Читать онлайн Нет тебя прекрасней, автора - Холквист Диана, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нет тебя прекрасней - Холквист Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нет тебя прекрасней - Холквист Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холквист Диана

Нет тебя прекрасней

Читать онлайн

Аннотация

Джош Тоби – самый красивый мужчина в Голливуде. По нему страдают миллионы женщин – от поклонниц до коллег.
Чтобы увидеть его обнаженным не на экране, а наяву, любая представительница прекрасного пола готова отдать полжизни.
А вот Жасмин Бернс – художницу по костюмам мистера Тоби – это восхитительное зрелище поджидает едва ли не каждый день!
Да, он неотразим. И даже очень. Но если влюбляться до безумия в каждого привлекательного парня, ничего хорошего не получится.
Жасмин твердо намерена устоять перед чарами Джоша. Его это раздражает. И скоро он уже готов пойти на все, лишь бы соблазнить неуступчивую особу…


Следующая страница

Глава 1

– Здравствуйте, я Жасмин Бернс!
Обнаженный мужчина взирал на Жасмин без всякого выражения.
Черт, как-то иначе это должно звучать… В конце концов, она не массовик-затейник и не аниматор, можно ли требовать от себя столь многого? Жасмин откашлялась и поправила очаровательное черное кружевное белье, из которого и состоял весь ее сегодняшний наряд.
– Я очень рада с вами познакомиться! Нет, опять не то!
Жасмин уставилась на свое отражение в зеркале. Зеркало в полный рост висело на дальней стене. Впрочем, понятие «дальний» применительно к ее квартирке весьма условно. Честно сказать, это и вовсе чистая формальность, поскольку ее квартирка под самой крышей дома в Верхнем Уэст-Сайде Манхэттена была крошечная. Некоторое время Жасмин молча разглядывала свое отражение, пытаясь уверить его и себя, что методика, почерпнутая из очередной книжки, работает и упражнение, которое она делает в данный момент, только похоже на помешательство, а на самом деле исполнено глубокого смысла и в самом скором времени даст блестящие практические результаты…
«Кого я обманываю? – расстроено спросила Жасмин свое отражение. – Я веду себя как сумасшедшая и выгляжу соответственно…» Она уставилась на Кена, лежащего на кровати голышом. Дурацкая все же кукла – бедняжка Барби, не повезло ей с бой-френдом.
Жасмин встала и принялась мерить комнату шагами. Семь шагов, поворот. Семь шагов, поворот. Когда она читала упражнение № 12 на 127-й странице в книге с замечательным названием «Прощай, застенчивость!», оно показалось многообещающим, все было изложено просто и логично. «Тренируйтесь проводить собеседование с потенциальным работодателем, – говорилось в упражнении. – Пусть роль вашего собеседника исполнит кукла. Повторите упражнение несколько раз, чтобы паника и страх покинули вас окончательно. Для достижения максимального результата и «работодатель» и вы – потенциальный сотрудник – должны быть обнаженными».
Жасмин долго колебалась, но так и не осмелилась раздеться окончательно. Она решила, что если наденет этот милый комплект черного кружева, то выйдет даже лучше, чем полная нагота. А вот Кен оказался не столь застенчив и совершенно не возражал, пока она снимала с него кукольные одежки.
«Мозг всегда контролирует тело. Позвольте панике пройти сквозь ваше тело, подождите, пока схлынет волна смущения, и продолжайте упражнение. Повторяющееся появление перед объектом вашего страха вскоре притупит эмоции».
Так написано в книге. Так должно быть… но ее собственный страх не подчиняется нормальным законам. Вместо того чтобы утихать и уменьшаться, он растет, с каждой секундой приближая Жасмин к панике и не позволяя ей забыть о том, что до ее собеседования осталось три дня, семь часов и двадцать семь минут.
Жасмин прекрасно понимала: именно личность ее потенциального работодателя является основной причиной ее смятения. Никто не сомневался в том, что Артуро Мастриани – очень сексуальный и привлекательный мужчина, а именно таких мужчин Жасмин боится больше всего. Впрочем, сейчас так никто не говорит. Политкорректность, царящая в обществе, смягчила тона и краски, и теперь в книгах и журналах обычных трусих, подобных ей, называют «социально тревожными индивидуумами». Да, политкорректность – вещь замечательная, но перед собой притворяться смысла нет, и Жасмин обозвала себя дурой, идиоткой и ненормальной за то, как она поступила год назад, впервые встретившись с Артуро на вечеринке. Ее подружка Люси пригласила гостей и устроила премилый вечер, где собралась масса интересных людей. Это была прекрасная возможность познакомиться с человеком, под чьим началом она мечтала трудиться. Но у Жасмин не хватило духа пробраться к входной двери, где хозяйка встречала знаменитого и чертовски привлекательного гостя. Она ускользнула в одну из спален и пряталась там до конца вечеринки. Целых два часа просидела в стенном шкафу! С тех пор при упоминании имени Артуро ей на память приходит запах лавандовых саше, разложенных на полочках в гардеробной Люси.
Жасмин почувствовала себя уставшей и рухнула на кровать. Уставилась на чисто выбеленный потолок. «Я словно лежу в коробке из-под обуви», – думала она. Все-таки это очень маленькая квартирка. Но зато, лежа на просторной кровати, занимающей значительную часть комнаты, можно смотреть в окно напротив. Окно ей досталось шикарное: почти от пола до потолка и широкое. Сквозь него всегда лился свет, оживляя самый хмурый день и делая помещение неповторимым и даже, наверное, роскошным… ну, по-своему, конечно. Как может быть роскошна коробка из-под обуви.
Жасмин мысленно делила свое жилище на спальню и гостиную. В гостиной, то есть возле окна, имелась кое-какая мебель – все белого цвета: кушетка (куплена на блошином рынке), стул (сейчас, правда, не видно, что он белый, столько всего на нем лежит) и еще кофейный столик. Кто-то собирался его выбросить и с этой целью вытащил на тротуар, но Жасмин освежила предмет с помощью белой краски, и он вполне вписался в ее целомудренно-светлый интерьер.
Вздохнув, Жасмин перебралась на кушетку, по пути прихватив обнаженного Кена и кусок черного шерстяного габардина, который она умыкнула вчера со стола с образцами тканей у магазина на Тридцать седьмой улице. Она крутила и мяла ткань, потом разглаживала ее, и постепенно личико Жасмин приобрело спокойное выражение, и она даже принялась покачивать ногой в такт музыке, доносившейся с улицы. На Амстердам-авеню никогда не бывает тихо. Всегда гудят машины и играет музыка, но Жасмин так привыкла к этим шумам большого города, Что практически не замечает их.
Нужно все же как-то справиться со своими неврозами и попытаться получить работу. Не часто в жизни выпадает шанс поработать с самим Артуро Мастриани, знаменитым модельером, который последнее время увлекся дизайном театральных костюмов. Если она сумеет получить эту работу и проявить себя с лучшей стороны, то ее ждет большое будущее. Блестящее будущее. Ведь открытие ею мастерской по пошиву и подгонке одежды на дому было всего лишь случайностью, а вовсе не частью жизненного плана. Хотя, что греха таить, это оказалось весьма выгодным предприятием. Подшить отвороты, заштопать дырку, ушить, выпустить выточки—и вот уже у Жасмин есть определенная известность, и она завалена работой. Ее знают все жители Сто девятой улицы и рекомендуют своим друзьям как истинную кудесницу; никто не может так незаметно зашить дырочку, прожженную сигаретой на шелковой пижаме, или ушить купленный на распродаже костюм.
Что ж, это не самый плохой способ зарабатывать на жизнь. Жасмин при желании днями не выходит из дома, и ей нравятся ее клиенты. Среди них нет ни одного мужчины, но до этого никому не было дела – кто станет отслеживать клиентуру портнихи? Если к ней и обращался мужчина, то Жасмин извинялась и говорила, что сейчас у нее слишком много работы, и она не может принять заказ. Кругом полно других мастеров, заказчик пожимал плечами и шел со своими брюками к другому портному. Вот и все, и никакого стресса.
И вообще, можно было бы брать заказы и у мужчин тоже, поскольку ведь у нее проблемы далеко не со всеми представителями мужского пола. Есть люди, которые боятся змей и пауков, а Жасмин боится привлекательных мужчин. Это совершенно не смертельно, особенно в Нью-Йорке, где не так уж много красавцев. В модельном бизнесе дела обстоят и того лучше – две трети мужчин, работающих на этой ниве, – голубые. А с ними вообще никаких проблем.
Но вот Артуро, с которым ей предстоит встретиться лицом к лицу, представляет собой досадное исключение. Он красив и гетеросексуален, а потому… потому она его до смерти боится.
Господи, необходимо вернуть самообладание и всего лишь поговорить с этим человеком. Она ведь не обязана к нему прикасаться и тем более с ним переспать. Один за другим Жасмин перебирала веские причины и аргументы в пользу встречи с потенциальным работодателем, взывая к своим трясущимся поджилкам и прочим нервным частям организма. Но те оставались совершенно глухи к доводам разума и продолжали себе трястись.
Нужно взять себя в руки. Прошло уже пять месяцев с тех пор, как она получила свой диплом и степень магистра в Нью-Йоркском университете по специальности «дизайнер театральных костюмов». Все ее однокурсники активно ищут работу или уже ее нашли. Кое-кто устроился в театр, и зарабатывает деньги – приличные деньги. И вот теперь представился редкий шанс найти свое место в мире дизайна, вступить наконец в круг профессионалов, доказать свою состоятельность и заработать.
«А я сижу тут и играю в куклы, – расстраивалась Жасмин. – И Кен у меня голый». Может, в этом все дело? Ну конечно, она же с самого начала чувствовала, что нагота ее потенциального работодателя неестественна. Если Кен воплощает в себе образ известного модельера, то он должен быть облачен в стильный костюм.
Жасмин отнесла Кена на рабочий стол, который стоял у окна. На самом деле это всего лишь белая дверь, положенная на козлы, но зато получилась прекрасная рабочая поверхность – что и требуется. Жасмин улыбнулась, когда солнце блеснуло на металлических деталях ее боевой, то есть швейной, машины – замечательная модель, созданная компанией «Зингер». Она ласково провела ладонью по изгибам корпуса швейной машинки и пообещала, что скоро ей найдется дело. А пока нужно сделать набросок костюма. Жасмин придвинулась к столу и взялась за карандаши. Линии и штрихи ложились на бумагу уверенно, и, стараясь думать в такт движениям рук, чтобы обрести хоть какое-то подобие твердости, она повторяла про себя снова и снова: «Я смогу, я сделаю это. Дизайн одежды и костюмов – то, что я люблю и чем всегда хотела заниматься. Значит, я сумею преодолеть свой страх. Я смогу, мне придется это сделать… мне придется встретиться и поговорить с Артуро. – Вдох, выдох, мысли должны быть столь же ровными, как штрихи. – Я смогу, смогу…»
На листе бумаги возникает набросок шикарного мужского костюма, в котором Кену-Артуро предстоит проводить собеседование со своей новой помощницей: молодым, но чрезвычайно многообещающим талантом Жасмин Бернс.
Жасмин рывком села и затравленно огляделась. Что случилось? Черт, она заснула на диване. Кен тихонько притулился рядом и совсем не мешает… И костюм ему очень идет… почему же она так испугалась? Вновь прозвучал звонок, и Жасмин подпрыгнула от страха. Кто-то долго и решительно нажимал на кнопку звонка внизу у подъезда. И ее домофон трезвонил не переставая. Жасмин взглянула на светящийся циферблат часов – два часа ночи. Может, у Сьюз опять оборка оторвалась или еще что… «А ведь я ее предупреждала: дешевый китайский шелк не слишком пригоден для интенсивной носки, особенно если идешь тусоваться в клуб». Да еще подружка настояла, чтобы платье было таким обтягивающим, что дальше просто некуда.
Качая головой и собираясь как следует поворчать на свою клиентку и лучшую подругу, Жасмин подошла к домофону и нажала кнопку:
– Сьюз?
– Жас, пусти меня в дом! Скорее!
Жасмин вздрогнула, но подавила желание отойти от двери и не открывать. Это Эми, сестра. Она в Нью-Йорке и ломится в дом посреди ночи. В прошлый раз тоже случилось нечто подобное, и, когда Жасмин впустила сестру в дом, оказалось, что за ней гонится парень по имени Руфус, и Эми безвылазно просидела в квартирке Жасмин целых две недели, чтобы сбить преследователя со следа. Им обеим пришлось тогда нелегко. Что же теперь случилось у Эми? Ох, не к добру этот поздний визит.
Жасмин нажала кнопку, отпирая входную дверь, и взволнованно осмотрелась, предчувствуя, что спокойствию и миру в ее доме наступает конец. Она поспешно поправила белый плед на диване и заметила Кена. Его нужно спрятать с глаз долой, а то не избежать сцен и неприятных разговоров. Жасмин однажды уже имела глупость обсудить с сестрой свои личные проблемы. У Эми оказалось весьма оригинальное представление о наилучшем способе борьбы с болезненной застенчивостью сестры. На следующий день она привела домой цыгана по имени Марио. Парень был, чуть ли не с ног до головы покрыт татуировками, а Эми жизнерадостно объявила, что он «самый лучший в плане орального секса по эту сторону Миссисипи». Жасмин решила не проверять это утверждение на собственном опыте, хоть Эми заверяла ее, что после общения с Марио сестра будет «дрожать при виде сексуального мужика; но уже не от страха, а по другой причине».
Жасмин потребовалось сорок пять минут, чтобы выгнать Марио из своего дома. И она до сих пор с содроганием вспоминает тот день и как ей пришлось бегать от него вокруг дивана и… о Господи, лучше не возвращаться в прошлое! Главное, что ей все же удалось избавиться от этого цыганского ловеласа, выпихнуть его из квартиры и выбросить за дверь его кожаные штаны.
Жасмин, опасливо оборачиваясь, торопливо спрятала Кена под подушку. Зашвырнула под кровать книгу с интригующим названием «Десять шагов к смелости». Потом увидела на столе еще две – «Как выжить в обществе застенчивому человеку» и «Пособие по борьбе с застенчивостью», – схватила книги и затолкала в одну из пластиковых коробок. Одинаковые пластиковые контейнеры голубого цвета стояли вдоль стен ее квартирки, заменяя собой полки отсутствующего шкафа. Жасмин хранила там не только личные вещи, но и множество отрезов тканей, фурнитуру, кружева и кучу других совершенно необходимых дизайнеру вещей. Коробка, куда она пристроила книжки, оказалась почти полной, и Жасмин отчаянно сражалась с крышкой, которая никак не желала закрываться. И вдруг она вспомнила, что из одежды на ней только черный кружевной комплект.
Черт, Эми это понравится, но самой Жасмин была неприятна мысль о том, что она предстанет перед сестрой в столь фривольном виде. К тому же черные кружева вызовут множество ненужных вопросов…
В дверь позвонили.
Жасмин принюхалась: это Эми, сомнений нет. Запах ее духов, насыщенный ароматами гвоздики и корицы, проник в комнату прежде сестры. Жасмин заметалась по квартире в поисках халата.
– Секундочку!
– Жас? Почему ты не открываешь? У тебя там мужчина? – Эми уже колотила в дверь.
Можно и так сказать, хмыкнула Жасмин, бросив виноватый взгляд в сторону кровати, где прятался старина Кен. Пениса у него, правда, нет, такая жалость… Куда же подевался чертов халат? Тут и потеряться-то негде, не квартира, а скворечник! «Ну же, где ты, мой халатик?»
– Жас, что ты там делаешь?
– Я иду!
– Куда? Неужели твоя квартира подросла? Помнится, ты могла открыть дверь, даже сидя на унитазе!
– Надо будет как-нибудь попробовать, – пробормотала Жасмин. Халат, наконец, нашелся: она сама положила его, аккуратно свернув, на верхнюю из стопки голубых пластиковых коробок. А что, интересно, в этой коробке? Кажется, фланель… да, точно, она купила остатки прошлогодней коллекции по сниженным ценам.
Жасмин наскоро завернулась в белый махровый халат, туго затянула пояс, отперла все три замка и цепочку и распахнула дверь.
– Сдохнуть можно, пока ты что-нибудь сделаешь! – воскликнула Эми, врываясь в квартиру. Она прошла к окну, отдернула занавески и уставилась на улицу. – Нам надо поговорить, – сказала она не оборачиваясь.
Жасмин подошла к сестре и тоже выглянула в окно. Улицы были совершенно безлюдны в этот час. Жасмин с удовольствием рассматривала золотящиеся в лунном свете листья тополей. Осень только началась, и листва еще не обрела грубоватых бурых и коричневых оттенков; сейчас все цвета нежные и сочные, они прекрасно гармонируют с ее шторами гранатового крепа. Девушка с сожалением задернула шторы и повернулась к сестре. Они не виделись с прошлой весны, когда Жасмин завершила обучение в Нью-Йоркском университете.
– Мне нужны деньги, – заявила Эми.
Вот так всегда. Помнится, той весной они отправились праздновать окончание университета в ресторан. И само собой, Эми не заплатила ни цента. Даже подарочка никакого не припасла, с обидой подумала Жасмин.
– Я, пожалуй, поставлю кофе, – пробормотала она. Вместо ответа Эми вытащила литровую бутыль водки из кармана своего овечьего полушубка. Видя, что бутыль почти пуста, Жасмин пожала плечами и покорно сказала:
– Хорошо, не хочешь кофе – не надо. Вид солидной емкости с крепким спиртным напитком не столько напугал ее, сколько встревожил. Эми не алкоголичка, но за компанию может выпить немало. Однако если сестру потянуло на водку, значит, случилось что-то не слишком приятное. В конце концов, Эми необычный человек. Эми – экстрасенс.
Но не просто экстрасенс, который слышит голоса духов или проводит спиритические сеансы. Дар Эми имел узконаправленную специализацию: стоило ей прикоснуться к человеку, как она слышала голос, который называл имя единственного истинного возлюбленного, дарованного этому человеку судьбой. Имя половинки, предназначенной ему небесами.
Если вы, конечно, верите, что небеса занимаются подобными делами и что у каждого где-то есть своя половинка. Жасмин в это верит, но склонна приписывать сестрице еще один талант – врываться в жизнь людей в самое неподходящее время и всячески эту жизнь осложнять.
Но что делать, если твоя сестра экстрасенс? Приходится принимать ее как данность, как стихию. Жасмин не просто верила в дар Эми, она свято полагалась на судьбу и твердо знала, что среди множества мужчин, которые пугают ее, заставляют мямлить и краснеть, есть один-единственный, желанный, ее половинка и, соединившись с ним, она избавится от своей мучительной застенчивости и станет, наконец, нормальным человеком.
Итак, Эми могла облагодетельствовать – или сделать несчастным – любого, назвав суженого. Но что такое имя? Если Эми изрекала что-то незатейливое, вроде Джон Смит, то дальше уже ваши проблемы заключались в том, чтобы абсолютно самостоятельно найти среди сонма Джонов своего единственного.
И ведь может оказаться так, что этот ваш единственный и дарованный небом возлюбленный живет где-нибудь в Алабаме и у него поросячья ферма, пухленькая жена и семеро детей. А вы… вы, например, собираетесь стать известным модельером («Я стану модельером, стану! Это моя судьба, в конце концов, и какое-то дурацкое собеседование не сорвет мои планы и не преградит путь к будущему величию»). И тогда вам нужно сделать выбор, и весьма трудный.
Надо сказать, голос (Эми была уверена, что это голос женщины, и назвала ее Мэдди) редко произносил имя, которое человек предполагал услышать. Иной раз, глядя на мучения друзей и знакомых, узнавших от Эми имя истинного возлюбленного, Жасмин задавалась вопросом: а чей это, собственно, голос? Ангела? Демона? Высших сил? Судьбы? А вдруг это всего лишь какое-нибудь привидение, которому и на том свете до всего есть дело, вот оно и лезет в чужую жизнь?
Однако чей бы ни был голос, он пропал буквально за несколько дней до того, как Жасмин воссоединилась со своими сестрами. Родители развелись, когда Жасмин едва исполнилось два годика, и виной этому послужил тот самый голос по имени Мэдди. Эми по наивности сообщила папе и маме имена их единственных возлюбленных, и родители кинулись искать свои половинки. Старшая сестра Сесилия и Эми остались с отцом в Балтиморе, а малышка Жасмин уехала с мамой в Индию, в Бомбей, где, как выяснилось, проживал человек, предназначенный маме судьбой. Звали его Эмерил Ливингстон.
В шестнадцать лет Жасмин вернулась в Балтимор и провела с сестрами три месяца – не самые простые и приятные в ее жизни. И вот два года назад она вновь встретилась с Эми и Сесилией в уже абсолютно сознательном и сдержанном двадцатишестилетнем возрасте. Ладить стало возможно, но простыми отношения сестер никто бы не назвал.
Потеряв дар, Эми пустилась во все тяжкие, пытаясь вернуть его обратно. Что только она не делала в надежде услышать голос, произносящий имена! Участвовала в благотворительности, раздавая суп бездомным в одном из церковных приютов (правда, согласилась на это всего один раз, потому что ей решительно не нравился запах супа, да и сами бездомные тоже). Она советовалась с другими экстрасенсами (которых потом обвиняла в жульничестве). Она носила множество драгоценных и полудрагоценных камней, сочетая их так и этак. И вот теперь, похоже, настала очередь водки.
Жасмин сильно сомневалась, что спиртное поможет, но не собиралась указывать Эми, что делать, это бесполезно. Она молча смотрела, как сестра допила бутылку и теперь покачивалась посреди комнаты, стоя с закрытыми глазами.
– Ты поступаешь так, чтобы опять услышать Мэдди? – мягко спросила Жасмин, забирая у сестры пустую тару.
Та вздрогнула, открыла глаза и, сердито глянув на младшую, рухнула на диван с видом полного изнеможения. Не знакомый с ней человек решил бы, что Эми при смерти, но Жасмин не тревожилась – сестрица просто обожает драматические жесты. Она жаждет всеобщего внимания и участия. В то время как ее младшая сестра всегда предпочитала оставаться невидимкой.
Вот и теперь, несмотря на измученный вид, голос Эми зазвучал весьма живо и язвительно:
– Вернись на землю, умоляю! Мне нужны деньги… такие, знаешь, зеленые бумажки, их еще называют по-разному – капуста, баксы, наличные… что за черт?
Эми приподняла попу и принялась шарить по кровати рукой. Вскоре она обнаружила причину своего неудобства – Кена, облаченного в роскошный костюм от кутюр.
Жасмин изо всех сил пыталась изобразить удивление.
Эми некоторое время разглядывала игрушку, приоткрыв от изумления полные, ярко накрашенные губы. Потом протянула фигурку в сторону Жасмин, держа куклу за ногу так, что бедняга Кен болтался вниз головой в совершенно унизительной позе:
– А Барби знает, что он теперь ночует у тебя?
– Ах вот он где! – Жасмин присела на диван, деланно радуясь находке. – Я готовлю эскизы костюмов для одной пьесы… и это, так сказать, прототип. – Ей показалось, что от вранья во рту появился кислый привкус. Вздохнув, девушка провела пальцами по отрезу шерстяной ткани, лежащему на спинке дивана. Даже с закрытыми глазами она могла бы сказать, что эта ткань красного цвета, поскольку ей хватало легких прикосновений, чтобы узнать цвет чего угодно.
Тем временем Эми внимательно посмотрела на сестру. Фактически это был первый взгляд, брошенный ею на родственницу и хозяйку квартиры, где она провела уже некоторое время.
– Минуточку! – воскликнула Эми. – А что это на тебе надето? Там, под халатом? – Цепкие пальцы дернули за отворот. – Что-то сексуальное, да? У тебя был мужик? – Она метнула недобрый взгляд в сторону Кена. – Я имею в виду настоящего мужика!
Жасмин заколебалась. Может, рассказать сестре о том, что этот милый черный комплектик она сшила себе для свидания, которое должно было состояться в четверг? Лучшая подружка Сьюз, огорченная отсутствием у Жасмин личной жизни, решила познакомить ее с одним милым парнем. Она организовала свидание вслепую. Жасмин дала себя уговорить на эту авантюру, о чем пожалела, едва увидела молодого человека: он оказался очень симпатичным, и ей, разумеется, стало плохо. Некоторое время она боролась с дурнотой, слушая не его слова, а лишь бешеный стук своего сердца и шум крови в ушах. А молодой человек смотрел на нее красивыми карими, словно бархатными, глазами, и это было хуже всего. В конце концов, Жасмин просто сбежала, не дождавшись даже горячего. Сьюз до сих пор дулась на нее за это.
Какой смысл скрывать от сестры, что она по-прежнему трусиха и самая стеснительная девушка в Нью-Йорке? Да и врать она толком не умеет… Жасмин вздохнула и принялась излагать правду:
– Кен нужен мне для подготовки к собеседованию по поводу работы. Это такое упражнение в одной из книг… что-то вроде аутотренинга. Кукла должна изображать будущего работодателя.
Эми укоризненно покачала головой:
– И когда только ты бросишь читать все эти идиотские книжки и позволишь мне избавить тебя от застенчивости? Уж я-то точно знаю, что именно тебе нужно! Вот я тут познакомилась с одним парнем, что он вытворяет языком!
– Нет! Я не хочу снова встретиться с Марио! Или с другим таким же!
Жасмин поплотнее завернулась в свой белый махровый халат. Эми с сомнением и искренним недоумением взирала на эту воплощенную безгрешность.
Пока сестра пребывала в озадаченном молчании, Жасмин в который раз разглядывала ее. Все-таки Эми очень красивая женщина, и уж о мужчинах она много чего знает. Смуглая кожа, темные большие глаза, подчеркнутые черным карандашом, и непокорные черные локоны – настоящая цыганская красавица! Фигура у Эми роскошная: от ее пышных форм мужчины просто теряют головы. Одевается она как цыганка: в яркие и блестящие вещи, обожает драгоценности и побрякушки, которыми вся увешана – от банданы на голове до пальцев ног.
Жасмин вздохнула и инстинктивно поплотнее завернулась в халат. Гены – очень странная вещь. Почему она так не похожа на сестру? Худенькая и бледная, а волосы прямые. Единственное, что ей досталось от цыганской родни, – волосы цвета воронова крыла, А в остальном… Жасмин украдкой бросила взгляд в зеркало и разочарованно подумала: «Я похожа на вампира, а не на цыганку».
– А тебе не бывает одиноко? – вкрадчиво спросила Эми. Жасмин передернула плечами. Глупый вопрос! Конечно, ей бывает одиноко, но что с того? С таким же успехом можно спросить одноногого калеку, не скучает ли он по своей утерянной конечности. Естественно, скучает, ведь с ней намного удобнее и проще жить, но всякий трезвомыслящий человек понимает: если ногу не вернуть, какой смысл переживать по этому поводу?
– Сколько денег тебе надо? – спросила Жасмин, надеясь перевести разговор со своей персоны на Эми.
– Две тысячи.
– Сколько? – Жасмин вытаращила глаза. Что-то в этот раз очень много! – А что Сесилия?
Сесилия работала врачом. То есть у старшей сестры деньги имелись.
– Ей-то я и должна эти две тысячи. Мы, видишь ли, слегка поссорились.
Жасмин ждала продолжения, чувствуя, что история не так проста. Эми давно задолжала Сесилии куда больше двух тысяч. Она занимала у сестры деньги постоянно и с легкостью забывала о долге. Наверное, дело не только в деньгах, решила Жасмин.
Эми беспокойно поерзала, недовольная молчанием, и, наконец, не выдержала:
– Ну, я вроде как позаимствовала у нее колечко… кто же знал, что это было кольцо, подаренное к помолвке? Лишь такая дура набитая и ханжа, как наша Сесилия, может держать кольцо, подаренное к помолвке, в какой-то дурацкой шкатулке!
– То маленькое колечко на ногу?
– Нет… это кольцо Финни подарил ей в прошлом году.
Большое.
Жасмин покачала головой. Две тысячи? Смешно – этих денег хватит только, чтобы заплатить за оправу! Там был очень и очень приличный камень. Укоризненно глядя на сестру, она сказала:
– Сесилия не носит кольцо, потому что работает в муниципальной больнице. Чаще всего туда обращаются люди, которым не хватает даже на еду и одежду. Вот она и не носит украшений. Это дело принципа.
– Да мне плевать на ее принципы! У этой жадины полно украшений, которые она никогда не надевает.
Жасмин уже собиралась прочесть своей красивой, но непутевой сестрице проповедь на тему «не укради», но заметила: Эми поглядывает на нее с каким-то странным выражением. Словно ей сил нет как хочется выболтать какой-то секрет.
– Что такое?
– Ничего.
– Эми, говори быстро! – Но про себя Жасмин пару раз повторила: «Не забывай, твоя сестра – врунья и мошенница. Не забывай и не вздумай верить всему, что она скажет!»
– Да так… я просто думала… Пустое все это. – Эми тянула и тянула, но улыбка ее делалась все шире, и было ясно, что она вот-вот выдаст какую-то ударную фразу.
Наблюдая за изводящейся в ожидании младшей сестрой, цыганка скинула полушубок и довольно потянулась, словно большая черная кошка. Черная блузка синтетического шелка туго натянулась на пышной груди, заблестели многочисленные стразы на вороте. – Я хочу предложить тебе сделку, – промурлыкала Эми. – Я скажу тебе имя твоего мужчины – истинного возлюбленного, который предназначен тебе судьбой, твоего идеального любовника. А ты заплатишь мне за это две тысячи долларов.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Нет тебя прекрасней - Холквист Диана


Комментарии к роману "Нет тебя прекрасней - Холквист Диана" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100