – прервал ее Мориба, – вы ни о чем не пожалеете. Это – не приглашение, это – приказ! Я не привык к отказам женщин и не потерплю, чтобы вы были исключением. Надеюсь, у вас достанет ума все объяснить молодому человеку. Ведь он злостно нарушил саламбийский закон и провел эту ночь в номере с женщиной.
– С женщиной, – машинально повторила Сандра.
– Президент Ломо велит строго наказывать за все преступления против морали. Приговоры у нас очень суровы… Вы можете сказать своему другу, что отправитесь на встречу с владельцем клуба, в котором будете выступать…
– Ваши представления о морали не исключают ложь? – спросила Сандра, которая опять попала в ловушку.
– Не изображайте наивность, – прохрипел Мориба. – Мы ужинаем в «Нью-Иерусалиме». В моем личном кабинете я представлю вас владельцу, который предложит вам договор. Так как клуб принадлежит государству, он, собственно говоря, не является владельцем. Едва ли молодой футболист из далекой Шотландии уловит эту тонкость и это различие. Мы договорились? Вы вернетесь в отель, а в восемь вам подадут машину. Будьте пунктуальны, я не люблю ждать…
Сандра встала, не зная, что сказать. Мориба демонстративно углубился в какие-то бумаги. Дверь бесшумно открылась. На пороге ее ждали все те же полицейские.
Когда она вернулась в гостиницу, Дональд был совершенно растерян. Узнав, что полиция забрала Сандру, он пытался связаться с британским посольством, хотел сам ехать в министерство национальной безопасности, чтобы разузнать о ней, метался по гостинице. Завидя Сандру, схватил ее в объятия.
– В чем же все-таки дело? – спросил он, когда она заверила, что с ней обошлись вполне любезно.
– Ах, им надо знать, что делал этот Милос со мной во время поездки на джипе после побега из аэропорта…
– Почему же тебя арестовали, словно сообщницу? Какой-то захудалый африканский полицейский думает, что ему позволено все! Попади он мне на глаза – я разорву его на куски…
Сандра медленно покачала головой.
– Нет, дорогой Дональд, ты этого не сделаешь.
Когда она объяснила ему, что лично разговаривала с Ази Морибой и вынуждена была принять его приглашение на ужин, вся злость Дональда обратилась на нее.
– Что ты мне заливаешь! Затеяла свидание с дикарем, которого видела каких-то пять минут!..
– Будь благоразумным, Дональд. Это не дикарь, а самый могущественный человек в стране. Ужин – деловой: встречаюсь с менеджером клуба, в котором буду выступать.
– Что ты говоришь! – гневно всплеснул руками Дональд. – И как же называется этот фантастический клуб?
– «Нью-Иерусалим», – сказала Сандра.
– И я, конечно, отсутствую во время твоей встречи с этим менеджером!
– Пожалуйста, дорогой, не будь въедливым. У тебя ведь тренировки… режим…
– Уж не хочешь ли ты меня уговорить, что этот негодяй, который называет себя шефом полиции, встречается с тобой из любви к вокальному искусству? Или ты сговорилась поваляться с ним в постели? И почему это так важно обставляется – приглашение петь в клубе?
– Пение пока моя профессия, – с упрямой злостью возразила Сандра. – Когда я предложила пожениться, ты предпочел карьеру. Я тоже должна заботиться о собственной…
– Ты хочешь вынудить меня жениться? – взорвался он. Сандра готова была расплакаться. После напряженной беседы с Ази Морибой эта бессмысленная ссора с Дональдом была для нее невыносима. Схватив сумочку, она выбежала в холл гостиницы, затем на улицу. Забежала в кафе и расплакалась.
Сначала Дональд хотел пойти за ней, потом передумал и отправился в бар при гостинице, чтобы выпить чего-нибудь покрепче.
* * *
Луи Халефи провел день без эмоциональных потрясений. Когда Чак вернулся, чтобы пойти с ним обедать, он застал француза в глубоком размышлении, методично отмечавшим отдельные места в книге какими-то знаками.
– Профессор, как вы думаете, эта вещь настоящая? – спросил он.
Оба принялись рассматривать увесистый кусок металла, который лежал на столе. От этой поблескивающей штуковины исходил не то какой-то свет, не то какая-то сила, какие-то импульсы. Вроде металл длил собственную жизнь, о которой не могли ничего знать люди.
Чак вспомнил Анну и то, как она была очарована этой вещью. Даже сейчас он испытывал внутреннее беспокойство, вызывалось оно не только удушливым воздухом. Его тело исподволь требовало, у него возникло влечение – прикоснуться к другому телу.
Человек со строго научным мировоззрением, Луи Халефи не верил в суеверия. А эта вещь излучала что-то, пробуждавшее в нем тягу к сексуальности, обещая какую-то новизну удовольствий. Впервые в жизни он почувствовал острое желание сию минуту коснуться Золотого фаллоса, его руки тотчас ощутили покалывание, похожее на жжение. Луи подвинул его к Чаку, проникаясь сексуальным желанием. Нелепый порыв смутил его: он чуть не коснулся губ Чака.
– Думаю, лучше снова спрятать эту вещь в сейф, – пробормотал он, подавляя смущение.
Чак подержал предмет в руке, словно взвешивая его, и положил в сейф. Когда в дверце сейфа щелкнул замок, странное напряжение, царившее здесь, исчезло, и мужчины вздохнули спокойно.
Чак спросил:
– Так все-таки эта вещь настоящая или нет?
– Возвратимся ли мы сегодня еще сюда? – спросил Халефи. – Я должен подумать. Потом насчет моей гипотезы мы сможем поговорить и поспорить…
Чак счел разговор оконченным. Они поехали обратно в бунгало. Анна ждала их с нетерпением. Прочитав во взгляде Чака какое-то предупреждение, она ограничилась разговором о предстоящем футбольном матче, о котором твердили радио и телевидение.
Позже, когда они вернулись на рудник, Халефи снова направился в бюро, попросив оставить его одного.
– Должен извиниться, – начал Халефи, когда Чак через два часа снова присоединился к нему. – Я был не очень вежлив с вами, хотя вы оказали мне такое гостеприимство. Пожалуйста, простите меня.
Чак недоуменно пожал плечами, но гость не дал ему возразить, продолжая говорить медленно и взвешенно.
– Вы задали вопрос и имеете право получить честный ответ. Прямых доказательств, что золотая статуя Осириса когда-либо существовала, у нас нет. Ни фотографий, ни картин… Верю ли я во всю эту историю? Верно ли, что предмет, который вы нашли, обыкновенный кусок металла? Может быть, я должен был это сказать вам и этим исчерпать дело. Поступи я так, моя совесть не была бы чиста. Считайте это официальным ответом, который мы дали бы ученым и газетчикам… Однако тут все дело в другом. В том, что вся эта история, факты которой дают различные и независимые друг от друга источники, во многом загадочна… Даже таинственное бегство шведа из Египта! Нет, относить подобное к области фантастических сказок нельзя. Такой предмет могли изготовить при помощи инструментов, которыми пользовались в железном веке на Верхнем Ниле. И если Золотой фаллос когда-либо существовал, то им может быть вот этот предмет. Возьмем за основу, что его отыскал швед, который объявился в Саламба. Тогда вполне вероятно, что вещь, найденная вашим боем, и есть Золотой фаллос.
– А вы, – прервал его Чак, – что думаете вы? Без всяких «если», «но» и «может быть»!..
– Я лично убежден в том, что это подлинный экземпляр.
– Это же чудесно! – воодушевленно воскликнул Чак.
– Действительно вы так думаете?
– Скажите, профессор, что вас мучает? Несмотря ни на какие сомнения, можете лететь домой и публиковать статью, которая заставит прислушаться академический мир. Вас ждет мировая известность.
– Спасибо, но я полагаю, что моя известность достаточно широка, – жестко ответил Халефи.
– Так за чем же задержка?
– А вы подумали, что будет с этой вещью, если ее признают Золотым фаллосом?
– Этого я не могу вам сказать… Думаю, она найдет место в каком-нибудь музее. Разве это наши заботы?
– Может, и наши. Вы не подумали о последствиях этого открытия. Кусок золота – вот ваш объект. Но если это действительно Золотой фаллос Осириса, тогда должна же быть и вся статуя бога.
– Думаете, она существует? Тогда надо искать статую двухметровой величины! И вся она из чистого золота? Это же абсурд… Если бы она существовала, то о ней знали бы.
– Мой дорогой, можно аргументировать и обратное: если бы она была разрушена, то об этом знали бы. Нам известна судьба семи чудес света… Такая статуя была бы равнозначна им по значению. К тому же она бы притягивала разных авантюристов хотя бы из-за такой массы чистого золота.
Чак был ошеломлен такой догадкой.
– Я капитулирую. Вы полагаете, что это Золотой фаллос. Отлично! Рассуждая логически, должна отыскаться целая статуя. Правильно? Но если б она существовала, мы знали бы об этом, будь она даже переплавленной. Об этом нет никаких сведений…
– Как раз над этим я бился до ленча, – ответил Халефи. – И нашел резонное объяснение. Почитанию Исиды и Осириса посвятили себя мистические культы – можно говорить даже о тайных обществах. Их учения и доктрины не вымерли. Есть люди, которые поныне поклоняются египетским богам. Им-то хорошо известно, что тело Осириса было расчленено и погребено. Вероятно, они знают историю золотой статуи Осириса.
– Вы хотите сказать, что и другие люди, возможно, ищут Золотой фаллос?
– Да, Чак, я считаю это вероятным. Даже предчувствую, что кто-то уже нашел остальные части статуи. Может быть, даже всю ее…
– Я понимаю, – подхватил его мысль Чак. – Тайное общество могло спрятать сокровище, чтоб никто никогда не узнал, где оно. Только могли ли поклонники Исиды и Осириса смириться с тем, что не хватает фаллоса? Наверняка они пытались и до сих пор надеются найти его. Могут ли эти люди быть опасными?
– Думаю, да! – сказал Халефи. – Они сделают все возможное, чтобы заполучить предмет, найденный вами. Проследят все следы шведа в Саламба. До сих пор никто не имел доступа на рудник, который только начала разрабатывать ваша компания, – значит, след оборвется здесь. Выходит, что вещь, которую они ищут, может находиться у вас…
– А потом что они предпримут?
– О, настроенные фанатично, они могут решиться даже на убийство. Теперь вы понимаете, почему мы должны тщательно спланировать наши следующие шаги.
– И что же мы должны делать с такой уникальной находкой?
– Я еще не знаю, какое укромное место выбрать, чтобы было надежно. Одно ясно: чем быстрее Золотой фаллос будет увезен из страны, тем лучше. Пока он здесь, вы и Анна в опасности. Как ученый я предпочел бы, чтоб его выставили в Лувре, в Британском музее или в Национальном музее в Каире. Но Золотой фаллос ни в коем случае не должен попасть в руки пиратов в Ибари.
– Могли бы вы сами увезти фаллос из Саламба?
– Это было бы верным решением, – ответил Халефи, – но оно потребует некоторых мер… А самое главное – абсолютная тайна!
– Вы думаете, за вами наблюдают?
– Конечно! В этом полицейском государстве каждый находится под наблюдением. Я останусь у вас еще на несколько дней и поезжу по стране, чтобы их запутать. Выиграем время и подумаем, как провезти это через таможню.
– Конечно, профессор, вы можете оставаться у нас столько, сколько пожелаете.
Чак спрятал в сейф Золотой фаллос, и они направились обратно в бунгало.
– Было бы лучше вашу подругу не посвящать во все обстоятельства…
Чак согласно кивнул, хотя слишком хорошо знал упорство Анны и ее любопытство к подобного рода историям.
* * *
Сандра провела томительный день. Дональд избегал ее, предпочитая общество своих товарищей. По мере приближения вечера она все чаще вспоминала проникновенный взгляд Морибы, и по телу у нее пробегала дрожь. Больше злясь на Дональда, чем удовлетворяя свое тщеславие, она приложила много усилий, чтобы хорошо выглядеть. Даже побывала у парикмахера, который восхитительно ее причесал.
Ровно в восемь у отеля остановился лимузин. Длинный, ярко-зеленый. На одном его крыле развевался флаг Саламба, на другом – в ее честь – британский. Шофер, одетый в старомодную ливрею, открыл перед ней дверцу. Сандра с удовлетворением заметила, что Дональд все это видел.
Когда она предстала перед Ази Морибой, он ничего не сказал, а только осмотрел Сандру с ног до головы. Похоже, что осмотром он остался доволен. Через четверть часа они были в «Нью-Иерусалиме».
Сандра с удивлением рассматривала роскошное здание. Современное по архитектуре, оно было построено из блестящего хрома и стекла, с неоновым освещением. Больше всего ее внимание привлекли две картины, которые украшали вход: одна изображала распятого на кресте Христа, вторая – портрет Ломо с каким-то библейским видом. Под ним стояло: «Я – воскресение». Трудно было понять, к какой из картин относится этот девиз. Заметив ее недоумение, Мориба сардонически засмеялся.
– Наш уважаемый президент страдает комплексом неполноценности… Пожалуйста, следуйте за мной. Внутреннее убранство вам определенно понравится больше.
Менеджер, улыбающийся и смущенный, повел их вверх по лестнице к галерее. Отсюда можно было видеть танцевальный зал. Слева и справа находились отдельные номера. Апартаменты Ази Морибы были обставлены красивой мебелью. Официант поспешил к ним и предложил коктейли. Сандра пригубила из своего бокала. Это был коктейль с шампанским.
– Можно спросить, что это?
– Я ему еще не дал названия, – ответил Мориба. – Пейте, мы можем назвать его даже «Сандра».
Менеджер подвел их к столу и удалился.
– Здесь нет меню? – спросила Сандра.
– В этом нет необходимости. Все заказано.
– Я не должна сама выбирать?
– То, что будет сервировано, вам понравится.
Когда принесли еду, она должна была признать, что все было очень вкусно. Какое-то время они ели молча. За десертом Мориба как бы вскользь спросил:
– Что вы сделали бы, если б увидели сейчас Милоса?
Вопрос был для Сандры неожиданным, и она ответила не сразу.
– Убежала бы как можно быстрее.
– Честно? Вы так и поступите? Так я и думал…
Он в упор посмотрел на нее, будто мог прочитать ее мысли. Этот человек ее страшил.
– Вы знаете, мы его схватим, – продолжал Мориба. – И тогда будем медленно у-би-вать…
– Сначала надо его поймать, – сказала Сандра.
– Мы получаем достаточно информации от его сподвижников…
– Они, вероятно, не очень разговорчивы…
– Вы мало знаете об этом. – Мориба хмыкнул. – Любой заговорит, когда нам это надо… Кто упрямится, получает такие таблетки, которые делают человека безвольным. А кое на ком мы используем наши телесные методы…
– Вы говорите о пытках?
– Можно и так называть, – согласился он. – Легко ли сломать вот вашу волю, Сандра Митчелл?
Она задрожала от неожиданной угрозы.
– Думаю, ни один из этих методов не будет применен ко мне.
– Нет… Впрочем, полагаю, что чуть-чуть боли вам помогло бы стать откровенной. Чем-то ведь надо подбодрить свидетеля!.. Как вы думаете, какие чувства мужчины могут возбудить желание сделать вам совсем легко, но больно?
Его слова почему-то и пугали ее, и в то же время льстили ей. Она вдруг почувствовала, что этот человек ее, что он пробуждает в ней желание, как было с Милосом. Как мотылек, притягиваемый светом, она то немела от страха, то готова была пасть в объятия великана, который наблюдал за ней, словно кот за напуганной мышкой. Ее взгляд упал на его руки с наманикюренными ногтями. Эти огромные кисти могли бы выжать из нее жизнь. И почему-то хотелось, чтобы они к ней прикоснулись и завладели ее телом. Кожу Сандры пощипывало жжение, похожее на электрический ток.
– Женщинам лучше держаться от наших страстей в стороне, – добросердечно сказал Мориба. – Кофе с коньяком? Рекомендую «Наполеон». Есть саламбийский, но европейцам он не нравится. И пора обсудить дела…
Не ожидая ее согласия, он распорядился и велел официанту позвать менеджера. Как из-под земли перед ними возник маленький боязливый человечек.
– Рад служить, ваше превосходительство, – пролепетал он.
– Все было превосходно.
Менеджер склонился в глубоком поклоне: из уст Морибы это звучало высочайшей похвалой.
– Где моя сигара?
– Тысячу извинений, ваше превосходительство… Тотчас принесу. Так как вы не заказывали, официант…
– Есть вещи, которые не нужно заказывать, – прервал его Мориба. – Вы останетесь. Я хочу с вами поговорить. Пошлите одного из ваших боев.
Официанту было поручено принести сигару, менеджер стоял и ждал.
– Эта молодая дама, – сказал Мориба и указал на Сандру, – будет следующую неделю здесь петь. Нет необходимости предварительно ее прослушивать. Достаточно моего слова, что она – отличная исполнительница? Позаботьтесь, чтобы ей аккомпанировал лучший пианист. Она будет гастролировать пять вечеров. Сколько вы платите своим певцам?
– Это зависит от того, кто поет, – ответил менеджер. – Известным звездам больше, чем безымянным.
– Не смейте так разговаривать со мной! – закричал Мориба зло. – Самое высокое вознаграждение?
– Пятьсот ломов, – покорно вымолвил менеджер.
– Ломов? – спросила Сандра.
– Президент назвал нашу валюту в свою честь – ломами. Один лом соответствует примерно одному доллару. – Мориба обратился к менеджеру и приказал:– Мисс Митчелл получит тысячу ломов. Завтра она обсудит с вами все остальное. Теперь вы свободны…
Сандра собралась было выразить свою благодарность, но Мориба прервал ее:
– Не благодарите меня, я нахожу это скучным. Вы больше не хотите кофе? Тогда мы можем идти.
Когда они покидали клуб, весь персонал «Нью-Иерусалима» стоял навытяжку. Лимузин ждал их, Сандра удобно расположилась на подушках и принялась смотреть по видео американский фильм. Не сразу заметила, что едут они не к гостинице. Мориба, забавляясь, наблюдал за ней и ответил на ее невысказанный вопрос.
– Верно. Мы едем ко мне. Еще чего-нибудь выпить… Вы боитесь? Только не говорите мне, что думаете о своем друге, который со страхом ждет вашего возвращения.
Она не знала, что сказать и что предпринять, стараясь придать себе вид непреклонной женщины.
– Не бойтесь, маленькая девочка, – бормотал Мориба. – Я вас не стану соблазнять, по крайней мере сегодня. Я очень занят и должен думать о более важных делах. Хочу вам только кое-что показать.
Дорога шла через аллею к господскому дому, похожему на те, что строились некогда в долине Луары. У ярко освещенного крыльца с колоннадой дворецкий приветствовал хозяина и его гостью. Они поднялись в большую библиотеку. Им подали коньяк.
Сандра осмотрелась. Две стены были заполнены полками с книгами, на двух других висело около дюжины полотен французских импрессионистов, среди них Сезанн и Ренуар – оригиналы или копии…
– Это оригиналы, – твердо сказал Мориба. – Кстати, напомните мне, чтобы перед вашим отлетом вам вручили подаренное мною платье от Адорно из Милана. Это больше соответствует вашему стилю, чем платье от Диора…
– Я ничего не слышала об Адорно, – призналась Сандра.
– Конечно, нет. Я ему только недавно помог завоевать признание в Милане. Обещаю вам: через несколько лет он станет известным кутюрье в Европе. А для чего, собственно, я привез вас сюда? Хочу, чтобы вы рассказали вашему другу как здесь живут дикари.
– Дикари?
– Не притворяйтесь наивной. Я знаю все! Предупредите молодою человека, что в Саламба не только стены имеют уши. Здесь надо быть настороже.
Ведя себя так, Мориба раскрывался перед заезжей певицей лишь одной из сторон своего странного характера.
Под благопристойными манерами властного, но все же умеющего себя держать человека скрывался примитивный необузданный мужлан, в чем Сандра вскоре убедилась. Покидая комнату, он жестом пригласил ее следовать за ним и повел по длинному коридору, потом вверх по широкой лестнице, в конце которой находилась тяжелая дверь. За ней была богато обставленная комната, стены которой драпировал шелк с рисунками всяких сладострастных сцен. Там насиловали сабинянок… Самсон отдавался воле Далилы… Антоний лежал у ног Клеопатры… Леду покрывал лебедь… Европа распласталась голая под огромным детородным столбом быка. Однако не убранство комнаты привлекло внимание Сандры, а ее обитательницы. На оттоманках возлежало с полдюжины очень красивых женщин. Таких красивых, каких она, пожалуй, никогда не видела. Воздух был наполнен ароматом сандалового дерева и лепестков роз.
Одна из девушек, которая почему-то выделялась среди всех, была светлая, с белокурыми волосами, остальные – темнокожие. Их одеяния были прозрачными. На всех – украшения, сверкающие и переливающиеся в ярком свете. Мориба посматривал на них как хозяин и знаток, который представляет гостье свою коллекцию.
– Есть еще место для пары блондинок, – заметил он, указывая взглядом на льняные волосы Сандры. – Я собираю только самых очаровательных. Дело не в том, сколько их, а какие они!..
Сандра сделала вид, что не поняла его намека, а он оглядывал ее и ждал ответа. Заметив, что не может заставить ее высказаться, Мориба засмеялся.
– Расслабьтесь, моя милая, я же вам сказал, что сегодня у меня на вас нет особых планов. Вы видите, я не страдаю от отсутствия женщин. Однако, попав в сокровищницу, грешно не вкусить лакомства! Каждая из них знает толк в любви.
Он не ждал ее ответа, взял за руки блондинку и черную девушку и повел их к широкой кровати в конце комнаты. Другие девушки словно не обращали на это внимания. Мориба не смотрел ни на них, ни на Сандру. Видимо, таким образом демонстрировался его вкус или сегодняшнее расположение.
Обращался Мориба со своими избранницами бесцеремонно. А они выполняли его волю покорно и умело. Черная девушка начала медленно и любовно раздевать его. Мориба вытянулся и принял позу какого-то мусульманского султана давних времен. Белокурая легко обнажилась и приблизилась к нему. Мориба, голый, был великолепен, со своим гордо вознесшимся фаллосом. Вдруг он схватил черную девушку за волосы и грубо отшвырнул на пол. Она склонилась и стала ласкать его. В это время блондинка опустилась на колени, как бы показывая красоту своего зада. Он грубо схватил ее, словно желая раздавить это нагое тело. Черная причмокивала ртом. Казалось, Мориба получает от ее губ энергию и передает белокурой девушке, которая стоит перед ним на коленях и стоически все переносит.
Сандру охватила дрожь. Грубая вульгарность этого человека пугала и возбуждала одновременно. Как загипнотизированная, наблюдала она дикую игру чужой страсти, которая длилась, казалось, вечно. Мориба приближался к высшему накалу. Темнокожая убыстряла движения. Мориба, прижимая к себе блондинку, ладонью охватил голову темноволосой, сотрясаясь от оргазма.
Шокированная Сандра заметила, что вся сцена происходила без малейшего знака благосклонности друг к другу. При всей чувственности обряда его участники были внешне холодны и невозмутимы. Безусловно, Мориба умеет этим заниматься, подумала Сандра, но он не знает, что такое любовь.
Она почти не заметила, как министр встал и оделся, затем повел ее вниз по лестнице. Видимо, она должна была что-то сказать, чтобы сломать злое обаяние, которое смущало и подчиняло хозяину этого шикарного, но мрачного дома.
– Мне надо возвратиться в гостиницу, – пробормотала она. – Я не хотела бы, чтобы Дональд пустился на поиски.
– Без проблем, – ухмыльнулся Мориба. – Здесь он вас не найдет. Я отпускаю вас, но сначала вы должны чего-нибудь выпить, вы так бледны. Вас что-то обеспокоило?
Она не ответила, хотя была благодарна ему за крепкий бренди, который он ей налил. Мориба чокнулся с нею и насмешливо ухмыльнулся.
За весь вечер он лишь раз коснулся ее руки, но у нее было такое впечатление, будто горячие угольки проникли в ее мозг. Она была рада попрощаться с ним.
Номер Дональда в отеле был пуст, дверь между номерами – заперта. Как раз это ей на руку! Ночью ей снилось, что к ней пришли Милос и Ази Мориба. Она проснулась усталая, вся в поту, не очень хорошо соображая, что с нею произошло.
* * *
И у Луи Халефи была беспокойная ночь. Когда вечером он вернулся в бунгало, Чак предложил поужинать втроем в ресторане.
– Мы можем поесть и здесь, – запротестовала Анна.
– Дорогая, – возразил Чак, – ведь профессор должен познакомиться с Ибари. Да и тебе полезно немного сменить обстановку. Как давно мы нигде не были!
Ужинали в ресторане. У Анны не было возможности спросить о результатах исследования. Когда они вернулись домой, Халефи извинился, заметив, что был длинный день и он очень устал. Когда они остались одни, Чак сказал Анне, что Халефи еще ничего не сообщил ему о подлинности предмета. Анна это восприняла с кисло-сладкой миной, явно не поверив ему.
Луи Халефи спал чутко и сразу проснулся, когда дверь комнаты тихо открылась. Он заметил, как какая-то фигура скользнула к нему в постель, и услышал вблизи горячий шепот.
– Без паники. Это я. Я хотела бы кое о чем поговорить с вами, – тихо промолвила Анна.
Даже в полусне Халефи сообразил, что студентки из Сорбонны, желая поговорить с профессором о лекции, отнюдь не следуют за ним в постель.
– А что с Чаком? – слабо запротестовал Халефи. – Он заметит, что вас нет рядом.
– О Чаке буду думать я, – жестко отрезала Анна. – Я знаю, как с ним обходиться…
Халефи, вся сила которого вдруг оказалась в ее ловких пальцах, подумал, что сомневаться в ее способности цепко держать в руках американца не стоит. Его сознание помутилось от запаха ее тела. Волосы, которые ласкали ею лицо, казались шелковой сетью, в которую он попал. Положив его на спину, она легла на Халефи, который не мог не подчиняться волшебнице. Обняв ее бедра, он поглаживал их, и Анна, довольная, сияла. Ее всегда приводило в трепет мужское подчинение, покорность мужчины перед ее волей.
Рука Халефи потянулась вниз, но Анна оттолкнула ее.
– Позже, – прошептала она хрипловато.
Он чувствовал себя жаждущим в пустыне перед вожделенным оазисом. Но пока Анна не узнала от него того, что хотела знать, она оставалась неподатливой.
– Я очень хотела бы, чтобы у вас осталось хорошее впечатление о пребывании в Ибари… – прошептала она.
Ее кожа была мягкой и шелковистой, а тело – по-змеиному гибким. Она была искушением, которому не мог противостоять ни один мужчина, – слишком велико было ее очарование. Халефи еще в своей жизни не знал женщину такой красоты и такой чарующей чувственности.
– Что вы хотите от меня? – простонал он.
– Я хочу удовлетворить потребность вашего тела, – ворковала она, – но сначала вы должны удовлетворить мое любопытство.
Он точно знал, что сейчас последует, и знал, что скажет ей правду.
– Вы ведь не хотите меня обмануть? – Ее тон предупреждал его и не пытаться делать этого. – Хорошо, очень хорошо, – проговорила она, а ему казалось, будто это бабочка с шелковистыми крыльями порхает вокруг его пениса. – Расскажите, что вы думаете о том фаллосе. Это действительно Золотой фаллос Осириса?
– Полагаю, это он, – тихо проговорил Халефи.
– Я была в этом убеждена. И что вы намереваетесь делать?
– Еще не решил.
– Правда, вы хотите этот предмет вывезти из Саламба? Но каким образом?
– Да, но я еще не знаю – как.
– Я вам помогу, – ее голос был медоточивым. – Я знаю здесь влиятельных людей. Если мы поедем вместе, то не будет никаких осложнений.
– Вместе?
– А почему нет? Вам бы это понравилось… Разве я не так хороша, как ваша приятельница в Париже? Вы будете стесняться меня?
– Нет, конечно, нет.
– Хорошо, тогда все в порядке. Я не хочу влачить свои дни здесь, в Саламба, всегда боясь очередного сумасшедшего, который захватит власть. Я хочу жить. А Золотой фаллос – это ключ, которым я открою двери вонючей тюрьмы и вырвусь на свободу. Мы будем одной командой. У меня – Золотой фаллос, от вас зависит хорошая цена за него. Понимаете?
– Да, – простонал он, вдыхая запах ее тела, с которым сливалось его собственное.
Она встала на колени, и он полностью соединился с женщиной, которая сейчас казалась ему единственной и неповторимой.
Когда все кончилось, она выскользнула из постели и решительно объявила:
– Теперь вы должны поспать. Вас ждет напряженный день…
Она бесшумно выскользнула за дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Осирис - Холландер Ксавьера


Комментарии к роману "Осирис - Холландер Ксавьера" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100