Читать онлайн Мой порочный маркиз, автора - Холл Констанс, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой порочный маркиз - Холл Констанс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой порочный маркиз - Холл Констанс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой порочный маркиз - Холл Констанс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холл Констанс

Мой порочный маркиз

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 31

Следующий день она провела в доме лорда Аптона, не выходя из своей комнаты. Прислушиваясь к потрескиванию поленьев в камине, она смотрела на солнечный луч, в котором плавали крошечные пылинки. Сквозь слезы все выглядело расплывчато, как в тумане. После встречи с Барретом она так и не перестала плакать. Он заставил ее влюбиться и сам же предал это чувство. Она никак не могла с этим примириться.
Послышался тихий стук в дверь.
Меган села и промокнула глаза носовым платком. Поправила выбившиеся из пучка волосы, спросила:
— Кто там?
— Это я. Извините, пожалуйста. Можно мне зайти на минутку?
Она узнала приглушенный голос Энни.
— Входи.
Девочка вошла в комнату и улыбнулась. Она была в изящном платьице из розовой тафты, с широким розовым бантом на поясе. Бросались в глаза крупные пятна на подоле. Пройдя через всю комнату, девочка внимательно посмотрела на Меган поверх растения в горшочке, который несла в руках. Увидев, что девушка смотрит на ее платье, перепачканное землей и травой, она сказала:
— Я играла с братьями в саду и еще не переоделась.
— Понятно. Похоже, ты замечательно провела время.
— Да. Один раз я даже их победила. — Энни заметила пылинки в лучах солнца. — Ой, в вашей комнате столько злых фей! Дядя Баррет, наверное, обидел вас ужасно.
— Почему ты так говоришь?
— Ну, во-первых, потому, что здесь злые феи. Добрым феям не нравится видеть огорченных людей, и они стараются их развеселить. А во-вторых, у вас глаза опухшие и красные. Сразу видно, что вы плакали.
— Я подозреваю, что человеку очень трудно спрятать красные глаза от фей или, — Меган подняла глаза на Энни, — от маленьких девочек.
— Да, очень, — серьезно сказала Энни. Она села на кровать и протянула Меган растение. — Эти трилистники я сама выращиваю. Я думаю, они очистят вашу комнату. Добрые феи их полюбят.
— Большое тебе спасибо. — Меган прикоснулась пальцем к одному из четырех нежных листочков. — Они прекрасны.
— А вы знали, что феи любят трилистники? — спросила девочка.
— Не знала. А как ты к этому пришла, Энни? — Меган смотрела на золотой венчик вокруг ее блестящих на солнце волос.
— Я перепробовала все сорта, чтобы посмотреть, какие растения феям понравятся больше всего. Это трилистники, совершенно точно. Вы сами увидите, как с заходом солнца они будут сворачивать листья. Феи любят под ними прятаться.
— Обязательно посмотрю. Они будут стоять здесь, возле кровати, так что феям будет где спать. — Меган поставила латунный горшочек на ночной столик рядом с подсвечником.
Энни притронулась к ее руке.
— Я надеюсь, вы не будете плакать и скоро повеселеете. Я слышала, как мама говорила папе, что дядя Баррет сделал что-то ужасное и поэтому мы должны быть к вам добрыми. Они сказали, что не нужно вам надоедать.
— Да, — рассеянно сказала Меган. — Он совершил ужасную вещь.
— Дядя Баррет не мог вас обидеть. — Энни закусила губку и, казалось, целиком ушла в свои мысли. — Это совсем на него не похоже. Он очень добр ко мне. — В глазах девочки блеснули слезы.
— Он никогда не любил меня.
— Когда дядя Баррет женился на вас, — сказала Энни, — я надеялась, что теперь он не будет одинок, но… — Она не договорила. Со щеки у нее скатилась слезинка.
Меган подумала, что Энни потеряла мысль, и подняла глаза. Она увидела, как по детскому лицу текут целые ручьи слез.
— Не плачь, прошу тебя, — с усилием сказала она.
— Это само собой получается. — Девочка вытерла слезы. — Я не могу видеть, как вы и дядя Баррет переживаете.
— Прости меня, пожалуйста. Я не хотела тебя расстраивать, Энни. — Меган крепко ее обняла, ощущая под пальцами ее прекрасные белокурые волосы.
— Не только вы заставляете меня плакать, — сказала девочка таким голосом, словно несла на себе заботы всего мира. — Я беспокоюсь о многих вещах, но больше всего меня тревожит мама. У нее скоро будет ребенок. Я не хочу, чтобы с ней что-нибудь случилось.
— Пусть тебя это не тревожит. Твоя мама очень сильная. Вот увидишь, все закончится благополучно.
— Вы хотите успокоить меня. — Энни отодвинулась назад и вытерла с глаз слезы. — Спасибо вам.
— Ну тогда, может, улыбнешься мне? — Меган попыталась сама улыбнуться, но с трудом приподняла кончики губ.
Энни откинула назад упавшую на глаза светлую прядь и улыбнулась. Но улыбка получилась невеселой.
— Вы правы. Не надо печалиться, ведь до праздника всего неделя. В нашем доме не разрешается грустить в Рождество. Скоро мы уезжаем в наше поместье. Мама говорит, что вы поедете с нами. Я очень рада. Там живет моя бабушка, она должна вам понравиться. Она и меня, и вас заставит улыбаться.
— Я не сомневаюсь.
— А в сочельник я всегда отправляю рождественскую просьбу святому Николаю. Он настоящий. Вы знаете, однажды я его видела.
— В самом деле?
— Да. Такой кругленький и веселый, а его борода похожа на серебряные нити. Он сказал, что если я буду слать молитвы каждое Рождество и просьба не будет эгоистичной, то получу ответ. В этом году я буду молиться, чтобы вы с дядей Барретом вместе нашли свое счастье.
Кто-то тихонько постучал в дверь.
— Да?
— Это я, мисс, — донесся из коридора невнятный голос Тессы.
— Входи.
Горничная, как ветерок, проскочила через дверь.
— О, мисс, с вами все в порядке? Я так беспокоилась!
Энни взглянула на Меган и стиснула ей руку.
— Мне пора идти. Я обещала маме помочь с булочками. Они у нее обязательно сгорят, если меня не будет рядом с ней на кухне. — Девочка церемонно поприветствовала Тессу и направилась из комнаты.
Служанка подождала, пока она удалится, и после этого поспешила к кровати.
— Все уложено. Вы знаете, когда мастер распорядился собрать ваши вещи, я даже не поверила.
— Да, все правильно. Я уезжаю с Аптонами в деревню, а потом вернусь обратно в Фенвик-Холл.
Горничная помрачнела:
— О мисс! И вы больше никогда не вернетесь к мастеру?
— Тесса, к чему такой хмурый вид? Мир еще не рухнул. Я не вижу никаких причин, мешающих продвижению твоих планов. Ты можешь выходить замуж за Линга.
— Мисс, я всю жизнь заботилась о вас, — сказала горничная. — Вы родились на моих глазах. И сейчас я не могу вас оставить.
Увидев твердую линию ее губ, Меган сказала:
— Нет, ты сделаешь это! Ты слышишь меня, Тесса? Ты выйдешь замуж за Линга. Пусть хоть одна из нас будет счастлива. — Она окинула горничную самым что ни на есть непреклонным взглядом.
— Но…
— Я не желаю слушать никаких отговорок.
В зеленых глазах Тессы проступили слезы.
— Мне будет недоставать вас.
— И мне тоже. — Меган встала и крепко ее обняла. Почему любовь влечет за собой непрерывную цепь несчастий — сначала из-за потери любимого мужчины, теперь — женщины, которая была больше чем мать? Настанет ли когда-нибудь конец страданиям?
— Как бы я хотела, чтобы вы хорошенько подумали, — сказала Тесса. — Выходите за него замуж. Он любит вас, я знаю. Посмотрели б вы на него, когда он воротился домой. На себя не похож. Я еще никогда не видела, чтобы мужчина был в таком унынии.
— Он использовал меня, чтобы подступиться к Гарольду. Я не могу этого забыть. Я была для него лишь средством для достижения цели. Теперь с этим кончено.
— Даже вообразить не могу, — сказала Тесса. Морщины на ее лбу стали еще глубже.
— Если здраво рассудить, то сейчас я даже в лучшем положении, чем раньше. Теперь у меня есть собственность, и я могу жить в достатке.
— Ну и что в этом хорошего? Я же вас знаю. Теперь вы отправитесь в Фенвик-Холл и будете сидеть там в одиночестве.
Нет, после того как Баррет вдохнул в нее уверенность, она не собиралась возвращаться в прошлое. Поэтому она сказала:
— Ты ошибаешься, Тесса. Я постараюсь уговорить Гарольда после Рождества отправиться вместе за границу. Я хочу на время уехать из Англии. Мне нужно удалиться от скандала, а он непременно последует… — Меган не договорила, так как вдруг почувствовала головокружение и тошноту. Она зажала рот рукой и вцепилась в столбик кровати.
— Ой, батюшки! — Тесса быстро схватила ночной горшок. Она успела вовремя. Меган тут же опорожнила в него содержимое своего желудка.
Горничная помогла ей лечь.
— Я хорошо знаю, что это такое. Ваша мама выглядела точно так же, когда ожидала вашего появления.
— Должно быть, я заболеваю или что-то съела. — Меган испуганно округлила глаза, чувствуя приближение нового приступа.
— Единственная причина вашей болезни — ребенок, — сказала Тесса.
— Ребенок? — Когда Меган подумала, что носит в себе живое существо, она непроизвольно приложила руки к животу. — Я потеряла мужа, которого у меня никогда не было, но взамен обрела другое, очень для меня дорогое.
— Вы ведь собираетесь сообщить ему об этом?
— Вовсе нет.
— Вы должны.
Видя сердитый взгляд горничной, Меган сказала:
— Я не стану вынуждать его жениться из-за этого. Ты должна поклясться, что не скажешь ему о ребенке.
Горничная поколебалась секунду, затем сказала со вздохом:
— Ладно, мисс. Это ваш ребенок. Но мне кажется, вы не правы.


Прошла неделя.
Баррет прохаживался взад-вперед перед камином. Ноги чувствовали жар от большого полена, сожжение которого, как и положено, было приурочено к сочельнику. Он посмотрел на Надоеду, развалившегося в плетеном кресле. Пес лежал на боку, купаясь в тепле, и во сне подергивал лапами.
Баррет нахмурился и подумал о Меган. Он протянул руку к щеке и потрогал в том месте, где она недавно его ударила. Столько раз за эти дни он проезжал мимо дома Джона! Столько раз хотел войти, но, вспоминая, как Меган сказала, что не желает его видеть, поворачивал обратно. Как он мог ее осуждать после того, что сделал?
Пеллем-Хаус никогда еще не казался таким унылым. Это безмолвие вокруг тяжелым молотом вдавливалось в грудь, и знакомое неугомонное чувство снова смыкало свои клешни. Жить в таком состоянии становилось невыносимо. Нужно было как-то убедить ее вернуться.
Баррет направился к двери, но, услышав шаги в коридоре, остановился. В комнату вошел Джеймс.
Надоеда проснулся, равнодушно посмотрел на гостя, затем перевернулся на бок и снова стал спать.
— Я позволил себе войти. — Джеймс прошел через всю комнату к камину, ловя блестящими черными ботинками огоньки от горящих углей. — Где же твои двое дворецких?
— Заняты омелой, я думаю, — сказал Баррет. — А что ты хотел? Я собираюсь уходить. — Он бросил на Джеймса нетерпеливый взгляд.
— Собираешься увидеть ее?
— Да, — сказал Баррет.
— Ну, тогда это может тебе помочь. Считай, что я заранее вручаю тебе мой рождественский подарок. — Джеймс кинул ему большой конверт.
Баррет одним ловким движением поймал его и сорвал печать.
— Мне это не нужно, — сказал он, взглянув на собственное брачное свидетельство. Он собрался бросить бумагу в пламя, но Джеймс остановил его руку.
— Я бы не хотел, чтобы ты им швырялся, — сказал он. — Это не фальшивка.
Баррет удивленно уставился на него.
— Я тебя сейчас убью! Ты понимаешь, через какие круги ада ты заставил нас с ней пройти?
— Я всего как день узнал, что Гибберт был не только актером. Прежде чем поступить ко мне на работу, он принял духовный сан.
— Я тебе не верю.
Джеймс отступил на шаг, загадочно улыбаясь.
— Ты все заранее спланировал! — Баррет замахнулся на него.
Джеймс вскинул кулаки.
— Черт бы тебя побрал! Ты должен меня благодарить. Она твоя жена. Теперь ты можешь заставить ее вернуться.
— Премного благодарен! — Баррет с размаху ударил Джеймса в скулу и с удовлетворением смотрел, как тот пошатнулся и сделал шаг назад.
— Ну хорошо, хорошо. — Джеймс, улыбаясь, поднял руки. — Квиты.
Баррет опустил кулаки, пряча стихающий гнев за такой же хитрой улыбкой.
— Нет, подождем, когда я возмещу потери.
Джеймс взглянул на него с опаской и потрогал глаз.
— Ладно, главный вопрос мы утрясли. А теперь скажи, есть ли вести от Фенвика?
— Я получил от него письмо сегодня утром. Он в Глазго. Я написал ему, что здесь все в порядке и он может спокойно возвращаться.
— Значит, дело закончено, не считая твоей женитьбы, — задумчиво сказал Джеймс, поблескивая глазами.
— Уж не думаешь ли ты снова вмешаться? — рассердился Баррет. — Хватит! Достаточно того, что ты сделал. Убирайся к черту! Отправляйся писать свои отчеты и продолжай свою слежку.
Джеймс посмотрел на него со свойственной ему улыбкой, не трогавшей глаз.
— Именно это я и собираюсь делать. Счастливого Рождества!
— И тебе того же. — Баррет выждал, когда его кузен удалится из комнаты, и подхватил лежащее возле ноги брачное свидетельство.


Находясь за несколько кварталов от Пеллем-Хауса, Меган как раз в это время услышала женский крик. Жалобное стенание, казалось, заполнило весь дом. Она посмотрела на дверь гостиной и поморщилась. Голос Холли по-прежнему звенел в ушах. Драйден и Брок сидели напротив за карточным столиком, строя друг другу рожицы.
Совершенно не думая, так как ум ее был занят наполовину Холли, наполовину Барретом, Меган выложила на стол карту. Если б он хоть чуточку заботился о ней, ему следовало бы смирить свою гордыню и заставить себя извиниться. Но он этого не сделал.
Драйден посмотрел на карту:
— Это же дама червей.
— Ах да. — Меган забрала карту обратно, чувствуя, как из-за тяжести на сердце вдруг стало трудно дышать.
Воздух прорезал еще один крик.
Драйден поднял глаза на потолок и сказал:
— Уже скоро.
— Через минуту она будет ругаться на папу, — сказал Брок, изучая свои карты.
Меган нахмурилась:
— Ругаться?
— Не то чтобы очень сильно, — сказал Драйден, — но наверняка выскажет ему, что она чувствует, лежа там.
Брок пошел королем треф.
— Прошлый раз она кричала, что это несправедливо, когда женщина вынуждена рожать целых полчаса.
— Я надеюсь, она не разбудит Лоуренса, — сказал Драйден, насупясь. — За ночь он с ума сойдет от этих криков.
Меган сглотнула комок в горле и потерла живот. Неужели она будет так же пронзительно кричать на Баррета, когда придет ее время? После того, что он сделал, — определенно.
— Вы не возражаете, если я вас оставлю? Я не могу сосредоточиться на игре. Пойду разыщу вашу сестренку. — Она положила на стол свои карты.
— Она на чердаке, — сказал Драйден, между делом пытаясь заглянуть в карты брата.
— Перестань жульничать!
Меган слышала, как Драйден и Брок продолжают препираться, но их голоса постепенно затихали, по мере того как она поднималась по ступенькам. Через четыре марша она дошла до верха. Дверь чердака была оставлена открытой. По ее зазубренному поцарапанному краю бегали блики от тусклого венчика свечи. С чердака тянуло запахом старья. Меган зябко поежилась и потерла руки. Перешагнув через последнюю ступеньку, она пошла мимо шляпных коробок и старого комода с лежащим сверху сломанным креслом к большому сундуку. В его ручку и была воткнута свеча. Курившийся над пламенем легкий дымок возносился к длинной веренице стропил под голыми скатами крыши.
Меган увидела Энни. Она стояла перед открытым окном, молитвенно сложив руки. Серебристый свет луны падал на ее белокурые волосы и лицо, делая ее похожей на ангела.
Энни подняла головку и воздела глаза к небу.
— Святой Николай, ты сам знаешь, что я хотела бы иметь сестричку. Но сейчас для меня это не так уж важно — лишь бы с мамой все было хорошо. И если родится мальчик, я тоже буду рада. Любой мальчик, который появляется на свет в сочельник, есть благословение Божье. В самом деле, я буду счастлива. И я совсем не против, если это произойдет не в деревне, потому что тогда мы сможем провести это Рождество здесь. Я уверена, ты все знаешь, где нам предстоит быть. — Девочка громко вздохнула и продолжила: — И еще я хочу обратиться к тебе совсем с другой просьбой. Это касается лорда Уотертона и леди Меган. Святой Николай, люди должны быть вместе с теми, кого они любят. Ты так не считаешь? У каждого из нас в этом мире есть своя пара, родная душа. Я уверена, что лорд Уотертон нашел ее в леди Меган. Они должны быть вместе. Я знаю, что прошу исполнить сразу два желания. Но я постараюсь на следующее Рождество не просить ничего… Нет, я беру свои слова обратно. Я попрошу тебя принести радость всем детям на земле. И это будет моим желанием на весь год. Ты мне его засчитаешь?
Меган шла ободрить Энни, так как знала, что девочка беспокоится за свою мать и младенца, но получилось наоборот. Молитва Энни так глубоко тронула сердце, что все отчаяние каким-то чудесным образом вдруг улетучилось.
— Привет, — тихо сказала она, чтобы не напугать девочку.
Энни обернулась:
— Это вы, леди Меган.
— Да, моя милая, это я. — Меган нагнулась и поцеловала ее в щеку.
Девочка вопросительно взглянула на нее.
— Ты просто чудо. — Меган улыбнулась и погладила Энни по голове. — Не надо долго стоять у окошка. Здесь очень холодно. Ты можешь простудиться.
— Не буду, — сказала Энни. — А вообще я люблю молиться перед открытым окном. Тогда я чувствую себя ближе к небу. Сейчас я закончу, — добавила она.
Меган улыбнулась ей напоследок и направилась к выходу.
Энни снова повернулась к окну и продолжила свою молитву:
— Возможно, я перехожу все границы, но нельзя ли сделать так, чтобы младенец появился на свет поскорее?..
Обратный путь был куда легче, нежели наверх. Спустившись на один этаж, Меган услышала в конце лестницы чей-то топот. Может, кто-то принес известие о младенце? Она подобрала подол и поспешила дальше. Приблизясь к лестничной площадке между вторым и первым этажами, она посмотрела вниз и увидела Баррета.
Он остановился как вкопанный.
Она тоже.
В течение минуты она разглядывала непривычную картину. Баррет был без галстука и без жилета — в одной рубашке с расстегнутыми верхними пуговицами. Непричесанные волосы в беспорядке спадали вокруг лица, подбородок покрывала щетина, наверное, нескольких дней давности. Под глазами снова появились темные круги. Меган никогда не видела его таким измученным и… божественно красивым!
Баррет всматривался в ее лицо взглядом затравленного животного. Их разделяли двадцать ступенек, но не расстояние ощущала она, а барьер неловкости. «Ну не молчи. Скажи хоть что-нибудь». Она ждала под неистовый стук своего сердца, чувствуя, как к ней возвращается прежняя неуверенность. Почему он ничего не говорит, только смотрит? Что он хочет? Доставить ей еще больше горя?
Меган больше не могла выносить молчания.
— Зачем ты пришел сюда? — Голос ее прозвучал резче, чем она хотела. Слова звонко разнеслись по лестничной площадке.
— Я пришел увидеть тебя, Принцесса.
Когда она услышала проникновенный голос, прошептавший это ласковое имя, у нее встал ком в горле.
— Ты уже видел меня, — с трудом сказала она. — И что теперь? Ты пришел лгать мне дальше? — В глубине души она желала услышать в ответ, что он ее любит. Ей хотелось знать, страдал ли он так же, как она, после того как ее сердце разбилось вдребезги.
Баррет по-прежнему изучал ее лицо.
— Я надеялся… — начал он, но не стал продолжать и повернулся, чтобы уйти.
Какая она глупая! Он не любил ее! Мать была права, когда говорила, что ее никто никогда не полюбит. Меган чувствовала, как на глаза наворачиваются слезы.
И вдруг он остановился.
— Черт побери! — И помчался к ней, перепрыгивая через несколько ступенек. — Прости меня, Меган. Я сделаю все, чтобы мы с тобой помирились. Я люблю тебя. — Он привлек ее к себе.
От этих слов у нее запрыгало сердце, но, стараясь казаться равнодушной, она сказала невыразительно:
— Ты любишь? Разве можно верить тебе?
— Я знаю, что не заслуживаю твоего доверия. Но если ты позволишь, я надеюсь вновь его завоевать.
Вглядываясь в синий омут его глаз, она увидела свет любви.
— Может быть, и позволю, — неожиданно для себя сказала она.
Лицо Баррета приобрело суровое выражение.
— Нет, я не уйду отсюда, пока ты не согласишься поехать со мной, — сказал он. — Я не вернусь обратно в пустой дом. У меня нет ни сна, ни одной связной мысли в голове. Я совсем обезумел без тебя.
— Надеюсь, что это так, — сказала Меган. — Но в действительности ты не заслуживаешь снисхождения. Ты и сам это знаешь. Ты ужасно меня обидел. — Она взглянула на него из-под опущенных ресниц, испытывая наслаждение от тепла его рук.
— Да, я мерзавец, я знаю. — Баррет взял ее лицо в ладони. — Но прошу тебя, скажи, что ты меня прощаешь. — Он провел большим пальцем по очертаниям ее губ.
— Я полагаю, что смогу простить, так как все еще люблю тебя. Но это потребует от тебя некоторых действий. — Она обвила его руками за шею и проказливо улыбнулась.
— Дорогая, ненаглядная моя Принцесса, я в твоем распоряжении, целиком и безоговорочно. — Баррет наклонился и поцеловал ее.
Меган запустила руки в его спутанные волосы, чувствуя под пальцами упругие завитки. Когда он стал ее ласкать, тело налилось теплом и желанием.
Через секунду он со стоном отодвинулся назад. Где-то в глубине его горла зародился стон.
— Если мы сейчас не уедем домой, я возьму тебя прямо здесь. — Он подхватил ее на руки.
Она улыбнулась и, обняв его за шею, провела губами вдоль его шершавого подбородка.
— Пока еще нам нельзя уезжать. Холли рожает.
— То-то я слышал, как она бранится, когда я вошел. Я думал, мне показалось.
В это время снаружи раздался хлопок выстрела и вслед за тем громкий невнятный крик. Они с Барретом переглянулись.
— Что это? — нахмурилась Меган.
— Если я не ошибаюсь, — сказал Баррет, — это Джон объявляет всем, что ребенок родился.
Сзади послышался топот, и мимо них пролетела Энни с сияющей улыбкой.
— Это девочка! Это девочка! Я слышала, как папа крикнул! Теперь у меня есть сестричка!
— О, Баррет, мы должны остаться. Я хочу посмотреть малышку. — Меган наблюдала, как Энни сбегает вниз и волосы подпрыгивают у нее на спине.
— Мы останемся, но только на несколько минут, не больше.
— Спасибо. — Она поцеловала Баррета в суровую складку меж бровей и решила пока не рассказывать ему об их ребенке.


В рождественское утро Баррет вошел в гостиную и застал Меган у окна. Она смотрела на улицу, прижавшись носом к стеклу и прислушиваясь к симфонии колоколов. Церковный звон слышался по всему городу.
О Боже! До чего же она была прекрасна! И целиком принадлежала ему. Кудри ее были убраны только со лба и, удерживаемые на темени гребнем, украшенным жемчужинами, темным потоком стекали по плечам и спине. Платье из шотландки в яркую красно-зеленую клетку красиво облегало полную грудь и подчеркивало достоинства фигуры. Баррета так и тянуло прикоснуться к ней. Ему казалось, что он может трогать ее до бесконечности, но все равно ему будет недостаточно.
— Доброе утро, — сказал он и ткнулся носом ей в шею.
— Это замечательное утро. — Меган отклонила голову, чтобы ему было удобнее целовать ей шею.
— Почему ты не разбудила меня?
— Я не посмела, — сказала она. — Ты так чудесно посапывал, и я решила, что тебе нужно выспаться.
Баррет повернул ее к себе лицом.
— Разве выспишься при таком адском шуме и всем этом содоме?
— Это не содом. Это Рождество. — Она дотронулась до его голой груди, проглядывающей над вырезом халата.
— Пусть будет так. — Баррет положил руки поверх ее рук. Ему доставляло удовольствие прикосновение к телу ее нежных пальцев. Он поцеловал ее в ладони. — Ну, раз это Рождество, то у меня для тебя есть подарок. — Он вынул из кармана конверт и протянул ей.
Меган нетерпеливо распечатала его и вынула их брачное свидетельство.
— Что это? — Она хмуро взглянула на стоящую на нем большую печать. — И ты таким образом просишь меня выйти за тебя замуж?
— В действительности мы уже состоим в браке.
— Что?! — Она выронила бумагу.
Баррет подхватил ее и сказал:
— Джеймс сообщил мне об этом вчера вечером.
Меган потеряла дар речи.
— Он еще об этом пожалеет. — Баррет хитро усмехнулся. Затем наклонился и поцеловал ее в изящную линию рта. — А я отложил до сегодняшнего утра, потому что хотел сделать тебе сюрприз вместе вот с этим. — Он вынул из кармана перстень и надел ей на палец, рядом с маленьким обручальным колечком, которое подарил ей в день венчания.
Она вытянула руку и посмотрела на золотое кольцо с гравировкой, представляющей в миниатюре Солнечную систему. На месте планет — каждая, как положено, находилась на своей орбите — были вправлены бриллианты.
— О, Баррет, мне так нравится! — Меган обхватила его за шею и поцеловала.
— Нравится? — Он ласкал ее до тех пор, пока не почувствовал, как бешено забилось его сердце, а она ощутила стремительно нахлынувшее тепло. Хотя этой ночью они трижды предавались любовным утехам, он опять испытывал мучительную жажду. — Но настолько ли тебе нравится, чтобы вернуться со мной в постель?
— Позже, — прошептала Меган. — У меня тоже есть для тебя небольшой сюрприз. Это мой рождественский подарок.
— Единственный подарок, который я хочу, — это ты.
— Но я должна сделать тебе подарок, Баррет.
Заинтригованный, он спросил:
— Что это?
Меган ззяла его руку и положила себе на живот.
— Ты будешь отцом, — сказала она после минутного колебания и взглянула на него с тревогой в глазах.
Он скрыл свое волнение за суровой миной.
— И ты говоришь мне об этом только сейчас?
— Да. Потому что, когда я обнаружила это, мы не разговаривали.
— Понятно, — сказал Баррет.
— Но я бы все равно сказала. — Привстав цыпочки, Меган обняла его за шею и чмокнула в губы. — Ты ведь не сердишься?
— Не знаю. Возможно, мне придется провести целый день в постели, прежде чем я решу. — Баррет подхватил ее на руки. — И начнем прямо сейчас.
— Но мы не можем.
— Почему?
Появившийся Ривз деликатно кашлянул.
— Прошу прощения.
— Да? — Баррет недовольно поморщился.
— Лорд Кенсингтон ждет в большой гостиной.
— А вот и причина. — Меган улыбнулась и поцеловала Баррета.
— Что здесь делает мой отец?
— Я пригласила его сегодня рано утром.
— Ясно.
— Отпусти меня, пожалуйста, — потребовала Меган. Но так как голос ее был полон ласковых ноток, это прозвучало почти как мольба.
Баррет неохотно поставил ее на ноги, и Меган потащила его в гостиную.
Отец сидел на софе. Рядом с ним возвышалась гора свертков. Надоеда, расположившийся у него в ногах, обнюхивал его ботинки. На шее у пса был завязан красный бант, резко выделяющийся на черной коже ошейника. Коутс, перегнувшись через стремянку, зажигал свечи на рождественском дереве. Незажженными оставались только три свечи. Видя, как он старается держать равновесие, Баррет испытал острое беспокойство.
Герцог Кенсингтон встал и взглянул на вошедших.
— Счастливого Рождества! — Он обнял Меган и чмокнул ее в щеку. Затем повернулся к Баррету, всматриваясь в его лицо, словно желая сделать то же самое, но не решаясь.
Никогда Баррет не видел на лице отца столь явного волнения и был этим глубоко тронут. Он раскрыл ему объятия и сказал:
— Счастливого Рождества, отец.
— Да разве может быть иначе? — Герцог Кенсингтон улыбнулся и обнял сына.
Баррет почувствовал, как его держат отцовские руки. Он не мог припомнить, чтобы хоть раз в жизни обнимал своего отца. Сейчас до него дошло, как много он упустил.
— Ой! — вздохнула у них за спиной Меган.
Ривз стоял в дверях, улыбаясь, как это мог делать только гордый отец. Линг с Тессой вошли рука об руку и уставились на дерево. Тесса запела: «Господь, благослови счастливых джентльменов». Герцог Кенсингтон похлопал Ривза по спине и подхватил песню своим густым баритоном.
Баррет подошел к Меган и обнял ее за талию. Они обменялись взглядами. Он заглянул в ее широко раскрытые фиалковые глаза, светящиеся волнением и любовью, и почувствовал, как его переполняет счастье, настоящее счастье. И любовь. И он запел громче всех.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Мой порочный маркиз - Холл Констанс



Замечательная книга ! Читается на одном дыхании ! Читайте !Не пожалеете !
Мой порочный маркиз - Холл КонстансМарина
3.10.2011, 10.01





В целом роман понравился. Но ужасно раздражает, что главная героиня любит подслушивать. На мой взгляд просто отвратительная черта характера!
Мой порочный маркиз - Холл КонстансЖанна
20.02.2012, 9.39





Сюжет неплохю но как-то комковат. Ггероиня и вовсе странная дама - обсуждает со всеми ''супружеский долг'' и сама не поймет чего хочет...
Мой порочный маркиз - Холл КонстансЛЕНА
27.07.2013, 8.20





Неплохо, правда героиня удивила, провинциалка, отшельница, а в Лондоне - то подслушивает, то выслеживает. И я подозревала, кто был главой организации. Перед чтением этой книги, советую прочитать "Мой смелый граф".
Мой порочный маркиз - Холл КонстансТаня Д
3.05.2014, 22.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100