Читать онлайн Мой дорогой герцог, автора - Холл Констанс, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой дорогой герцог - Холл Констанс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.45 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой дорогой герцог - Холл Констанс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой дорогой герцог - Холл Констанс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холл Констанс

Мой дорогой герцог

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Огромная лошадь пронеслась сквозь ряды вязов. Замерев на месте, бледная от страха, Келси прижала к себе корзину.
Осознав, что все еще жива, девушка перевела дух и прислонилась к толстому вязу. Колени все еще дрожали, а сердце колотилось так, что казалось, вот-вот выскочит из груди. Всего четыре шага отделяли ее от смертельной опасности. Всадник, видимо, увидел ее в последний момент и успел свернуть. Келси смотрела ему вслед, когда он крикнул через плечо:
– Снова нарушаете проклятые правила, мисс Уолларил! Это был лорд Салфорд. Собравшись с силами, Келси крикнула в ответ:
– Не знала, что есть правило, запрещающее прогулки! Салфорд продолжал скакать по лужайке, его огромный жеребец копытами выбивал из земли пучки зеленой травы. Келси не могла отвести от него глаз. На нем был тот же плащ, что и прошлой ночью. Он развевался на ветру, сливаясь с черной шкурой скакуна. И вскоре они исчезли за холмом.
Что, если он вернется? Но он не вернулся. И только сейчас, немного придя в себя, она поняла, что все еще прижимает корзину к груди. Она поставила ее на землю и вздохнула, то ли от облегчения, то ли от разочарования. С одной стороны, она испытывала невероятное любопытство и желание взглянуть на его лицо, с другой стороны – предпочитала держаться подальше от этого соблазнителя, безликого фантома из ее снов. Он вызвал в ней чувства, о которых она прежде понятия не имела, а теперь мечтала, чтобы прошлая ночь повторилась вновь.
Жаждала его прикосновений, не желая в этом признаваться даже самой себе.
Она вздохнула, вытерла вспотевшие ладони о подол, подняла корзину. Она должна забыть случившееся прошлой ночью. Должна его ненавидеть.
«Лгунья! Он съест тебя заживо, и ты ему это позволишь! »
«Уходи прочь! »
– Ты в порядке, Келл?
Вздрогнув, она повернулась и увидела, что Гриффин бежит к ней.
– Я ждал тебя у ворот, услышал, что ты кричишь на кого-то, и помчался сюда.
– Со мной все хорошо. Лорд Салфорд на своем жеребце едва не задавил меня, но успел свернуть в сторону. Отлично управляется с конем.
– И этот чертов негодяй даже не остановился посмотреть, все ли с тобой в порядке? – Гриффин в ярости сжал кулаки. – В какую сторону он поскакал? Я из него дух вышибу! Клянусь! Кто-то должен научить его хорошим манерам.
Скорее Гриффин получил бы урок, подумала Келси, вспомнив, какие могучие у Солфорда плечи.
– Нет-нет, я сама виновата. Я снова нарушила правила, понимаешь? Кажется, мне положено бывать в саду между восемью и десятью часами.
– Уверена, что все нормально? Ты немного раскраснелась…
– Я в порядке. – Келси протянула ему корзину. – Возьми. Женщины, работающие на кухне, передали. Я бы сама принесла, но мне пора возвращаться. Хочу закончить свою работу и уехать отсюда.
– Понимаю, о чем ты. Мне не нравится, что ты здесь. Когда ты вчера вернулась, все было нормально? Он тебя не тронул?
– Нет-нет. – Келси с трудом сдержалась, чтобы не отвести глаза. Иначе Гриффин ей не поверил бы. Уоткинс сказал, что она еще не научилась врать. Вот она и учится. Она устремила взгляд на длинные густые ресницы Гриффина и очень спокойно сказала: – Он довез меня и вел себя как джентльмен, я просто была удивлена.
– И в самом деле странно. – Гриффин, нахмурившись, посмотрел на нее. – Он не ругал тебя за то, что ты убежала? Ведь он выскочил из постели и помчался на поиски.
– Да, отругал. До сих пор уши горят.
– Он не был с тобой груб?
– О нет. Только ясно дал понять, что я не должна нарушать правила.
Гриффин задумался, затем сказал:
– А есть правило, запрещающее тебе встретиться со мной завтра? Например, у дуба на речке. Скажем, после ужина, в семь.
– Мне надо работать.
– Ты не можешь все время работать, а я хочу знать, как там идут дела. – Он кивнул в сторону замка. – Просто не верится, что твой отец отпустил тебя сюда одну. Все эти правила, равно как и то, что тебе запрещено принимать посетителей, наводят на мысль, будто Салфорд что-то задумал.
Она подбоченилась, как делала всегда, когда сердилась на него:
– Слушай, Гриффин Мак-Грегор, ты хорошо знаешь, что мне не нужен присмотр. Отец мне доверяет, чего не скажешь о моем лучшем друге. – Она шагнула к нему.
Он отступил.
– Я не имел в виду ничего плохого, Келл, и ты знаешь. А не доверяю я лорду Салфорду.
– Я могу сама о себе позаботиться. Кому, как не тебе, это знать, Гриффин Мак-Грегор.
– Я… – Он не договорил, поскользнувшись на прогнившем корне дерева, и упал. Келси не успела поддержать его, и он приземлился, держа корзину над головой, чтобы не вывалилось содержимое.
– Ты в порядке? – спросила она, склонившись над ним, взяла у него корзину и помогла ему подняться на ноги.
– Никогда не чувствовал себя лучше, – ответил он, потирая ушибленный зад.
– Пусть это послужит тебе уроком, – строго сказала она, но в голосе ее звучали нотки тревоги. – В следующий раз смотри под ноги. – И она протянула ему корзинку. – Ну, мне пора, встретимся завтра вечером у тебя дома. Я зайду после того, как навещу папу. И ни слова про лорда Салфорда!
– Ни слова. – Гриффин замотал головой, и челка упала ему на лоб. Он выглядел совсем мальчишкой.
– Тогда до завтра. – Келси ушла, довольная собой. Гриффин не догадывается, что произошло ночью. Она обернулась и увидела, что Гриффин смотрит на нее с любопытством.
Он махнул ей рукой, повернулся и пошел по дорожке. А может, он все-таки что-то заподозрил? Не догадался ли он, что она ему соврала? Надо надеяться, что нет.
По пути в бальную залу Келси остановилась, когда взгляд ее упал на пол. Мелкие кусочки порванной материи сложились в тонкую линию, ведущую к двери ее спальни.
Она наклонилась, подобрала одну нитку, скрутила в пальцах и почувствовала мягкость материала. Это была ночная сорочка, которую ей дала Мэри. Она пошла по линии из распущенной материи, боясь даже подумать о том, что ждет ее за дверью. Ее руки дрожали, когда она входила в комнату. Она задержалась на пороге, взглянула на кровать и открыла рот от удивления.
Оправившись от шока, она подбежала к кровати и запустила руки в кучу валяющихся на ней порванных вещей. Ее одежда. Ее вещи. Все порвано, даже нижнее белье.
– Что за грубый, злобный, мелочный человек… О-о… Как он мог? – Слезы застилали ей глаза. Она повернулась и стрелой вылетела из комнаты.
Она не воспользовалась задней дверью на кухню, а пошла через парадный холл, через портретную галерею, через коридоры. Остановилась в темном, мрачном холле, положив руки на бедра, грудь ее вздымалась. Мэри и еще одна девушка, стоя на коленях, натирали пол. Обе подняли на нее глаза.
– Где лорд Салфорд? – Голос Келси разнесся эхом в мрачной тишине коридоров.
– Я… я не знаю, мисс. – Мэри бросила щетку в ведро и села на корточки, вытирая руки о фартук. – А в чем дело?
– В чем дело? – Келси била дрожь, но она старалась держать себя в руках.
Вторая девушка, пухлая и розовощекая, смотрела на Келси, как на помешанную.
Уоткинс вошел в холл с тряпкой для полировки мебели в руке. Он посмотрел на мертвенно-бледное лицо Келси и спокойно спросил:
– Что случилось, мисс Келси?
– Где лорд Салфорд? Отведите меня к нему, сейчас же!
– Он завтракает в столовой, мисс Келси. Что-то не так?
– Мне нужно поговорить с ним. Придется его побеспокоить. Пожалуйста, отведите меня к нему.
– Он не любит, когда его беспокоят. Вы же знаете правила.
– Если он боится, что я увижу его лицо, я войду спиной к нему. Но поговорю с ним! Сейчас же!
Уоткинс поколебался минуту, сунул тряпку в карман, взял свечу и сказал:
– Следуйте за мной.
В полном молчании они прошли по широкому коридору, который вел в библиотеку. Вместо того чтобы остановиться у двери в библиотеку, Уоткинс подошел к следующей двери. Из-за нее доносились громкие раздраженные голоса.
– Ты сделаешь, как я скажу, или я отошлю тебя обратно.
– Куда отошлешь? Меня никто не примет.
Келси подумала, что это голос его любовницы, и решила поумерить свой пыл. Уоткинс уже хотел постучать, но Келси схватила его за руку и прошептала:
– Не беспокойте его.
– Вы уверены? – прошептал в ответ Уоткинс.
– Да. Вы сможете передать лорду Салфорду послание?
– Конечно, – кивнул Уоткинс.
– Вот! – Келси вложила в руку Уоткинса клочья ткани. – У меня на кровати их лежит целая гора, кто-то изорвал мою одежду.
– Вашу одежду? – Уоткинс пришел в замешательство.
– Да, мою одежду. Я ничего не сказала лорду Салфорду про изорванные эскизы, но одежда – это уже слишком. Я шла по дороге, он чуть не сбил меня, когда ехал верхом. Я знаю, что не должна была быть в саду, но если он хотел меня проучить, мог сделать это, как нормальный человек. Не обязательно рвать на куски мою одежду. Только психически больной мог сотворить такое.
– Да, это ужасно, но вы уверены, что это сделал его светлость?
– Уверена. И очень сомневаюсь в том, что он нормальный.
– Могу поручиться, что он вполне нормальный, мисс Келси, – заявил Уоткинс.
– А я – нет. И именно поэтому, да и по другим причинам, о которых я сейчас умолчу, я намерена установить свое правило. Так и передайте ему. Поскольку он ограничил мое пространство бальной залой и спальней, я теперь буду запирать все двери. И он не сможет входить туда, когда ему заблагорассудится. И вот еще что. Цена фрески выросла до пятисот фунтов. И если он захочет снова проявить свой темперамент и уничтожить что-нибудь из моих вещей, цена будет продолжать расти. Тогда, возможно, он будет себя контролировать. И если он пожелает обсудить новые правила как взрослый умный человек, я буду в бальной зале. Пусть заранее уведомит меня о своем посещении. Спасибо, Уоткинс. – Келси похлопала Уоткинса по руке в знак того, что на него она не в обиде, повернулась и пошла по коридору.
Уоткинс покачал головой, глядя ей вслед. Его хозяин уже перешел на крик. Уоткинс взглянул на дверь столовой, и на лице его появилась улыбка.
Несколько часов спустя Эдвард сидел за столом, просматривая почту, но никак не мог сосредоточиться. Его мысли постоянно возвращались к Келси.
В дверь постучали.
– Войдите! – Эдвард догадался, что это Уоткинс, и продолжил читать письмо.
Дверь захлопнулась, и Уоткинс кашлянул.
– Да, Уоткинс?
– Я узнал, откуда был шум, ваша светлость. Эдвард положил письмо на стол, вытянулся в кресле и посмотрел на Уоткинса:
– Ну и где виновник?
Уоткинс замешкался, его губы сжались.
– Работает, ваша светлость.
– Я, кажется, приказал тебе привести его ко мне, чтобы уволить.
– Да, ваша светлость. – Уоткинс вынул из кармана тряпку и стал протирать стол.
– Если ты не прекратишь пылить, Уоткинс, и не скажешь мне всю правду, я задушу тебя собственными руками.
Уоткинс нисколько не испугался, подошел к бару и, протирая хрустальные графины, проговорил:
– Ну что же, ваша светлость, вы заставили меня сказать правду. Полагаю, виновница шума мисс Уолларил, только вряд ли вы ее уволите.
– Так это была маленькая чертовка? – нахмурился Эдвард.
– Да, ваша светлость.
– Она объяснила свой поступок?
– Особенно распространяться не стала, ваша светлость.
– Значит, соврала. – Легкая улыбка тронула уголки рта Эдварда.
– Она вообще все отрицала.
– Но ты все же догадался, что она врет?
– Она просто не умеет врать, ваша светлость.
– По-моему, умеет. И очень неплохо.
– Да, ваша светлость, но… – Уоткинс протер графин, осторожно вернул его на место и продолжил: – Но я все же не назвал бы ее лгуньей. Она врет, лишь когда хочет кого-то защитить.
– Кого же она защищала?
– Только прислугу, ваша светлость. Уронили поднос с едой, она взяла вину на себя. Возникли какие-то проблемы на кухне – сделала то же самое.
– О! – облегченно выдохнул Эдвард.
– Но кое-что совершенно необходимо обсудить с мисс Уолларил.
– Говори, – сказал Эдвард, гадая, что бы это могло быть. Он снова и снова прокалывал стопку бумаг ножом для вскрывания писем, с нетерпением ожидая ответа Уоткинса.
– Она просила передать вам, что установила свое собственное правило, ваша светлость.
– Неужели? – спросил Эдвард, заинтригованный и взволнованный одновременно. Он бросил нож и стал барабанить пальцами по краю стола, – Я даже боюсь спросить, что это за правило.
– Она сказала, что отныне вам не дозволено появляться без предупреждения в ее комнате или в бальной зале. Она будет запирать все двери в той части замка.
Эдвард помрачнел. Он догадался, почему она установила такое правило. Наверное, видела его лицо, когда он утром едва не наехал на нее. После прошлой ночи ей, наверное, неприятна сама мысль о том, что он дотрагивался до нее. Он стукнул кулаком по столу.
– Да кто она такая, чтобы устанавливать правила в моем собственном доме?!
Уоткинс подхватил листки, которые слетели со стола.
– Она просила также передать, что цена на фреску выросла до пятисот фунтов.
– Слишком дерзко! – Эдвард снова стукнул по столу. Уоткинс поймал бумаги, прежде чем они слетели со стола.
– И еще сказала, что цена будет расти и дальше, если вы нарушите ее правило.
– Что ты, черт побери, говоришь! – Эдвард встал, отшвырнув кресло так, что оно упало. – Передай ей, пусть немедленно придет в библиотеку!
– Да, ваша светлость. – Уоткинс поспешно вышел из комнаты, перебирая в кармане обрывки ткани, которые дала ему Келси. Самодовольная улыбка светилась на его лице.
– Если он хочет видеть меня, ему придется прийти сюда. Я работаю. – Келси с размаху опустила молоток на долото. От стены отвалился и упал на пол большой кусок старой штукатурки. Она подняла его, перевернула и положила на покрытый тканью пол, чуть не задев Уоткинса.
Он отступил назад и посмотрел на леса.
– Думаю, вам надо пойти к нему. Он очень расстроен новым правилом и возросшей ценой на фрески.
– Сожалею об этом. – Келси еще сильнее стукнула по долоту. Осколки штукатурки полетели во все стороны. Уоткипс едва успел увернуться.
– Пожалуйста, мисс Келси, пойдите к нему.
– Как-нибудь в другой раз. Если он хочет увидеть меня, пусть придет сюда. – Келси взялась за угол штукатурки и оторвала большой кусок от металлической планки на стене. Она отпустила его, и он упал с лесов прямо на пол.
– Может, все-таки согласитесь, мисс Келси?
– Нет, я же сказала, что очень занята. Я должна отодрать эту старую штукатурку, чтобы наложить новую. Если он боится, что я буду пялиться на его лицо, скажите, что у меня вообще нет никакого желания смотреть на него.
Уоткинс передал все слово в слово Эдварду, который мерил шагами библиотеку. Услышав, что сказал Уоткинс, он пулей вылетел из комнаты и ворвался в бальную залу.
Он обнаружил Келси на лесах. Она стояла спиной к нему. Старый шарф был обернут вокруг ее головы, рваные концы торчали над ее толстой косой. Поношенный фартук и штаны скрывали точеные изгибы такой знакомой фигуры.
Его тело немедленно отреагировало на воспоминания. Эдвард переступил с ноги на ногу, чтобы ослабить напряжение в паху. Затем посмотрел на ее руки в перчатках. Она изо всех сил молотила по куску штукатурки. Эдвард подошел. Она, должно быть, услышала шаги, так как перестала стучать.
– Прошу вас, не поворачивайтесь, мисс Уолларил.
– А я и не собираюсь. Не имею никакого желания. Бах! Она снова стукнула долотом по стене. Штукатурка отвалилась.
Многие женщины не выносили его вида, но ни одна не выражала свою неприязнь так открыто. Эдвард сжал кулаки. Он уже был готов выразить свое негодование, но отвалившийся кусок штукатурки упал рядом с ним. Осколки попали на его ботинки. Эдвард с трудом подавил желание забраться на леса и задать этой чертовке урок, который она не скоро забудет.
– Может, поговорим позднее? Сейчас здесь опасно.
– Мы поговорим прямо сейчас, пока я еще жив. В моем доме вы не будете устанавливать свои правила, вам ясно, мисс Уолларил? Только я устанавливаю правила, которыми вы пренебрегаете на каждом шагу!
– Вы, кажется, забыли, что жизнь нельзя регламентировать вашими правилами. – Она снова стукнула по долоту. – Я, разумеется, постараюсь, но лишь в том случае, если вы тоже будете учтивы. Я предлагаю вам всего одно правило, а вы навязали мне такое количество, что я со счета сбилась. И все для того, чтобы контролировать каждый мой шаг.
– Это мой дом, и я не следую никаким правилам, – процедил Эдвард сквозь зубы, почувствовав, как вздулись вены на шее.
– Вы ошибаетесь. Вы сами стали заложником собственных правил. Они и вас контролируют. Не думаю, что еще одно правило ухудшит положение. Все, о чем я прошу, это не вторгаться на мое пространство и избавить меня от ваших вспышек гнева.
– Вспышек гнева! – Он перешел на крик. Эдвард никогда не повышал голоса и очень гордился своей железной выдержкой. А эта чертовка вывела его из состояния равновесия.
– Да, вспышек. Вы, кажется, на пороге еще одной, – сказала она непринужденно, положив долото и молоток и взяв большой кусок штукатурки. – Но это даже лучше. Я заткну уши, и можете кричать сколько хотите! Мне надоели ваши выходки.
– О каких выходках вы говорите? – Эдвард стоял, скрестив руки на груди и глядя на ее спину.
– Надеюсь, вы не забыли, что сделали прошлой ночью? Но эскизы я могу заново нарисовать. Я понимаю, вы наказали меня за то, что побеспокоила вас и вашу возлюбленную. Но то, что вы позволили себе нынче утром, непростительно. Если вы хотели…
– Кстати, что я натворил прошлой ночью? – перебил он ее.
– Вы должны помнить. Или ваши вспышки лишают вас памяти?
– С памятью у меня все в порядке, мисс Уолларил. Я помню, как трогал вашу грудь, как она ложилась мне в ладонь, вкус вашего поцелуя и нежный стон, который вылетел изо рта, когда я дотронулся до вас. – Он с удовольствием отметил, как она напряглась.
– Значит, вы еще не старик, всего-то пара приступов беспамятства. – Она вновь взяла молоток и застучала по стене, но руки ее дрожали, что не ускользнуло от Эдварда.
Он улыбнулся:
– Это у вас вчера был приступ, мадам.
– Вы имеете в виду пощечину? Но вы заслужили ее.
– Заслужил, – сказал он, пряча улыбку. Гнев его поутих.
– Что же, я рада, что вы способны признавать свои ошибки, – сказала она, снова повернувшись к стене.
– Я-то способен. А вы?
– Безусловно. Я могла бы рассказать вам о них, но не думаю, что вам это интересно.
– Вы будете удивлены, но очень интересно. – Он смотрел на ее симпатичный маленький зад. Боже, как же он ее хотел!
– Вряд ли я буду удивлена, – с укором произнесла она.
– Я знаю, что вы обо мне думаете, мисс Уолларил, вы мне об этом уже говорили. – Перемирие закончилось. Он хмуро посмотрел ей в спину и сказал: – Мы отвлеклись от темы. Что конкретно я сделал прошлой ночью во время, как вы изволили выразиться, приступа?
– Если не помните, скажу. Вы разорвали мои эскизы и разлили чернила на столе.
Эдвард промолчал, лишь вскинул брови.
– А сегодняшнее утро вы тоже забыли?
– Боюсь, что да.
Она по-цокала языком, затем ударила молотком по долоту.
– Вам действительно нужно обратиться к врачу. У вас провалы в памяти. Так вот, сегодня вы порезали мою одежду на мелкие кусочки. А потом выложили из них дорожку к моей двери. Войдя в комнату, я увидела на кровати огромную гору обрывков.
– На кровати? – Взгляд его помрачнел.
– Да. Я очень рассердилась на вас, потому что не знала о вашем состоянии. А теперь прощаю. Но мое правило остается в силе. И вы должны меня понять. Я буду держать двери закрытыми, на случай если у вас снова начнется приступ и вы вместо одежды порежете меня. За фреску будете мне доплачивать не пятьсот, а пятьдесят, а на оставшиеся деньги можно купить мне новую одежду.
– Очень справедливо с вашей стороны, – сказал он отсутствующим голосом, затем развернулся и пошел к выходу, из-за плеча сообщив ей: – Уоткинс проследит за тем, чтобы вам купили новую одежду. А мне пора. У меня много дел. И вот еще что. Оставьте в покое эту чертову стену, пока не поранились. Я найму кого-нибудь, чтобы отбить штукатурку. Позже поговорим о вашем правиле. До свидания, мисс Уолларил.
Келси повернулась и мельком увидела его профиль, прежде чем он исчез за дверью. Это было красивое лицо с того портрета, по крайней мере так ей показалось. Только волосы длиннее и сзади стянуты в хвост. Она смотрела на пустой дверной проем, гадая, был ли он вообще изуродован. Может быть, несчастный случай повлиял на его разум, и поэтому он живет отшельником. Она уже готова была простить ему все, кроме желания соблазнить ее прошлой ночью, о чем, кстати, он не забыл. Она вздохнула, тряхнула головой и принялась за работу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой дорогой герцог - Холл Констанс



боже, даже дочитать не смогла. одни уроды в книге. хоть бы КТО-ТО нормальный был. это переводчик постарался? то дерутся, то целуются. крестьяне с аристократами на "ты". набор случайного бреда, а не книга.
Мой дорогой герцог - Холл Констансаня
13.12.2011, 11.02





ужасеая книга, как в супе всё намешано, но не проварено. не советую!
Мой дорогой герцог - Холл Констанссвета
11.10.2012, 0.19





Ну, должна сказать, что все не так плохо, как пишут предыдущие комментаторы. Конечно, все намешано, но мне было приятно читать, в общем романчик для легкого чтения.
Мой дорогой герцог - Холл КонстансКрасотка
2.04.2013, 18.40





Сам сюжет не плохой. но слишком автор зацикливает внимание на образе Гг.в общем пятерочку поставлю заслуженную.
Мой дорогой герцог - Холл КонстансDiamond
7.12.2013, 15.56





Приятный роман.
Мой дорогой герцог - Холл КонстансТаня Д
4.05.2014, 22.39





А мне понравилось. Интересный роман, легкий. Читала с удовольствием.
Мой дорогой герцог - Холл КонстансЕлена
4.02.2015, 1.21





Отличный роман !
Мой дорогой герцог - Холл КонстансНАТАЛИЯ
16.05.2015, 2.58





Не все так жахливо. Враховуючи ті роки і те століття, книга написана досить добре. зЗвісно, багато сторінок нудно читати,але загалом книга чудова.
Мой дорогой герцог - Холл КонстансНаталя
22.05.2015, 12.27





Автору не мешало бы посетить библиотеку и почитать историю - не общались так люди в 19 веке, даже на плохой перевод списать столько ляпов невозможно. Завязка тоже сильно надумана, роман затянут, еле дочитала: 4/10.
Мой дорогой герцог - Холл КонстансЯзвочка
24.05.2015, 2.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100