Читать онлайн Нет тебя прекрасней, автора - Холквист Диана, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нет тебя прекрасней - Холквист Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холквист Диана

Нет тебя прекрасней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Душу Жасмин раздирали сомнения. С одной стороны, ей буквально до слез не терпелось узнать имя своей единственной любви, а с другой… с другой – она не могла и не хотела забыть, что ее сестрица является бессовестной мошенницей. Ведь получается, Эми узнала имя два года назад – и молчала все это время! Как-то странно… или она просто придумала хитрую уловку, с помощью которой надеется выманить у младшей сестры две тысячи долларов.
– Ты не можешь знать имя моего истинного и дарованного судьбой возлюбленного, – решительно возразила Жасмин. – Разве ты не помнишь, что потеряла свои сверхъестественные способности еще до того, как мы встретились два года назад? Последний раз ты слышала голос Мэдди тринадцатого сентября, а я приехала к вам только девятнадцатого. – Жасмин не любила вспоминать свое возвращение к сестрам и все, что ему предшествовало. Это было трудное время, и она до сих пор переживает…
– А вот и нет! – торжествующе воскликнула Эми. – Я тебе этого не говорила, но я слышала голос еще один – последний – раз. И голос сообщил мне имя твоего возлюбленного, и произошло это два Дня благодарения назад. А ж потом он пропал окончательно, мой дар!
Жасмин вглядывалась в темные блестящие глаза сестры. Может ли это быть правдой? Неужели голос действительно сообщил Эми имя ее единственного, дарованного судьбой возлюбленного, прежде чем умолкнуть? Или это всего лишь уловка? Жестокий розыгрыш?
А Эми продолжала с заметным воодушевлением: – Помнишь тот вечер? Сесилия приготовила большую индейку, мы сидели за столом, и ты еще попросила меня передать тебе зеленый горошек. Тогда-то все и случилось! Бам! – Крепкий кулак Эми опустился на кофейный столик, и Жасмин подпрыгнула от испуга. – Мы обе держались за одну тарелку, и наши руки на миг соприкоснулись. И тут-то я и услышала! Голос шепнул мне имя, имя твоего возлюбленного, человека, который предназначен тебе!
– Я не верю ни одному твоему слову, – твердо заявила Жасмин, которая знала, что Эми умеет рать и сочинять, как никто другой.
Эми пожала плечами, словно ей было совершенно безразлично, верит ли сестра ее истории. И вдруг в памяти Жасмин всплыл тот День благодарения и как они сидели за столом.
– Ты просыпала чертов горошек прямо мне на колени, – сказала она медленно. И тут она вспомнила: сестра, прикоснувшись к блюду, дернулась и даже чуть вскрикнула. Тогда она решила, будто Эми обожглась… хотя Жасмин тоже держала блюдо и знала, что оно холодное. Она не обратила внимания на это происшествие, торопясь убрать злосчастный горошек, да и вообще голова была занята другим. Значит, тогда сестра и услышала имя!
– Ты услышала имя моего истинного возлюбленного два года назад? Два года! И ты молчала все это время?
Не в силах усидеть, Жасмин вскочила и принялась мерить комнату шагами, чувствуя, как внутри растет гнев. Горячий шарик гнева был густо-оранжевым, а края его голубели, словно пламя газовой горелки. Теперь она поверила, что сестра не лжет. Кроме того, она и сама, вероятно, подсознательно ощутила важность момента, иначе с чего же запомнился этот малозначительный эпизод?
– Два года ты знала и молчала? – Жасмин остановилась перед сестрой и приказала: – Убирайся из моего дома!
Но Эми лишь поудобнее устроилась на диване.
– А как же цыганские законы гостеприимства, дорогуша? – промурлыкала она.
Жасмин заколебалась. Да, их семью трудно назвать обычной, но они все же унаследовали традиции и обычаи цыганской жизни. Жасмин научилась этому от матери, а обе ее сестры – от бабушки. Один из основных законов гласил: цыган обязан предоставить кров и помочь другому цыгану, попавшему в беду, даже если он видит его первый раз в жизни. Но что бы сказал Крис, нынешний цыганский барон и глава совета старейшин, про цыганку, которая шантажирует одну сестру и обокрала другую?
– Понимаешь, Жас, – почти извиняющимся тоном сказала Эми, – я была не против… но мне пришлось пообещать Сесилии, что я никогда не назову тебе имя твоего единственного…
– Что? При чем тут Сесилия?
– Не важно. Прошло уже два года, да еще она такой скандал мне устроила из-за кольца, поэтому теперь я не стану ее слушать. Я-то с самого начала хотела тебе все рассказать, но Сесилия возражала.
– Но почему?
Жасмин застыла посреди комнаты и огромными, круглыми от недоумения и обиды глазами смотрела на вольготно раскинувшуюся на диване Эми. Жасмин чувствовала, как внутри все сжимается от дурного предчувствия. Она склонна доверять Сесилии гораздо больше, чем средней сестрице, поскольку та была врачом и прагматиком и вообще – мало кому знание, подаренное Эми, пошло на пользу. Что, если и ей, Жасмин, оно не доставит ничего, кроме новых проблем и неприятностей?
– Он так ужасен? – прошептала она.
– Да нет, что ты, наоборот. Милашка, каких поискать.
Спазм перехватил горло. Ох, надо взять себя в руки. Жасмин уставилась на Кена, пытаясь понять, стоит ли стремиться к этому новому знанию. «Многие знания – многие печали», – сказал какой-то мудрец. Но было уже поздно, в глубине души Жасмин все решила: она хочет знать имя своего истинного возлюбленного, предназначенного ей судьбой. Все остальные проблемы как-то вдруг потеряли актуальность, и на данный момент она могла думать лишь об одном – узнать имя.
«У меня на счету 2324 доллара, – размышляла Жасмин. – На следующей неделе я должна заплатить 1721 доллар за квартиру. Если я отдам Эми две тысячи… то мне просто придется пойти на то собеседование с Артуро, чтобы получить работу». Вдруг это судьба? Безденежье и угроза потерять жилье послужат тем стимулом, который позволит ей взять себя в руки и преодолеть застенчивость. И плюс она будет знать, где искать любовь. Если только осмелиться и рискнуть, то можно получить все – и работу и любовь. Стараясь не показать сестре эмоций, буквально раздирающих ее изнутри, она спросила:
– А ты его знаешь?
– Ну, в некотором роде да. – Эми надоело валяться на диване, она встала, прошлась по комнате и теперь одну за другой открывала пластиковые коробки, выстроившиеся вдоль стен. Заглядывала внутрь, морщилась и принималась за следующую. «Что, интересно, она рассчитывает там найти? – удивилась Жасмин. – Выпивку? Леденцы?»
– А я его знаю? – Жасмин наблюдала, как сестра подходит к коробке, набитой книжками по психологическим практикам избавления от застенчивости. Вот сейчас она откроет коробку, увидит книги и опять начнет рассуждать о наилучших способах борьбы с проблемами «боязни мужчин». Но Эми положила руку на крышку, постояла секунду, а потом решительно взялась за следующий ящик. Жасмин облегченно перевела дыхание. – Ну, так что, я с ним знакома?
– В некотором роде. – Эми открыла коробку с индийскими шелками. Она выбрала отрез красного с черным рисунком шелка и принялась сооружать из него некое подобие сари. Жасмин сжала зубы: она две недели торговалась ради этих двенадцати ярдов ткани в одной из лучших бомбейских лавок.
– Что значит «в некотором роде»? – Она с трудом сдерживала раздражение. – Почему ты не можешь просто назвать мне имя и не трогать шелк?
Эми накинула ткань на голову и придержала край так, что лишь ее темные влажные глаза сверкали из-под ткани – все остальное скрыл шелк. Она опустилась на колени перед столиком и теперь сидела, как восточная гадалка: загадочная, с гордо поднятой головой и манящим взглядом. Похоже, Эми решила окончательно вжиться в роль, ибо завела низким таинственным голосом:
– Я скажу тебе имя возлюбленного, предназначенного тебе судьбой и небесами, имя твоей вечной и единственной любви…
Жасмин подалась вперед, нервы ее были натянуты как струна.
– А ты дашь мне две тысячи долларов? – шепотом спросила Эми.
«Отдай, – зазвучал в голове Жасмин нетерпеливый голос. – Пусть она заберет эти деньги, тогда мне не останется другого выхода, кроме как сражаться за место у Артуро. Это судьба. Так надо».
– Договорились. Я дам тебе две тысячи, но только в долг! Глаза Эми горели меж волнами красно-черного шелка как угли.
– Имя твоего единственного возлюбленного, дарованного…
– Говори быстро!
Эми вздохнула, шелк соскользнул с ее волос, и она опять стала обыкновенной цыганкой. Пожав плечами, словно говоря: «Это не моя вина», – она совершенно будничным тоном произнесла:
– Его зовут Джош Тоби. Вот такие дела, сестричка.
Жасмин рассмеялась, приняв слова сестры за шутку:
– Джош Тоби?
Такого просто не может быть: имя ее единственного, предназначенного судьбой возлюбленного совпадает с именем самого знаменитого голливудского актера? Абсурд какой, надо же! Совсем недавно журнал «Пипл» назвал Джоша Тоби «самым сексапильным мужчиной планеты». Его портрет можно найти в комнатах всех без исключения девчонок, девушек и женщин от тринадцати и до тридцати с лишним лет. Все они вздыхают, глядя на его портреты, но ни одна и не мечтает заполучить его живьем, поскольку в жизни такого не происходит. А кроме того, он встречается с Клео Чен, «самой сексапильной женщиной на свете», по оценке все того же журнала, и звездой сериала «Агент Икс».
«Господи, да меня трясет от страха, когда я с куклой-то разговариваю, как же я смогу жить с символом сексуальности?» – растерянно подумала Жасмин. Впрочем, что за чушь лезет в голову? Это просто нереально!
Эми встала, и шелк красно-черной лужицей лег у ее ног. – Это не может быть тот самый Джош Тоби, – сказала она задумчиво. – Но у него наверняка имеются однофамильцы. Ну, то есть полные тезки.
Да, точно. Наверняка так и есть. Но что, если речь идет о том самом Джоше? Разве возможно, чтобы ее мужчина был таким недостижимым, таким сексуальным, таким… принадлежащим всем? Не то чтобы Жасмин зачитывалась журналами, посвященными жизни звезд, но любой человек, если он хоть краем глаза смотрел телевизор, неизбежно обречен, знать все события в жизни звезды.
Она вспомнила какой-то кадр из его последнего фильма – он там боролся с террористами – и крупным планом лицо на экране. У него потрясающие васильковые глаза. Он такой сексуальный, что Жасмин при одной мысли о Джоше Тоби становилось не по себе.
– Да, этот парень явно не для тебя, – с сожалением подтвердила Эми. – Не твой тип. «Не мой тип».
Жасмин вдруг на секунду представила себе, что ее полюбит именно он – этот потрясающий, великолепный, сексуальный, роскошный мужчина. Все ее существо словно наполнилось искрящимся огнем, согревающим, расслабляющим, возносящим куда-то далеко-далеко. Но здравый смысл укоризненно взглянул на эту эйфорию, покачал головой, Жасмин смутилась, и огонь погас, оставив ее одинокой и совершенно опустошенной.
Тогда она представила себе, что ее полюбит какой-нибудь другой Джош Тоби. Он может быть кем угодно, например… например приемщиком в химчистке. Желудок свело. М-да, почему-то это тоже нехорошо.
Жасмин пребывала в растерянности. Прежде она полагала, что стоит ей узнать имя человека, который предназначен ей судьбой, и все переменится. Однако все осталось точнехонько на своих местах. Она услышала имя, но это ровным счетом ничего не изменило ни внутри ее, ни вокруг. Жасмин по-прежнему не могла себе представить, что познакомится и станет проводить время с каким-либо Джошем Тоби, и не важно, будет он звездой экрана или школьным учителем. Ее проклятие – выходящая за рамки нормы застенчивость – никуда не делось. Черт, даже мысль о собеседовании кажется по-прежнему пугающей.
«Ох, мне же теперь придется идти на собеседование… О чем только я думала, когда согласилась отдать Эми чуть ли не все свои деньги? Мне все равно не познакомиться с этим парнем, который смотрит своими васильковыми глазами прямо в душу каждой женщины. Да что там кинозвезда! Я и с обычным-то парнем не могу познакомиться. И вообще, глупости все это. Сейчас надо сосредоточиться на предстоящем собеседовании с Артуро». Жасмин подняла ткань, небрежно брошенную Эми на пол, и решительно сказала:
– Довольно. Все это глупости.
Эми подошла к окну и принялась нетерпеливо барабанить по оконному стеклу.
– Если бы он оказался моим соседом или просто обычным человеком, я могла бы хоть поужинать с ним, а так…
Жасмин аккуратно сложила драгоценный индийский шелк и убрала его обратно в коробку.
– Не надо никого обманывать, – хмыкнула Эми, презрительно щуря накрашенные глаза. – Ты и с соседом не смогла бы сходить поужинать.
– А вот и пошла бы, – пробормотала Жасмин. Она вспомнила о своем позорном побеге с последнего свидания, и голос ее прозвучал так неуверенно, что она покраснела от стыда и неловкости.
– Ну же, Жас, признайся, у тебя проблема. Ты боишься мужчин. И я думаю, что тебе пора взять себя в руки и решительно избавиться от этого дурацкого комплекса.
Комплекс? Жасмин неуверенно взглянула на Кена. Можно ли говорить, что у женщины, призывающей на помощь куклу, чтобы подготовиться к собеседованию, имеется комплекс?
– Я просто несколько застенчива… неуверенно чувствую себя с незнакомыми людьми.
– Ты уже была такой, когда в шестнадцать лет вернулась из Индии, – безжалостно заявила Эми. – Ты бегала от всех симпатичных мужиков. Помнишь того милашку, Люка, который жил этажом ниже нас? Он был квотербеком в команде и такой мускулистый! Мне приходилось спускаться первой по лестнице, чтобы убедиться, что ты с ним не встретишься. И так каждый день!
– Подумаешь… Кроме того, я каждый раз платила тебе доллар!
– Я покупала тебе леденцы, потому что ты не могла подойти к прилавку – там работал симпатяшка Джои.
– Помнится, за это ты тоже брала с меня деньги.
Эми вдруг развернулась и сердито уставилась на сестру. Она даже руки уперла в бока и разразилась настоящей обвинительной речью:
– Ты не могла бы на минутку прекратить быть такой эгоисткой и думать только о себе? Подумай о бедном Джоше! Что с того, что он кинозвезда? У парня наверняка непростая жизнь, и ты, вероятно, единственная женщина, которая сумеет ему помочь!
– Я – помочь? – Жасмин растерялась. – С какой стати? Не нужна я ему.
– Не знаю. Не думаю, что все так просто. В конце концов, если голос вернулся всего один раз, и специально для тебя – в этом должен быть какой-то высший смысл!
Против воли воображение Жасмин разыгралось. Она представила, как встречается с Джошем Тоби, своей единственной любовью. Вот они оба в каком-то полутемном зале, полном танцующих людей. Их взгляды встречаются, и в тот же миг обоих пронзает нечто – как удар молнии, – и это знаменует момент встречи со своей судьбой. Разумеется, Клео Чен будет разочарована. Но ей придется смириться – против судьбы не пойдешь. Она просто тихо исчезнет с горизонта. И вот уже ее точеная фигурка, закутанная в шелка, исчезает вдали, музыка звучит крещендо, и они с Джошем вдвоем вальсируют, а потом оказываются на освещенном призрачным лунным светом балконе, чтобы скрепить страстным поцелуем клятву вечной и истинной любви.
М-да, это, конечно, навеяно романтическими фильмами и вообще глупо. В жизни так не бывает. Но все же Жасмин в глубине души всегда знала, что она ждет чего-то большего, что ей предназначено нечто более значительное, чем просто выйти замуж за симпатичного соседа. Она родилась, чтобы стать подругой восхитительного мужчины, о котором мечтают миллионы женщин.
Или все это бред и пустые мечты? Что, если она всего лишь застенчивая, закомплексованная девушка, слишком стеснительная, чтобы отправиться в погоню за своей мечтой?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нет тебя прекрасней - Холквист Диана


Комментарии к роману "Нет тебя прекрасней - Холквист Диана" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100