Читать онлайн Нет тебя прекрасней, автора - Холквист Диана, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нет тебя прекрасней - Холквист Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холквист Диана

Нет тебя прекрасней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Через пять дней от сонной тишины театра не осталось и следа. Кулисы и костюмерные гудели, люди сновали туда-сюда, охваченные лихорадочной деятельность – до премьеры всего четыре недели. Широко известная модистка – невероятная и неподражаемая Лола Барракуда явилась в театр лично, чтобы обсудить детали костюмов, за которые отвечала ее мастерская. Огромных размеров чернокожая женщина с малопонятным ямайским акцентом, она горой возвышалась между своими помощницами: двумя бледными худющими блондинками. Жасмин сидела перед ними, один за другим демонстрируя эскизы тридцати трех шляпок, которые она придумала для Джульетты. И это пока головные уборы только для Джульетты!
Женщины склонились над рисунками. Лола слушала внимательно, ее темные глазки блестели, и время от времени она издавала одобрительное ворчание. Жасмин было трудновато сосредоточиться, потому что она все время помнила о Толстяке Ларри, который преследовал ее неотступно и на данный момент обосновался в кафе напротив театра. Присутствие репортера беспокоило ее, но эти волнения не шли ни в какое сравнение с той тревогой, которая снедала девушку из-за Джоша. Дело в том, что Джош пропал. Он не давал о себе знать с того дня, как они расстались в библиотеке.
Просто исчез.
И оказалось, что она ужасно без него скучает. До слез хотелось увидеть его улыбку, погладить его собак, поболтать с ним… заняться с ним любовью.
Но потом у Жасмин появилась надежда на встречу. Ведь сегодня начинаются репетиции. Акт первый, сцена первая, десять ноль-ноль. Джош обязан явиться на репетицию… если он вообще не передумал участвовать в спектакле.
Жасмин понимала, что у Джоша имеются все основания передумать и свернуть проект. С того дня как Саманта продала газетам информацию о личности актера, который собирается играть Ромео, журналы и многочисленные телепрограммы о шоу-бизнесе буквально захлебывались от комментариев. У театра торчали поклонники, периодически наезжали съемочные группы с телевидения.
Ну и Толстяк Ларри тоже был тут как тут.
Он нагнал Жасмин на улице и предложил ей четверть миллиона долларов, если она даст материал о том, что у Джоша «опять проблемы с наркотиками». Она обвинила его в растиражированной многими изданиями грязной лжи, будто она сама торгует дурью. Ларри нимало не смутился, посмеялся и охотно признал, что эта история – продукт именно его творчества. Он все время пытался всучить ей контракт, повторяя, что этот скандал сделает ее звездой. Жасмин с негодованием отказалась даже в руки взять мерзкие бумажки, тогда он подсунул их под дверь квартиры Дженн.
Увидев утром, контракт на полу у двери, Жасмин вздрогнула: Ларри пролез в здание, вдруг он сможет проникнуть и в квартиру? Прежде чем разорвать и выбросить, она из любопытства просмотрела документ. От нее требовалось предоставить минимум три подтвержденных «факта» о сексуальных предпочтениях Джоша, три – о его пристрастии к наркотикам и три фотографии, на которых они должны быть вместе.
Жасмин наконец дошла до сорок третьей страницы альбома: здесь начинались эскизы головных уборов для Ромео. Первая модель была выполнена в форме капюшона – для тайной свадьбы с Джульеттой. Лола довольно заурчала и нацарапала в своем блокноте что-то совершенно загадочное.
Жасмин надеялась, что, когда в театре появится Джош, на нее наконец-то перестанут обращать внимание. Однако толпа снаружи росла, коллеги по цеху посматривали на нее кто настороженно, кто с любопытством, и она чувствовала, как напряжение все растет. Но больше всего ее удивило поведение сестер: Эми позвонила и предложила приехать и взять на себя общение с прессой, но Жасмин решительно отказалась, подозревая, что сестра жаждет получить свою порцию славы и денег. После чего сестра тоже пропала, и Жасмин перепугалась еще больше: это так не похоже на Эми без возражений принять отказ… Странно, что она просто не приехала первым же поездом и не сидит сейчас в кафе с Толстяком Ларри, поскольку эти два вруна просто созданы друг для друга. Вот расскажет Эми всём про свои предсказания и имя истинного возлюбленного, и Жасмин сочтут сумасшедшей. Неизвестно, правда, что лучше – прослыть безумной или наркодилером.
Сесилия, старшая сестра, тоже связалась с Жасмин и уговаривала ее приехать в Балтимор. Она предупредила о каких-то замыслах Эми, но признала, что намерений сестры не знает. Однако Жасмин никак не могла уехать: костюмы уже начали отшивать и ее присутствие было жизненно необходимо, тем более что Арти, сбежавший в Рим, так и не объявился.
Жасмин украдкой взглянула на часы. Репетиция начинается через двадцать минут. Придет Джош или нет? Ей бы спросить у кого-нибудь, но она боялась лишний раз обращаться к людям – многие начали ее сторониться после того, как Ларри опубликовал свою мерзкую ложь про торговлю наркотиками.
Единственный человек, который был готов поболтать с Жасмин по душам, – это Саманта. Она регулярно попадалась девушке в коридорах театра, и каждый раз мило здоровалась, приветливо улыбалась, но Жасмин проходила мимо, отделываясь неопределенным кивком. Ей нечего было сказать Саманте.
Пока Джош отсутствовал неизвестно где, Жасмин не теряла времени даром: она утверждалась в правильности принятого решения. Их с Джошем совместная жизнь – предприятие совершенно невозможное. И в подтверждение тому она ежедневно получала кучу писем от фанаток Джоша, и письма эти были полны ненависти и проклятий. Почту теперь приносили в мешках с логотипом почтового ведомства США. Сьюз каждый раз грозилась отправить всю кучу макулатуры прямиком в мусорный ящик, но Жасмин настаивала на том, чтобы просмотреть хотя бы часть. Она читала строки, в которых женщины обвиняли ее во всех смертных грехах и клеймили позором за то, что она отрывает Джоша от его любимой девушки и заманивает его в мир преступных страстей и наркотиков. Письма, где ей угрожали расправой, она откладывала в сторону, а потом передавала полиции. Сама она не слишком верила в эти угрозы, но таков был совет подруг, и полиция также настаивала на мерах предосторожности. Жасмин читала письма, обещавшие ей самые разные неприятности, от кары небесной до вполне земной пули, и думала: «Я не ошиблась, отказавшись от него. Боже, как я была права!»
И все же она по нему скучает! Его руки, его взгляд… Только Джош умеет смотреть, словно она единственная, самая желанная женщина на Земле…
– Так готово будет к концу дня, детка? – спросила Лола, с неодобрением поглядывая на отрешенно застывшую девушку.
Жасмин очнулась от своих мыслей и захлопала глазами.
– Простите, что?
– А я-то думала, газеты все выдумали про наркоту, – печально покачала головой черная мамми.
– Так и есть! Это ложь! Я не…
– Мне нужен вот этот размер шляпы. Видишь? Вот как надо померить твоего Ромео. И я хочу увидеть цифры сегодня, потому что ты желаешь, наверное, получить все восемь заказанных для него шляп к премьере?
– Я все сделаю.
– Ну и хорошо. – Лола наклонилась к девушке, и ее темные глаза оказались совсем близко. – Я видела гениев и прежде, – сказала Лола. – И я видела, как наркота разрушает гения. Это происходит быстро, ох как быстро… У тебя есть дар, детка. Да, я ведь сразу поняла, что Арти и рядом не стоял с этими эскизами. Они твои, детка, и они прекрасны. – Лола накрыла своей большой темной ладонью руку Жасмин и произнесла еще тише: – Завязывай с дурью и займись лучше своим мужиком, детка. Если кто и заслуживает самого сексуального мужчину на свете, то это ты – женщина, которая умеет придумывать такие шляпки.
Джош стоял у дверей своего дома в Санта-Монике – их с Клео общего дома. В руке он держал букет лилий и коробку лучшего шоколада. Он не брился несколько дней и не спал больше двадцати четырех часов. Джош раз за разом нажимал на звонок. В принципе в кармане у него имелись ключи, но он считал, что неправильно будет вторгаться в дом без разрешения. Он пытался поговорить с Клео по телефону, снова и снова набирая ее номер, но она не отвечала на звонки. И получалось, что для разговора ему нужно прилететь в Лос-Анджелес. Это не самый ближний путь, но он прилетел. И теперь стоит перед дверью, придавив пальцем кнопку звонка.
А может, ее просто нет дома? Эта мысль принесла сперва облегчение, а затем чувство стыда – Джош мысленно обозвал себя трусом. Он заглянул в окно холла. В прихожей, стоял подозрительно знакомый коричневый чемодан. Чемодан самый обычный, а потому вещь явно не может принадлежать Клео. На секунду ему показалось, что он видел этот чемодан раньше, но Джош отмахнулся от этой мысли, отпер наконец дверь своими ключами и вошел.
– Клео?
Голос отразился от стен. В воздухе отчетливо пахло корицей и гвоздикой. Вероятно, травяной чай? Мо заверила его, что Клео сейчас в Лос-Анджелесе. Он перезвонил агенту десять минут назад и получил подтверждение: Мо только сейчас разговаривала с актрисой и Клео дома. Мо приветствовала эту поездку. Джош понимал, что она все еще надеется: он оценит верность Клео и полюбит ее. Это решило бы разом множество проблем. Мо, наверное, сидит сейчас у телефона, скрестив пальцы.
Джош вздохнул и мысленно повторил заранее продуманную речь: «Ты должна была сказать мне о том, что происходит, Клео. Если бы я знал о твоих чувствах, я никогда не пошел бы на заключение договора о фальшивой связи. Потому что я тебя люблю… но это другая любовь. Не та, что нужна тебе, и я не могу даже объяснить, почему это так. Ведь ты очень красивая женщина и прекрасный человек. Но у нас с тобой ничего не сложится».
Он услышал голоса из небольшого кинозала, который имелся в дальней части дома. Музыка… ага, это саунд-трек. Наверное, Клео смотрит кино, может, отсматривает материал со съемок. Джош шел по знакомому дому, и его не покидало чувство пустоты и одиночества. Он бывал здесь, да. Но это здание фактически так и не стало для него домом. Да и никакое другое тоже. Он всегда в разъездах, съемки следуют за съемками, а этот дом так и остается пустым – декорация для отношений, которых не было.
Он вошел в полутемный кинозал. Клео сидела в первом ряду.
– Клео! – позвал Джош, но женщина не обернулась. Она сидела неподвижно, и даже в полумраке, в неверном свете экрана было видно, как блестят ее роскошные волосы. – Я люблю тебя, – страстно сказал Джош. А потом он повторил это нежно снова и снова… Его герой повторял эти слова с экрана, и теперь Джош вспомнил этот фильм, он вышел на экраны десять лет назад. Они снимались в нем вместе, и сейчас Клео смотрит на экранную любовь их персонажей.
– Я тоже тебя люблю, – отозвалась экранная версия Клео и упала в объятия мужчины.
У Джоша сжалось сердце. Он и не предполагал, что его партнерша так несчастна. Как велико отчаяние, если начинаешь смотреть в одиночестве старые фильмы ради того, чтобы пережить моменты страсти… ненастоящей, выдуманной режиссером и сыгранной в меру своих талантов и способностей!
Он спустился к первому ряду и сел рядом с Клео. На коленях у нее лежала пачка салфеток, а на полу стояла корзинка, полная влажных бумажных комочков, которыми она вытирала льющиеся по щекам слезы. Джош взглянул на нее, и у него сжалось сердце: кажется… в темноте трудно сказать, но она сегодня без макияжа. С ума сойти, он не видел Клео ненакрашенной… бог знает сколько лет. А может, и вообще никогда не видел. И эта незнакомая, не спрятанная за косметикой Клео походила на ребенка – она плакала и упорно не замечала появившегося рядом Джоша.
На экране они целовались. Крупный план. Его руки перебирают ее локоны, она медленно закрывает глаза, тела сливаются воедино… Они переснимали сцену четыре раза.
«Самый бесконечный поцелуй», – шутила съемочная группа, но режиссеру что-то не нравилось, и все послушно повторяли дубли. «Чего только не приходится выносить ради денег», – пошутил тогда Джош, и все смеялись. Сейчас ему вдруг стало стыдно.
– Клео, это лишь кино, – тихонько сказал он. – Там все не по-настоящему, помнишь?
– Для меня все было по-настоящему, – прошептала она. Джош взглянул на экран. Они уже лежали в постели и торопливо срывали друг с друга одежду.
– Я люблю тебя, милая, но не так… ты же знаешь. Ты мой самый лучший друг, но я не могу дать тебе больше. Прости.
Впервые она повернулась и взглянула на него. Глаза ее были мокрые, а щеки горели от стыда.
– Клео.
– Ш-ш. – Она покачала головой и отвернулась к экрану. Но Джош смотрел и видел лишь персонажей, а не себя и Клео. Он прекрасно помнил, что после выхода в прокат фильм наделал много шума и фанаты в один голос утверждали: если бы актеров ничего не связывало, они не сумели бы так передать огонь страсти, так потрясти публику.
Джош знал, чем кончается сцена. Их тренированные, совершенные тела двигались в такт, кожа влажно блестела… он помнил, как их бесконечно мазали детским маслом, и в воздухе словно опять повис тот же противный сладковатый запах. Оператор был хорош, и крупные планы трогали и волновали зрителей. Бедро Клео. Его ритмично поднимающиеся широкие плечи. Его рука на выгнутой спине женщины. Быстрый кадр – пики грудей, устремленные вверх, и, наконец, апофеоз страсти, когда голова Клео запрокидывается и с губ срывается стон – фальшивый, но хорошо сыгранный оргазм.
То есть… ведь это был фальшивый оргазм? Джош испуганно взглянул на неподвижную Клео и увидел слезы на ее нежных щеках. Лишь теперь он с ужасающей ясностью понял то, что должен был угадать еще тогда, десять лет назад, во время съемок. Клео Чен хорошая актриса… но не настолько. Для Клео это было не кино. Для нее все было по-настоящему.
– Я оказался идиотом, раз ничего не понял.
Экран погас. Джош торопливо вспоминал, что именно он хотел сказать ей. Но прежде чем Джош успел собраться с духом и с мыслями, экран осветился вновь и начался следующий фильм. Джошу стало не по себе. Сейчас на экране появится еще один поцелуй. А потом опять сцена в спальне.
– Прости меня, – сказал он. И ему было, за что просить прощения: даже сейчас он думал о Жасмин. И тогда он сделал то, что ему оставалось сделать. Он встал и ушел.
Жасмин, Дженн и Сьюз сидели в ресторанчике у Мэдлин. Подруги ели, а Жасмин печально смотрела на свой сандвич.
Джош не явился на первую репетицию, и она чувствовала себя одинокой и несчастной и корила себя за это. Подруги обменивались встревоженными взглядами и не знали, что сказать.
Весь вчерашний день Жасмин пребывала в лихорадочном состоянии. Она не желала признаваться себе в нетерпеливом ожидании Джоша. Костюмерная находилась в самом дальнем конце театра, и не было никакой возможности услышать происходящее на сцене. Поэтому время от времени под каким-нибудь предлогом, Жасмин покидала своих коллег и отправлялась проверить, не объявился ли Джош. После третьего такого похода она услышала, как одна швея объясняла другой, что ломка – вещь страшная и «посмотрите на мисс Бернс – она просто места себе не находит».
– Жас? – подала, наконец, голос Дженн. – Приходи ко мне в спортзал завтра с утра пораньше. Мы начинаем в шесть. Ты не представляешь, насколько йога помогает расслабиться. Снимешь нервное напряжение и наполнишь тело и мозг новой энергией. Почувствуешь себя обновленной.
– Нет, спасибо, – покачала головой Жасмин.
– А может, нам слетать в Мексику, в Канкун, на выходные? – спросила Сьюз; – Билеты сейчас удивительно дешевые, там вроде как сезон ураганов. Но что нам ураганы? Будем пить «Маргариту» на пляже. А если и накатит цунами… что ж, надеюсь, у них там есть симпатичные спасатели.
– У меня много работы, – пробормотала Жасмин.
Они помолчали.
– Не понимаю я, – не выдержала Дженн. – Если ты чувствуешь себя такой несчастной, почему не поговоришь с ним?
– Нам не о чем разговаривать.
– Ну, всегда можно попытаться подобрать пару фраз, – заметила Дженн. – Попробуй хотя бы с такой: «Прости меня, я вела себя как дура, давай постараемся начать все сначала». Дарю идею.
Сьюз вдруг выпрямилась, ткнула локтем Дженн, и обе они уставились на дверь с приоткрытыми ртами и горящими щеками.
– Что случилось? – спросила Жасмин. Подруги молчали.
– А знаешь, Жас, жаль, что ты не хочешь разговаривать с Джошем, – прошептала Сьюз. – Он только сейчас вошел в ресторан.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нет тебя прекрасней - Холквист Диана


Комментарии к роману "Нет тебя прекрасней - Холквист Диана" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100