Читать онлайн Нет тебя прекрасней, автора - Холквист Диана, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нет тебя прекрасней - Холквист Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холквист Диана

Нет тебя прекрасней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Десять часов спустя высокая красивая женщина в красном блестящем платье и туфлях на каблуках шла по Седьмой авеню, опираясь на руку симпатичного, но явно не вышедшего ростом мужчины в костюме Митча Тэнка. Митч удался на славу; все детали воспроизводили растиражированный экранный образ: военная форма, темные очки, НО особого образца, сигаретная пачка, небрежно засунутая в карман, лицо, покрытое полосами черно-зеленой камуфляжной раскраски.
Ночь выдалась ясная, и огромная яркая луна апельсином висела над горизонтом. Жасмин ощущала внутри восхитительное чувство свободы. Оно кипело и бурлило, и радость требовала выхода. И еще она с удивлением – подумала, что ни в одной из множества прочитанных ею книг по борьбе с застенчивостью никто не предложил такого простого способа, как притвориться кем-то другим! И почему нельзя устраивать Хэллоуин каждый день? Она оглянулась на других людей, шествовавших по улице в колонне ряженых, и внесла поправку: для большинства из этих людей каждый божий день как карнавал. Принцессы всех реальных и вымышленных королевств ковыляли на самых высоких каблуках. Вокруг них вились привидения в окровавленных лохмотьях, а компанию им составляли зомби в развевающихся бинтах. Среди персонажей нашлась и Марта Стюарт – с бородой и в тюремной робе, Ричард Никсон, облаченный в игривое желтое шифоновое платьице, а уж Клео Чен оказалась едва ли не самым популярным персонажем сезона. И что странно – практически все Клео имели весьма накачанные мускулы и обуты были в тяжелые шнурованные ботинки. Хэллоуин пришел в Гринич-Виллидж, и народ веселился вовсю.
Ночь была довольно прохладная, но согретые спиртным и прочими стимулирующими средствами люди не замечали холодного ночного воздуха. Костюм Жасмин, дополненный настоящими армейскими ботинками и пластиковым автоматом «узи», заслужил одобрение публики, и из толпы периодически раздавались восторженные возгласы и свист. Джош, одетый как Клео Чен, вызвал нежность у значительной части участников парада и публики, потому как преобладали в толпе гомосексуалисты. Они умели различить хорошенькую мордашку и чувственный рот даже под толстым слоем грима. Жасмин одела своего спутника в вечернее платье и туфли. Постепенно Джош шел все медленнее и теперь явственно норовил опереться на свою спутницу. Наконец он прошептал:
– Слушай, эти каблуки просто убивают меня! Давай найдем какое-нибудь спокойное местечко и посидим немножко…
Жасмин взглянула на него снизу вверх. Он и так был выше, а каблуки добавили еще несколько дюймов. Сама она совершенно не собиралась прятаться в каком-нибудь тихом баре. Наоборот, ей было весело и спокойно – и все потому, что сегодня она стала кем-то другим.
– Что ты выдумал? – прошептала она. – Да чтобы найти тихое местечко, нам придется доехать чуть ли не до Вермонта!
– Эй, Клео Чен! Я тебя люблю! – закричал какой-то юноша, выскакивая на дорогу и простирая руки к объекту своего обожания. Джош на удивление ловко сгреб его и вытолкнул обратно за металлический барьер, где буяна приняла в свои объятия группа веселящихся приятелей.
– Ну пожалуйста! – продолжал настаивать Джош. – Я скоро рухну, и толпа меня затопчет. Ты будешь виновата!
– Ладно-ладно. – Может, не стоило ставить его на такие высоченные каблуки?
Они направились в сторону от процессии, но прежде чем успели поднырнуть под полицейские барьеры, дорогу им преградил мужчина с профессиональной камерой в руках.
– А ну-ка поцелуйтесь! – крикнул он. – И завтра вы увидите себя на первых полосах утренних газет! Ну же! Самая знаменитая и эффектная парочка в мире!
Жасмин растерялась, но толпа вокруг пришла в восторг, и люди начали скандировать:
– Поцелуй, поцелуй! Давай, Джош, приласкай ее как следует!
Испуганная Жасмин наблюдала, как Джош поворачивается к ней и лицо его принимает серьезное выражение – то самое, что было перед прошлым поцелуем. А потом он вдруг схватил ее в объятия, откинул назад и склонился над ней, имитируя поцелуй из сотен виденных кинолент. Жасмин хотела, было отпрянуть, но не успела, да оно и к лучшему: толпа кричала и бесновалась, требуя зрелища, и лучше было сдаться и выполнить их требование, чем рисковать получить бутылкой по голове от какого-нибудь недовольного гуляки. Она ждала поцелуя, смирившись с неизбежным, но губы Джоша замерли в миллиметре от ее губ, и Жасмин услышала его шепот:
– Добро пожаловать в шоу-бизнес, детка.
Затем он поцеловал ее. И Губы Жасмин ответили. Они двигались, словно сами по себе, не желая внимать голосу разума, который бубнил что-то про тихую безмятежную жизнь. К черту безмятежность, когда его губы дарят поцелуй, электризующий все тело. «Черт возьми, – каким-то краем сознания думала Жасмин, – меня опять целует Джош Тоби. Кому рассказать – не поверят!» Ну, надо учитывать, что это шоу для толпы, но все же… он вкладывает в это дело много умения и чувств, и Жасмин рада, что его рука служит ей опорой, поскольку ноги вдруг ослабели и вся она стала как подтаявшее мороженое. А потом произошло что-то странное. Он прижал ее крепче, и горячие губы скользнули по шее… Жасмин, едва сдержав стон, прикусила ему мочку уха… Щелчок. Что бы это могло быть? Ах да, камера… Камера?! Она рванулась прочь, осознав вдруг, где находится. Фотограф опустился на одно колено, стремясь поймать наиболее выгодный ракурс. Жасмин увидела лицо Джоша. Он тоже словно очнулся от сна. Парик а-ля Клео Чен съехал набок, бюстгальтер тоже несколько пострадал от объятий, и теперь груди под ярко-красным платьем выглядели не совсем симметрично. Бесконечно долгий момент они просто смотрели друг другу в глаза. Затем Джош пришел в себя, быстро поправил костюм и выдал публике роскошную улыбку.
– Шоу окончено! – крикнул он, махая рукой. Фотограф оторвался от камеры и с любопытством взглянул на него.
– Надо же, – протянул он. – На секунду я подумал, что вы гораздо больше похожи на Джоша Тоби, чем этот прикинутый по всей форме парень.
Джош пожал плечами и ничего не ответил, но на всякий случай отвернулся, подхватил Жасмин и постарался поскорее смешаться с толпой. Они проталкивались подальше от шума и суеты праздника, Джош прокладывал дорогу, а Жасмин послушно следовала в фарватере и думала о своем. Был ли этот поцелуй полностью рассчитан на публику? Губы ее горели, и Жасмин надвинула военную кепку с длинным козырьком на глаза. Ну-ка, возвращаемся в реальность, приказала она себе. Нельзя забывать, что Джош актер. Он привык играть на публику. Она взглянула на своего спутника и едва сдержала смех. Всё-таки платье сидит на нем безупречно – ей есть чем гордиться. Они нашли его в магазинчике на Третьей авеню – алое и обтягивающее как перчатка. Два часа Жасмин убила на то, чтобы подогнать наряд по фигуре – где-то пришлось укорачивать, где-то – ушивать, а местами удлинять. Она купила черный парик и лично постригла его, сверяясь с последними фотографиями Клео Чен. Затем нанесла макияж, поглядывая на все ту же фотографию в «Пипл». Результатом тяжелой работы она осталась довольна. Джош стал похожим на Клео… какой она была бы, если бы сидела на стероидах и качалась.
Весь сегодняшний день они провели вместе, готовясь к параду. Они ходили по магазинам, выбирая одежду для костюмов, и это оказалось чертовски весело. Жасмин сосредоточивалась на цветах и фасонах, и это помогало ей сохранять самообладание, несмотря на близость мужчины. Она даже успела продумать кое-что для предстоящих Джошу выходов в общество во время репетиций. Свой первоначальный план сделать его похожим на Джоша-библиотекаря она отвергла; этот милый человек не заслужил, чтобы его личность использовали так беззастенчиво.
Она решила, что должна применить другую тактику маскировки. Пусть это будет образец излишества. Словно кто-то пытался стать Джошем Тоби, но перестарался. Они нашли пару кожаных штанов – узких и отстроченных так, что напоминали наряд тореро. Они выловили это сокровище из корзинки для распродаж подле магазинчика на Канал-стрит… И это было бог знает сколько часов назад.
Они выбрались, наконец, из толпы, но теперь им вдруг захотелось спрятаться подальше, и они уходили в глубь квартала, надеясь миновать кучки праздношатающихся, одетых в маскарадные костюмы.
Жасмин брела спотыкаясь. Ноги в тяжелых ботинках безбожно заплетались, голова кружилась от мыслей. Конечно, это было всего лишь шоу. Для Джоша это работа. Он такими трюками себе на жизнь зарабатывает, а потому действовал по привычной схеме… Скорее всего, он не хотел, не собирался целовать ее… так.
Они шли и шли, и улицы становились все более пустынными. Впрочем, иногда встречались небольшие группы подвыпивших гуляк, но по сравнению с массовым шествием по Седьмой авеню местность уже можно было счесть пустынной. В конце концов, на Восьмой авеню их внимание привлек небольшой индийский ресторанчик с яркой неоновой вывеской.
– Пойдет? – с надеждой спросил Джош.
– Конечно! – громко сказала Жасмин, чтобы заглушить голодное урчание в желудке.
Накачанный сверх всякой меры охранник взглянул на них лишь мельком и указал на уютный столик в уголке у окна. Народу в заведении было мало: несколько подростков в костюмах вампиров и пара пожилых мужчин, которые вкушали поздний ужин, углубившись в газету.
В заведении висел устойчивый запах бургеров и жареной картошки. Жасмин все еще находилась под воздействием чужой личности и ощущала себя немножко сержантом Тэнком. Они сели за столик, и официант принес воды. Жасмин, схватила стакан и выпила его большими глотками. Джош скинул туфли на каблуках и принялся со стоном растирать ноги.
– Чья это была дурацкая идея – пойти на парад?
– Твоя.
– Черт, и, правда, ведь!
За такую улыбку можно требовать плату, беспомощно думала Жасмин, не в силах оторвать взгляд от своего визави. «Впрочем, что это я! Он получает за свою улыбку очень неплохие деньги».
Но сегодня, сейчас – это часть прайвит-шоу – только для нее и совершенно бесплатно.
Официант принес меню, но Джош не торопился изучать ассортимент.
– Мне понравилось, – сказал он.
И что, интересно, он имеет в виду? Поцелуй? Переодевание в Клео Чен?
– Должно быть, ты любишь орущую толпу и наглых фотографов. – Надо было пропустить фотографов и упомянуть поцелуи, пожурила себя Жасмин. Лицо опалил жар смущения, но она надеялась, что Джош не заметит краски смущения под камуфляжной раскраской. Да, это огромное облегчение; быть не собой. Он не сможет разглядеть ее сквозь грим. Наверное, именно это неожиданное и восхитительное чувство свободы от своих комплексов и заставило ее так отважно ответить на поцелуй.
– Ты прекрасный специалист в своей области, Жас, – сказал Джош. – Любой мог бы нарядить меня в парик и раскрасить лицо, но ты уловила во внешности… или даже в личности Клео нечто… Не могу осознать до конца и выразить это словами. Но именно твое чутье сделало костюм столь удачным.
«И что это я такое уловила в твоей подружке? М-м, минуточку, сейчас вспомню. Ах да, я всю дорогу думала, что она столь шикарна и совершенна, что ее стоит приговорить к расстрелу!»
– Я могу вернуть тебе тот же комплимент, – сказала она вслух. – Именно ты уловил сходство и сыграл его. Так делают актеры. Ты хороший актер.
Джош печально покачал головой:
– Актеры пытаются уловить и сыграть… Знаешь, этот предстоящий спектакль… «Ромео и Джульетта»… – Он вдруг стащил с головы парики обеими руками взъерошил волосы. – Мне понадобится нечто большее, чем костюм, чтобы добиться успеха на сцене.
– Все будет замечательно, – успокоила Жасмин, удивленная тем, каким беспомощным и растерянным выглядит сидящий напротив самый сексапильный мужчина на планете и весьма востребованный актер. Впрочем, стоит сделать скидку на грим. Возможно, ярко нарумяненные щеки придают ему этот трогательный вид… Она сосредоточилась на меню, тут как раз подошел официант, и они сделали заказ.
– Откуда ты знаешь, что все будет замечательно? – спросил он.
– Если ты сможешь сыграть такой же поцелуй, как сегодня на параде, то успех тебе обеспечен. – Жасмин сжала губы, но было поздно: слова уже вырвались, и она смутилась, опасаясь, что он поймет, насколько она одержима воспоминаниями о том поцелуе.
– Я не играл. – Лицо Джоша выразило искреннее удивление. Теперь он отклеивал накладные ресницы и морщился от боли. Смочил салфетку в стакане с водой и принялся стирать грим. – Я никогда не шучу такими вещами, – сказал он.
Жасмин еще раз порадовалась, что на ней обильный грим, скрывающий истинное лицо. Уж она-то не собирается его стирать, о нет! Даже мастерски нанесенная на подбородок трехдневная щетина вселяла уверенность одним своим присутствием.
– Прости, милашка, я малость запутался, – произнесла она низким голосом. М-да, не слишком похоже. Придется признать, что актриса из нее никудышная.
– Неплохо для первого раза, Бернс, – великодушно заметил Джош. – Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе, каково это на самом деле – быть мной.
Он вытащил поролоновые вкладыши из-за пазухи, и бюст Клео Чен сразу перестал быть впечатляющим.
– Они тебе нужны? Оставь, глядишь, и пригодятся, – насмешливо поинтересовался Джош, кивая на утянутую портупеей грудь «Митча».
– Следи за тем, что говоришь. Не забывай – я вооружена. – Жасмин кивнула на свой игрушечный автомат. Господи, как просто, она даже шутить может! Оказывается, все, что нужно, чтобы Жасмин Бернс стала душой общества, – это переодеть ее в придурочного сержанта. Может, стоит сохранить форму для наиболее ответственных моментов в жизни?
– Да я шучу. – Он положил вкладыши на стол. – Ты мне нравишься такой, какая есть.
Слава Богу, именно в этот момент появился официант с пивом, и Жасмин не успела обзавестись очередным комплексом неполноценности из-за размера своего бюста. Пока официант разливал пиво, она молча рассматривала сидевшего напротив мужчину. Его нелепый наряд ничего не значил: Жасмин интересовалась на данный момент не столько формой, сколько, так сказать, содержанием. «Все же он не может быть моим истинным возлюбленным, – с сожалением думала Жасмин. – Потому что я по-прежнему ужасно нервничаю в его присутствии. Форма и грим придают мне смелости, но ведь это неестественно. Наверное, мне больше подойдет тот, другой Джош. Только сперва нужно убедить его, что я не безумная бродяжка».
Сидящий напротив Джош продолжал аккуратно стирать с лица грим, глядя в зеркальце от пудреницы.
– У тебя есть парень? – спросил он вдруг.
Рука Жасмин инстинктивно потянулась к автомату. Это такая светская беседа, или он действительно хочет знать?
– Да, – ответила она и сама удивилась. То есть думала-то она о библиотекаре, но вряд ли он может считаться настоящим ее парнем. Впрочем, это не так трудно устроить. Убедив себя в этом, Жасмин скрестила руки на груди и уставилась на Джоша.
Тот не спеша, убрал пудреницу в сумочку, расшитую фальшивыми драгоценными камнями (она полагалась к костюму Клео), и, вытащив оттуда свою неизменную бейсболку, надвинул ее на лоб как можно ниже.
– И как его зовут? Если ты не шутишь, конечно. – Он отпил пива, и Жасмин почему-то показалось, что Джош неприятно удивлен услышанным. К сожалению, она не сумела рассмотреть его глаза – они прятались в тени под козырьком, – а потому не могла с уверенностью продиагностировать его чувства.
Жасмин сделала большой глоток пива. «Не могу же я сказать, что его зовут Джош Тоби».
– Его тоже зовут Джош. Такое совпадение.
– И какой Он? Да ладно тебе, рассказывай, не стесняйся. Мне безумно хочется узнать, что за человек смог проникнуть за защитные барьеры неуловимой Жасмин Бернс.
Официант принес греческий салат. Жасмин протянула вилку к соблазнительной крутобокой оливке, но к той же оливке уже тянулся Джош. Они одновременно отдернули вилки и уставились друг на друга.
– Ну, так что это за парень?
– Он библиотекарь. И очень милый. – «И он думает, что я сумасшедшая бродяжка».
Джош подцепил шарик моцареллы и запил его пивом.
– Давай, Жас, излагай подробности.
Жасмин ощутила некий азарт: «Ах так, ну тогда давай поторгуемся!»
– Расскажи мне о Клео Чен, – сказала она.
Может, все дело в пиве? Бокал кончился как-то на удивление быстро. Должно быть, слабо, но все же алкогольный напиток ударил ей в голову.
– Ну ладно! – Джош наклонился вперед. Несколько секунд он колебался, словно раздумывая о чем-то, потом пожал плечами и выпалил: – Мы никогда не занимались сексом.
– А-а… – Жасмин не удалось скрыть удивления.
– Мы якобы встречаемся уже два года, но за это время не провели вместе и двух недель. Первое свидание было срежиссировано, а потому насквозь фальшиво. И с тех пор мы пересекаемся, время от времени, чтобы попозировать фоторепортерам. То есть когда мы «вместе», то это в присутствии еще человек двадцати: репортеры, газетчики, личные помощники, стилисты… Еще шеф-повар Клео. Она увлеклась макробиотической кухней.
– Макробиотическая кухня? – повторила Жасмин, не в силах осознать услышанное и поверить в него. Не занимались сексом?
– Ох, как вспомню – так просто дрожь пробирает. Мы тогда, при первой встрече, отправились на небольшой частный остров. Эти романтические каникулы в уединенном месте превратились в сплошную фотосессию. Ты, наверное, единственный человек в США, кто не видел фотографии этой поездки. В Интернете более двух тысяч снимков.
Жасмин молчала. Честно сказать, кое-какие фотографии она видела, когда бродила по Интернету. И особенно хорошо запомнила одну: Джош и Клео идут по пустынному пляжу, держась за руки и влюблено глядя друг на друга. Только теперь она осознала, что на том же «пустынном» пляже должен был присутствовать как минимум фотограф.
– Чего-то я не понимаю, – сказала она растерянно. – Если вы не… ну, сам понимаешь, то почему же вы делаете вид, что вместе?
– Попробуй угадать. Для чего нам потребовались все эти стилисты, помощники и фотографы? Куча денег и времени?
– Для прессы?
– Бинго! – Он заулыбался своей профессионально сияющей улыбкой, но она быстро погасла. – Понимаешь, Жас, мы все время работаем. Семь дней в неделю. Иной раз по восемнадцать часов в день. Приходится много ездить. Таити, Рим, Южная Африка. Иногда поездка длится два дня, а бывает – месяц. При такой жизни очень трудно завести и поддерживать настоящие отношения. Работа. Путешествие. Условия контракта. Так получилось, что у нас с Клео общий агент по связям с общественностью. И вот после одного из исков… – Он искоса взглянул на Жасмин, но все же закончил: – После того как очередная любовница подала на меня в суд, утверждая, что я уделяю ей недостаточно внимания, наш с Клео агент и придумала этот обманный ход.
Жасмин пыталась переварить шокирующие новости. Значит, Джош и Клео не пара? Ну, то есть не в обычном, нормальном смысле этого слова?
– Кстати, это большой секрет, – заметил Джош, видя, насколько ошарашена услышанным девушка.
– Само собой.
Жасмин опять оказалась на дне глубочайшей эмоциональной ямы. Она сначала обрадовалась, осознав, что Джош свободен. Но потом вспомнила другие его слова: о невозможности иметь нормальные отношения. Ведь он фактически открыто сказал ей, что у них нет будущего.
Джош тряхнул головой и как ни в чем не бывало продолжил:
– Но что это мы все обо мне? Расскажи свою историю. Всегда гораздо интереснее слушать о нормальных отношениях.
Нормальных? Жасмин почувствовала сухость во рту и замахала официанту, чтобы принес еще пива. Вот это да! Откровения Джоша ее потрясли, но рассказывать о себе было абсолютно нечего. Даже вымышленный роман Джоша и то интереснее, чем ее собственная личная жизнь.
Джош смотрел на нее с таким искренним интересом, что Жасмин пришлось признаться:
– Ладно, я приврала. Он не то чтобы действительно мой парень… пока нет. Но я думаю, что он может им стать.
– Я так и знал! – торжествующе воскликнул Джош. – Я знал, что ты врешь! Ты слишком застенчива, чтобы действительно завести парня.
– Ах ты! – Жасмин направила дуло своего нестрашного—к сожалению – «узи» в живот своему визави. Невозможный человек! Только что лицо его выражало стоическое смирение и печаль, а теперь он просто светится от радости. Может, он выдумал всю историю с Чен, лишь бы заставить ее, Жасмин, выдать ему свои секреты? Бармен принес еще пива, забрал пустые бокалы и тарелку из-под салата. Только тут Жасмин вдруг поняла, что значительную часть этого самого салата съела она. Но прежде ей никогда не удавалось проглотить ни кусочка в присутствии Мужчины! Спазмы перехватывали горло… А теперь! Вот это да! Она ела в присутствии мужчины и даже ни разу не подавилась. Можно гордиться собой! Неужели ей все же удалось добиться успехов в борьбе с собственным подсознанием? Или все дело в карнавальном костюме?
– Итак, есть парень, который тебе нравится, но ты стесняешься к нему подойти? – Джош откинулся на спинку дивана и скрестил руки на груди. Жасмин и позабыла, что на нем ярко-красное платье: он опять вернулся к своей мужской сущности. Должно быть, эти перемены заметила не она одна, потому что две женщины за соседним столиком замолчали и уставились в их сторону. Джош ссутулился, изломил плечи, моментально стал похож то ли на усталую амазонку, то ли на утомленного празднеством педика. Нахлобучил парик поверх бейсболки и дурашливо помахал соседкам рукой. Те захихикали и отвернулись, вернувшись к собственным разговорам.
– Все намного хуже, – пробормотала Жасмин, признавшись себе, что все происходящее нельзя считать прогрессом. Ее смелость – лишь влияние внешних факторов: пиво, маскарад.
– Он женат?
– Он считает меня сумасшедшей.
– Ну и что? Я тоже так считаю, но меня это совершенно не отпугивает. Наоборот, именно это мне в тебе и нравится. – Он погладил Жасмин по руке.
Она отдернула руку, даже не успев подумать. Чертовы рефлексы.
– Тебе надо взять пару уроков из серии «Как правильно вести себя с мужчиной», – укоризненно заметил Джош.
– Ничего подобного мне не надо!
– Еще как надо! Жизненно необходимо. Ты же вся как комок нервов. – Он подался вперед и голосом доброго доктора сказал: – Я могу помочь тебе.
Жасмин попыталась обратить разговор в шутку. Она значительным взглядом обвела его роскошное платье и насмешливо вздернула брови:
– Какого мужчину ты имеешь в виду?
Однако Джош не принял шутки.
– Взгляни правде в глаза, Бернс, – настаивал он. – Мы довольно много времени провели вместе, но только сейчас, налившись пивом и спрятавшись за дурацким костюмом, ты смогла поговорить со мной спокойно. Первый раз в моем обществе тебе не стало физически плохо от страха.
Жасмин попыталась возразить, но он махнул рукой и не стал слушать.
– Не глупи. Я актер, и я замечаю такие вещи. Только костюм солдата-убийцы помогает тебе чувствовать себя уверенно.
– Не оскорбляй своего персонажа. Митч не убийца. Он выполняет приказы командования и воюет за свою страну. – Еще одна отчаянная попытка превратить в шутку этот странный и тяжелый разговор. Но попытка опять не удалась.
– Положи этот дурацкий автомат, сними темные очки, взгляни мне в глаза и признайся: сегодняшний день тебе понравился, потому что ты провела его со мной.
– Нет!.. То есть я могла бы… если бы захотела.
Джош хотел, было возразить, но тут официант принес заказанное блюдо.
– Урок номер один, – торжественно объявил Джош, когда официант отошел. – Как есть в присутствии мужчины.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нет тебя прекрасней - Холквист Диана


Комментарии к роману "Нет тебя прекрасней - Холквист Диана" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100