Читать онлайн Осирис, автора - Холландер Ксавьера, Раздел - 10. Чужая игра в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Осирис - Холландер Ксавьера бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 3.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Осирис - Холландер Ксавьера - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Осирис - Холландер Ксавьера - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холландер Ксавьера

Осирис

Читать онлайн


Предыдущая страница

10. Чужая игра

Задержка у взорванного моста свела на нет все надежды Морибы. Волнения охватили столицу. Мориба не мог доверять даже своей личной охране. На нем была теперь полевая форма простого солдата, и он потихоньку улизнул из города под покровом темноты. Армия перешла на сторону Милоса.
Морибе удалось пересечь границу. Правда, он вынужден был отказаться от лишнего багажа, к которому относил и Анну.
Поездка Чака в Ибари протекала в основном удачно. Он прошел прямо в бунгало и первым делом сложил одежду и другие вещи Анны в деревянный ящик.
«Она это уже не заберет», – подумал он.
Сандра радовалась своей первой спокойной ночи с Дональдом, стараясь забыть о кошмарном монастыре. Чак отвел им комнату, заполненную книгами Халефи. Комнаты прислуги были заняты родственниками, которые в последние дни нашли здесь прибежище. Дональд хотел пойти с Сандрой в гостиницу, но Чак отговорил их.
– Слишком опасно выходить на улицу. Вероятно, уже наступил комендантский час. Улизнули от Морибы, так хотите попасть в руки Милоса? Оставайтесь на ночь здесь…
– Я вот все думаю… – сказал Халефи.
– О чем? – спросила Сандра.
– Будет ли Милос со своими приверженцами благодатью для страны?
– Сейчас, когда нет Морибы, все будет хорошо, – бодро сказала Сандра.
– Я не уверен в этом, – повторил Халефи.
Дональд и Сандра провели ночь на кушетке и на составленных вместе креслах. Сандра была из-за этих неудобств не в настроении.
* * *
Анна должна была довольствоваться еще меньшим. После того как Мориба уехал из монастыря, она оделась, поискала на кухне что-нибудь съедобное и отправилась в путь, чтобы вернуться в Ибари. Через несколько миль она наткнулась на эскорт Морибы, который стоял у разрушенного моста. Ехать дальше было невозможно. Водители бронемашин сидели на обочине дороги и ждали, что будет дальше. Анна вышла из машины и пошла мимо мужчин, которые курили и разговаривали, к мосту. Морибы нигде не было видно.
Она сошла с дороги и пошла вдоль реки. Утолила голод бутербродами, которые взяла с собой из монастыря, и подумала, где же ей провести ночь. Вскоре она увидела небольшую деревню из полдюжины жалких хижин. Ее внимание привлек плот, который был крепко привязан к берегу. Она вошла в хижину и уговорила хозяина, которому предложила остатки своей еды, перевезти ее через реку. Затем пошла по дороге, которая вела от каменного моста в город. Там все еще стояло несколько бронемашин, остальные вернулись в монастырь. Никому не удалось перейти реку.
Анна брела по пыльной пустынной дороге. Солнце жгло беспощадно. Она с ног до головы покрылась пылью. Вероятно, шла она так часа два, когда услышала шум мотора. Увидела грузовик и сделала ему знак рукой. Это был старый «форд», который кто-то когда-то купил у американской солдатни или украл. В кабине – двое мужчин. Они везли перец на базар. Анна стояла посередине дороги. Грузовик с оглушительным скрежетом остановился.
– Мне нужно в Ибари! – закричала Анна. – Куда вы едете?
Водитель переглянулся со своим спутником и оценивающе улыбнулся. Оба осмотрели Анну с головы до ног.
– Она неплохо выглядела бы, если ее хорошенько отмыть. Как ты думаешь?
Приятель водителя одобрительно кивнул.
– О'кей! Мы можем вас взять. А так как мы едем не в Ибари, то хотим вознаграждения за объезд.
– У меня есть немного денег, – сказала Анна.
– Нам деньги не нужны.
Она рассматривала обоих мужчин без восторга. Водителю было двадцать с небольшим, и его глаза подозрительно блестели. Все лицо было в шрамах. Спутник был ниже. Хилый. С редкими усами. Ни один не был воплощением мужества. Еще во время разговора водитель вышел из машины и схватил ее за руку. Она хотела дать ему пощечину, но второй мужчина заломил ей руку и потащил в кузов. Анна истошно кричала, но…
Дорога была пустынна. Никто не поспешил ей на помощь. У нее не было шансов против этих насильников. Шофер крепко держал ее, пока второй раздевал. Потом они бросили ее на заднее сиденье. Насиловали по очереди, пока не удовлетворились.
Анна чувствовала себя униженной и оскорбленной. Утерлась ветошью и поборола тошноту. Оделась. Села рядом с водителем. Боялась, что сейчас они повезут ее не в Ибари. Противно сидеть рядом с ними, но ведь она должна обязательно попасть в столицу…
– У нас еще найдется время для второго круга, – предложил шофер со скрытой улыбкой.
Грузовик застрял у железнодорожного шлагбаума, и Анна открыла дверцу и перебежала через рельсы. Петляла в закоулках. Убедилась, что ее не преследуют, остановилась передохнуть.
Когда Анна пришла в город, были уже сумерки, и она стала искать место, где можно было бы переночевать. Она осторожно обходила главные улицы, в конце концов нашла захудалую гостиницу, в которой останавливались обычно люди со скромным достатком.
Анна чувствовала себя разбитой. Прежде чем сойти вниз, в ресторан, приняла ванну. Еда была невкусной. Поев, прошла в свою комнату. Со вздохом облегчения, что она пережила такой ужасный день, залезла в холодную кровать, пружины которой надсадно скрипели.
Она уже засыпала, когда открылась дверь и в номере появился какой-то белый европеец. Это было уже слишком.
– Вон! – закричала Анна. – Меня уже использовали свергнутый диктатор и двое грязных водителей. На сегодня хватит! – И чтобы подчеркнуть, что он здесь лишний, она швырнула в него пепельницу. Мужчина убежал.
На следующее утро Анна встала, не зная, что же делать дальше. Перед ней все еще маячил Золотой фаллос. На пути ко дворцу президента она увидела знакомую фигуру. По натуре игрок, Анна тут же решилась. Она что-то закричала, и Дженнифер – а это была она – удивленно обернулась.
– Вы мне должны кофе, – напомнила Анна с улыбкой.
– Я думала, вы у Морибы! – воскликнула Дженнифер.
– Угостите меня кофе. Вы же знаете, если бы я не вырвала вас из лап этих людей…
– И вы ждете награды? – неприветливо ответила Дженнифер.
– Сделайте еще одно одолжение.
– Вывезти из страны?
– Не такое сложное, – рассмеялась Анна. – Проведите меня к Милосу.
– Что вы сказали? Вы в своем уме?
– Я должна ему кое-что сказать.
– Вы рискуете жизнью. И не думайте, что у меня достаточно влияния, чтобы спасти вас.
– Большое спасибо за заботу, но я знаю, что делаю. Ведите меня к нему.
– Вы вооружены?
– Конечно, нет. Вы можете меня обыскать, прежде чем отвести к нашему новому хозяину.
Дженнифер совсем не понравилось это предложение. Она ненавидела Анну и втайне боялась ее. Даже сейчас. Но ей не хотелось быть должником. Нехотя она согласилась.
Милос расположил свой штаб в здании управления полиции, которое взял штурмом прошлым вечером. Анна не без юмора заметила, что роли поменялись.
Дженнифер провела ее в здание, и они наткнулись на двух вооруженных девушек. Анна их не узнала.
– Вы не узнаете их? – спросила Дженнифер. – Они были в монастыре. Петра с одной из девушек, которая бежала с нами, организовала женский батальон.
Анна ждала, пока Дженнифер поговорит с Петрой. После пятиминутных жарких дебатов Петра была готова спросить Милоса, сможет ли он принять Анну.
Примерно через час Анну, которую сначала тщательно обыскали, Петра и Дженнифер привели к Милосу. Она раньше никогда не видела известного анархиста и неожиданно нашла его очень привлекательным. Он, как и Мориба, быстро соображал, но его уверенность в себе не превратилась в заносчивость. Вероятно, он еще не был развращен властью.
– Не могу себе представить, о чем вы хотите со мной говорить. Принимаю вас только из-за Дженнифер, которой вы помогли. Я очень занят. В вашем распоряжении пять минут.
Анна сказала Дженнифер и Петре:
– Я хотела бы поговорить с ним наедине.
– Никаких условий. Говорите.
Анна рассказала ему о Золотом фаллосе и мифе об Осирисе. Заметила, что он ее внимательно слушает. Она уже давно перешагнула эти пять минут, когда закончила свою историю.
– Вы говорите, что этот Халефи… эксперт… уверен, что вещь настоящая? – спросил Милос.
Анна подтвердила, и Милос подверг ее допросу.
– Если я вас правильно понял, Золотой фаллос стоит состояние, а француз намеревается вывезти его из страны?
– Чак Хьюджес, американский горный инженер, помогает ему. Я твердо уверена в том, что сейчас оба находятся в бунгало Хьюджеса.
– Одни?
– С ними девушка и шотландский футболист.
– Девушка? – серьезно переспросил Милос. – Это та, которая была со мной в Энтеббе, не правда ли?
– Конечно! – закричала Дженнифер. – Она говорит о Сандре.
– Что вы предлагаете? – спросил Милос.
– Пошлите отряд ваших людей в бунгало. Я могу показать им дорогу. Они должны принести Золотой фаллос в надежное место.
– И отдать его вам? – спросил он иронично.
– Мы поделимся, – ответила она. – Я могу вывезти его за границу и найти покупателя. Без моей информации вы не знали бы о Золотом фаллосе.
Ее страсть была заразительной. Милос размышлял.
– Не принимай ее всерьез, – вдруг сказала Петра. – Если эта вещь там, то с ней нужно обращаться как с национальным достоянием. Она принадлежит народу Саламба. Ее нельзя вывозить из страны…
– Завтра я пошлю полицейских в бунгало. Сегодня они нам не нужны. Вы поедете с ними, так как знаете Золотой фаллос.
– Милос! – закричала Дженнифер. – Там ведь Сандра. А если будут стрелять…
– Тогда Сандра должна выйти из игры. После Энтеббе она знает, как себя вести…
Петра и Дженнифер с удивлением смотрели на него.
Анна ликовала: он был человеком, с которым можно вести дело.
– Лучше, если вы переночуете здесь, – предложил Милос Анне. – Проследите, чтобы о ней позаботились, – приказал он Дженнифер. – А теперь оставьте меня одного.
Женщины вышли. Дженнифер повела Анну в столовую на первом этаже. Они не проронили ни слова. Дженнифер чувствовала себя уязвленной: не могла поверить, что Милос, этот идеалист, который посвятил свою жизнь свержению тирании, способен заключить союз с такой женщиной, как Анна.
* * *
Дональд и Сандра после сна чувствовали себя разбитыми. Луи Халефи постучал в комнату.
– Хорошо спали? – спросил он.
– Плохо. Отправимся в гостиницу, чтобы выспаться, – ответил Дональд.
– Задержитесь еще немного после завтрака, – предложил Чак, который появился после Халефи. – Вы хотите лететь в Йоханнесбург, чтобы начать свое южноафриканское турне? – спросил он Сандру.
– Все зависит от того, когда можно будет лететь, – ответила она. – Честно говоря, мне не очень хочется петь блюзы в каком-нибудь ночном клубе. Мне нужен отпуск. Между прочим, дорогой, – обратилась она к Дональду, – ты не забыл мой саксофон?
– Как я мог его забыть? – улыбнулся он. – Спрятал в шкафу, где у Чака оружие.
– Я думаю, вы полетите в Париж? – обратился к Халефи Чак.
– Если смогу взять с собой Золотой фаллос, – ответил тот. Разговор прервал один из людей Чака, который сообщил, что какая-то молодая дама хочет с ним поговорить.
– Не знаю, кто это может быть. Скажите ей, пусть войдет.
Его сердце стучало: может быть, это Анна? Он сказал себе, что это невозможно.
Петра стремительно вошла, кивнула Сандре и объявила:
– Я пришла с предупреждением. Скоро здесь появятся полицейские, чтобы забрать Золотой фаллос. Они приедут от Милоса, – она произнесла это имя с отвращением.
– Милос? Что он знает о Золотом фаллосе?
– Все! Анна явилась к нему и заключила с ним сделку…
– Милос? – задохнулась Сандра. – Не могу поверить! Я думала, он настоящий революционер… Непостижимо…
– Он был им, – горько сказала Петра, – пока не занял президентский дворец. Легко быть хорошим, когда нет шансов быть злым!
– Милос, – почти простонала Сандра, – как он мог!..
– Тебе этого не понять. После многих лет преследований, когда он должен был прятаться, как зверь в чаще, настала пора насладиться игрой в президента Саламба, – ответила Петра.
– Пусть подумает, сколько оба его предшественника пробыли на своем посту, – заметил Халефи.
– Для философских экскурсов нет времени, – сказала Петра. – Я вижу, в этом доме живут африканские семьи. Будут ли они сражаться, если понадобится?
– Они разбегутся, – ответил Чак.
– Я привела с собой девушек для защиты. Не потому, что у них есть право на Золотой фаллос. Он принадлежит народу Саламба. Не допущу, чтобы Анна и Милос его украли. – Петра была олицетворением решимости.
– Он не принадлежит Саламба, – твердо заявил Халефи. – Он был украден в Египте одним шведом, который привез его сюда и исчез.
– Исчез?
– Предполагаю, его убили люди, которые нашли эту штуку.
* * *
В штабе Милос вызвал к себе сержанта и семерых полицейских. Указал на Анну.
– Будете сопровождать эту даму к одному дому за городом. Она знает, где он находится. Жители этого дома прячут часть статуи, которая принадлежит нашему государству. Вы доставите мне этот предмет. Ясно?
– А что делать, если нам окажут сопротивление? – спросил сержант.
– Стрелять! – вмешалась Анна.
– Вы не будете в них стрелять, – отверг Милос. – Владелец дома – менеджер американской горнодобывающей компании. Этот рудник жизненно необходим для Саламба, и американцы не будут иметь с нами дела, если мы убьем их человека. Вы просто конфискуете Золотой фаллос. При этом разбитый нос или пара сломанных костей не играют никакой роли. У вас есть дубинки, используйте их. Это приказ, – сказал он и строго посмотрел на Анну.
Когда полицейские достигли бунгало, дорогу им преградил женский батальон. Сержант потребовал именем закона, чтобы ему отдали предмет, который Анна должна была опознать. Одна из девушек ответила:
– Иди помочись!
Сержант был возмущен. Такое поведение нельзя было терпеть, особенно от женщины, чье место на кухне. Но их было слишком много.
– Пошли, сержант, – потребовал один из его людей. – Мы же не будем сражаться со слабыми женщинами.
Прежде чем тот ответил, Анна пробралась вперед. Она дрожала от злости.
– Отдайте его мне! – кричала она. – Он принадлежит мне! Он принадлежит моему отцу…
* * *
Халефи обратился к Чаку:
– Отец Анны был шведом?
– Думаю, да. Она мне немного рассказывала о своей семье. Помнится, она однажды упомянула, что ее отец был археологом. Говорила про Стокгольм. Тогда мне это казалось не столь важным.
Сержант решил, что наступил подходящий момент для поднятия собственного авторитета. Распрямил плечи и заявил, что силой обеспечит доступ к бунгало. Его люди выстроились за ним.
Петра выступила на шаг вперед.
– О, нет! Этого вы не сделаете.
Сержант поднял дубинку и ударил ее. Он не должен был этого делать. Петра обошлась с ним точно так же, как с начальницей монастыря, – она сломала ему руку. Полицейские оцепенели. Тотчас Петра нанесла удар такой силы по носу молодому полицейскому, что у него пошла кровь. Девушки издали боевой клич, и полицейские обратились в бегство.
– Они вернутся, – заявил Чак, видя, как полицейские убегают.
– Думаю, нам нужен новый план действий, – предложил Халефи.
* * *
В главном полицейском управлении к Милосу ворвалась вся горевшая от злости Анна.
– Я же вам сказала, что их надо расстрелять! – кричала она.
– Неужели вы не понимаете, – покачал головой Милос, – что мы не можем этого делать. Оскорбить Штаты? Если они закроют рудник, Саламба разорена. Если это случится, у меня не будет таких возможностей, как у вашего друга Морибы. Меня попросту линчуют…
– Там не все американцы, – вставила Анна.
– Это верно. Но француз – известный египтолог. Если с ним что-нибудь случится, это вызовет международный скандал. Шотландец-футболист? Если бы я был первоклассным нападающим или вратарем, я уже давно смог бы возглавить эту страну.
– Остается еще девушка, – напомнила Анна.
– Да, прелестная Сандра Митчелл, – усмехнулся он. – Мы, наверное, неправильно начали. Допустим, схватим девушку. Вы знаете этих людей. Отдадут ли они Золотой фаллос, чтобы получить ее живой и невредимой?
– Да, они это сделают, – ответила Анна. – Сначала только надо выманить ее из бунгало, а это не так просто.
* * *
После полудня Сандра и Дональд возвратились обратно в свою гостиницу. Сандра пошла наверх, чтобы распаковать чемоданы, а Дональд заглянул в бар.
– Я рад, что вы живы. Что хотите выпить? – услышал он.
– Том Блейт! – воскликнул Дональд. – И вы здесь?
– В этом нет ничего особенного, – улыбнулся репортер. – Когда в этой стране что-то происходит, гостиница первая узнает об этом. Я практически ежедневно бываю в баре.
Дональд заказал виски и рассказал Тому о своих приключениях.
– Из этого получится хорошая история, – сказал Блейт. – Правда, я сумею ее опубликовать только тогда, когда вы с девушкой покинете страну. Милос, кажется, не лучше Морибы. У меня для вас хорошая новость: завтра снова откроется аэропорт.
– Мы летим первым же самолетом! – поклялся Дональд.
Том Блейт пережил перемену власти на месте и все рассказал Дональду. После двух виски Дональд посмотрел на часы и наморщил лоб.
– Сандра что-то долго распаковывает чемодан. Должна уже давно быть здесь. Схожу-ка я за ней и сейчас же вернусь.
Он поехал на лифте наверх, подошел к ее номеру и постучал.
– Войдите, – сказала Сандра, – открыто.
Она лежала на кровати и, довольная, смотрела на него.
– Дорогой, знаешь ли ты, что это? Кровать, настоящая кровать. У нас уже давно не было кровати. Она прекрасна. Ложись и наслаждайся.
– Том Блейт ждет нас внизу.
– Тогда иди к нему, если ты предпочитаешь болтать с пожилым англичанином…
– Это тяжелый выбор, который следует хорошо обдумать, – сказал он и шмыгнул в постель.
Они прильнули друг к другу. Сандра прошептала ему на ухо:
– Дорогой, ты меня действительно любишь?
– Ты ведь знаешь. Почему же спрашиваешь?
– Я просто хотела, чтобы ты время от времени мне говорил об этом.
– Поступки лучше слов, – возразил он и поцеловал ее. Когда он гладил ее груди, в ней пробудилось желание.
Она желала его больше любого другого мужчины, которого знала. Им было уже недостаточно гладить друг друга. Касаясь кончиками пальцев его копья, она спросила:
– Не хочешь ли ты пойти к твоему собутыльнику?
Он отрицательно покачал головой.
Их тела растворились друг в друге. Они любили в полной гармонии. Ромео и Джульетта, Антоний и Клеопатра и все другие классические пары, казалось, воплотились в них в этот момент.
Когда они перевели дыхание, Дональд спросил:
– Ты всерьез думала о женитьбе?
– У нас едва ли будет для этого время, – ответила Сандра. – Где же мы найдем священника и уговорим его прийти в нашу спальню?
– Это едва ли возможно в шотландской церкви, – ответил Дональд. – Вероятно, нам еще долго придется жить в грехе.
– Ты слишком много говоришь, – пожаловалась Сандра. – За это время ты мог бы много раз поцеловать меня.
Дональда не нужно было долго просить. Они обнимались, когда зазвонил телефон. Дональд снял трубку. Это был Блейт.
– Думаю, вам будет интересно узнать, что передает радио, – возбужденно сказал он. – Наш добрый Милос объявил вашу малышку государственной преступницей.
– Это невероятно!
– Для шутки это слишком серьезно. Милос сказал, что Сандра – шпионка Морибы. Вы должны немедленно скрыться из гостиницы.
– Я сейчас же спущусь, – сказал Дональд и положил трубку.
– Что-то случилось, дорогой? – спросила Сандра.
– Одевайся быстрее! – крикнул он.
Через несколько минут они были готовы и пошли к Тому Блейту в бар. За это время Дональд кое-что обдумал.
– Первым делом мы должны спрятать Сандру, – сказал он Блейту. – Вы не знаете, где нам на день или на два спрятать ее от полиции?
– Она может оставаться в моей квартире, – ответил Блейт.
– Сможете ли вы отвезти ее туда и вернуться? – спросил Дональд.
– Я подъеду на машине к входу. Будьте готовы.
– Удивляюсь, что полиция еще не появилась, – пожала плечами Сандра.
– Не думаю, чтобы они видели, как мы покинули бунгало, – задумчиво произнес Дональд. – Но я надеюсь, что у нас есть преимущество.
Он не ошибся. Милос послал больше людей, чем прежде, к бунгало Чака, чтобы забрать Сандру. Снова путь им преградили лесбиянки-амазонки, и полицейские не смогли бы продвинуться дальше, если бы один из служащих не подсказал им, что девушки со светлыми волосами здесь больше нет.
Дональд с нетерпением ждал Тома Блейта. Персонал гостиницы обращался с ним нормально, из чего он заключил, что они или не слушали новости, или не связывали его с Сандрой.
Блейт вошел в бар, беззаботно теребя свои усы. Дональд поспешно выпил свое виски.
– С ней все в порядке, – сказал он. – Думаю, нам удалось скрыться незаметно.
– Скажите, – спросил его Дональд, – вы здесь достаточно влиятельны?
– Мой дорогой юноша, никто здесь не имеет никакого влияния. Не считая Анны.
– Милос меня не интересует. Как со средствами информации – радио, телевидение, газеты?
– Это совсем другое. Я связан с влиятельными телевизионными компаниями и газетами, дружу со всеми.
– Сможете ли вы сегодня вечером устроить мне выступление по телевидению?
– Это не детская игра. – Блейт заморгал. – Все программы уже давно расписаны. Что-нибудь очень важное?
– Речь идет о жизни и смерти, – уверил его Дональд.
– Предоставьте это мне. Эксклюзивное интервью с молодым шотландским футболистом… Как вам это понравится?
– Мне все равно, как вы это сделаете и назовете.
Блейт висел на телефоне час. Он просил, угрожал, настаивал, не отставал от секретарей, мешал людям на конференциях, вызвал директора программы с заседания, которое было у него с вновь назначенным министром пропаганды, кому-то не дал вздремнуть часок, третьему – пить чай. Наконец смог сообщить Дональду, что оператор и журналист приедут в гостиницу, чтобы снять интервью. Оно тут же пойдет в эфир. Все должно быть готово к семи вечера.
– Подходящее время? – спросил Дональд.
– Мой милый юноша, это – основное время, сразу после новостей.
Дональд хотел подготовиться к своему телевизионному выступлению, но ему помешали. Появилась группа полицейских, которая искала Сандру.
Дональд был сама любезность.
– Она была здесь, но вышла.
– Куда она пошла?
Дональд напряженно думал.
– Ну, честно сказать, я не очень прислушивался. Хотела, полагаю, купить сувениры домой. Почему бы вам не пойти на базар и не поискать ее там? Или, может быть, она покупает пластинки. Сэнди так любит музыку!
– Она вернется сюда?
– Думаю, да, – сказал Дональд. – Может быть, пойдет еще куда-нибудь, – быстро добавил он.
– У меня нет желания по такой жаре искать ее на базаре, – сказал один из полицейских. – Подождем здесь и позвоним в управление, чтобы послали людей на базар…
Полицейские долгое время ходили взад и вперед по холлу гостиницы и портили всем настроение. Потом пошли в бар, где их приветствовал Дональд.
– Да, я понимаю, – сказал Дональд, – вы пришли сюда, чтобы арестовать мисс Митчелл?
– Да, сэр. Она, должно быть, очень опасная женщина.
– Точно, – согласился Дональд, – особенно в постели. Насколько я понимаю, вы на службе, пока не захватите беглянку.
Сержант был озадачен.
– Мы подождем ее.
– А когда вы вот так ждете, вы, собственно, не на службе. Сейчас вы только ждете. Можете позволить глоток…
Сержант понимал, что логика Дональда слабовата, но не мог отговорить своих людей от выпивки.
– Хорошо, сэр! – уступил он. – Думаю, мы можем себе позволить пиво.
– Каждому по двойному виски! – приказал Дональд бармену. – У этих бедолаг тяжелый день. Они – герои, которые спасают нас от жаждущих крови террористов…
Сбитые с толку полицейские не смогли отказаться от виски. И от второго, которое заказал Дональд, чтобы выпить за Милоса, их благородного предводителя. По третьему выпили в честь международного футбола. И четвертое – за здоровье доброго хозяина. Когда пришла телевизионная команда, служителей закона уже не интересовали такие тривиальные вещи, как поимка государственных преступников.
– Вы хорошо поработали, – признательно сказал Том Блейт. – Эти больше не причинят нам зла.
Дональд и Том отправились в кабинет директора гостиницы, в котором должны были снимать интервью. Там царила суета вокруг кинокамер, микрофонов и ярких ламп. Дональда представили мужчине лет пятидесяти, одетому в модный костюм. Его акцент выдавал в нем выходца из Силезии, а не из Манхэттена.
– Только не нервничай, парень, – сказал он Дональду. – В нашем распоряжении десять минут. Я в любой момент помогу, если ты потеряешь нить.
Энергичная молодая женщина подошла к Дональду.
– Мисс Хейк. Она будет синхронно переводить интервью на саламбийский, – представили ее.
– А я буду следить, чтобы она все правильно перевела, – вставил Том. – Не потеряла ни одного слова!
– Мистер Блейт, – запротестовал журналист, – как могли вы подумать, что мы что-то упустим? Мы ведь в одной лодке. Честность – самая большая ценность.
– Рад это слышать от вас, – ответил Том.
Он поговорил с молодой женщиной по-саламбийски, чтобы все знали, что он бегло владеет этим языком.
– Еще две минуты, – закричал один из операторов. Дональд сидел напротив журналиста, который собирался брать у него интервью.
– Вы нервничаете? – спросили Дональда.
– Все о'кей! – ответил он.
– В первый раз большинство немного нервничают, – сказал журналист. Дональд покачал головой.
– Вся Саламба смотрит на вас. Еще десять секунд, – прошептал его собеседник.
Потом он сверкнул в камеру дежурной улыбкой и начал представлять Дональда.
Одной из зрительниц была Анна, которая удобно расположилась во дворце президента. Она уставилась на серьезное лицо Дональда на телевизионном экране. Затем схватила телефон и позвонила Милосу.
– По телевизору передача, которую вы обязательно должны смотреть!
Вскоре он был у нее.
– Кто, черт побери, организовал это? – проворчал ой.
– Не волнуйтесь, – успокаивала его Анна. – Почему вас тревожит этот зеленый мальчик?
– Меня беспокоит это. Что он замышляет? Теперь не имеет смысла запрещать передачу.
Дональд кратко рассказал, как его приняли играть в команду мастеров Глазго, а затем его пригласили с шотландской сборной в турне по Африке. Пока его собеседник начал новую тему, Дональд говорил о футболе.
– Итак, вы знаете, я приехал сюда с шотландской сборной, чтобы провести игру с футбольной командой Саламба. Вероятно, спросите, почему я еще здесь, хотя моя команда уже улетела. Я скажу. Остался, чтобы бороться с несправедливостью. Саламба должна быть одной из больших спортивных наций. Ваших футболистов охотно принимали бы во всем мире…
Журналист, начиная это интервью, не имел представления, что было на уме у Дональда, и замечания о национальном спорте не нашли у него одобрения. Он попытался прервать Дональда, чтобы взять нить разговора в свои руки. Дональд не обращал на него внимания.
– Как только откроется ваш аэропорт, – продолжал дальше Дональд, – я хотел бы улететь домой. С намерением вернуться сюда со своей командой, чтобы закончить игру, которая была так трагически прервана. Если, конечно, сумею принять участие, – поправился он, вспомнив малоприятное прощание с менеджером команды.
– Но я не покину Саламба один. Мою невесту задерживают здесь! – Дональд считал целесообразным конкретизировать свое отношение к Сандре. – Как футболист, я обращаюсь к вам, народ Саламба, с просьбой гарантировать безопасность Сандры Митчелл. За ней охотился Мориба, теперь ее опять преследуют. Она не совершила никакого, даже малейшего, преступления против народа Саламба. Это неспортивное поведение!
Журналист делал знаки девушке, которая переводила. Она кивнула, но Том Блейт взял в руки микрофон и переводил дальше слово в слово, без цензуры.
– Если вы хотите, чтобы в Саламба приезжали лучшие команды мира, вы должны свободно выпустить меня. Но только с моей невестой. Я не могу ее оставить в беде… Мы желаем вашей стране всего хорошего. Даже если наши политические или религиозные представления отличаются, футбол объединяет нас. Я спрашиваю Милоса, нового президента: вы готовы нести ответственность, если нас здесь задержат? Разрешите нам уйти, тогда я приеду скоро со своей командой на ваш прекрасный стадион, чтобы сыграть с вашими футболистами перед сказочной публикой.
– На том мы и закончим, – вмешался взволнованный журналист, который представил себе, что его ждет судьба Осириса. – Дональд Мак-Фей, я благодарю вас за беседу. Мы переключаемся на студию…
Дональд откинулся на спинку стула. Он страшно устал.
– Ну как? – он обратился к Блейту.
– Превосходно. Тончайшая комбинация, лести и шантажа, какой я давно не видел. Если вы захотите остаться, можете стать следующим президентом Саламба, – пошутил Блейт.
Телевизионная команда в страхе молчала, зная, что долго ждать не придется. Так оно и было. Дверь распахнулась, влетел багровый сержант полиции, бросил взгляд на своих несчастных соотечественников, потом на Дональда.
– Я вас приглашаю выпить! – требовательно сказал он.
* * *
Сандра следила за выступлением Дональда по телевизору Блейта. Она очень гордилась им. Мориба и Милос произвели на нее впечатление как сильные личности, но за каждым стояли вооруженные люди. Дональд же один, и он бесстрашно выступил против диктатора и всех его последователей. И это он сделал ради нее!
Чак, Халефи и Петра также смотрели эту передачу.
– Это было очень отважно, – сказал Чак.
– Прикажет ли Милос его ликвидировать? – спросил Халефи.
– Я не знаю. Кто может что-то знать в этой сумасшедшей стране?
* * *
Милос выключил телевизор и зло сказал Анне:
– Вы должны выполнить одно задание. Несете ответственность за то, чтобы этот Дональд вместе с своей девицей завтра же улетел первым самолетом.
– Что вы говорите? – Анна отчужденно покачала головой. – Ведь аэропорт все еще закрыт.
– Завтра он будет открыт. Я уже отдал распоряжение. Первый самолет покинет Ибари завтра ранним утром.
– А что с Золотым фаллосом? – спросила Анна. – Мы должны обменять на него девушку.
Милос нетерпеливо покачал головой.
– Разве вы не знаете ваш народ? Мак-Фей теперь – герой, народный идол. Если с ним что-то случится, произойдет восстание. Любая его задержка – риск. Он должен лететь!
– Вы слышали, без Сандры он не полетит.
– Она тоже должна лететь.
– Но, Милос, – завопила Анна, – я не знаю, где она…
– Не шутите со мной, – закричал он. – Мак-Фей знает, где она. Пойдите и поговорите с ним…
– А Золотой фаллос?
– Вы должны подождать, – приказал он ей. – Я усилю полицию, которая охраняет бунгало. Рано или поздно американец должен выйти… или француз попытается убежать с Золотым фаллосом… Вы можете взять машину с шофером – торопитесь!
Анне ничего не оставалось делать. У двери она обернулась и спросила:
– Куда они должны лететь?
– Куда хотят! – закричал Милос раздраженно. – Главное, чтобы они покинули Саламба. В Москву, Майами или Манчестер… Скорее бы улетели…
* * *
В баре гостиницы Дональд и Том Блейт увидели, что эскорт полиции не хочет уходить.
– Мы здесь, чтобы кого-то задержать, – бормотал сержант. – Может, кто-нибудь вспомнит – кого?
Его люди мучительно вспоминали. Кажется, речь шла о какой-то женщине. Их глаза загорелись, когда вошла Анна и поспешила к Дональду.
– Вы арестованы! – сообщил ей сержант.
– Что за глупости вы говорите? – фыркнула она-
– Будет лучше, если вы подчинитесь, – закричал один из полицейских, – иначе вас обвинят и в сопротивлении властям.
– За кого вы меня принимаете?
– Вы женщина, которую мы должны доставить в полицию, – объяснил ей сержант. – Ваша фамилия не имеет значения.
Дональд ничего не имел против того, чтобы Анну увели, но пока полицейские встали со своих табуреток, Том Блейт успел переговорить с Анной и узнал о ее поручении.
– Постойте, ребята, – закричал он. – Это не та женщина, которую вы ищете. Та уже находится в управлении полиции.
– Это говорите вы, – возразил сержант, – а мы должны знать, так ли это.
– Пойдите туда и убедитесь.
Сержант подумал над этим предложением и посовещался со своими людьми. Пока они совещались, Анна, Том и Дональд вышли, чтобы спокойно поговорить. Дональд не доверял Анне. Не было ли это предложение трюком Милоса, чтобы заполучить Сандру? Хотя Анна уверяла, что говорит правду, он настоял на том, чтобы предпринять все меры предосторожности.
На следующее утро, в восемь часов, «роллс-ройс» президента остановился у входа в аэропорт Ибари. Его ожидали вооруженные амазонки, готовые дать отпор любому предательству. Дональд, Сандра и Анна вышли из машины и прошествовали в здание аэропорта. Анна все устроила.
– Летите в Лондон, – сказала она.
– Первый класс, – заметил Дональд, – это очень вежливо со стороны Милоса.
– В туристическом классе уже не было мест, – заявила Анна.
Она проводила их через паспортный контроль. Когда они проходили таможенный досмотр, таможенник спросил:
– Что это у вас? – Он показал на странный ящик, который тащила Сандра.
– Это мой саксофон, – заявила она и открыла ящик, чтобы он мог удостовериться.
Он дал ей знак идти дальше и пожал плечами. Очевидно, посчитал музыкальный инструмент неопасным.
Анна наблюдала, как они поднялись на борт, и ждала старта самолета.
В самолете Дональд и Сандра праздновали свою свободу шампанским.
– Ты помнишь первую бутылку шампанского, которую я купил для тебя? – спросил Дональд.
– Это было в «Блю Сирен», – улыбнулась Сандра. – С тех пор прошла целая вечность.
– Я знаю, мы должны радоваться нашему отлету, хотя и сожалею о твоем южноафриканском турне. Это был для тебя огромный шанс…
– Как знать, – ответила Сандра. – Мистер ван дер Билл, наверное, нашел хорошую замену. Хуже, что ты уже не в шотландской сборной.
– Может быть, меня возьмут обратно, – сказал Дональд. – Турне по Африке кончится, и Родди Мак-Эвен с ребятами сможет уговорить менеджера.
Позади послышался шум. Дженнифер Максвелл появилась из туристического класса, отодвинув в сторону стюардессу, пытавшуюся ей помешать.
– Я хотела только пожелать вам всего хорошего, – сказала она.
– Дженнифер? – удивленно спросила Сандра. – Что ты здесь делаешь? – Она поцеловала ее, усадила и дала в руки бокал шампанского.
– Когда Милос связался с Анной, я решила покинуть страну. Он уже больше не тот человек, в которого я была влюблена. Лечу домой. – Она обратилась к Дональду:– Вчера по телевизору вы были великолепны.
– Это была единственная возможность, – скромно возразил он и налил повторно. – Давайте выпьем за наших друзей!
– Да, – серьезно сказала Дженнифер. – Бедные Чак и Луи не смогут покинуть бунгало. Милос взял их в осаду… Пока они не отдадут Золотой фаллос…
– Ему придется долго ждать, – засмеялась Сандра. – Саламба уже позади?
– Да, уже давно.
– Хорошо, я должна вам что-то показать.
Сандра встала, достала ящик с саксофоном из багажной сетки.
– Ты хочешь нам что-то сыграть? – весело спросила Дженнифер.
Сандра ничего не ответила. Достала саксофон, запустила руку в его широкое горло и извлекла на свет божий Золотой фаллос Осириса.






Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Осирис - Холландер Ксавьера


Комментарии к роману "Осирис - Холландер Ксавьера" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100