Читать онлайн Озорная леди, автора - Холбрук Синди, Раздел - 3. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Озорная леди - Холбрук Синди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Озорная леди - Холбрук Синди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Озорная леди - Холбрук Синди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холбрук Синди

Озорная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3.

— Мисс Чентел! — радостно воскликнул старческим хрипловатым голосом мистер Тодд, когда открыл дверь и увидел свою хозяйку. — Мы так беспокоились за вас! Где вы были?.. — Тут его слабеющие глаза различили, что она стоит перед ним в том бальном платье, которое на ней было накануне вечером. — Как, мисс Чентел, вы не переоделись? — Но каково было его изумление, когда он увидел рядом со своей хозяйкой мужчину, с суровым видом стоявшего за ее спиной. — Вы не одна!
— Это Ричард Сент-Джеймс, граф Хартфорд, — представила Чентел Ричарда и, покраснев, добавила: — я все объясню позже.
— Доброе утро, мистер Тодд, — вежливо поздоровался Сент-Джеймс. — Я жених Чентел.
— Я… я понимаю, — пробормотал обескураженный слуга.
Чентел вздрогнула, увидев, как ее престарелый дворецкий пошатнулся, но все-таки сумел устоять на ногах еще до того, как Сент-Джеймс пришел ему на помощь.
— Прошу прощения, мистер Тодд, — сказала Чентел, обернувшись, чтобы бросить укоризненный взгляд на Ричарда. — Мы совсем не хотели так вас ошеломить.
— Не беспокойтесь, мисс, все в порядке. — Мистер Тодд взял себя в руки и снова стал тем образцовым английским дворецким, которого Чентел любила и почитала с детства. — Примите мои поздравления. — Он поклонился. — И вы также, милорд.
— Благодарю вас, мистер Тодд, — любезно улыбнулся Ричард.
Дворецкий внимательно осмотрел стоящего перед ним мужчину и слегка кивнул:
— Мисс Чентел — замечательная леди, милорд. Я уверен, что вы будете с ней счастливы. — Его подслеповатые глаза обратились к Чентел. Он принял осанистый вид, добавив: — Мистер Тедди в гостиной, должен вас предупредить, что он не один: с ним ваша тетя и кузен.
— О нет! — простонала Чентел.
— Прекрасно! — бодро заявил ее будущий муж. — Я предвкушаю наше приятное знакомство!
«Этот человек — сущий дьявол», — подумала Чентел.
— Сюда, милорд, — указывая путь, проговорил мистер Тодд. Чентел с обреченным видом возглавила процессию, мужчины последовали за ней.
Когда они вошли в гостиную, все семейство сидело за чаем. Чентел остановилась, волнение не давало ей говорить. Да она и не знала, что сказать.
Мистер Тодд, не забывая своих обязанностей, вышел вперед и объявил:
— Мисс Чентел и Ричард Сент-Джеймс, лорд Хартфорд. — После этого он отступил в сторону, и Чентел осталась стоять перед своими родными без всякого прикрытия.
Она все еще никак не могла собраться с мыслями и молча смотрела на своих сородичей, а те, в свою очередь, поедали ее глазами. Ричард Сент-Джеймс подошел и положил руку на ее плечо.
— Доб-доброе утро, — наконец выдавила она из себя, пытаясь придать голосу радостную интонацию. — Как поживаете?
— Как поживаем? — взорвалась тетя Беатрис. — Ты спрашиваешь, как мы поживаем? Мы с рассвета ломаем себе голову над тем, куда ты пропала. Узнав, что ты не вернулась домой вчера вечером, мы поспешили сюда.
После этих слов Чентел так посмотрела на Тедди, что он беспокойно заерзал на стуле.
— Я не знал, что делать, — попытался объяснить он. — Джульет ворвалась ко мне с криком, что ты не спала в своей постели. Я испугался того, что к тебе опять приходил тот странный тип… ну, тот человек в маске…
В этот момент чуть не вскрикнула Чентел, потому что рука Сент-Джеймса сильно сжала ее плечо.
— Тедди, ты бредишь, — сказал Чед, не отводя глаз от Чентел. — Он послал к нам, дорогая, чтобы узнать, не вернулась ли ты после бала в наш дом.
— Он поступил совершенно правильно, — одобрительно кивнула тетя Беатрис. — В конце концов, мы одна семья. — Взгляд, который она при этом бросила на Сент-Джеймса, совершенно ясно говорил, что она считает его пребывание здесь абсолютно лишним. — Кто же знал, что ты будешь всю ночь флиртовать…
— Мама, — прервал ее Чед, — пожалуйста, позволь Чентел самой все объяснить!
— Я… — Чентел в отчаянии посмотрела на Чеда, который, казалось, проявлял к ней сочувствие; она даже протянула к нему руки. — Я просто не знаю, что сказать.
— Кроме того, что я твой жених, — произнес Сент-Джеймс самым любезным тоном.
Чед заметно побледнел, тетя Беатрис фыркнула, а Тедди присвистнул. Это неожиданное заявление подействовало на родственников Чентел ошеломляюще.
— Как жених? — выдавил наконец из себя ее брат. — Этого не может быть. Чентел никогда ничего о вас не рассказывала. Это, должно быть, шутка.
— Нет, Тедди, это не шутка, — тихо сказала Чентел.
Тедди несколько раз от удивления открывал рот, но также молча закрывал его. Наконец он понял, что все это не шутка и не розыгрыш. Но следующая мысль, пришедшая ему в голову, понравилась ему еще меньше, так как в его глазах зажегся злой огонек и он с подозрением посмотрел на графа.
— Я знаю, почему он хочет на тебе жениться, Чентел! — воскликнул он, осененный догадкой. — Ставлю пятьсот фунтов, что он охотится за нашим сокровищем! Вот в чем дело! Не выходи за него, Чентел.
— Уверяю вас, я женюсь на ней вовсе не по этой причине, — ответил ему Сент-Джеймс тоном, который Чентел совсем не понравился.
— В самом деле, Тедди, что тебе взбрело в голову? — заговорил Чед. — Твои слова звучат очень нелестно для Чентел. Чентел сама по себе — сокровище, и ни одно сокровище мира с ней не сравнится. Кроме того, насколько мне известно, лорд Хартфорд обладает достаточным состоянием, чтобы не думать о тайных кладах. — При этих словах он окинул Сент-Джеймса оценивающим взглядом. Тот был одет безукоризненно и строго по моде. Блеск его сделанных на заказ сапог мог быть достигнут только при помощи ваксы, смешанной с шампанским.
— Благодарю вас за то, что вы сняли с меня подозрение в охоте за приданым… то есть, я хотел сказать, за сокровищем. — Ричард произнес это так высокомерно, что Чентел отвернулась от него и стала глядеть прямо перед собой.
— Тогда зачем вы на ней женитесь? — спросила его тетя Беатрис со свойственной ей прямотой.
— Нам придется пожениться, в противном случае может пострадать репутация мисс Эмберли.
— Это правда, Чентел? — Чед подошел к ней и взял ее за руки. — Скажи мне правду, дорогая.
Чентел как будто разрывали на части. Рука Ричарда, холодная и сдерживающая, лежала на ее плече, а расстроенный Чед пожимал ее руки с нежностью и теплотой. Боль, которую Чентел увидела в его глазах, пронзила ей сердце.
— Это не то, что ты думаешь, — смущенно произнесла она. — Все было совершенно невинно, но боюсь, что нас действительно застали в компрометирующей ситуации.
— Тогда выходи замуж за меня, — решительно предложил Чед. — Ты же знаешь, что я люблю тебя очень давно.
— Да, выходи за Чеда, — эхом отозвалась тетя Беатрис. — Нечего вовлекать в наши дела посторонних.
— Очень жаль, что я для вас посторонний. — Чентел глубоко задела насмешка, которую она уловила в голосе Ричарда. — Но боюсь, что Чентел должна выйти замуж именно за меня, лишь я один могу спасти ее репутацию.
— То есть вы хотели сказать — вашу репутацию? — неожиданно взорвалась Чентел, высокомерие графа вывело ее наконец из себя. — Не стройте из себя героя! Вы низкий, подлый…
— Хартфорд, я вас вызываю на дуэль! — Резкий голос Чеда ворвался, как удар хлыста, в монолог Чентел.
Чентел затаив дыхание наблюдала за Сент-Джеймсом. Его глаза угрожающе потемнели, и она видела, что он еле сдерживается. Поймав его взгляд, Чентел почти беззвучно прошептала:
— Откажитесь.
Он улыбнулся, нахмуренный лоб разгладился, и он почти весело спросил:
— Вы меня разыгрываете?
Чентел облегченно вздохнула. Она повернулась к Чеду и умоляюще положила руку ему на грудь:
— Чед, пожалуйста, успокойся. Граф совершенно прав. Весь город узнает о нашей помолвке в течение ближайшего часа без нашего участия. Меня… меня этим утром застали в компрометирующей ситуации в доме лорда Хартфорда сестры Рэндалл.
— Не может быть! — в ужасе воскликнул Тедди. — Сестры Рэндалл — это очень, очень плохо! Сестры Рэндалл никогда не упускали случая напомнить Тедди, что он слабоумный, и при одном лишь упоминании их имени Тедди бросало в дрожь, как это с ним произошло и в эту минуту. Он схватил по ошибке сахарницу, думая, что взял чашку, и одним глотком попытался опрокинуть в себя ее содержимое. Он поперхнулся и закашлялся, а сахарницу сердито бросил на сервировочный столик, так что от нее снова отломилась ручка, которую Чентел совсем недавно аккуратно приклеила.
— Так что, как видишь, — Чентел улыбнулась Чеду, — я действительно должна выйти замуж за Хартфорда. Поэтому умоляю тебя, давай обойдемся без драки.
— Хорошо, — ответил он ей мягко, — я сделаю так, как ты хочешь, — и, бросив злобный взгляд на Сент-Джеймса, добавил: — Но только ради тебя.
— Спасибо! — благодарно улыбнулась она кузену.
Чентел чувствовала, что еще немного — и она сломается, просто распадется на части. Потому она обратилась к графу:
— Я уверена, что у вас много дел, милорд, и мы не можем претендовать на ваше время. Позвольте мне вас проводить.
Они вышли из комнаты. Чентел провела Сент-Джеймса через холл к входной двери. Открыв ее, она попрощалась с ним, как с абсолютно чужим человеком.
Он повернулся к ней и с негодованием спросил:
— Как ты можешь отказывать мне, когда у тебя такая семья? Я на твоем месте ухватился бы за любой шанс сбежать от них, хотя бы только на полгода.
— Это моя семья, — встала на их защиту Чентел, — и они меня любят.
— Ты так думаешь? — Голос Ричарда неожиданно прозвучал так ласково, что, пораженная, Чентел молча уставилась на него, не зная, что и думать. Она до сих пор не могла привыкнуть к перемене настроений Ричарда.
Через минуту глаза его снова стали непроницаемыми и лицо посуровело:
— Только не говори им ничего больше обо всей этой истории. Твой кузен достаточно глуп, чтобы бросить мне вызов, а Тедди вообще невозможно доверять. Ты ведь не хочешь, чтобы кто-нибудь из них был убит?
— Нет, я бы предпочла, чтобы убили вас, — не побоялась быть дерзкой Чентел.
Он разозлил ее еще больше, так как только рассмеялся в ответ.
— Я в этом не сомневаюсь, но поскольку это невозможно, то передай своим родственникам, чтобы они держались от меня подальше.
— Если кто-нибудь вас и убьет, то это буду я. — Она бросила на Ричарда испепеляющий взгляд. В ответ он лишь усмехнулся.
— До свидания, дорогая моя. — Он погладил ее по щеке. — Не плачь, пока меня не будет рядом с тобой. — Он повернулся и стал спускаться по ступенькам, насвистывая веселую мелодию.
Ярость Чентел наконец нашла выход: девушка так сильно хлопнула дверью, что Ковингтон-Фолли содрогнулся. Звук этот отозвался во всех стропилах и долго еще гулко резонировал в пустых внутренних помещениях дома.
Ричард задумался, стоя у высокого окна. Он знал, что его ждут неотложные дела, но мысль о предстоящей женитьбе на Чентел Эмберли полностью завладела его сознанием. Он озадаченно посмотрел на гору книг и бумаг, которые лежали на рельефной кожаной поверхности его письменного стола, и попытался сосредоточиться. Ричард не видел эту ветреницу почти две недели, которые посчитал нужным дать ей, чтобы она свыклась со своей судьбой. Свадьба действительно была единственным способом избежать скандала. Если они не поженятся, то в своем мире она окажется изгоем. Ее больше не примут ни в одном доме. Он видел лица этих старых гарпий в тот момент, когда она скатилась к их ногам с лестницы. Ричарда не столь волновала собственная репутация, сколько положение, в котором окажется его семья. Лорд Хартфорд понимал, что чопорные родственники, чрезвычайно заботящиеся о приличиях, не смогут пережить сплетен и осуждения общества. И подумать только, что в этой двусмысленной ситуации Чентел, казалось, совершенно не волновало ее доброе имя. В течение двух недель он не получил от своей взрывоопасной невесты ни единой весточки. Занимаясь приготовлениями к свадьбе, он все еще не был уверен в том, появится ли она на церемонии. Он горько усмехнулся. Его утешала только мысль, что будущая жена не станет навязывать ему свое общество. Конечно, существует опасность, что Чентел его задушит во сне, но цепляться за него она не станет, это точно.
Он взял со стола какой-то документ. И тут же положил обратно. Его мысли были по-прежнему далеки от дел. Приближался тот день, когда он встанет у алтаря с обворожительной злючкой, которая не скрывает своей ненависти к нему, впрочем, так же, как и ее семья, и это вполне объяснимо: кузен мечтает о ней, Тедди подозревает его в том, будто он женится на его сестре из-за мифического сокровища.
Тяжело вздохнув, он нагнулся, чтобы открыть нижний ящик стола. Внезапно раздался звон разбитого стекла — пуля с характерным свистом пролетела над ним и пробила стену под самым потолком. Повинуясь инстинкту самосохранения, он скатился со стула и распластался на полу; в этот момент разлетелось вдребезги второе стекло и что-то с силой ударило Ричарда в плечо. Повернувшись, он увидел на полу камень, завернутый в грязный листок бумаги и перевязанный бечевкой. Он подобрал его и, быстро развернув, прочитал записку: «Если ты женишься, то умрешь».
Ричард смял записку в руке и стиснул зубы, так что на скулах заходили желваки. Поднявшись с пола, он издал дикий вопль и выскочил из комнаты.
Запыхавшийся и встревоженный Эдвард встретил его у двери кабинета.
— Что случилось?
— Ничего, — бросил Ричард, пробегая мимо него. — Не беспокойся.
— Мне послышался выстрел! — вдогонку ему крикнул приятель.
— Тебе не почудилось, выстрел был. — Ричард уже открывал входную дверь.
— Куда ты? — поинтересовался напоследок Эдвард и услышал в ответ:
— К мисс Эмберли — я собираюсь спустить с нее шкуру.
В устах разъяренного графа эта угроза звучала вполне серьезно.


Утро выдалось на редкость ясным и солнечным, так что Чентел решила постирать шторы из гостиной. Измученная, она стояла у высокого корыта, доходившего ей почти до пояса, и с тоской глядела на зеленоватую массу, плавающую в мыльной воде. Увы, вылинявшие занавеси не стали выглядеть лучше. «Боюсь, — подумала девушка, — что они уже никогда не будут такими, как раньше. А давно ли они радовали взгляд, играя ярко-зелеными красками и вышитыми золотой нитью лилиями». Старые шторы, казалось, устали от долгой службы и хотели на покой. Но Чентел еще возлагала на них надежды. Мокрой рукой она отбросила со лба непослушный завиток и вновь принялась за стирку.
От домашних забот ее отвлек приближающийся конский топот. Она подняла голову и увидела на дороге Ричарда Сент-Джеймса, мчавшегося к дому во весь опор. Сердце ее упало; Чентел выглядела как служанка: на ней было самое старое домашнее платье, мокрые рукава закатаны до локтей, передник весь в мыльных разводах. На мгновение она испугалась, что попадется ему на глаза в таком виде, но тут же успокоилась: какое ей дело до того, что подумает о ней этот человек!
Ричард натянул поводья в каком-нибудь метре от нее, его большой черный жеребец зафыркал и стал рыть землю копытом. Казалось, они оба: и конь и всадник — находятся в самом грозном настроении.
— Доброе утро, — приветливо улыбнулась ему Чентел, вытирая руки о передник. Было видно, что Ричард настроен на серьезный разговор. «Интересно, что его так разозлило?» — подумала Чентел, приняв грациозную позу.
— Ты подумала о том, что делаешь? — возмущенно спросил он.
— Как что я делаю? Я стираю шторы.
— К черту отговорки! Ты хотела меня просто напугать? Или ты действительно хотела меня убить? — Глаза Ричарда сверкали огнем.
Она широко раскрыла рот:
— О чем вы говорите, милорд?
— Ты сама стреляла в меня или кого-то наняла? Пуля чуть не задела меня.
Чентел, по-прежнему ничего не понимая, прищурилась и насмешливо спросила:
— Что с вами случилось, вы совсем потеряли голову?
— Ты стреляла в меня сегодня утром или не стреляла? — задал прямой вопрос Ричард.
— Стреляла в вас? Конечно же, нет. Как вы смеете даже спрашивать меня об этом? — изумилась Чентел.
— Ты сказала, что хочешь меня убить. Честно говоря, я не думал, что ты собираешься и в самом деле осуществить свои намерения, и притом так быстро, — уже более спокойно произнес он.
— Но это была не я! Если кто-то в вас стрелял, поищите его среди других ваших врагов. Уверена, у вас их немало! Во всяком случае, ваш обычай одурманивать женщин и похищать их наверняка способствовал увеличению их числа, — дерзко произнесла Чентел.
— Единственная женщина, с которой я так поступил, — это вы, мисс Эмберли, — произнес Ричард с нажимом на слове «вы».
— Правда? Какая честь для меня! Наверное, я должна чувствовать себя польщенной, но, прошу прощения, я бы предпочла, чтобы вы удостоили этой чести кого-либо другого, — с ехидством заметила она.
— Не уводи разговор в сторону, ты не можешь так легко сбить меня с толку. Я знаю, что за этим покушением стоишь ты!
— И почему же именно я? — возмутилась Чентел. Этому человеку ничего не стоило обвинить ее в попытке убийства. И ему не было никакого дела до того, что тем самым он жестоко ее оскорбляет! — Это не я, а вы увязли во всевозможных интригах. Это вы гоняетесь за шкатулками и устраиваете налеты на дома честных людей… Как вы смеете обвинять меня в подобной низости?
Ричард соскочил с лошади, и Чентел настороженно следила за его движениями. Его внешний облик внушал уважение. Очень медленно он подошел к ней вплотную, и Чентел вскинула на него свои изумрудные глаза — в них был вызов. Но каждый раз, когда он оказывался рядом, она теряла душевное равновесие, и это выводило ее из себя.
— Моя дорогая, никто, кроме тебя, не мог послать мне записку такого содержания, — произнес он, протягивая ей сильно помятый листок бумаги.
Чентел взяла его в руки и, прочитав, ахнула.
— Что же ты, Чентел! Обычно ты куда более красноречива! — коварно усмехнувшись, сказал Ричард.
Чентел смотрела на него в изумлении, не представляя себе, кто мог написать эту записку.
— А откуда взялась эта записка?
— В ней был завернут камень, который бросили мне в окно после выстрела.
Чентел, изображая внешнее спокойствие, отвернулась от него, снова наклонилась над стиркой и взялась обеими руками за мокрую ткань.
— Ну? — спросил Сент-Джеймс, оказавшийся теперь за ее спиной. — Что ты можешь теперь сказать в свое оправдание?
Она повернулась и, глядя прямо ему в лицо, с нескрываемой злостью проговорила:
— Я могу сказать только то, что это сделала не я. Кто-то не хочет, чтобы вы на мне женились. Поищите этого человека среди своих знакомых. Я невиновна и, как видите, все утро стирала. — И она красноречивым жестом приподняла занавеси над корытом.
Сент-Джеймс с видимым дружелюбием заметил:
— Теперь я это вижу.
Она облегченно вздохнула, но, как оказалось, слишком рано, потому что он тут же продолжил:
— Кого ты наняла, Чентел? Говори!
— Наняла?! — Терпение девушки было на исходе. Она всплеснула руками, понимая, что бессильна что-либо доказать этому человеку. — Я никого не нанимала! Рассудите здраво и скажите, чем я могу заплатить наемному убийце? У нас нет ни одного лишнего пенни — и нелишнего тоже. Заплатить кому-то, чтобы он избавил меня от вас, для меня непозволительная роскошь. И перестаньте наконец оскорблять меня и мою семью… мы не злодеи. — Чентел принялась выкручивать шторы, представляя себе, что в руках у нее не материал, а его шея, а потом с силой погрузила их в грязную воду. — Возможно, есть другая женщина, которая не хочет, чтобы вы на мне женились. Наверняка какая-нибудь ревнивая любовница…
На лбу Сент-Джеймса проступила жилка от напряжения.
— Я никогда в жизни не связывался с такого рода женщинами, — высокомерно произнес он. — По крайней мере до тех пор, пока… — Он внезапно замолк, но недосказанное слово повисло между ними в воздухе.
— До тех пор, пока не встретили меня? — докончила она за него фразу. — Что ж, милорд, я тоже не горю желанием связать с вами свою судьбу, — продолжила она вкрадчивым тоном. — Уверяю вас, вы отнюдь не мужчина моих грез. Давайте отменим эту свадьбу-фарс. Наверняка мы сможем найти другой способ противостоять сплетникам.
— Нет; — ответил он с каменным лицом. — Мы просто ее передвинем… Мы поженимся через четыре дня.
— Как? В своем ли вы уме? Честное слово, я начинаю в этом сомневаться, — воскликнула Чентел. Он мрачно улыбнулся:
— Видишь, Ченти, твой план рухнул, более того, он привел к обратному результату.
— Это вовсе не мой план, слышите, не мой! И не смейте называть меня Ченти! Зачем мучить меня за то, к чему я не имею отношения?
— Я не имею ни малейшего намерения подставлять себя под пули в ближайшие несколько недель. Свадьба будет через четыре дня. Это мое окончательное решение.
— Милорд, если мы поженимся в такой спешке, это вызовет тот самый скандал, которого вы хотите избежать. Злые языки начнут говорить о такой непристойной торопливости, и ваша честь попадет под обстрел. Этого вы хотите? — попыталась переубедить Чентел своего упрямого жениха.
— Зато они будут молчать, когда мы захотим расстаться, — парировал ее возражения Ричард.
— Но… — Чентел запуталась в своих мыслях и никак не могла придумать веских доводов против этой свадьбы. — Но ведь ваша семья не сможет собраться так быстро, а ваши родственники должны быть на церемонии, иначе никто в этот фарс не поверит, — ухватилась она за первую попавшуюся причину.
— Они будут. Этих людей не надо учить, что такое фамильная честь и как надо ее защищать. Что же касается членов твоей семьи, — тут он пренебрежительно пожал плечами, — то абсолютно неважно, будут ли они присутствовать.
— Ах ты тщеславный индюк, ты, напыщенный… — Ярость ослепила Чентел, и она была готова броситься на этого наглеца с кулаками.
Лицо Ричарда выражало полное довольство собой, и он посмотрел на нее снисходительным взглядом, как смотрят на капризных детей. Заносчивость этого типа в глазах Чентел была непростительная, и, чтобы сбить с него спесь, она рывком подняла из воды штору и изо всех сил швырнула ему в лицо; послышался громкий шлепок, и мокрая материя медленно сползла вниз, оставляя за собой влажный след на его искаженной гневом физиономии. Он потерял свой несносно-самодовольный вид. Но теперь на Ричарда стало страшно смотреть.
— Не приближайся, — предупредила его Чентел, попятившись. Она схватила другую занавеску и угрожающе подняла ее над головой. — Не приближайся, ты меня слышишь?
Не испугавшись угрозы, Сент-Джеймс подошел к ней ближе, и она бросила в него свой мокрый снаряд, который на этот раз попал ему прямо в грудь, покрыв мыльными брызгами роскошный шелковый жилет. Он поймал ее за руку, и, прежде чем Чентел успела вывернуться, ее вторая рука тоже оказалась в плену. Внезапно Сент-Джеймс легко поднял ее над собой.
— Сейчас же опусти меня! — закричала девушка, тщетно пытаясь отбиться от него ногами. — Опусти меня, мерзавец!
Он опустил ее вниз. Раздался плеск воды, и Чентел поняла, что сидит прямо в корыте, в котором вода уже успела остыть, а грязные разводы на ее поверхности напоминали тину.
— Подлец! — закричала Чентел.
Вода просочилась сквозь юбки и неприятно холодила кожу. Она схватилась за скользкие бортики и попыталась приподняться. Как только ей это удалось, Сент-Джеймс безжалостно толкнул ее обратно, и она ушла под воду с головой. Барахтаясь и отплевываясь, она вынырнула и, ничего не видя вокруг, чихнула — пена и брызги разлетелись в разные стороны.
— Остынь, дорогая, — злорадно произнес Сент-Джеймс, вытирая рукой мокрое лицо.
— Я тебя ненавижу! — завопила в ответ Чентел; отвратительный вкус мыла во рту пагубно подействовал на ее и без того Дурное настроение.
Сент-Джеймс наклонился над Чентел, опершись обеими руками о борта корыта; вид у него был неумолимый.
— В любом случае мы поженимся через четыре дня. И я вас предупреждаю, когда вы станете моей женой, не смейте даже и подумать о том, чтобы поднять на меня руку или пролить на меня хоть каплю воды. В следующий раз это закончится для вас намного хуже! Понятно?
Подбородок у Чентел дрожал, но она ответила ему твердым голосом:
— Помните, милорд, что вы не будете мне настоящим мужем, и не рассчитывайте на то, что сможете мною командовать!
— В течение полугода — могу и буду! — не унимался Ричард.
— Эти шесть месяцев будут для меня кошмаром! — не осталась в долгу Чентел.
Сент-Джеймс без предупреждения поднял ее за подмышки и вытащил из корыта. Прижав к себе, он поцеловал ее — страстно и грубо. Она ощутила мыльный привкус на его губах, чувствовала, как его руки поглаживают с боков ее грудь. Голова ее закружилась, по телу пробежала дрожь — не от холода, а от неизвестно откуда взявшегося жара, который охватил ее всю.
Наконец он оторвался от ее губ; глаза его были совсем темными, а взгляд таким же ошеломленным, как и у Чентел. Неожиданно он выпустил ее из объятий и отодвинулся; лишившись опоры, девушка вновь упала в корыто.
— Через четыре дня в моей часовне. — Сент-Джеймс резко повернулся, вскочил на лошадь и ускакал галопом, не оглядываясь.
Чентел сидела в мыльной пене; самое удивительное, что она была рада холодной воде, охладившей ее разгоряченное тело. В замешательстве она закрыла глаза. Неужели это все только что было с ней?


Три часа спустя Чентел сидела в гостиной, одетая в свое любимое муслиновое платье персикового цвета. Приближалось время чая. Из коридора послышались чьи-то шаги. Ожидая увидеть Тедди, она подняла голову, но это был Чед. И Чентел с досадой нахмурилась. Она ждала именно Тедди, которого хотела подвергнуть допросу, по сравнению с которым побледнели бы пытки испанской инквизиции.
— Чентел, ты не видела Тедди? — спросил ее Чед, как только вошел.
— Нет, — ответила она, потянувшись за печеньем и всем своим видом изображая безразличие. — Разве он провел день не с тобой? Я думала, что у вас были какие-то общие дела.
— Да, были, — ответил Чед, усаживаясь и оглядывая чайный столик. — Мы собирались пойти вместе на аукцион у Питершема, но Тедди так и не появился.
При этих словах Чентел поперхнулась и закашлялась. Чед внимательно посмотрел на нее и озабоченно спросил:
— Все в порядке, кузина?
— Да, — ответила Чентел слабым голосом, сделав глоток чаю. — Интересно, что могло его задержать?
— Не сомневаюсь, что мы скоро это узнаем. Тедди никогда не пропускает чай. Этой привычке он не изменил ни разу в течение того времени, что я его знаю.
— Да, ты прав. Нам просто надо немного подождать, — немного успокоилась Чентел.
Чед снова изучающе на нее посмотрел и спросил:
— В чем дело? Ты неважно выглядишь. Чентел печально улыбнулась и покачала головой.
— Может, у тебя мигрень? — продолжал допытываться Чед.
— Да, у меня болит голова. Но когда же он придет? — не скрывая своего нетерпения, вздохнула Чентел.
Послышалось немузыкальное мурлыканье. Кто-то, напевавший все более и более фальшиво, подходил к гостиной; наконец дверь отворилась, и на пороге появился Тедди. Он выглядел гораздо хуже, чем обычно; нос его был на редкость красен, а одежда сильно помята.
— Добрый день, — поприветствовал он сидящих в комнате, торжественно подняв руку. — Я пришел пить чай.
Широкая сияющая улыбка осветила его веснушчатое лицо. Нетвердым шагом он добрался до середины гостиной, наткнулся на стул, опрокинул его и, взглянув на молча наблюдавших за ним сестрой и кузеном, прищурился, словно для того, чтобы получше разглядеть, кто перед ним сидит. Наконец, узнав Чеда, он радостно воскликнул:
— Привет, Чед. Рад, что ты здесь. Я хочу изви… изви… словом, прости меня за это утро.
— Все в порядке, старина. Наверное, у тебя появились срочные дела. — Чед откровенно забавлялся, наблюдая за Тедди.
— Нет. — Тедди яростно потряс головой. — Я просто пытался думать, вот и все. Знаете ли, думать — это не в моем духе. Оказывается, это жутко тру… трудная штука. От этого жаж… жажда развивается!
— Да, это видно, — рассмеялся Чед.
Чентел, однако, не видела в этом ничего смешного. Она бросила на своего пьяного братца подозрительный взгляд:
— И о чем же ты думал, Тедди?
— О тебе. — Водянистые глаза Тедди наполнились слезами. — Не думаю, что ты хочешь выходить замуж за этого Сент-Джеймса. Может быть, я не так умен, но это я понимаю. В конце концов, я все-таки твой брат.
— Да-да, Тедди, я знаю, — попыталась упокоить своего расстроенного брата Чентел.
— Я не хочу, чтобы ты выходила замуж за этого типа. Я об… обещаю, что найду выход из этого положения. — Лицо Тедди выражало решительность.
У Чентел почти не осталось сомнений — конечно же, это Тедди стрелял в графа.
— Боже мой, Тедди, зачем ты это сделал? Я молилась, чтобы это оказался не ты! — едва не плача воскликнула она.
— Не я? — Тедди сделал недоуменное лицо.
— Как же ты мог совершить такую глупость! Как ты мог!
— Что он сделал? — спросил ничего не понимающий Чед, в то время как Тедди сидел с низко опущенной головой.
— Да, — пробормотал Тедди, когда он наконец смог говорить. — Что я сделал?
Чентел в полном отчаянии ответила Чеду:
— Этим утром он стрелял в Ричарда Сент-Джеймса, а потом подбросил ему через окно записку с предупреждением, чтобы тот не женился, если хочет жить.
— Не может быть! — Чед вопросительно посмотрел на Тедди.
— Не может быть, — повторил удивленно Тедди.
— Ты слышал меня? — Чентел раздраженно потрясла брата за плечи. — Ты стрелял в Ричарда Сент-Джеймса и потом подбросил ему в окно записку!
— Я?! — переспросил Тедди. Он многозначительно прищурился и горделиво выпрямился на стуле. — Черт возьми, как здорово! Умно, очень умно. Я обязательно так и сделаю, — сказал он, прищелкнув пальцами.
— Это вовсе не умный поступок! — закричала Чентел в изнеможении. — Он только все испортил!
— Правда? — Тедди тяжело вздохнул. — Тогда я не буду этого делать. Жалко. Мне это показалось гениальным решением.
— Тедди, — вмешался Чед, потому что Чентел уже не могла говорить: ее взгляд метал молнии, а руки сжались в кулаки. — Давай все-таки выясним — стрелял ты в Сент-Джеймса или не стрелял?
Тедди озадаченно посмотрел на Чеда; он размышлял целую минуту и потом отрицательно покачал головой:
— Нет, не стрелял, но хотел бы, — и тут он громко икнул. — Этот прохвост ском… ском… скомпрометировал мою ненаглядную сестренку. Я вот что вам скажу — он за нашим сокровищем охотится.
Чед обратился к Чентел, внимательно наблюдавшей за Тедди:
— Он определенно этого не делал. А теперь, пожалуйста, расскажи мне, что же произошло, пока я еще сопротивляюсь желанию подобно Тедди припасть к бутылке.
— Должен предупредить, ты не можешь этого сделать, — с сожалением сказал Тедди. — Я выпил все. Чентел, надо еще заказать спиртное.
— Объясните мне наконец, в чем дело! — взвыл Чед в отчаянии.
— Я знаю только то, что сегодня утром кто-то стрелял в Ричарда Сент-Джеймса и потом подбросил ему записку с угрозой — если он женится на мне, то умрет. Признаюсь, я была уверена, что на подобное безрассудство способен только Тедди. Этот выстрел и предупреждение привели к тому, что Сент-Джеймс разозлился и перенес свадьбу. Я должна выйти за него замуж через четыре дня! Вы слышите — через четыре!
— Ч… что? — не поверил своим ушам Тедди.
— Да, ты не ослышался. Он сказал, что не хочет ждать, пока его подстрелят, свадьбу он отменять не собирается. Это, видите ли, его решение. Я же должна подчиняться его воле, как будто он мой господин. Этот человек совершенно невыносим!
— Нич… ничтожество, — с трудом выговорил Тедди. — Я вызову его на дуэль, вот что я сделаю!
— Нет, это я его вызову, — сказал Чед и серьезно посмотрел на Чентел.
Девушка перевела глаза с брата, смотревшего на нее по-собачьи преданно, на Чеда и встретила его холодный, решительный взгляд. Глаза ее подозрительно увлажнились при виде рвения ее защитников.
— Я очень тронута вашей заботой, но никто из вас не будет с ним драться.
— Я должен, — решительно заявил Тедди. — Я не могу допустить, чтобы ты вышла замуж за это ничтожество.
— Пожалуйста, даже не думай об этом, — умоляющим голосом произнесла Чентел.
— Не могу допустить, чтобы ты мучилась во власти этого мер… мерзавца, — продолжал Тедди, вошедший в образ галантного рыцаря. — Черт побери, я его обязательно вызову. А если я промахнусь, то Чед довершит дело.
— Нет, нет! — не на шутку испугалась Чентел. — Полгода я как-нибудь выдержу, — сказала она дрогнувшим голосом. Услышав это, защитники ее чести раскрыли рты, по всему было видно, что они обескуражены ее заявлением.
— Что ты имеешь в виду? — наконец проговорил Чед наигранно безразличным тоном. — Что значит — только на полгода?
— Бр… брак — это на всю жизнь, — добавил Тедди. — Пока смерть не раз… разлучит вас — и прочие страшные вещи.
Чентел покраснела от сознания того, что наговорила лишнего. Воцарившееся молчание означало, что от нее ждут объяснений. Ей пришлось открыть тайну близким ей людям.
— Хорошо, я вам скажу, хотя должна молчать, потому что Сент-Джеймс взял с меня слово. Он и я… мы намерены по истечении шести месяцев потребовать признания брака недействительным. — Чентел виновато посмотрела на Чеда, который застыл, как каменное изваяние. Брат и кузен были поражены признанием Чентел еще и потому, что оно показалось им абсурдным.
Наконец лицо Чеда просветлело.
— Не переживай из-за этого, Чентел. Я безумно рад, что ты не будешь с ним связана на всю жизнь.
— Брак признают недействительным через шесть месяцев? — с сомнением в голосе спросил Тедди.
— Да, Тедди, так и будет, — поспешила его уверить Чентел, довольная тем, что она наконец открылась. Она не позволит Сент-Джеймсу управлять ею и не даст себя запугать! Тедди, однако, все еще смотрел на нее скептически, и ей пришлось дать более полное объяснение: — Видишь ли, брак может быть признан недействительным в том случае, если муж и жена не будут вести супружескую жизнь. Мы воспользуемся этим положением и таким образом заставим сплетников замолчать, и его, и моя фамильная честь не пострадает. Ричард считает, что одной помолвки было бы недостаточно.
Тедди нахмурился и недовольно покачал головой.
— Какой же ты представляешь себе супружескую жизнь с Сент-Джеймсом? — смущенно спросил он.
— Никакой супружеской жизни не будет! — откровенно призналась Чентел. — Вот если бы мы с Сент-Джеймсом любили друг друга… Но я ненавижу этого человека, один его вид выводит меня из себя! — Тут Чентел пришлось перевести дыхание. Прежде чем она готова была разразиться длинной тирадой ругательств в адрес лорда Хартфорда, в комнату вошел мистер Тодд.
— Посылки для мисс Чентел, — объявил он своим дребезжащим голосом и отступил в сторону; несколько десятков мужчин, одетых в ливреи дома Сент-Джеймсов, прошли вслед за ним в комнату. Каждый из них был нагружен коробками цвета слоновой кости с привязанными к ним ирландским кружевом букетиками белых фиалок. Слуги по очереди возложили к ногам потерявшей от изумления речь Чентел подношения и отступили, почтительно кланяясь. Чентел оказалась окруженной коробками, сложенными в высокие башни. Мистер Тодд низко поклонился, его глаза странно блестели… Чентел готова была поклясться, что она слышала из его уст смешок, но старик поспешил уйти прежде, чем она успела в этом убедиться.
— Что ж, — брови Чеда приподнялись при виде такого количества подарков, — давайте посмотрим, что в них такое. — С этими словами он взял одну из коробок и приподнял крышку; в ней лежала тончайшая длинная вуаль.
— Думаю, теперь понятно, от кого это, — прокомментировал он хмуро.
Тедди неуверенно поднялся со стула и пошатываясь добрался до одной из коробок; на его простодушной физиономии было написано выражение радостного ожидания, как у ребенка на Рождество. Он сорвал крышку и широким жестом вытащил содержимое наружу. К его величайшему смущению, в его руках оказались тончайшие женские панталоны, отделанные изысканным кружевом.
— О боже! — воскликнул он и принялся запихивать их обратно. — Чентел, не смотри сюда, это неприлично.
Однако Чентел успела увидеть этот предмет женского туалета, но вовсе не по причине стыдливости — волна ярости охватила ее. Как посмел этот мерзкий шантажист совершить подобную дерзость? В следующую секунду Чентел вспомнила о поцелуе, и у нее закружилась голова. Если он позволяет себе такие выходки сейчас, то на что же он будет способен после свадьбы?
Она приподняла подбородок, готовая к военным действиям. Что ж, она в зародыше задушит его чересчур дерзкие поползновения. Вот только посмотрит, что еще прислал ей этот грубиян, а потом отошлет назад все подарки, которыми ее пытались подкупить. С мрачным видом она раскрыла самую большую коробку, запустила в нее руки и замерла. Помимо воли из груди Чентел вырвался вздох восхищения. В руках у нее оказался тончайший прохладный атлас. Затаив дыхание Чентел извлекла из коробки восхитительное свадебное платье, инкрустированное жемчужинами и расшитое серебряными и золотыми листочками. Это было самое прекрасное платье, которое Чентел когда-либо видела! Она не могла оторвать от него взгляд.
— Что ж, ты будешь выглядеть в нем у алтаря просто ослепительно, — печально заметил Чед.
Чентел инстинктивно прижала платье к себе. Даже просто держать такое платье в руках было замечательно, это ощущение могло сделать с женщиной чудеса. Она отвела взгляд от все понимающих глаз Чеда.
— Да… да, наверное, ты прав, — произнесла Чентел, ничего не замечая вокруг.
— Все еще его ненавидишь? — вкрадчиво спросил Чед.
— Конечно же! Он невыносим! Я не стану возвращать платье, ведь в любом случае мы обвенчаемся с такой непристойной поспешностью.
— Я рад, что ты рассуждаешь столь разумно, — заметил Чед; его рассудительность подчас сильно раздражала Чентел.
И, как будто пробудившись ото сна, она произнесла:
— Не думай, что он сумел подкупить меня. Я не дам обвести меня вокруг пальца. Сент-Джеймс все это заказал несколько недель назад — значит, он уже тогда был уверен, что я непременно выйду за него замуж! — При этой мысли Чентел вдруг ощутила неприятный холодок. — Этот человек думает, что ему все подвластно, но в этом он ошибается. Сент-Джеймс чересчур самоуверен! — Она взглянула на платье, которое продолжала держать в руках, и снова ощутила этот странный холодок внутри. — Да, он чересчур самоуверен, — задумчиво повторила она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Озорная леди - Холбрук Синди

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.

Ваши комментарии
к роману Озорная леди - Холбрук Синди



время можно провести.
Озорная леди - Холбрук Синдилилия
14.01.2012, 13.14





понравилось.
Озорная леди - Холбрук Синдиирина
13.03.2012, 21.53





интересно читать наслаждалась этим романом любовь прекрасна у этих героев события развиваются стремительно
Озорная леди - Холбрук Синдинаталия
21.06.2012, 15.43





просто не возможно оторваться,потрясающе.а больше всего понравился юмористический склад.еще никогда столько не смеялась во время чтения романа.ну проста супер других слов и не нужно.тот кто прочтет убедится в этом сам:-)
Озорная леди - Холбрук СиндиГюля
23.06.2012, 1.44





мне понравилось.
Озорная леди - Холбрук СиндиКира Корор
24.06.2012, 6.44





По больше б таких романов с интригой, с юмором, с загадкой. Они возвращают желание читать и перечитывать, читая улыбаться...
Озорная леди - Холбрук СиндиHelen
2.07.2012, 14.27





Очень понравилось
Озорная леди - Холбрук СиндиАрнаут Е
3.07.2012, 0.20





Сюжет книги интересный, но он больше бы подошел к приключенческому детективу,а не к любовному роману.нет страсти между главными героями и любовных сцен почти нет , так чуть чуть на последней станице,хотя поженились они почти в самом начале романа.Ведь мы читаем любовный роман,а не детские книги.
Озорная леди - Холбрук СиндиНаташа
5.07.2012, 22.12





Страсти может и нет. Но лучше читать такую книгу, чем обычные фразы, переходящие из романа в роман. Книга классная! Юмор оригинальный. Смеялась в слух! Времени точно не жалко, читайте! )))
Озорная леди - Холбрук СиндиВиктрия
29.07.2013, 11.44





Книга без клише и глупых банальностей, согласна, что это больше детективно-приключенческий роман, но намного интереснее заезженых фраз об интимной близости, к тому же у героев более-менее жизненные проблемы. Как всегда в романах Холбрук всё с юмором и почти целомудренно!
Озорная леди - Холбрук СиндиItis
8.08.2013, 0.30





Вроде романчик про взрослых людей,а они ведут себя как подростки. По-моему,если к тебе посреди ночи прокрался взломщик невозможно трепетать от страсти,здесь надо орать во всю глотку , а лучше врезать по голове кочергой, пусть он визжит,как девченка, от боли. Мне смешно,зачем он ее связал и оставил дома,потом,даже женился на ней.Чтоб мужчина не дорожил своей свободой,ей-богу! сказка,милая сказка!
Озорная леди - Холбрук СиндиРуни
20.05.2014, 15.01





Очень понравилось
Озорная леди - Холбрук СиндиЛариса
27.05.2016, 2.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100