Читать онлайн Нет тебя прекрасней, автора - Холквист Диана, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нет тебя прекрасней - Холквист Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холквист Диана

Нет тебя прекрасней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Губы Джоша коснулись ее губ, и булавка, которую Жасмин держала во рту, упала на пол, звякнув тоненько, как ледышка.
«Джош Тоби целует меня». И еще. И снова. Почему-то в памяти всплыли слова из книги по психологии: «Идите к намеченной цели маленькими шажками. Попытка добраться до цели быстро лишь увеличит ваш страх и сделает его более монолитным».
Жасмин сделала маленький шажок. Еще один. Просто чуть подвинуть левую ногу, потом правую. И вот она уже совсем рядом. Близко-близко к Джошу.
«Исследуйте ситуацию, чтобы знать, что вас ждет, тогда сюрпризов не предвидится».
Жасмин подняла руку и коснулась спины Джоша. Волны восторга побежали по ее телу. Ой, пожалуй, на первый раз хватит исследований. «Если какая-то ситуация застала вас врасплох, будьте готовы отступить, не теряя достоинства. Мило извинитесь…»
К черту книжки! Жасмин стало безразлично, как она выглядит и что он подумает. Просто она знает, что должно случиться, и хочет, чтобы это случилось сейчас. С этим мужчиной. Джош обнял девушку, но поцелуй его оставался нежной лаской, вопросом, на который ей предстояло дать ответ. Жасмин не чувствовала себя уверенной, поскольку была не слишком опытна в делах любви. Она вздохнула, и губы ее приоткрылись навстречу ласке. Объятие мужчины стало крепче. «Мне нравится, – думала Жасмин. – Мне нравится язык, на котором можно объясняться без слов».
Жасмин забыла о том, кто она и кто с ней. Сознание окутали волны тепла и возбуждения. Она не испытывала ни малейших колебаний, только всепоглощающее желание. Ее язычок проник в его рот. На вкус Джош Тоби был очень мужественный и страстный. Когда Джош оторвался от ее губ, Жасмин застонала от разочарования. Но он не позволил ей почувствовать себя одинокой. Горячие губы проложили дорожку из поцелуев вниз по шее, к ключицам и плечу. Каждое прикосновение вызывала внутри Жасмин маленький взрыв эмоций и страстей.
– Я так давно хотел тебя поцеловать, – прошептал он.
Жасмин почувствовала, как его руки дрожат, когда ладони скользнули под ее футболку. Ей стало так тепло, так приятно. Его тоже надо бы согреть, решила благодарная Жасмин. Она приподняла тяжелый темно-синий шелк и положила ладонь на живот Джоша. Кожа оказалась неожиданно горячей, и она испуганно отдернула руку. Вернулась. Преодолев колебание, скользнула ладонью на спину. Удивительно, какая шелковая кожа. Шелк. Нет, лучше, чем шелк. К черту ткани! То, что она ощущает подушечками пальцев, гораздо более совершенно. Жасмин положила ладони ему на спину.
Впервые в жизни она трогала что-то более чувственное, чем ткань. Жасмин выбралась из своей футболки. Джош провел пальцами под бретельками ее бюстгальтера. Бельгийский шелк и кружева, мимоходом подумала Жасмин – и кружева полетели в сторону.
«Я потеряю девственность с Джошем Тоби». Может, это и неправильно, но ей было все равно. То, что она прижимается к нему, чувствует его тело всей кожей, – это чудесно, и Жасмин ни за что не откажется от такого совершенства. Она не остановится.
И тут остановился сам Джош. Отодвинулся назад и взглянул на нее, словно стараясь запомнить. Жасмин закрыла глаза и позволила ему любоваться собой. Пусть ведет ее. Он скинул рубашку. Чуткое ухо Жасмин уловило треск швов. «Ну и черт с ней, – весело подумала она. – Зашью. Или сошью новую. Хоть десять штук».
Жасмин приоткрыла один глаз. Второй распахнулся сам, и теперь Жасмин восхищенно смотрела на стоящего перед ней мужчину. Он совершенен. Красив, как греческий бог. На правой руке краснела небольшая царапина – она не успела застегнуть последнюю булавку. Нужно законом запретить этому человеку носить рубашки. Она погладила его ребра, мускулистый живот. Пальцы скользнули чуть ниже, и он застонал от удовольствия. Вот оно, поняла Жасмин. Судьба, пророчество, Божий промысел. Вероятно, этот мужчина и есть ее истинный и единственный возлюбленный, посланный Богом. А может, и нет. Все это не важно. Сейчас она здесь, и ей хорошо.
Джош подхватил Жасмин на руки и донес до кровати. Хорошо, что квартира такая маленькая, думала Жасмин. Она с нетерпением ждала следующего шага. Но Джош не спешил.
Он отступил назад и смотрел на нее, лежащую на кровати. Жасмин потянулась к пуговицам на своих джинсах. Однако Джош перехватил ее руки, уложил их на подушку над головой девушки и придерживал одной рукой, а другой медленно – как убийственно медленно! – принялся расстегивать ее джинсы. Первая пуговичка. Грудь Жасмин вздымалась, дыхание вырывалось из груди все чаще. «Он прекрасен, – думала она. – Это выше моих сил. – Жасмин закрыла глаза и крепко сомкнула ресницы. – Не могу больше смотреть – его совершенство причиняет мне удовольствие почти болезненное. Еще немного, и я кончу от одного вида Джоша».
Вторая пуговичка.
Сколько пуговиц на этих чертовых джинсах? Жасмин даже не могла сообразить, сказала она это про себя или слова действительно сорвались с языка… Она приоткрыла один глаз и с опаской взглянула на Джоша. Он улыбался, и эта улыбка обещала столь много, что Жасмин застонала и прошептала:
– Прошу тебя…
Еще одна пуговичка. Тело Жасмин выгибается навстречу его рукам, молча молит прекратить сладкую пытку.
– Ш-ш, – укоризненно говорит Джош. Но тут пуговички кончились, и Джош наконец стянул с нее джинсы… но медленно, так медленно, что пока грубая ткань скользила по бедрам, Жасмин успела перечувствовать много всего.
Ладонь Джоша ласкала ее грудь, а в следующий момент он целовал ее, дразня языком отвердевшие соски. Только теперь он отпустил ее руки, и Жасмин тотчас обняла его – обхватила, стараясь прижать как можно крепче, понуждая его двигаться дальше. Но Джош опять выскользнул из ее объятий и стоял у кровати, как чертов невозмутимый греческий бог, и смотрел на нее. А потом он неторопливо – Жасмин перестала дышать – снял брюки. И еще более неспешно – воздух в ее легких кончался с катастрофической скоростью – снял боксеры. Жасмин то ли вдохнула, то ли выдохнула, то ли вообще перестала нуждаться в кислороде.
Он улыбнулся, видя ее нескрываемый восторг. Она была восхищена и поражена его формами и размерами. Жасмин поняла, что картинки в Интернете не давали реального представления о всей мужественности Джоша. Он здесь, перед ней, во плоти…
– Ты что-то сказал? – Кровь так шумела в ушах, что она не расслышала слов.
– Я спрашиваю насчет презерватива. У тебя есть?
– Нет.
Он потянулся к джинсам и достал из кармана пакетик. Потом сел на край кровати и тихо спросил:
– Это твой первый раз?
Она кивнула. Его улыбка была нежной и полной благодарности.
– Ты уверена, что действительно этого хочешь?
– Молчи и займись со мной любовью, – прошептала она. – Пожалуйста.
Но Джош не спешил. Он погладил ее бедро и ласково предупредил:
– Скажи, если будет больно.
– Мне больно, потому что я жду!
Он навис над ней, развел бедра и медленно-медленно входил в тело девушки. Очень бережно, наблюдая за ее лицом, боясь причинить страдание.
Прикинув его размеры, Жасмин поняла, что не доживет до конца, если они станут продолжать в таком темпе.
– Сделай это по-настоящему! – сказала она, вкладывая в голос ту страсть, которая сжигала ее изнутри. – Не бойся, я хочу этого, ну же!
И он наполнил ее тело одним рывком, застонав от удовольствия. Они двигались вместе, и губы его были везде – он целовал ее глаза, ее лоб, щеки, шею. Ласкал ее волосы.
Жасмин познавала удовольствие от близости с мужчиной и думала о том, что жизнь ее уже никогда не будет прежней. Что теперь они хотя бы частично, но принадлежат друг другу. «Джош Тоби принадлежит мне». Пусть эта мысль и далека от истины – она так чувствовала, а чувства сейчас гораздо важнее всего остального. Сперва они двигались медленно, не желая, чтобы близость когда-нибудь кончилась, а затем темп убыстрился и оба жаждали получить, наконец, разрядку. И вдруг Джош остановился.
– Я хочу увидеть, как ты кончишь, – прошептал он.
Жасмин закусила губу. Она уже не могла остановиться, даже если бы захотела. Мысли путались, кровь шумела в ушах, и внутри поднималась волна, которая должна была подхватить ее и вознести на вершину блаженства. Она цеплялась за тело мужчины, вздымая бедра, погружая его в себя как можно глубже, приближая то сладостное ощущение, которое зарождалось внутри. Наслаждение было столь велико, что она быстро достигла цели – и оргазм закружил ее в вихре чувственного удовольствия. И тогда он начал двигаться снова, и в какой-то момент Жасмин казалось, что это больше, чем она может вынести. И все же теперь она наблюдала за Джошем: за тем, как напрягаются его плечи и сокращаются мышцы, поднимая и опуская прекрасное тело, как дрожь охватывает его, и он сотрясает ее тело силой своего удовольствия. Это лучше, чем пишут в журналах и в Интернете, решила Жасмин. «И только теперь я поняла, что значит узнать человека по-настоящему. Только теперь я могу сказать, что знаю этого мужчину. Он мой, весь мой».
И тут зазвонил телефон.
Они улыбнулись друг другу смущенно, затем Джош пожал плечами и сказал:
– Представь, что мы сразу перешли к уроку двадцать седьмому.
Он поцеловал Жасмин в нос и перекатился по кровати к краю.
– Жду не дождусь двадцать восьмого занятия, – промурлыкала она, мечтательно улыбаясь и словно паря на волнах счастья. Жизнь прекрасна!
Если бы не этот телефон…
Джош лежал, закинув руки за голову и глядя в потолок.
– Ты не собираешься взять трубку? – спросила Жасмин, поскольку звонил именно его мобильник.
– Нет. Этот номер есть только у моих родителей, моего менеджера по связям с общественностью и… и…
– И твоей ненастоящей подружки, – закончила Жасмин; спускаясь с неба на землю. Что она наделала? То есть угрызения совести ее мучить не могут, ведь их отношения с Клео ненастоящие. Но он откровенно признался, что фальшивая связь возникла именно из-за отсутствия времени на настоящую! Отсюда вытекал вывод: происходящее между ними – не больше чем не важная, мимолетная случайность и ни к чему не обязывает.
Однако Жасмин воспринимала случившееся иначе. Для нее это имеет исключительную важность. В конце концов, с девственностью можно расстаться только раз в жизни. На что она надеялась, отдавая свою девственность самому сексапильному мужчине на свете? Вполне вероятно, что он каждый день спит с новой женщиной. «О чем я думала? – задала себе вопрос Жасмин и честно на него ответила: – Да я вообще не думала. Я только чувствовала».
Желудок сжало тоскливым спазмом. Жасмин спрыгнула с кровати, накинула купальный халат, подошла к джинсам Джоша и, морщась от прикосновения к мокрой ткани, сунула руку в карман. Другой, третий, вот наконец чертов мобильник. Она бросила аппарат Джошу. Он ловко поймал его в воздухе, открыл и взглянул на экранчик.
– Это Клео. Полагаю, лучше ответить, потому что она никогда не звонит без необходимости. Наверное, что-то действительно срочное.
Жасмин отвернулась, чтобы он не увидел ее лица. «Черт, повторяем про себя: Джоша Тоби не интересуют настоящие отношения». Какой же идиоткой она оказалась! Провести всю жизнь, избегая мужчин, а потом взять и отдаться объекту поклонения многих женщин!
– Клеопатра? – Джош слушал, Жасмин присела на краешек кровати, наблюдала за ним и увидела, как по лицу его пробежала тень беспокойства. Он словно отдалился, шагнул из ее тихой квартирки в другой мир, полный громких имен и шумной славы. Оно и понятно, грустно размышляла Жасмин, для такого человека, как Джош Тоби, секс не значит ровным счетом ничего. Он не станет менять свой образ жизни, и она знала это, когда ложилась с ним в постель. И теперь она ненавидела себя за это.
– Ладно-ладно, успокойся, – говорил Джош в трубку. – Двадцать четвертая Западная авеню и Сто девятая улица. Дом пять Б. Увидимся. – Он выключил телефон и сообщил Жасмин: – Клео в Нью-Йорке.
Жасмин встала, чувствуя, что ноги почему-то онемели. Он сообщил Клео Чен ее адрес! Как-то всего слишком много… Она только сейчас занималась сексом с самым сексуальным мужчиной на свете, а теперь он хочет, чтобы она поболтала с его псевдоподружкой-суперзвездой? Интересно, будет ли еще кто-то присутствовать? Телохранитель? Стилист? Адвокат с документами, которые ее заставят подписать?
Джош откинулся на подушки и невозмутимо заявил:
– Клео и Мо едут из аэропорта. Будут здесь минут через тридцать.
Жасмин закрыла лицо руками, но для страданий не оставалось времени. Она принялась лихорадочно разыскивать свои трусики. Джош, удивленно вскинув брови, выудил искомый предмет из-под своей попы и сказал:
– Не нервничай. Расслабься.
– Расслабиться? – Она натягивала трусики, запуталась ногой в резинке и едва не свалилась на кровать. Удержавшись на ногах каким-то немыслимым образом, схватилась за джинсы. – Как-то я не предполагала, что завершением моего первого любовного акта станет визит кинозвезды Клео Чен и неизвестной личности по имени Мо.
– Тебе понравится Клео, – задумчиво произнес Джош, который по-прежнему блаженно валялся на кровати. – Она веселая. И умная.
– Я бы предпочла, чтобы она была тупой и страшненькой, вот тогда она бы мне точно понравилась, – отозвалась Жасмин, лихорадочно застегивая пуговички на джинсах.
– Она всего лишь друг, не забыла? Нас ничто не связывает, кроме джентльменского соглашения.
– Да я знаю, знаю! Просто она… я… – Жасмин надела футболку. Что она может возразить? Джош предупреждал ее, и она знала, какую жизнь ведет идол многих женщин. Но то было до! А теперь наступило «после» и все видится по-иному. Она попыталась отвлечься, чтобы хоть немного успокоиться. Надо подумать о чем-то другом, о чем-то далеком. Это была не очень удачная мысль, поскольку Жасмин вдруг вспомнила Раджа. Сейчас она вновь ощущает себя преданной, обманутой. Так было и с Раджем. Ну почему мужчины легко относятся к тому, что они делают с женщинами? Почему они не придают этому значения? Просто целуются или занимаются сексом – и все мимоходом, не считая происходящее чем-то важным. Почему у нее второй раз в жизни такое чувство, что мужчина просто воспользовался ею?
– А ну вставай! – велела она. Хоть бы Джош перестал быть таким шикарным. Превратился в кого-то обыкновенного и немножко противного.
Джош нехотя выбрался из постели. Стараясь не смотреть на него, Жасмин принялась поправлять простыни. «И зачем я только переспала с ним?» – спрашивала она себя в который раз за последние пять минут.
– Жасмин, с тобой все в порядке? – Он попытался взять ее за руку.
– Все прекрасно! – Она резко отдернула руку.
– Знаешь, – мягко сказал он, – быть с тобой – это что-то особенное. Я никогда прежде не чувствовал себя так. Понимаешь, у меня было много женщин…
– Я читала об этом в «Космополитене», поэтому избавь меня от подробностей, будь добр!
Он отошел на другую сторону кровати и взялся за одеяло.
– Я хотел сказать, что…
– Перестань мне помогать и одевайся! – Жасмин сама испугалась – настолько истерично прозвучал ее голос. Она постаралась взять себя в руки и торопливо добавила: – Пожалуйста.
– Я хотел принять душ. У нас полно времени, аэропорт не так уж близко, и им, скорее всего, понадобится больше чем полчаса, чтобы добраться сюда. Присоединишься?
Вместо ответа Жасмин бросила в него спортивными штанами. Пожалуй, бросок получился слишком сильным. Но что делать, если в ее голове вновь и вновь звучат слова Джоша: «У меня было много женщин»? И вот результат: она открыла для себя новую вселенную, а он… он словно чашку кофе выпил. И теперь еще разгуливает по ее квартире, как… как петух. Гордый собой и своим… достоинством. Ну, в этом плане ему, несомненно, есть чем гордиться, и, наверное, глупо было бы ожидать другого поведения от признанного секс-символа.
Джош пожал плечами, натянул брюки, взял шелковую рубашку и виновато протянул ее Жасмин.
– Прости, я ее порвал, – сказал он.
– Я слышала. Положи ее на швейную машинку и возьми это. – Она бросила ему ту пурпурную футболку, которую нашла в коробке. А ведь она купила ее специально, чтобы оттенить его глаза. Эта мысль показалась абсурдной, и девушка возмущенно фыркнула. Джош нахмурился и отбросил футболку прочь.
Жасмин смотрела на его неземной красоты тело и думала: «Я переспала с ним, потому что хотела этого. Но теперь все кончено. Сказка была недолгой, и нужно вернуться в реальный мир».
Она вновь принялась поправлять постель и увидела на полу его боксеры.
– Почему ты не надел белье?
Подобрала, смяла и швырнула в него комок ткани. Джош поймал ни в чем не повинные трусы, положил их поверх джинсов и вопросительно сказал:
– Жасмин.
«Я ошиблась, – рассуждала Жасмин. – Мой настоящий возлюбленный, мой идеальный Джош ждет меня в библиотеке. Уж он-то не станет воспринимать секс так несерьезно, легковесно. Вот закончу эскизы и опять отправлюсь в библиотеку. Однако надо что-то сказать, а то совсем неловко».
– Прости, если я веду себя странно. Просто я как-то не планировала, что Клео Чен будет частью нашего посткоитального общения.
– К черту Клео! – Он стал серьезным и даже встревоженным. – То, что сейчас случилось, – не просто соитие. Это…
– Да, это было неплохо. – Жасмин поправила покрывало. Теперь на нем нет ни единой складочки.
– Неплохо? – Джош вспыхнул. – Врешь! Это было потрясающе, невероятно, и именно это ты и чувствовала!
Жасмин отошла к окну и повернулась к нему спиной, пряча лицо. Да, секс с Джошем был потрясающий. Невероятный. В теле еще сохранились отголоски полученного удовольствия. Внутри словно перемигивались теплые золотистые огоньки. Это просто нервные окончания. Тупая физиология. И в данном случае физиология не главное. А главное то, что она не может принять отношение Джоша к любви и к жизни. Черт, да, с точки зрения нормального человека, вся его жизнь невозможна. Жасмин взглянула на дорогу. Она опасалась, что Клео уже здесь. Но улица пока была пуста. Джош подошел и встал за ее спиной. Жасмин подавила приступ паники. Даже спиной она чувствовала его совершенство.
– Это было невероятно и прекрасно, – уверенно повторил он. Жасмин увидела на спинке стула футболку, схватила ее и выставила перед собой, как щит. – Скажи, что это было потрясающе, – настаивал он. – Это был особенный момент. Я чувствую… и ты тоже. И я хочу, чтобы ты признала это.
Жасмин заколебалась. Чувствует ли он ее исключительность? Или это просто слова, которые мужчина говорит после секса, видя, что женщина собирается устроить ему истерику? У нее нет никакого опыта в таких отношениях, и она совершенно не может судить, насколько искренен Джош. И не может сообразить, как надо вести себя после занятия любовью с мужчиной, если этот мужчина трудоголик и открыто сообщил ей, что не мыслит для себя серьезных и длительных отношений.
Она покачала головой и попыталась отогнать столь деструктивные мысли, переключиться на что-то другое. Итак, первое – прекратить вдыхать его запах, наслаждаться исходящим от его тела теплом. Второе – отвести глаза и прекратить пялиться на его загорелые плечи и широкую грудь. И третье – заняться работой.
Жасмин выдвинула из-под стола деревянную крутящуюся табуретку и поставила ее перед швейной машинкой. Села, оказавшись спиной к Джошу.
– Мне нужно починить эту рубашку. А еще поработать над другими деталями маскировки и закончить с эскизами. Если я буду продолжать в таком черепашьем темпе, то на это уйдет вся ночь.
Джош сделал шаг назад. «Наверное, он опять прочел мои мысли и догадался, что сейчас мне нужно побыть наедине с собой, нужно свободное жизненное пространство».
Жасмин подсунула синий шелк под иглу. Джош высоко ценит работу, ежедневный труд, и обязательства для них обоих превыше всего. Жасмин нажала на педаль машинки, и иголка замелькала вверх-вниз. Привычный стук успокаивал. И все бы хорошо, но и в стуке любимой швейной машинки ей слышались горькие слова: «Он не будет твоим, он не будет твоим, он не будет твоим».
Жасмин занималась эскизами, полностью игнорируя Джоша, который отошел к окну и уставился на улицу, ожидая, пока подъедет лимузин Клео. Он не винил Жасмин за то, что она ведет себя как обиженная девочка. Договоренность между ним и Клео очень трудно понять обычному человеку. И все же где-то внутри поселилось саднящее чувство сожаления. Секс был настолько хорош и потрясающ, словно эта женщина создана для него самим Творцом! Оказывается, не просто пережить резкий перепад от сжигающего пламени страсти к почти арктическому холоду.
С улицы донесся автомобильный сигнал. Джош бросил быстрый взгляд через плечо. Жасмин наверняка тоже услышала громкие звуки, но не подала виду. Джош вздрогнул, когда зазвонил его мобильник, а Жасмин так и не подняла головы. Он впервые осознал, как тихо было в квартире до этого. Тихо и спокойно.
Он взял трубку:
– Нет. Я спущусь вниз. Думаю, совместный ужин стоит перенести на другой раз. – Убрав телефон в карман, он сказал: – Я вернусь через двадцать минут.
Спина Жасмин выразила полное безразличие. Она просто продолжала рисовать.
Джош заколебался: нужно ли поцеловать ее перед уходом? Он взглянул на скорчившуюся над столом фигурку и понял, что сейчас его вмешательство неуместно. Пусть подумает немного, успокоится. А он пока выяснит, что там стряслось у Клео. Клеопатра Чен вот уже несколько лет олицетворяет для него голос разума. И прежде он всегда прислушивался к этому голосу.
Как только дверь за ним захлопнулась, Жасмин отшвырнула карандаш и вскочила на ноги. Несколько шагов – и вот она выглядывает из-за занавески. На улице обнаружился длинный белый лимузин. Шофер в аккуратной черной униформе открыл заднюю дверцу. Из темноты салона появились длинные и бесконечно совершенные ноги, продолженные трехдюймовыми каблуками. И вот, наконец, Клео Чен вышла из машины. Даже простое действие исполнено изящества и шарма. Она была столь совершенна, что у Жасмин перехватило дыхание. И одежда… Придраться оказалось совершенно не к чему: именно так одела бы ее сама Жасмин для подобного случая. Немного зауженная книзу черная юбка от Кельвина Кляйна облегает бедра и колени. Очень консервативно, но в то же время стильно и сексуально. Черный свитер от Прада из экологически чистой шерсти мериносов подчеркивает это впечатление. «Пожалуй, тот, кто продумывал костюм, обладает безупречным вкусом и чувством стиля, – с легкой завистью подумала Жасмин. – Я могла и не додуматься до этого черного шарфа, повязанного вокруг головы на манер Джеки Онассис. Этакое легкое напоминание, неявная аллюзия с великой женщиной и временем ее траура».
Жасмин невольно взглянула на свои джинсы. Не слишком чистые, измазанные карандашами, пастелью и углем.
Джош вышел из подъезда, и в сердце Жасмин вонзилась игла ревности. «Это глупо, они просто друзья, он сам сказал, и я ему верю». Она отошла от окна и без сил опустилась на стул. Не надо себя обманывать. На белом лимузине приехала не фальшивая подружка. Это привычная жизнь Джоша. Жизнь, которая для него превыше всего, и он принадлежит ей безраздельно. Это блеск и слава Голливуда, гламур, вечеринки, вспышки фотокамер, бесконечные интервью и фотосессии. Съемки. Жизнь трудоголика, который не мыслит себя вне работы. Конечно, ей хотелось бы думать, что тот славный парень, с которым они смотрели кино, ели мороженое и занимались сексом, и есть истинный Джош Тоби. Но это не так. Его реальное «я» осталось там, в другом мире.
Подлинный Джош Тоби живет в Голливуде и притворяется, что у него роман с девушкой, поскольку не может позволить себе завести настоящую подружку. Жасмин вдруг испугалась, что он сейчас сядет в этот белый лимузин и вернется к себе – в блеск и славу. И она больше никогда его не увидит. Она вскочила и бросилась к окну, страстно желая взглянуть на Джоша еще разок.
Джош и Клео обменивались светскими поцелуями: щека к щеке. Двое совершенных людей, которых, по всеобщему мнению, связывают совершенные чувства. Джош нырнул в машину, а Клео подняла голову и взглядом поискала окно Жасмин. Жасмин пряталась за занавеской, но она хорошо увидела лицо красавицы и ее взгляд. Это был проницательный и холодный взгляд умной и опасной женщины, но не от этого по спине Жасмин побежали мурашки. Она поняла, что эта женщина хочет обладать Джошем. Мысли Жасмин метались в смятении. Этого просто не может быть. Клео и Джош друзья. Если бы она любила его, то давно получила бы желаемое.
Клео села в лимузин, и шофер закрыл дверцу.
Что-то обожгло щеку, и Жасмин сердито стерла слезинку. «Я не люблю этого человека, – сказала она себе. – Это было вожделение. Похоть. Все дело в сексе. Джош Тоби не может быть моим истинным и единственным возлюбленным». Сейчас нужно немного прийти в себя, вернуть остатки душевного равновесия, а потом… потом она отправится в библиотеку и попробует еще раз познакомиться с тем, другим Джошем Тоби. А этого она забудет.
Забудет Джоша, который занимался с ней любовью.
Который разбил ей сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нет тебя прекрасней - Холквист Диана


Комментарии к роману "Нет тебя прекрасней - Холквист Диана" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100